MIM-14 «Nike Hercules» — стена из атомного огня (часть II)

9
0

MIM-14 "Nike Hercules" — стена из атомного огня (часть II)

Содержание:

ПРОТИВОВОЗДУШНОЕ ПРИМЕНЕНИЕ

Основной задачей “Геркулеса” была защита тыловых объектов от воздушного нападения. Приближающаяся воздушная цель засекалась радарами раннего обнаружения HIPAR/ABAR или старым LOPAR. С их помощью устанавливалось, о каком количестве и типе целей идет речь (одиночные, групповые, использующие помехи), их векторы приближения, и проводилась идентификация “свой-чужой”.

Схема применения по воздушной цели

Схема применения по воздушной цели

Выбранная для атаки цель бралась на сопровождение радарами TTR и TRR. Работая совместно, эти радары устанавливали точное положение цели, и проводили фильтрацию от радиопомех и диполей. На основании их данных, компьютер выполнял расчет точки упреждения и траектории полета ракеты. Командир батареи выбирал, какой тип боевой части (и, соответственно, какую ракету) он собирается использовать. Расчет батареи в это время готовил к пуску ракеты, устанавливая соответствующие электронные ключи безопасности на место заглушек и поднимая ракеты на рельсы пусковых установок.

Пусковые установки “Геркулесов” переводились в вертикальное положение (с небольшим уклоном в сторону зоны падения ускорителей) и радар сопровождения ракеты MTR наводился на транспондер выбранной ракеты. Когда точка упреждения оказывалась в радиусе досягаемости, компьютер подавал команду на старт. Ракета взлетала, отбрасывала бустер, ориентировалась в сторону цели – процедуры были аналогичны таковым у “Аякса” – и летела в сторону цели по полубаллистической траектории (на которой ½ веса ракеты поддерживалась подъемной силой крыльев).

MIM-14 "Nike Hercules" — стена из атомного огня (часть II)

Когда ракета достигала цели, компьютер передавал команду на подрыв боевой части. Профиль атаки различался в зависимости от используемой боевой части. Так, для фугасной или 2-килотонной атомной боеголовки подрыв производился за долю секунды до контакта с целью. Для 40-килотонной же боеголовки, подрыв производился примерно в 200 метрах выше цели, чтобы максимизировать зону поражения. Используя боевые части максимальной мощности, комплекс мог поразить все самолеты в радиусе примерно 6,5 км (4 миль) от эпицентра.

ПРОТИВОПОВЕРХНОСТНОЕ ПРИМЕНЕНИЕ

Помимо своей основной функции – обороны от воздушного нападения – “Найк-Геркулес” также мог применяться как баллистическая ракета поля боя, для ударов по наземным целям. Для этого могли использоваться как ядерные, так и осколочно-фугасные боевые части.

Схема противоповерхностного применения

Схема противоповерхностного применения

В противоповерхностном режиме, радар сопровождения цели TTR отключался, и координаты точки перехвата – т.е. положение наземной цели – вводились в систему вручную. Запущенная ракета командами выводилась к точке перехвата, после чего компьютер подавал команду на переход в вертикальное пикирование. Пикирующая ракета отслеживалась радаром MTR, пока не скрывалась за горизонтом: за секунду до потери контакта с ракетой, компьютер передавал команду на отключение внешнего управления и непрерывное вращение по крену (для лучшей стабилизации).

"Геркулес" пикирует на цель

«Геркулес» пикирует на цель

Подрыв боевой части осуществлялся барометрическим взрывателем, установленным перед запуском на желаемую высоту. Для этого в электронику ракеты перед пуском вводился специальный ключ безопасности под “противоповерхностную” задачу. Взведение взрывателя осуществлялось командой, обычно используемой как “подрыв”.

Кратер от падения "Геркулеса" с инертной боевой частью

Кратер от падения «Геркулеса» с инертной боевой частью

Максимальная дальность “Геркулеса” в противоповерхностном режиме, вероятно, была несколько больше 140 км, так как маневрирование ракеты было сведено к минимуму. За счет командного наведения и высокой маневренности, ракета могла поражать стационарные цели с очень высокой точностью. Неясно, была ли возможна стрельба по подвижным целям (теоретически, смещение точки прицеливания было возможно).

ПРОТИВОРАКЕТНОЕ ПРИМЕНЕНИЕ

В конце 50-ых, с повышением угрозы от баллистических ракет, были предприняты несколько попыток модифицировать “Геркулес” с целью придать ему возможности противоракетной обороны. Базовая версия “Геркулеса” в принципе обладала определенными противобаллистическими возможностями – на учениях, неоднократно отрабатывалась ситуация, когда одна батарея запускала “Геркулес” в противоповерхностном режиме (имитируя неприятельскую баллистическую ракету), а другая батарея перехватывала его своим “Геркулесом”. Однако, возможности базовой системы были ограничены перехватом ракет оперативно-тактического назначения.

Перехват "Геркулесом" ракеты "Капрал" (слева) и перехват "Геркулесом"-"Геркулеса" (справа)

Перехват «Геркулесом» ракеты «Капрал» (слева) и перехват «Геркулесом»-«Геркулеса» (справа)

Программа модернизации EFS/ATBM, предпринятая в 1962-1965, имела основной целью адаптировать “Геркулес” к перехвату баллистических ракет малой дальности – таких, как американский PGM-13 “Redstone”, или советская Р-17. Для этого радар HIPAR был модернизирован с целью улучшить вертикальные углы обзора и уменьшить время реакции (в первую очередь, время смены рабочих частот). Модернизированные комплексы, способные к перехвату баллистических ракет дальностью 300-500 километров, развертывались в основном в Европе и Южной Корее. На территории США, противоракетную модернизацию получили только “Геркулесы”, оборонявшие Аляску (находившиеся в радиусе досягаемости советских БРМД).

По некоторым данным, в 1964-1965 предпринимались попытки адаптировать “Геркулес” для перехвата боеголовок межконтинентальных баллистических ракет. Для этого радар TRR соединялся по коротковолновому радиоканалу со стационарной РЛС предупреждения о ракетном нападении BMEWS, и получал от него данные о приближающейся боеголовке, заранее нацеливаясь в точку перехвата – так, чтобы к моменту взятия боеголовки на сопровождение TRR, “Геркулес” уже находился бы в полете. Испытания, однако, продемонстрировали, что аналоговые компьютеры “Найка” не обладают достаточным быстродействием.

МОДЕРНИЗАЦИИ

В процессе эксплуатации, “Геркулес” подвергался ряду модернизаций, призванных повысить эффективность комплекса и поддерживать его в рамках времени. В основном они сводились к модификации электроники – в первую очередь, радаров и управляющих компьютеров, с целью повысить эффективность комплекса против более быстрых и маневренных целей.

Первой ключевой модификацией, предпринятой еще в начале развертывания “Геркулесов”, стала их интеграция в общую систему ПВО североамериканского континента CONAD/NORAD. При помощи компьютерных систем AN/FSG-1 “Missile Master” и AN/FSQ-7 & AN/FSQ-8 “Birdie”, батареи на территории США были связаны с цифровой системой контроля воздушного пространства и наведения перехватчиков SAGE. Теперь батареи могли получать раннее предупреждение, идентификацию и целеуказание от компьютеров и радаров SAGE, что значительно облегчало взаимодействие между зенитными ракетами и истребителями-перехватчиками.

MIM-14 "Nike Hercules" — стена из атомного огня (часть II)

В середине 60-ых была предпринята масштабная модернизация всех развернутых “Геркулесов” под стандарт SAMCAP, также известный как “Improved Hercules”. В ходе ее реализации, электронику ракеты привели к современным (для 60-ых) стандартам, улучшив разрешающие способности радаров и их устойчивость к средствам радиоэлектронной борьбы.

Значительные усилия также были приложены к попытке сделать “Геркулес” подлинно мобильным. Были разработаны самоходные пусковые установки на шасси сочлененного тягача M520 “Goer”, способные выполнять транспортировку и запуск ракет. Эти системы, тем не менее, так и не поступили на вооружение, взамен них была разработана облегченная трейлерная пусковая M-94.

Экспериментальная самоходная пусковая

Экспериментальная самоходная пусковая

Делались попытки придать мобильность и радару HIPAR: в итоге его удалось сделать более-менее транспортабельным (хотя для перевозки одного радара требовались шесть трейлеров). В целом, хотя полностью мобильным “Геркулес” сделать так и не удалось, был достигнут определенный прогресс в области его быстрого развертывания на заранее подготовленных позициях. Начиная с 1967 года, батареи “Геркулесов” в Европе начали переводиться на “мобильный” стандарт.

Также в это время была разработана “полевая” система координации AN/MSG-4 “Missile Monitor”. Она была предназначена для того, чтобы в полевых условиях координировать на бригадном уровне работу батарей “Геркулесов” и ракетных комплексов малой дальности MIM-23 “Хок”. Используя собственный радар трехмерного обзора AN/MSQ-28, система могла одновременно отслеживать до 150 целей и координировать совместную работу до 30 ракетных батарей. Эти комплексы внедрялись в основном в Европе.

Одной из менее “заметных” модернизаций был “ползучий” переход комплекса с ламповой на твердотельную электронику. За десятилетия службы “Геркулеса”, радикальный прогресс в электронике привел к тому, что электронные лампы многих необходимых типов просто перестали производиться. Чтобы решить проблему, министерство обороны США заказало разработку транзисторных электронных компонентов, точно воспроизводивших функционал заменяемых ламповых. “Модернизация”, таким образом, осуществлялась в ходе планового техобслуживания ракет, заменой выработавших ресурс ламповых компонентов на новые транзисторные.

В начале 1980-ых, служба снабжения сил НАТО в Европе разработала масштабный план модернизации “Геркулесов”. Хотя в самих США ракеты этого типа уже были сняты с вооружения, они составляли важную часть арсенала армии США и союзников Америки в Европе. План состоял из трех последовательных фаз:

· Первая фаза (1980-1981) – повсеместная замена дисплеев и индикаторов с ламповых на транзисторные, а также замена ключевого лампового оборудования в радарах.

· Вторая фаза (1981-1982) – замена оставшегося лампового оборудования в ракетах и системах управления на транзисторное.

· Третья фаза (1983-ий и далее) – перевод системы с аналоговых на цифровые компьютеры на основе интегральных микросхем.

Эта модернизация позволила “Геркулесам” оставаться на вооружении стран НАТО до конца 1980-ых.

РАЗВЕРТЫВАНИЕ

Развертывание ракет “Геркулес” началось в конце 50-ых, вскоре после завершения развертывания “Аяксов”. Первоначально, под “Геркулесы” модернизировались существующие батареи “Аяксов”. Однако, их расположение не всегда было выгодным с точки зрения существенно более дальнобойных новых ракет, так что параллельно было организовано и строительство новых батарей. Переоборудованные батареи сохраняли обратную совместимость с “Аяксами”, новопостроенные батареи могли иметь, а могли и не иметь подобной опции.

Батарея на Лонг-Айленде

Батарея на Лонг-Айленде

Полное развертывание системы “Найк-Геркулес” на территории США было завершено в 1960 году, всего было построено или переоборудовано 130 батарей. Поскольку большой радиус действия “Геркулесов” не требовал такого же плотного размещения, как у “Аяксов”, общее количество батарей уменьшилось – но количество защищаемых ими объектов возросло.

"Геркулесы" в Италии

«Геркулесы» в Италии

С 1959 года, “Геркулесы” также начали развертываться в Европе, для прикрытия союзников по НАТО. Ракетные батареи получили Бельгия, Дания, Норвегия, Нидерланды, Германия, Италия, Испания, Греция и Турция. Первоначально, батареи “Геркулесов” развертывались армией США, но в начале 60-ых контроль за батареями начали передавать вооруженным силам тех стран, на чьей территории они развертывались. При этом, ядерные боеголовки (в тех странах, которые их получили) оставались собственностью американского правительства и доступ к ним контролировался американским персоналом. Не все страны получили ядерные “Геркулесы” – некоторые использовали ракеты только в конвенционной версии.

Помимо союзных США стран Европы, “Геркулесы” также развертывались для прикрытия ключевых американских военных баз в Японии и Южной Корее. Ракеты в Японии не оснащались атомными боеголовками, но ракеты на Окинаве – оснащались. Также “Геркулесы” были переданы американцами Тайваню (Республике Китай).

MIM-14 "Nike Hercules" — стена из атомного огня (часть II)

Начиная с середины 60-ых, количество “Геркулесов” на континентальной территории США начало постепенно сокращаться. Связано это было с изменениями в оборонительной доктрине: СССР, очевидно, делал основную ставку на межконтинентальные баллистические ракеты, а не на пилотируемые бомбардировщики, и масштабная (и дорогостоящая) система противовоздушной обороны Америки уже не выглядела столь необходимой. К 1966 году, число действующих батарей сократилось до 112. Сокращение армейского бюджета привело к уменьшению этого числа до 87 к 1968 году, и 82 к 1969 году.

Практически все батареи “Геркулесов” в США были сняты с вооружения к 1974 году. Исключение было сделано только для батарей на Аляске и во Флориде – эти два штата были единственными, находящимися в радиусе досягаемости не-стратегической авиации с Камчатки и Кубы соответственно. Батареи на Аляске и во Флориде продолжали службу до 1979 года, после чего и они были списаны.

Последний запуск "Геркулеса" 24 ноября 2006 года

Последний запуск «Геркулеса» 24 ноября 2006 года

В Западной Европе, однако, “Геркулесы” оставались на службе существенно дольше. Эти дальнобойные высотные ракеты составляли основу противовоздушной обороны стран НАТО – и для Европы отражение массированных налетов авиации было более чем актуально. Американские войска в Европе (USAREUR) продолжали использовать “Геркулесы” до 1983 года, пока на смену им не пришли “Пэтриоты”. Страны НАТО сохраняли “Геркулесы” на вооружении до 1988 года, а в резерве еще дольше. Последними стоявшие на хранении “Геркулесы” списали итальянцы в 2006 году.

За пределами Западной Европы, “Геркулесы” оставались на вооружении существенно дольше. Для Японии, Тайваня и Южной Кореи эти зенитные комплексы были лучшим из доступного вооружения. В Японии в 1980-ых было организовано производство “Геркулесов” (не-ядерных) по лицензии, под обозначением Nike-J. В Южной Корее последние “Геркулесы” были сняты с вооружения только в 2000-ых. Причем именно на основе этих зенитных ракет, корейцы разработали свои первые баллистические ракеты малой дальности “Hyunmoo”.

Всего было выпущено порядка 25.000 ракет “Геркулес”, по средней цене в 55.250$ за штуку. Для их вооружения было изготовлено 2250 атомных боевых частей W31 всех моделей, то есть в среднем атомной была каждая десятая произведенная ракета.

ЗАКЛЮЧЕНИЕ

Зенитный ракетный комплекс “Найк-Геркулес” стал значительным шагом вперед в развитии семейства ракет “Найк”. Увеличенная почти втрое по сравнению с “Аяксом” дальность действия, возможность применения атомных боевых частей, модифицированные РЛС и система наведения “Геркулеса”, выводили эффективность “Найков” на принципиально новый уровень. Этот комплекс составлял основу противовоздушной обороны городов и военных баз США и НАТО вплоть до самого конца Холодной Войны.

MIM-14 "Nike Hercules" — стена из атомного огня (часть II)

Представляется интересным сравнить систему MIM-14 “Найк-Геркулес” (на вооружении с 1958) с советским дальнобойным зенитно-ракетным комплексом С-200 “Ангара” (на вооружении с 1967 года). Появившийся на десять лет позднее, советский комплекс имел сопоставимую дальность в 160 км, но при этом использовал ракеты на самовоспламеняющемся жидком топливе – существенно более дорогие и опасные в эксплуатации. Оба комплекса были одноканальными, способными одновременно сопровождать и обстреливать только одну цель – но советский комплекс тут имел преимущество, поскольку мог обстреливать эту цель сразу несколькими ракетами. “Геркулес” же мог одновременно держать в воздухе только одну ракету. Оба комплекса могли применять как ядерные, так и осколочно-фугасные боевые части. В плане мобильности, оба комплекса были, скорее, “транспортабельными”, их перемещение осуществлялось на заранее подготовленную позицию и требовало значительных усилий и затрат времени.

MIM-14 "Nike Hercules" — стена из атомного огня (часть II)

Сравнительно быстрое списание “Геркулесов” в ПВО территории США было связано не с каким-либо принципиальными недостатками ракеты, а со смещением в 60-ых основной угрозы Америке от советских стратегических бомбардировщиков к советским МБР. В Европе и Азии, где вероятность противостояния авиации была значительно выше, эти комплексы оставались на службе до конца Холодной Войны. В пользу комплекса также говорили его (ограниченные) противоракетные возможности, делавшие его основным средством защиты военных баз и населенных пунктов Европы от оперативно-тактических ракет и баллистических ракет малой дальности. И, как показывает практика Южной Кореи и Японии – модернизационный потенциал комплекса был еще далеко не исчерпан.

источник: https://fonzeppelin.livejournal.com/246656.html

Подписаться
Уведомить о
1 Комментарий
Старые
Новые Популярные
Межтекстовые Отзывы
Посмотреть все комментарии
Альтернативная История
Logo
Register New Account
Compare items
  • Total (0)
Compare