Механическая тяга Часть 2 Удивительные приключения «итальянцев» и «германцев» в России

2
0

В годы Гражданской войны в Красной Армии остро ощущался дефицит механической или технической тяги, крайне необходимой для тяжелой артиллерии. Например, в 1-м Отдельном тяжелом дивизионе батарей литера «Г» по штату полагались 27 тракторов, но на 1 января 1920 г. числился один неисправный трактор. К 1 декабря того же года за счет пополнения из трофеев после разгрома белых армий на Юге России в дивизионе имелись один трактор «Рустон», два – «Ломбард» и три – «Клейтон». Об их состоянии командир и военком рапортовали 7 декабря 1920 г.:

«Незначительная работа, доставшаяся тракторам дивизиона, показала, что большинство их мало пригодно для службы в дивизионе. Не имея никаких повреждений, они, в силу изношенности главных частей двигателя, потеряли некоторую долю своей мощности и очень слабо тянут орудия даже полчаса по совершенно плотной и ровной дороге». Далее руководство дивизиона просило снять ответственность «в случае предъявления требования, непосильного для тракторов в настоящем их состоянии (вроде перехода к Перекопу в 160 верст)».

Не менее тяжелым было положение с тракторами и в народном хозяйстве.

С целью максимально эффективного использования имеющегося автотракторного парка вводилась система автомобильных и тракторных отрядов, укомплектованных автомобилями и тракторами одной марки. Это позволило снизить простои машин в ремонте, так как однотипность материальной части отряда облегчала снабжение запасными частями и упрощала эксплуатацию. К примеру, известно о девяти тракторных отрядах, находившихся в подчинении тракторного отдела Туркестанского фронта в 1920 г. Отряды были укомплектованы тракторами «Могул», «Харт-Парр» и «Рустон», а в девятом отряде имелся трактор «Холт».

Одновременно с этим в разрушенной войнами стране остро стоял вопрос продовольственного снабжения, а одновременно и обеспечения сельского хозяйства средствами механизации, так как в ходе войны сильно сократилось поголовье лошадей. Вместе с тем, по мнению отечественных специалистов, за сезон, при примерно 50% времени простоя в ремонте, колесный трактор мог вспахать около 200 десятин земли и дать около 10000 пудов хлеба; мощный трактор типа «Холт», «Рустон» или «Клейтон» был способен вспахать 350-400 десятин земли и дать около 20000 пудов хлеба. Это послужило причиной того, что в сельском хозяйстве для пахоты пытались использовать не только все доступные типы тракторов, но даже захваченные у интервентов танки, а также определило некоторую специфику применения имевшихся у военных тракторов.

Так, войска Туркестанского фронта располагали незначительным количеством тяжелых орудий. Например, в ходе Бухарской операции были задействованы взвод крепостных 152-мм пушек на платформах и 122-мм батарея, однако в регионе ощущалась значительная потребность в сельхозмашинах, поэтому один из приказов по тракторному отделу Туркестанского фронта предписывал 

«осуществить пахоту глубиной не менее 3 вершков и не более 4 вершков».

Таким образом, и военные, и народное хозяйство нуждались в организации производства и развитии системы эксплуатации тракторов. Координировать вопросы тракторостроения была призвана тракторная комиссия при ВСНХ [1], организованная в апреле 1919 г. Причем положение в народном хозяйстве было настолько тяжелым, что 3 ноября 1920 г. был издан декрет СНК «Об едином тракторном хозяйстве», на основании которого вводилась единая система поштучного учета тракторов в системе Наркомзема и подразумевалась мобилизация имеющихся тракторов в сельское хозяйство. Мобилизации не подлежали тракторы, непосредственно использующиеся в армии, например для транспортировки артиллерийских орудий.

В первые годы советской власти были предприняты попытки организации производства тракторов на различных заводах. Предполагалось изготавливать тракторы типа «Клейтон» на Сормовском заводе. Командированный в Сормово военный инженер-технолог И. Яковлев в рапорте 22 января 1922 г. указывал, что завод имеет необходимое оборудование и образец трактора. Пытались выпускать тракторы в Выксе. На Обуховском («Большевик») заводе была организована сборка тракторов типа «Холт». Организовали выпуск тракторов на Коломенском заводе.

Во всех этих случаях в качестве прототипа выбирались имевшиеся в наличии тракторы иностранного производства устаревших моделей, использование которых в военных целях и в народном хозяйстве было, скорее, вынужденной мерой. Например, в Петровскую академию, где имелся сельскохозяйственный трактор «Могул», были направлены инженеры, которые по натурному образцу выполнили чертежи. Чертежи рассмотрела тракторная комиссия. После внесения изменений, 

«вызванных применением русского сортимента», 

они были окончательно утверждены к 1 января 1920 г. и переданы Коломенскому заводу, от которого требовалось изготовить первые десять тракторов к весне 1920 г. Однако отсутствие необходимого опыта и проблемы организационного характера привели к тому, что к весне 1920 г. завод выпустил 30% деталей и приостановил дальнейшую работу, официально – из-за 

«загруженности работами на транспорт».

Первые тракторы Коломенского завода поступили в эксплуатацию только в 1923 г.

Велись проектные работы и по оригинальным конструкциям тракторов. Однако создание самобытных образцов требовало привлечения значительных материальных ресурсов и являлось длительным процессом.

В этой связи до стадии производства и практического использования были доведены только простейшие маломощные сельскохозяйственные тракторы, в частности, «Запорожец». Оригинальные же конструкции (например, проект парового трактора мощностью 650 л.с. инженеров Бехтерева и Дубелира, а также тракторы «Лабтрак» тракторной лаборатории НАМИ) не были реализованы. Объективно, наиболее целесообразным в рассматриваемый период являлось заимствование иностранного опыта. Вместе с тем, для серийного выпуска требовался тип трактора, удовлетворяющего весьма противоречивым требованиям. Трактор должен был быть пригоден к массовому производству на отечественных предприятиях, достаточно конструктивно совершенен, востребован в народном хозяйстве, пригоден к использованию в армии и прост в эксплуатации.

Выбор трактора для военных нужд, в первую очередь, для буксировки артиллерии, требовал проведения всесторонних испытаний, анализа существующих типов конструкций и возможных направлений их совершенствования, объективной оценки возможностей отечественной промышленности. В этой связи 3 февраля 1922 г. для 

«работ по возбуждению, рассмотрению, и разрешению всех вопросов, связанных с применением механических средств в артиллерии» 

при Артиллерийском комитете ГАУ согласно указаний Зампредреввоенсовета и начальника артиллерии была организована «Комиссия по применению механической тяги в артиллерии» (сокращенно «Комета»). Ее председателем был назначен почетный член Артиллерийского комитета ГАУ военный инженер-технолог Р.А. Дурляхов. В состав комиссии, помимо сотрудников Арткома, вошли представители Военно-инженерного управления (ГВИУ), Управления военной промышленности (ГУВП) и других организаций. Не будет большим преувеличением сказать, что решения, принятые «Кометой», определили дальнейшее развитие типа отечественного артиллерийского трактора.

Для определения типа трактора, пригодного к использованию в артиллерии, были организованы испытания. 3 октября 1922 г. около станции Малаховка Казанской железной дороги у бывшей Старо-горной мануфактуры представители германской стороны и межведомственной комиссии (собралось несколько десятков человек) провели испытания гусеничного трактора «Ганомаг» модели «В-Д-25» (WD-25). Он имел три скорости вперед (от 2 до 6 км/ч) и одну заднюю скорость. Запуск мотора осуществлялся заводной рукоятью. На тракторе были установлены магнето «Бош» и карбюратор «Зенит». Для сцепления с артиллерийскими запряжками имелось высокорасположенное крепежное устройство –

«особый пружинный крюк».

На WD-25 было два места на сидении – для шофера и его помощника. За сиденьем располагался бак с горючим. Корпус трактора жестко, без рессор, соединялся с гусеничным ходом. К раме трактора сзади крепилось приспособление для прицепки земледельческих орудий, расположенное на высоте 7-8 дюймов и вынесенное назад на 4-5 дюймов от заднего края гусениц.

Механическая тяга Часть 2 Удивительные приключения «итальянцев» и «германцев» в России

На испытания была доставлена 120 мм французская пушка на лафете с передком и подкладкой под хобот общим весом около 210 пудов.

Сначала трактор двинулся с шоссе через мост на грунтовую дорогу, потом спустился на 3-й скорости по уклону в 5%. Далее он пересек 

«без задержки и заметного уменьшения скорости» 

залитую водой канаву глубиной 1/2 аршина [2] и шириной 1 аршин, с сильно разжиженным глинистым грунтом и с рыхлым песчаным участком перед канавой длиной около 2 сажен. На 3-й скорости «с трудом» преодолел подъем в 5%. Затем 

«без остановки и затруднений»

на 1-й и 3-й скоростях пересек карьер с уклонами стенок от 17 до 30%.

На 3-й скорости WD-25 прошел по 5%-ному спуску к болоту, где орудие застряло, прорезав правым лафетным колесом грунт. Отцепленный трактор

«легко и свободно проделал несколько эволюций по болоту» 

на 3-й скорости, очистился от грязи, причем гусеницы при этом утопали до осей гусеничных колес. Однако он не мог самостоятельно вытащить застрявшее орудие ни за дышло -вперед с поворотом, ни назад, будучи прицеплен канатом за крюки выходных концов шайб. При этом лафетное колесо погрузилось до ступицы. Орудие с передком удалось вытащить из болота совместным усилием трактора и 

«присутствующих 20-30 человек членов комиссии».

Далее трактор с полной прицепкой испытывался на преодолении подъемов от 17 до 20%, которые прошел преимущественно без задержек на 1-й скорости.

По итогам испытаний военные отметили некоторые недостатки трактора: в первую очередь, низко расположенную и вынесенную назад полосу для прицепки земледельческих орудий, которая при переходе канав и иных препятствий упиралась в землю. Жесткое крепление гусеничных ходов и, как следствие, отсутствие приспособляемости к местности являлись серьезным недостатком.

Трактор признали более подходящим для использования в полевой артиллерии с повозками до 120 пудов, но малопригодным (как недостаточно мощный) для буксировки материальной части тяжелой артиллерии весом около 200 пудов.

В числе положительных качеств трактора было отмечено 

«…хорошее исполнение, …закрытая гусеница с отверстиями для выхода воды, грязи; широкая гусеница, производящая впечатление хорошего исполнения; высоко и удобно расположенное второе приспособление для прицепки артиллерийских ходов, на достаточной высоте, позволяющее сделать простой сцеп».

Также по итогам испытаний был сделан следующий вывод:

«Эти положительные качества трактора дают возможность предположить, что будет крайне интересно испытать трактор типа WD мощностью 50 PS». 

Этот трактор прошел испытания и был принят к производству на ХПЗ под маркой «Коммунар» [3]. В 1926 г. он поступил на вооружение. Тракторы WD-25 и WD-50 приобретались для нужд народного хозяйства и военным ведомством.

Механическая тяга Часть 2 Удивительные приключения «итальянцев» и «германцев» в России

Стоит отметить, что за рубежом в рассматриваемый период, помимо гусеничных тракторов, для тяги артиллерии получили распространение и колесные тракторы. Полноприводные четырехколесные тракторы поставлялись в Россию в период Первой мировой войны союзниками. В частности, это были американский «Мортон» и французский «Латиль» [4].

Тракторы «Латиль», хотя и характеризовались высокой надежностью и достаточно совершенной для своего времени конструкцией, в России были представлены незначительным числом экземпляров. Тракторы «Мортон» отличались крайней трудоемкостью в обслуживании и неудовлетворительной надежностью. Например, восемь числившихся в Автотракторной школе ТАОН в 1919-1920 гг. тракторов этого типа находились в ремонте. Надежность «Мортонов» особо оговаривалась и в изданной (со старой орфографией) в 1919 г. инструкции по эксплуатации. Эта инструкция была составлена и набрана в 1916 г., но не печаталась. На протяжении трех лет перспективы использования «Мортонов» в Русской императорской, а затем и Красной армиях были весьма туманными, поэтому издание инструкции откладывалось. Однако недостаток средств механизации и технической тяги вынудил использовать в 1919-1920 гг. тракторы «Мортон» не только для военных целей, но и в сельском хозяйстве.

Кроме указанных машин, после выхода России из войны были организованы закупки тракторов «Даймлер» различных моделей, которые поставлялись в РСФСР в незначительных количествах с 1919 г. Тракторы «Даймлер», как и иная продукция фирмы, традиционно отличались высокой надежностью и качеством изготовления. Тем не менее, опыт эксплуатации и специальных испытаний показал, что для специфических отечественных условий они малопригодны. Так, два полноприводных четырехколесных трактора «Даймлер» испытывались Автотракторной школой в марте 1924 г. параллельно с 5-тонным трактором «Холт» по снежной дороге. Эти тракторы весом 8 т оснащались четырехцилиндровым двигателем мощностью 100 л.с. и оборудовались приводимой от мотора лебедкой. На платформе монтировались сиденья на 12 человек. Тракторы имели четыре скорости вперед (от 2 до 25 км/ч) и одну назад. На колеса могли надеваться специальные летние или зимние шпоры. Однако оказалось, что у тракторов «Даймлер» 

«сцепление недостаточное, и поэтому они признаны у нас для артиллерии непригодными».

Наиболее совершенным четырехколесным полноприводным тягачом рассматриваемого периода мог считаться итальянский трактор «Pavesi» [5] модели Р4. Он был предложен военному ведомству на испытания «Итальянским акционерным обществом в Милане». Интересы общества представлял инженер Кодевилла, он же должен был испытывать трактор.

Механическая тяга Часть 2 Удивительные приключения «итальянцев» и «германцев» в России

Испытания трактора «Павези» с целью определения возможности применения его для тяги в артиллерии состоялись 13 августа 1923 г. по приказанию начальника артиллерии РККА.

Механическая тяга Часть 2 Удивительные приключения «итальянцев» и «германцев» в России

В испытаниях участвовали представители: от Начарта РККА – состоящий при нем для особых поручений А. С. Мильковский и Н. И. Васильев; от Арткома – И. Р. Карачан и П. Ф. Яковлев; от Строевого отдела ГАУ – начальник части механической тяги Н. Н. Соколихин, командир 14-го легкого артиллерийского дивизиона механической тяги А. П. Пишванов; от Специального отдела экстренных заказов (Спотэкзак) – Н. А. Александров. Итальянскую сторону представлял уже упомянутый инженер Кодевилла.

Участники испытаний собрались к половине первого дня у Октябрьских казарм, где уже находился доставленный накануне трактор «Павези». В результате внешнего осмотра, а также на основании печатного проспекта фирмы, установили следующие характеристики:

«Трактор колесного типа, с четырьмя ведущими металлическими колесами, диаметром 1200 мм, шириною обода 250 мм, с 20 тангенциальными спицами круглого сечения, прикрепленными неподвижно к ободу, и с гайками для подтягивания к ступице.

На внешней стороне обода приклепаны в косом направлении 20 ребер, из коих 10 коротких и 10 длинных, выходящих за внешний срез обода на 150 мм, причем короткие и длинные ребра расположены между собою под углами наклона и не параллельно на каждой паре колес.

Трактор состоит из двух ходов, соединенных трубою, таким соединением достигнута громадная независимость ходов, что является выдающейся, отличительной особенностью этого трактора, по сравнению с другими, известными типами.

Другой характерной особенностью является соединение ходов с помощью двух зубчатых секторов и шестерни на трубе, что допускает независимую относительную поворотливость ходов, автоматически приспособляющихся ко всякому рельефу. Оба свойства трактора позволяют легко применяться к самым разнообразным условиям движения по пересеченной местности.

Трактор имеет две реверсивные скорости движения, 1-ая от 3 до 5 клм. и 2-ая от 7 до 10 клм. в час.

На переднем ходу имеется мотор, коробка скоростей /передний дифференциал/, прибор управления, радиатор, резервуар горючего и сидение тракториста; на заднем ходу – механизм передачи на задние колеса, через второй дифференциал, два дополнительных сидения и крюковое приспособление для прицепок».

После наполнения бака бензином к трактору прицепили трехдюймовую пушку обр. 1902 г. с передком с запасом снарядов. Затем управляемый инженером Кодвиллой «Павези» в 13.02 двинулся за город по Хорошевскому шоссе. Помимо водителя, на тракторе разместились три пассажира и еще три человека – на артиллерийском передке. Трактор пошел по мощеному булыжником шоссе, при этом испытатели отметили, что 

«при движении по мостовой трактор дает труднопереносимую для сидящих тряску, влияние которой на службу трактора может быть выяснено только лишь рядом продолжительных опытов».

Механическая тяга Часть 2 Удивительные приключения «итальянцев» и «германцев» в России

Продолжительные опыты по изучению тряски проводить не стали, поэтому часть пути трактор прошел параллельно шоссе по обочине или по проселочной дороге.

По пути были взяты некоторые препятствия в виде холмиков, причем как с полной прицепкой (орудие и передок), так и с одним передком.

В 14 ч 19 мин трактор прибыл в деревню Мневники. Через деревню, по грязной проселочной дороге, трактор двигался преимущественно на 1-й скорости с полной прицепкой без затруднений, и к 14 ч 25 мин спустился на песчаный берег Москвы-реки.

Далее трактор с прицепкой пытался пройти по мокрому песчаному грунту вблизи реки, но вскоре, при повороте, сильно увяз в «жидком песке» и, зарываясь, не мог двинуться с места. Необходимо отметить, что на тракторе имелись откидные шпоры, которые располагались на колесе в радиальном направлении и могли поворачиваться вокруг своей оси из холостого положения в рабочее. При движении по твердой дороге шпоры убирались. На переувлажненном грунте шпоры работали как черпаки, в результате трактор лишь только зарывался колесами в грунт (позднее, когда в 1931 г. проходили испытания более совершенного трактора «Павези» модели Р4 100, военные сравнили работу шпор на влажном грунте с механической лопатой). Попытка выйти своим ходом с одним передком на прицепе не увенчалась успехом. Лишь после отцепки как орудия, так и передка трактор смог выйти на участок с более плотным грунтом.

Затем «Павези» двинулся по воде, заходя на глубину 250-300 мм. Из-за опасности заливания водой магнето и карбюратора дальнейшие перемещения по воде прекратили. Попытка подняться на крутой (40-50%) берег по мягкому песчаному грунту не удалась. Для того чтобы вывезти прицепку, трактор пытался подняться с ней по тому же песчаному пути, по которому спустился на пляж, но это ему не удалось даже с одним передком. Пришлось сделать обход по более твердому песчаному грунту до того места, где имелся пологий подъем, по которому трактор и вытащил раздельно передок и орудие на дорогу.

Испытания на песке закончились к 15 ч, после чего «Павези» с полной прицепкой направился в обратный путь. В час 11 мин трактор с прицепкой прибыл к мостику на Хорошевском шоссе, у пересечения его с Окружной железной дорогой, пройдя расстояние около 3,5 км со средней скоростью 5,7 км/ч. Здесь были проведены испытания на пересеченной местности, причем

«трактор самостоятельно показал свои качества, свойственные его конструкции (легко приспособляется к рельефу), пройдя свободно через канавы и по буграм, где присутствующие могли убедиться в значении независимости его ходов, когда все 4 ведущие колеса постоянно находились в соприкосновении с местностью».

В 18 ч 12 мин трактор вернулся к Октябрьским казармам. В ходе испытаний точный расход горючего не определялся, но приблизительно был оценен членами комиссии в 1 пуд и 18 фунтов.

В заключении по результатам испытаний трактора было отмечено:

«Из известных систем колесных тракторов с 4-мя ведущими колесами трактор «ПОВЕЗИ» является типом наиболее разработанным для движения по пересеченной местности. Особенно бросается в глаза независимость его ходов и полная приспособляемость к рельефу /автоматическая/. Трактор берет крутые подъемы, но только на достаточно твердом грунте. При движении же по мягкой почве все известные недостатки колесного типа по сравнению с гусеничным прорисовываются рельефно: вследствие значительного удельного давления на почву колеса глубоко врезаются в мягкий грунт, чему способствуют и ребра на колесах, действующие подобно землечерпалке, поэтому способность движения трактора с прицепкой по мягким грунтам ограничена и проходимость его в этом случае недостаточна. Ввиду этого, трактор не может быть назначен для буксирования артиллерии по дорогам и без дорог. К числу недостатков трактора относится также сильная тряска и порча дорог с твердой корой, недостаточное количество скоростей движения вперед/две/, недостаточная скорость при прямой передаче, а также малая мощность мотора и некоторая сложность устройства, свойственная мотоэкипажу с 4-мя ведущими колесами.

В общем же конструкция производит впечатление солидности и удобства доступа к частям трактора, которые могут подвергаться неисправностям и износу, и возможность легкого их исправления и замена новыми».

Механическая тяга Часть 2 Удивительные приключения «итальянцев» и «германцев» в России

Механическая тяга Часть 2 Удивительные приключения «итальянцев» и «германцев» в России

Но в конечном итоге комиссия определила трактор «Павези» как непригодный для использования в качестве артиллерийского тягача.

В дальнейшем в нашу страну осуществлялись единичные поставки тракторов «Павези» различных моделей. В 1924 г. итальянская сторона предложила более совершенную модель трактора с бандажами на колесах и двигателем повышенной мощности. Отдельные машины приобретали гражданские учреждения: так, в «Сарсельхозсоюзе» в 1925 г. числился трактор «Павези».

Механическая тяга Часть 2 Удивительные приключения «итальянцев» и «германцев» в России

Механическая тяга Часть 2 Удивительные приключения «итальянцев» и «германцев» в России

В 1931 г. новый артиллерийский трактор «Павези» проходил сравнительные испытания с отечественными полугусеничными машинами и тракторами. И вновь заключение по машине было отрицательным. Колесный полноприводный трактор уступал гусеничному по проходимости и тяговому усилию. Для использования в сельском хозяйстве трактор «Павези» был слишком дорогим и конструктивно сложным. А самое главное, он не соответствовал особенностям культуры эксплуатации техники в нашей стране и не отвечал возможностям отечественной промышленности, т.е. не мог служить образцом для производства.

Помимо специальных испытаний, военным ведомством в 1923-1924 гг. было организовано несколько пробегов тракторов. В них участвовали трактора «Stoewer» 3S, «Rumely oil pull», «Fordson», «Fiat», «Holt», WD-25 и WD-50, «Pavesi» и др. По различным причинам большинство участвовавших в пробегах тракторов было признано непригодным для военных нужд. Наиболее подходящим оказался немецкий трактор WD-50, что в целом подтвердило выводы, сделанные еще в 1922 г. при испытании трактора WD-25.

Механическая тяга Часть 2 Удивительные приключения «итальянцев» и «германцев» в России

Помощь в работе над статьей оказали Станислав Кирилец и Давид Парфит.

Использованы иллюстративные и документальные материалы РГВА, РГАЭ и частных коллекций.


  1. Позднее была организована другая тракторная комиссия при Госплане
  2. Аршин примерно равен 0,7 м
  3. Подробное описание становления тракторостроения на ХПЗ и истории создания трактора «Коммунар» выходят за рамки статьи.
  4. См. «Механическая тяга Часть 1»
  5. В советских документах и литературе «Павези» или «Повези»

источник: Александр Кириндас «МЕХАНИЧЕСКАЯ ТЯГА УДИВИТЕЛЬНЫЕ ПРИКЛЮЧЕНИЯ «ИТАЛЬЯНЦЕВ» И «ГЕРМАНЦЕВ» В РОССИИ» «Техника и вооружение» Ноябрь 2010 г.

Подписаться
Уведомить о
6 Комментариев
Старые
Новые Популярные
Межтекстовые Отзывы
Посмотреть все комментарии
Альтернативная История
Logo
Register New Account
Reset Password
Compare items
  • Total (0)
Compare