×

Малые корабли в балтийских водах

17
0
Малые корабли в балтийских водах

Малые корабли в балтийских водах

Статья Сергея Махова с сайта WARSPOT.

Содержание:

Сражение при Трафальгаре, состоявшееся в октябре 1805 года, по сути, закончило более чем столетнее противостояние Англии и Франции на море. Хотя французы для замены выбывших боевых единиц могли заново построить корабли (что они и сделали) и продолжить борьбу, они предпочли больше не бросать вызов британскому могуществу в океанах. Однако победа англичан не означала, что отныне море находилось в их полной власти. Оставались ещё задачи охраны торговых маршрутов и обеспечения поставок материалов и ресурсов, без которых британская экономика пошла бы ко дну. И в этом конфликте главными врагами становились не величественные линейные корабли или быстрые фрегаты, а внеранговые суда: шлюпы, галеры, канонерские лодки и т.п. Для борьбы с ними требовалось большое количество таких же малых кораблей, способных действовать на мелководьях или в узостях.

Новые подходы на примере «Виктори»

К 1808 году, после почти 15 лет непрерывных боёв, материальные и людские ресурсы Королевского флота близились к пределу. Запасы леса на верфях сокращались. После завоевания Наполеоном Германии и Польши, а также после атаки Копенгагена поставки запчастей и материалов с Балтики сильно упали. Адмиралтейству пришлось пересмотреть методы строительства и оснащения кораблей, стандартизировать их проекты, частично заместить те материалы, которых не хватало. Посмотрим, как англичане справлялись с проблемами, на примере линейного корабля «Виктори» — флагмана адмирала Нельсона при Трафальгаре.

Корма «Виктори». wikimedia.org

Корма «Виктори». wikimedia.org

Построенный в 1765 году «Виктори» к 1808 году являлся одним из старейших судов на флоте. В то же время он считался быстрым и довольно вооружённым кораблём, поэтому — особенно после Копенгагена, когда стала ясна потребность Роял Неви в 100-пушечных кораблях — его было решено восстановить и заново ввести в строй, несмотря на сильные повреждения после Трафальгарской битвы. Однако на восстановление не хватало традиционных материалов — дуба и рижской сосны. Все дубовые и сосновые элементы мачт и реи были сняты и заменены более лёгкими и хрупкими аналогами из вяза и ясеня. Четыре массивные 68-фунтовые карронады, которые при Трафальгаре нанесли столько потерь французам, уступили место более лёгким 32-фунтовым. Вся батарея мидельдека сменила калибр с 24 фунтов на 18. Также были удалены два 32-фунтовых орудия с гондека. В результате «Виктори» из 100-пушечного корабля стал 98-пушечным, то есть кораблём II ранга.

Такое облегчение конструкций привело к уменьшению осадки с 21 (6,4 м) до 19 (5,8 м) футов. Теперь корабль мог использоваться в мелких морях — например, на Балтике. Вдобавок удалось сократить команду с 850 до 750 человек. В то же время подобный подход позволил сохранить флагман великого Нельсона в строю, что было данью престижу и чувству чести британцев.

Малые корабли

Стоявшие перед британским Королевским флотом задачи постоянно росли, и вскоре стало понятно, что необходима расширенная программа строительства малых кораблей. Уменьшение ресурсов — и материальных, и человеческих — требовало новых подходов и новой стратегии строительства. Ещё в 1797 году на воду был спущен первый 18-пушечный бриг-шлюп «Крейсер», отличавшийся небольшой командой (121 человек) и малой осадкой. Строительство судов по этому проекту с небольшими модификациями было возобновлено в 1803 году. За 12 лет на воду были спущены 104 боевые единицы, и это была самая большая серия кораблей, построенная во времена Наполеоновских войн. На вооружении бриг-шлюпов состояли шестнадцать 32-фунтовых карронад и две 6-фунтовые длинные пушки.

Вскоре проект снова претерпел изменения в сторону удешевления, и с 1807 года бриг-шлюпы типа «Черокки» несли всего десять пушек: восемь 18-фунтовых карронад и две длинные 6-фунтовки. Экипаж уменьшился со 121 до 75 человек.

Ещё одним классом малых кораблей, на котором британцы сосредоточили свои усилия, были артиллерийские бриги (gun-brig). Эти корабли изначально строились не для открытого океана, а для действий в литоральных водах. Они имели малую осадку, водоизмещение всего 146 т, а на вооружении — 12 орудий: десять 18-фунтовых карронад и две 24-фунтовые длинные пушки. Среди уникальных особенностей этого класса кораблей типа «Конквест» можно отметить плоский киль и небольшие прорези рядом с пушечными портами, куда могли вставляться вёсла, что позволяло кораблям двигаться даже в безветрие. Поскольку экипаж артиллерийского брига составлял 50 человек, возникла проблема командования. Обычно в английском флоте внеранговыми кораблями командовали коммандеры — промежуточный чин между лейтенантом и капитаном. Так вот, «Конквесты» сочли столь маленькими, что их командирами стали назначать лейтенантов.

Бриг-шлюп «Фролик» (класс «Крейсер») в бою с американским шлюпом «Уосп». wikimedia.org

Бриг-шлюп «Фролик» (класс «Крейсер») в бою с американским шлюпом «Уосп». wikimedia.org

Часть артиллерийских бригов вместо пушек получила одну 11-дюймовую мортиру для обстрела берега.

Эти корабли сыграли важную роль в 1808–1812 годах. Например, в следовавшую на Балтику эскадру адмирала Джеймса Сомареца было включено 17 подобных судов.

Рабочие лошадки флота

В 1806 году англичане попытались удешевить главные «рабочие лошадки» Роял Неви — 74-пушечные линейные корабли. Это привело к созданию 74-пушечников типа «Амрада» (так называемый «класс сюрвейеров» (Surveyor’s class), построенных из сосны. Первый корабль был закончен в 1810 году, а к 1816 году было построено 40 такого рода кораблей. Они получились откровенно слабыми, неудачными и во флоте получили прозвище «Сорок Воров» (Forty Thieves). Низкое качество материалов и неотработанные методы строительства привели к появлению рыскающих на волне тяжёлых кораблей с «обеднённым» парусным вооружением. К счастью для англичан, эти корабли не участвовали в интенсивных и жарких боях и потому спокойно прослужили до конца Наполеоновских войн.

Модель артиллерийского брига «Болд» (класс «Черокки»). seacraftgallery.com.au

Модель артиллерийского брига «Болд» (класс «Черокки»). seacraftgallery.com.au

Ещё один проект был разработан на основе захваченного у датчан в 1807 году корабля «Кристиан VII». Британских судостроителей впечатлили мореходные качества датского 80-пушечника, и на его основе они создали новый проект 74-пушечника, на котором заменили вооружение гондека с 32-фунтовго калибра на 24 фунта, а мидельдек вместо традиционных 12-фунтовок вооружили 18-фунтовками. Кроме того, было решено вернуть в линию 50-пушечные корабли. Примером может служить «Юпитер», спущенный на воду в 1813 году.

Самый же сбалансированный 74-пушечный корабль в рамках «импортозамещения» и недостатка материалов англичане спроектировали лишь к концу войны. Это был корабль «Блэк Принс», спущенный на воду в 1816 году. Его корма была точной копией датского «Кристиан VII».

Шведский флот в 1808 году

В 1808–1811 годах совершенно неожиданным союзником Англии на Балтике стала Швеция, поэтому есть смысл поговорить о шведском флоте и его особенностях.

У Швеции, как и у её соседок Дании и России, помимо парусного имелся галерный, или шхерный, флот (Scharensflottan). К 1808 году он насчитывал 303 судна разных типов. Подавляющее большинство были артиллерийскими парусно-гребными шлюпами водоизмещением около 100 т. На вооружении они имели пару 24-фунтовых длинных пушек, установленных в носу или корме, и четыре 3-фунтовки, расположенные вдоль бортов. Отличительной особенностью шведских шлюпов было то, что вёсла вставлялись в артиллерийские порты, поэтому этим судам приходилось выбирать: либо стрелять по борту, либо идти на вёслах.

Отдельно стоит сказать о геммемах (Hemmema), которые соединяли в себе огневую мощь фрегата с удобством галеры. Геммемы имели двадцать два 36-фунтовых орудия, чаще всего коротких, либо карронад, три мачты и 20 пар вёсел. Парусное вооружение было в основном косым, чтобы иметь возможность маневрировать в шхерах и узостях. Кроме геммем были ещё 14 единиц, которые назывались турумы (Turuma). Их вооружение состояло из двадцати двух 12-фунтовых пушек. Они имели три мачты и 16 пар вёсел. Геммемы и турумы, будучи флагманами галерных флотилий, на бумаге давали шведам известное превосходство над российским галерным флотом. Проверить его в реальной жизни не довелось.

Гибель геммемы «Штирбьёрн». Корабль был захвачен в Свеаборге и принят на службу в российском флоте. В ночь на 18 августа 1808 года его атаковали и сожгли шведские шлюпки. ​​​​​​wikimedia.org

Гибель геммемы «Штирбьёрн». Корабль был захвачен в Свеаборге и принят на службу в российском флоте. В ночь на 18 августа 1808 года его атаковали и сожгли шведские шлюпки. ​​​​​​wikimedia.org

Шведский парусный флот (Orlogsflottan) насчитывал 17 линейных кораблей, 15 фрегатов и 16 малых судов, однако из-за недостатка финансирования и проблем с древесиной шведы имели в строю лишь 11 кораблей и восемь фрегатов. На бумаге их флот выглядел грозно. Реальность же была более скромной. Ахиллесовой пятой шведского флота было комплектование команд и качество матросов и офицеров. Обычный шведский матрос был призывником, рекрутированным из глубинки крестьянином, и чтобы стать настоящим моряком, ему требовалось интенсивное обучение. Однако никаких учений не проводилось, и на протяжении XVII–XVIII веков шведский флот вступал в войну с неготовыми командами, которые обучались военному делу во время боевых действий.

Отдельной проблемой шведского флота было ненадлежащее медицинское обслуживание. Раз за разом шведские экипажи косили цинга, тиф, простудные заболевания и дизентерия. Положение с медиками было хуже, чем в России и Дании. Снабжение кораблей также не являлось сильной стороной шведского флота. Как ни странно, в XVII веке шведский моряк снабжался лучше, чем в конце XVIII столетия. Прибывший на Балтику в 1808 году для помощи шведам адмирал Джеймс Сомарец, видя такую аховую ситуацию, распорядился передать на шведские корабли часть запасов лимонного сока и свежие овощи и фрукты, чтобы остановить эпидемию цинги и дизентерии.

Шведский офицерский корпус обладал отрывочными профильными знаниями, но пренебрегал повышением квалификации и увлекался более политикой, чем службой. В 1808 году почти все офицеры флота были открыто настроены против короля и не стесняясь выступали за свержение Густава IV. При этом шведские морские офицеры, часть из которых до революции 1789 года училась или проходила практику во французском флоте, были ярыми англофобами и одновременно противниками революционной Франции.

Русский флот в 1808 году

А что же противники англичан? После разгрома Дании в 1807 году главным противником британцев на Балтике стала Россия. И тут самое время поговорить о российском Балтийском флоте.

Британские исследователи очень часто называют российский флот «флотом-загадкой». Если взять просто числа, то в 1790-х годах Балтийский флот являлся четвёртым в мире по численности кораблей, имея целых восемь 100-пушечников. В начале Революционных войн Балтийский флот показал пример развёртывания за пределами Балтики: он пришёл в Англию и начал крейсировать в Северном море, помогая в критический момент, когда британские эскадры ещё не были полностью укомплектованы и снабжены. В 1799 году русские участвовали в высадке десанта в Голландии, задействовав 15 линейных кораблей. Операции российского флота в 1798 и 1805 годах в Средиземноморье также были впечатляющими. И всё же при ближайшем рассмотрении он имел множество недостатков.

Кронштадтский рейд. Художник Иван Айвазовский. wikimedia.org

Кронштадтский рейд. Художник Иван Айвазовский. wikimedia.org

Во-первых, из-за российской бюрократии корабли строились с большими изъянами, из некачественной древесины, не вовремя и не полностью проходили ремонты. По мнению английских исследователей, в частности, Дэвида Джона Раймонда, вина лежала именно на чиновниках, ибо те же самые материалы Россия поставляла в Англию, и англичане считали её лес, пеньку, лён и железо вполне качественными и добротными. Правда, англичане ещё на месте проводили жёсткую выбраковку всех предлагаемых товаров и не покупали гниль и некондицию. Совершенно непонятно, что мешало русским поступать так же при строительстве своего флота.

Во-вторых, самыми, возможно, большими проблемами для российского флота были сезонность и география. Как правило, Финский залив и гавань Ревеля замерзали в ноябре и были покрыты льдом до конца марта или начала апреля. Российский армейский или галерный флот базировался на Санкт-Петербург, тогда как шведские галеры, прамы и геммемы — на Южную Финляндию, то есть они могли атаковать российский парусный флот на переходе без противодействия российских малых судов.

Наконец, любая попытка русских выйти из Балтийского моря упиралась в то, что Зунды должны были контролироваться дружественной державой. Иными словами, вариант превентивных действий против того же английского флота исключался в принципе, и русские в любых комбинациях на Балтике были вынуждены играть «вторым номером», от обороны.

На 1800 год Балтийский флот состоял из 52 линкоров и фрегатов, однако было совершенно неизвестно, какая часть этих кораблей вообще может выйти в море и выполнять свои задачи. Потом самые боеспособные корабли были отосланы на Средиземное море с адмиралом Сенявиным. В 1808 году их блокировали англичане в устье Тахо и в результате интернировали.

В 1808 году Балтийский флот номинально насчитывал 27 линкоров, а в реальности состоял из девяти линейных кораблей, семи фрегатов, шести бомбардирских кораблей и 19 малых судов. Грозным он был только на бумаге, а вот к началу военных действий летом 1808 года русские смогли вооружить и вывести в море только девять кораблей.

Датский флот в 1808 году

После атаки Копенгагена в 1807 году Дания фактически лишилась линейного флота. У неё осталось всего два линейных корабля: 68-пушечные «Принс» и «Кристиан Фредерик», которые не были захвачены потому, что базировались на норвежские порты. Однако датчане были решительно настроены восстановить свой флот. Поскольку копенгагенский Арсенал был разграблен, они сосредоточились на строительстве кораблей, бригов и канонерских лодок. В этом имелся и большой плюс: если линкоры и фрегаты можно было строить только в Копенгагене, то мелкие корабли — на любой верфи, даже на той, что строит рыболовные суда или лодки.

Канонерки были очень похожи на шведские и российские и делились на два типа. 100-футовая шалупа (shallop) была оснащена десятью парами вёсел (на каждое весло полагалось три гребца) и одним 24-фунтовым орудием. Второй тип, помимо вёсел, нёс одну мачту с парусами и был оснащён двумя 24-фунтовыми орудиями.

Бой датских канонерок с британским линейным кораблём «Африка». wikimedia.org

Бой датских канонерок с британским линейным кораблём «Африка». wikimedia.org

Галеры не требовали для своего базирования оборудованного порта и были распределены по всем островам Ютландского архипелага и Южной Норвегии, что мешало британцам изолировать и блокировать галерную угрозу. Однако помимо плюсов были и минусы. По конструкции галеры были очень хрупкими, и потопить их можно было одним попаданием. К тому же даже осколки, раня или убивая гребцов, могли нанести галере неприемлемые потери.

Датчане разработали галерную тактику. Гражданские суда и посты на берегу наблюдали за морем и когда видели британский конвой или судно, сообщали об этом флажными сигналами. Далее галеры собирались в стаю, насчитывавшую от восьми до 16 единиц, и пытались атаковать цель с разных сторон. Поскольку британские шлюпы и бриги были вооружены в основном бесполезными на дальних дистанциях карронадами, подобные атаки представляли довольно большую угрозу, особенно если наступало маловетрие или штиль. При полном ветре британские корабли могли неплохо маневрировать, что помогало снизить урон от вражеского огня.

Тактика оказалась очень эффективной. Только за 1808 год датчане смогли потопить или захватить 335 британских торговых судов. В одном из случаев они и вовсе захватили целый торговый конвой, что оказалось неприятным щелчком по английской гордости.

Литература

      1. David John Raymond. The Royal Navy in the Baltic from 1807–1812. — Florida State University, 2010.
      2. Roger Charles Anderson. Naval Wars in the Baltic; 1522–1850. — London: Francis Edwards Ltd., 1969.
      3. Jan Glete. Navies and Nations: Warships, Navies and State Building in Europe and America, 1500–1860». — 2 Vols. — Stockholm: «Almqvist & Wiksell International», 1993.
      4. Robert Gardiner. Warships of the Napoleonic Era: Design, Development and Deployment. — Naval Institute Press, 2011.

источник: https://warspot.ru/21379-malye-korabli-v-baltiyskih-vodah

Подписаться
Уведомить о
2 Комментариев
Старые
Новые Популярные
Межтекстовые Отзывы
Посмотреть все комментарии
Альтернативная История
Logo
Register New Account
Compare items
  • Total (0)
Compare
Adblock
detector