0
0

Вторжение итальянцев на Мальту 8 октября 1940 года было для англичан хотя и не вполне сюрпризом, тем не менее, крайне неприятным событием, которого Великобритания надеялась избежать. Эти надежды были разрушены, когда утром 8-го октября, вслед за чрезвычайно интенсивной бомбардировкой аэродромов и зенитной артиллерии, 2500 парашютистов дивизии “Фольгоре” высадились на западной оконечности острова, поддерживаемые огнем линкоров “Андреа Дориа” и “Кайо Дуилио”. Следом за ними к острову направились итальянские десантные корабли.

Мальтийское сражение 11 октября 1940 года: МТК

***Итальянский линкор "Витторио Венетто" на пути к Мальте, октябрь 1940***

Для гарнизона из четырех тысяч человек, единственным шансом выстоять было вмешательство британского флота. Командующий обороной острова, сэр Уильям Добби сообщил, что опираясь на линии укреплений и тяжелые орудия, он сможет удерживать Валетту семь или восемь дней, “но не дольше даже в лучшем из возможных случаев”. Ближайшим соединением, способным оказать помощь Мальте, был британский Средиземноморский Флот – три линкора и авианосец под командованием сэра Эндрю Каннингема. Он немедленно отреагировал на боевую тревогу, и, получив приказ из Лондона, вышел в море сразу же как только завершил подготовку кораблей к сражению.

Адмирал сэр Эндрю Каннингем вышел в море с твердым намерением дать решающий бой за Мальту. Основную ставку он делал на палубные торпедоносцы своего авианосца “Игл”, с помощью которых он собирался рассеять и разгромить итальянские транспортные конвои у берегов Мальты. После этого, адмирал собирался ночью прорваться к Мальте (пользуясь неподготовленностью итальянцев к ночным боям и отсутствием у них радаров) и нанести удары по плацдармам артиллерией своих тяжелых кораблей. В целом, план его сводился к решительным действиям: положение Мальты с каждым днем становилось все более угрожающим и хотя провести одновременную атаку с Гибралтарским Соединением было бы, возможно, тактически разумнее, скорость казалась ныне более значимым фактором.

В 7.32 минуты 11 октября 1940 года, итальянский самолет-разведчик обнаружил британское соединение в трехстах километрах к востоку от Сицилии. Пронаблюдав за ним некоторое время из облаков, разведчик убедился, что имеет дело с основными силами Средиземноморского Флота и доложил на родину о их перемещении. Британцы, заметив разведчик, подняли истребитель “Глостер Гладиатор” с авианосца “Игл” чтобы отогнать его: впрочем, быстроходный Ca.310 легко уклонился от атаки биплана.

В тот момент, когда поступило сообщение о приближении британского флота, итальянские линкоры принимали топливо с танкера в заливе Ди Ното на восточном побережье Сицилии. Адмирал Кампиони командовал соединением из новейших линкоров “Литторио”, “Витторио Венетто” и старых модернизированных “Андреа Дориа” и “Кайо Дуилио”. Его эскадра прикрывала подступы к Мальте с восточной стороны, готовясь выступить при первых же признаках наступления британцев. Узнав о появлении на сцене Королевского Флота, адмирал Кампиони приказал немедленно прервать заправку и выходить в море.

Пока итальянский флот на всех парах шел на перехват, Regina Aeronautica решила взять дело в руки своих пилотов. Восемьдесят пять бомбардировщиков взлетели с Сицилии и в 10.01 атаковали британский флот. Три волны самолетов сбросили почти полсотни тонн бомб, но единственным их успехом было попадание в легкий крейсер “Глостер”, которое вывело из часть котлов и снизило скорость до 25 узлов. Еще несколько эсминцев были задеты осколками: более никаких результатов не удалось добиться, но в качестве компенсации итальянские пилоты заявили о “многократных попаданиях в британские корабли” и о том, что “крупный линейный корабль охвачен огнем и замедлил ход”. Два итальянских бомбардировщика при этом были сбиты зенитным огнем.

В 10.38, итальянский самолет-разведчик вновь появился над эскадрой. Британцы приготовились к отражению нового воздушного налета, но вскоре после этого шедший в авангарде легкий крейсер “Орион” доложил на флагман: “видны неопознанные корабли”. Вскоре после этого, с “Уорспайта” тоже заметили верхушки мачт над горизонтом, и адмирал Каннигем понял, что итальянский флот принял вызов.

Заметив итальянцев, сэр Каннингем отдал приказ трем своим линкорам увеличить скорость до 22 узлов, и идти на сближение. Легким крейсерам (исключая поврежденный “Глостер”) он приказал оставаться в резерве и прикрывать авианосец “Игл”. Судя воспоминаниям выживших офицеров штаба Каннингема, адмирал рассматривал возможность связать итальянские основные силы боем со своими тяжелыми кораблями, и выдвинуть вперед авианосец с прикрытием легких сил, чтобы нанести ими удар по итальянским десантным соединениям у Мальты. Однако, этот план если и рассматривался в тот момент адмиралом, то все равно не был реализован.

Британцы открыли огонь с расстояния почти в 25000 метров. Первым дал залп флагманский “Уорспайт”, носовые орудия которого имели большие углы возвышения, чем у других британских линкоров. Снаряды легли с перелетом за кормой “Литторио”: англичане учли поправку, и последующие залпы ложились все ближе и ближе к итальянским кораблям. В ответ, итальянская эскадра открыла огонь своими погонными орудиями, и в течении нескольких минут оба флота обменивались залпами, вздымая огромные фонтаны воды.

Мальтийское сражение 11 октября 1940 года: МТК

***"Уорспайт" дает залп***

В 11.24, британцы открыли счет в бою, накрыв огнем и затем, добившись попадания в “Литторио”. 380-миллиметровый снаряд “Уорспайта”, пролетев почти 22000 метров, врезался в носовую часть итальянского флагмана. Ударив под углом в 70-миллиметровую броневую палубу, снаряд проник в броневую плиту и разорвался в ней, разрушив мастерскую и вызвав пожар, который, однако, был довольно быстро ликвидирован. Вслед за этим, британская эскадра, ощущая себя в невыгодном положении при бое на встречных курсах (имея общим счетом двенадцать погонных орудий против двадцати двух итальянских) переложила рули и согласованно отвернула влево, стремясь пустить в ход и кормовые башни главного калибра.

Именно после этого попадания, адмирал Кампиони произнес свою историческую фразу: “Maledizione! O noi o loro! A tutta velocità![1]

В 11.25, флагман передал приказ по эскадре: “Развить полный ход и идти на сближение с противником”. Это был тщательно обдуманный и логичный  маневр. Адмирал ясно видел, что британские канониры превосходят итальянских боевой выучкой, и что его орудия (с высокой начальной скоростью снаряда) неэффективны при стрельбе по навесной траектории[2]. С другой стороны, на меньших дистанциях разница в меткости канониров существенно сократилась бы. Высокая начальная скорость итальянских снарядов также играла бы на руку Кампиони, так как его могучие 381-мм пушки могли эффективно пробивать настильным огнем 330-мм пояса британских линкоров.

Обе эскадры быстро сближались, ведя сосредоточенный огонь. Британцы давали залпы в основном бронебойными снарядами. Итальянцы же стреляли комбинированными залпами, состоявшими из бронебойных (AP) и полубронебойных (SAP) снарядов в соотношении приблизительно 2:1. На сближении, британцы еще раз накрыли залпом “Литторио” но линкор получил лишь незначительные повреждения.

И в 11.28 итальянцы, наконец, добились попаданий: 381-миллиметровый снаряд с “Витторио Венетто”, перелетев край борта, ударил в палубу британского флагмана в районе катапульты. Настильная траектория помешала ему пробить броневую палубу, и, скользнув по ней, снаряд разорвался у противоположного борта. Этот взрыв не причинил особого вреда, но для англичан был неприятным сюрпризом.

В 11.30, два британских снаряда попали в “Витторио Венетто”. Первый пробил наружную обшивку борта, отрикошетировал от наклонного главного пояса и разорвался в воде. Второй снаряд ударил в крышу башни “B” и скользнул по ней, оставив крупную вмятину. Это был критический момент боя. Попади этот снаряд несколько правее, и он бы точно ударил в середину “свадебного пирога” итальянского линкора – башнеподобной конструкции из установленных друг на друга основного, зенитного и противоминного дальномеров. Весь ход сражения мог бы измениться в пользу англичан.

В 11.31 “Уорспайт” содрогнулся от еще двух попаданий снарядов, выпущенных с дистанции около 19000 метров. Первое из них пришлось в носовую часть линкора: пробив верхний пояс, снаряд отрикошетировал от барбета возвышенной башни главного калибра (оставив на нем огромную вмятину) и, не разорвавшись, застрял в каютах младшего офицерского состава.

Второй снаряд, на скорости около 530 метров в секунду, ударил в главный пояс линкора – и пробил 330-миллиметровую бронеплиту, разорвавшись у дна полупустой цистерны. Фонтан горящей нефти выхлестнул вверх, расплескавшись по нижней броневой палубе. Из-за повреждения трубопроводов, погасить разрастающийся пожар оказалось затруднительно, и очаги возгорания продолжали расширяться. Огромный шлейф дыма и горящей нефти потянулся за поврежденным линкором.

Мальтийское сражение 11 октября 1940 года: МТК

***"Литторио" и "Витторио Венетто" ведут огонь***

В ответ, британцы снова накрыли залпом “Литторио”. Один снаряд ударил в кормовой командо-дальномерный пост линкора, полностью выведя его из строя. Другой разорвался в центре корпуса, выведя из строя сразу три 100-миллиметровые зенитные установки и спровоцировав пожар. Вскоре после этого, еще один снаряд ударил в линкор, но отскочил от наклонного главного пояса.

Обе эскадры сосредоточили огонь друг на друге: “Литторио” стрелял по “Малайе”, шедший за ним “Витторио Венетто” вел дуэль с “Уорспайтом”, замыкавшие итальянское построение “Андреа Дориа” и “Кайо Дуилио” сосредоточили залпы на “Барэме”. Последний дважды был накрыт залпами, но попаданий не получил. По приказу Кампиони, итальянские эсминцы увеличили ход и начали выходить в голову колонны: адмирал планировал использовать их для атаки на британские линкоры.

В 11.33, итальянский снаряд ударил в бок развернутой для стрельбы башни “X” линкора “Малайя”. Пробив недостаточно толстую 229-миллиметровую плиту, снаряд проник внутрь боевого отделения, где сдетонировал. Взрыв мгновенно убил весь персонал башни: спровоцированная взрывом детонация двухсот килограмм изготовленных пороховых зарядов полностью разрушила установку. Пылающие обломки из подбашенного отделения обрушились вниз: во избежание возгорания, персонал затопил зарядный погреб, но при этом по какой-то причине вышли из строя системы подачи башни “Y”. В итоге, весь кормовой массив башен главного калибра “Малайи” вышел из строя.

Почти немедленно за этим, полубронебойный итальянский снаряд ударил в борт “Уорспайта” ниже пояса, пробил ПТЗ и разорвался в пустых топливных цистернах. Линкор (по словам очевидцев) “буквально подбросило силой удара”. Повреждения подводного борта и днища привели к обширному проникновению воды в отсеки правого борта, и образованию непрерывного крена. Частичным затоплением отсеков ПТЗ на левом борту, крен удалось несколько скомпенсировать, но полностью нейтрализовать не удалось, и корабль начал замедлять ход.

Замыкавший британское построение “Барэм” вновь пристрелялся по “Литторио”. В 11.34 один снаряд ударил в главный пояс итальянского линкора, но снова не смог пробить его. Зато в 11.35, британский снаряд ударил в основание кормовой строенной 152-миллиметровой установки правого борта итальянского линкора, и разорвался под ней, убив весь персонал и выведя из строя механизмы. Сама башня перекосилась и сдвинулась с основания.

Шедшие в хвосте итальянской колонны старые линкоры “Андреа Дориа” и “Кайо Дуилио”, ведя огонь по “Барэму”, переложили рули, и свернули вправо, очевидно, пытаясь взять британцев в клещи перекрестного огня. Разгадав этот маневр, и, понимая, к каким последствиям для старых британских кораблей он может привести, сэр Эндрю Каннингем в 11.35 приказал всей эскадре резко отвернуть в противоположном направлении и лечь на контркурс. Это был последний его приказ.

В этот момент, находясь на дистанции менее 17000 метров от “Уорспайта”, адмирал Кампиони приказал дать три последовательных залпа.. Первые два залпа дали перелет, но третий в 11.38 накрыл британский линкор. Итальянские артиллеристы отметили два попадания полубронебойными снарядами в борт на уровне верхнего пояса. Вслед за этим, у носовой надстройки “Уорспайта” произошел мощный взрыв, фонтан желто-красного пламени взметнулся над линкором.

Точная причина этого взрыва так и не была установлена. Итальянские комиссары, расследовавшие событие по кинохронике боя, отчетам моряков и результатам допросов пленных англичан пришли к выводу, что полубронебойный снаряд (имевший номинальную пробиваемость более 230 миллиметров) пробил верхний пояс линкора, и разорвавшись под верхней броневой палубой, вызвал детонацию части зенитного боекомплекта, либо поданных в перспективе атаки эсминцев зарядов для 152-мм орудий. Кроме того, они предполагали, что часть осколков через дымоходы попала в машинное отделение. Эта версия подвергается критике с английской стороны, но факт остается фактом: немедленно после взрыва, “Уорспайт” чуть вильнул вправо, и начал терять ход. Весь его правый борт был охвачен пожарами и дымом.

К этому моменту, восемь итальянских эсминцев 2-ой и 4-ой миноносных флотилией уже вышли в голову итальянской колонны, и теперь устремились в атаку на подбитый линкор. Ситуация им благоприятствовала: сбитые с толку внезапной остановкой флагмана, “Барэм” и “Малайя” проскочили вперед на циркуляции и теперь шлейф дыма, тянущийся за горящим “Уорспайтом”, надежно закрывал эсминцы от их артиллеристов. Развив полный ход порядка 35 узлов, эскадренные миноносцы двумя колоннами устремились в атаку.

Мальтийское сражение 11 октября 1940 года: МТК

***Итальянские эсминцы в атаке***

Пытаясь защитить беспомощный флагман, замыкавшие колонну британские эсминцы “Янус”, “Хостайл”, “Дикоу” и “Вампир” (австралийский) резко изменили курс, и вышли наперерез итальянцам. Головной “Хостайл” открыл огонь с дистанции около 7000 метров, с ходу накрыв залпами итальянский “Дардо”. Итальянский эсминец заманеврировал, ведя ответный огонь, но практически немедленно был поражен 120-миллиметровым снарядом в центральную часть корпуса, потерял ход и загорелся.

Между эсминцами разыгралась яростная баталия на ближней дистанции, итальянцы пытались прорваться к горящему “Уорспайту”, в то время как британцы отчаянными усилиями старались их остановить. В ходе перестрелки, итальянский эсминец “Страле” был поражен сосредоточенными залпами “Януса” и “Вампира”, загорелся и взорвался почти немедленно. Британский эсминец “Хостайл”, выведя из строя “Дардо”, перенес огонь на “Фузильере”, подбил его носовые орудия и очень скоро вывел из строя, но вслед за этим, он сам был поражен эсминцем “Карабиньере”, снаряд с которого разорвался в машинном отделении британца. Практически сразу же после этого, “Карабиньере” был разорван пополам кинжальным торпедным залпом с “Дикоу”, выпущенным с дистанции менее 4000 метров.

Спасая итальянские эсминцы, “Витторио Венетто” открыл огонь из своих бортовых 152-мм орудий по англичанам. Первый и второй залпы легли с сильным перелетом, третий дал недолет, — едва не накрывший “Турбине”, который был поврежден осколками — но четвертый накрыл британские эсминцы. На пятом залпе, итальянский снаряд разорвался в центре корпуса “Дикоу”, разрушив торпедный аппарат (к счастью, уже разряженный) и повредив осколками машины. Эсминец “Янус” был вынужден отвернуть, чтобы избежать двух снарядов, разорвавшихся прямо у него перед носом. С его отходом, препятствующие силы британцев сократились до одного “Вампира”, который был уже не в силах помешать трем итальянским эсминцам выйти в решающую атаку.

С дистанции в 7000-7500 метров, итальянские эсминцы — “Аквилоне”, “Беннито Рикасолли” и “Артильери” — выпустили восемнадцать торпед в еле двигающийся “Уорспайт”. Вспышки пламени на борту линкора послужили итальянским торпедным офицерам отличным ориентиром при решении торпедного треугольника. Торпедные аппараты итальянских эсминцев были снаряжены 533-мм торпедами Si 270/533.4 x 7.2, выставленными на 35 узлов, и обладали эффективным радиусом около 8000 метров, так что дистанция была для них все же великовата. Семь минут прошли в напряженном ожидании для обеих сторон, а затем глухой раскат взрыва и взметнувшийся столб воды и горящей нефти возвестил о успехе итальянского флота.

“Уорспайт” был поражен торпедами около 11.51. Точное количество торпед, поразившее линкор, так никогда и не было установлено. Англичане считали, что две итальянские торпеды попали в корму “Уорспайта”, и одна в носовую часть. Об этом они судили на основании наблюдателей с эсминцев, сообщивших о трех отдельных взрывах, и особо настаивавших на детонации в носовой части корабля. Итальянцы, со своей стороны, считали, что в цель попали только две торпеды, одна в корму и одна в центр корпуса линкора. Осмотр днища затонувшего корабля, предпринятый водолазами в 1982 году, выявил наличие только двух крупных пробоин в кормовой части: таким образом, итальянская версия оказалась ближе к истине[3].

Мальтийское сражение 11 октября 1940 года: МТК

Британский экипаж принимал все мыслимые меры по спасению линкора. Но ввиду уже имевших место затоплений, пожаров, и повреждений силовых систем, деятельность команд борьбы за живучесть была почти безрезультатной. Около 11.55, “Уорспайт” начал валиться на борт, и был наконец отдан запоздалый приказ “Покинуть корабль!”. В 12.08 “Уорспайт” перевернулся и исчез в волнах Средиземного Моря.

Два других британских линкора беспомощно наблюдали за происходящим. Взрыв на “Уорспайте” в 11.38 застал их в момент циркуляции, и оба они обогнали горящий флагман. На середине циркуляции, “Барэм” произвел три залпа, поразив двумя снарядами линкор “Кайо Дуилио”. Один снаряд поразил башню “Y”, выведя ее из строя: второй ударил в центральную часть корпуса, вызвав сильный взрыв и пожар. Вслед за этим “Барэм” повернул, и дымящаяся “Малайя” загородила ему обзор. Его капитан отметил в рапорте, что стрелял из противоминных орудий по итальянским эсминцам, но из-за слишком большой дистанции после разворота, снаряды, видимо, падали со слишком большим рассеиванием. Возможно, также сказалась завеса дыма от горящего “Уорспайта”. В итальянских отчетах обстрел эсминцев с “Барэма” вообще не упоминается, и судя по всему итальянцы его вообще не заметили.[4]

Развернувшись, “Барэм” имел стычку с “Литторио”, обстреляв его с дистанции около 25000 метров. Один снаряд при этом ударил в борт итальянского линкора, но скользнул по поясу и разорвался в воде, причинив некоторый урон ПТЗ. Итальянцы навели свои орудия в ответ, и дали несколько залпов, но все их снаряды падали с значительным перелетом. Вслед за этим, британцы поставили дымовую завесу с эсминцев, и разорвали огневой контакт.

Адмирал Кампиони не стал преследовать противника, за что в дальнейшем неоднократно подвергался ожесточенной критике в прессе. Сам Кампиони объяснял свои действия нежеланием удаляться от Мальты. Судя по всему, адмирал опасался, что неприятель может попытаться вовлечь его линкоры в погоню с тем, чтобы легкие британские силы проскочили мимо них к десантным конвоям у Мальты. Подобный ход, по мнению Кампиони, был бы “самоубийственным для британцев, но губительным для наших планов”. Кроме того, два из четырех его линейных кораблей были повреждены и нуждались в ремонте: и на орудиях начал постепенно сказываться экстремальный износ стволов под давлением пороховых газов. Кораблям же, возможно, предстояло в ближайшее время готовиться к новой битве с британским соединением “H”, которое, по сведениям авиаразведки, двигалось на полном ходу из Гибралтара. Наконец, итальянское командование в 1940 переоценивало возможности своей базовой авиации, и Кампиони считал, что она вполне в состоянии довершить разгром отступающего противника. Приняв во внимание все эти факты, итальянский адмирал счел, что ситуация призывает быть осторожным, нежели храбрым, и оставил свои линкоры на позиции, отправив лишь один дивизион эсминцев наблюдать за противником.

В 12.15, британские легкие крейсера и эсминцы, выполнявшие задачу прикрытия отхода линейных сил, сблизились с итальянским флотом. Легкие крейсера “Эугенио ди Савойя” и “Раймондо Монтекукколи”, до этого державшиеся в арьергарде, вышли вперед с группой эсминцев и завязали бой с британскими крейсерами: в 12.17 их поддержали огнем линкоры “Витторио Венетто” и “Андреа Дориа” и перестрелка с частыми перерывами тянулась еще около двадцати минут. Хотя британцы находились явно в проигрышном положении, они, тем не менее, с большой отвагой маневрировали под прикрытием дымовых завес, прикрывая отход своих медлительных линкоров на юго-восток. Около 12.32, британский эсминец поставил плотную дымовую завесу напротив итальянской линии (приблизительно в 25 километрах от нее), после чего британцы отступили.

Итальянские эсминцы “Аквилоне” и “Артильери”, остававшиеся рядом с местом гибели “Уорспайта”, спасли из воды 480 британских моряков, включая капитана корабля, Дугласа Блэйка Фишера. Адмирал Кампиони распорядился передать пленных офицеров на “Витторио Венетто” (куда перенес свой флаг) и лично встретил их на борту. Тяжело раненный капитан Фишер нашел в себе силы поздравить итальянского адмирала, произнеся: “воздаю вам должное – это была славная победа”, в ответ на что Кампиони ответил “будь ваши корабли чуть получше, и я бы поздравлял с победой вас”, после чего поздравил англичан за их храбрость и стойкость.

Поражение при Мальте стало настоящим шоком для британского общества. Впервые более чем за два столетия, британский линейный флот был побежден в эскадренном сражении линейными кораблями неприятеля. Британцам случалось и раньше терпеть крупные поражения, но почти всегда они были связаны либо с внезапностью, либо с некими новаторскими технологиями, наподобие подводных лодок: и очень давно уже британские корабли капитального класса не были побеждены в бою.

Капитан Джеффри Клемент Куки, принявший командование после гибели адмирала Каннингема, был сгоряча обвинен в “трусости перед лицом врага” за то, что скомандовал отход эскадры. После возвращения флота в Александрию он был временно отстранен от командования и даже был организован трибунал для расследования его решений: однако, еще не доведя следствие до конца, комиссия признала что действия капитана Куки были разумными и оправданными. Его флагман (по совместительству самый мощный и современный линкор эскадры) был поражен противником. Имея два линкора, один из которых был к тому же тяжело поврежден, против превосходящих сил неприятеля, даже сам Нельсон, вероятно, приказал бы скомандовать отступление. Куки (как и ранее Каннингем) имел весьма туманное представление о задействованных против него итальянских силах: он не знал, что “Конте ди Кавур” и “Джулио Чезаре” стоят в Палермо, и к тому же британская разведка так и не сумела установить местоположение “Аквиллы”. Как стало ясно позднее, этот итальянский авианосец находится в тот момент к северу от Эдвенчур Бэнк, и не мог присоединиться к силам Кампиони, но на момент сражения об этом знали только итальянцы.

После сражения, Кампиони отошел в Сиракузы, где, дозаправившись и наскоро починив повреждения, отправил два своих наиболее тяжело поврежденных корабля в Таранто, а сам с “Витторио Венетто” и “Андреа Дориа” устремился на соединение с кораблями Иачине. Однако, решающая битва с Гибралтарским Соединением, которую предполагал адмирал, так и не состоялась: после короткой дуэли авианосцев у Бизерты, Соммервилль предпочел отступить[5]. Оставшись без поддержки флота, Мальта пала 15 октября.

 


[1] Итальянский: — Проклятье! Либо мы, либо они! Полный ход!

[2] Углы попаданий итальянских снарядов в броневые палубы были слишком острыми для пробития.

[3] Что, однако, не отменяет возможности попадания двух торпед рядом друг с другом.

[4] Существует также версия, что итальянцы приняли выстрелы 152-мм орудий “Барэма” за перелеты 152-мм орудий “Витторио Венетто”. Артиллеристы последнего отмечали, что “из-за сильной задымленности и значительного количества посторонних разрывов, наведение орудий по британским эсминцам было очень затруднено.”

[5] Хотя сражение у Бизерты не привело к потерям в корабельном составе, британцы потеряли большую часть истребителей “Fairey Fulmar” из авиагруппы “Арк Рояла” – восемь из двенадцати. В условиях подавляющего превосходства итальянской базовой авиации, продолжение операции могло завершиться катастрофически для англичан.

Подписаться
Уведомить о
20 Комментариев
Старые
Новые Популярные
Межтекстовые Отзывы
Посмотреть все комментарии
Альтернативная История
Logo
Register New Account
Reset Password
Compare items
  • Total (0)
Compare