13
8

Если я не ошибаюсь, эту работу в частности, да и всем миром Тихоокеанской Конфедерации, занимался безвременно нас покинувший коллега Фонцеппелин. Но я всё же выложу статью от его имени, не исключено, что он всё же вернётся (возвращался на сайт раза 4 ЕМНИП). Так что наслаждайтесь. Это работа 2013 года.

Линейный корабль  “Vanguardia”: ВМФ Тихоокеанской Конфедерации

 

Уважаемые коллеги, сегодня у моего отца — день рождения, и я его поздравляю от всей души!

И к этому праздничному событию выкладываю новую тему:

Содержание:

История создания

В начале 1930-ых соотношение линейных сил в флотах Южной Америки выглядело устоявшимся. Под флагом Бразильской Империи ходили дредноуты “Минас Жерайс”, “Сао Паоло” и “Рио-де-Жанейро”. Аргентина располагала тройкой однотипных “Морено”, “Ривадавия” и “Сарименто”. И наконец, в состав флота Тихоокеанской Конфедерации входили линейные крейсера “Индепенден­сия” и “Либертад”.

Хотя конфедеративные линейные крейсера были заметно сильнее своих бразильских и аргентин­ских оппонентов, тем не менее, их все же было двое против трех линкоров каждого из потенциаль­ных противников. Адмиралы Конфедерации указывали, что если один линейный крейсер будет по какой-то причине выведен из строя – подрыв на мине, торпедирование подводной лодкой, диверсия или неисправность – то флот Конфедерации окажется в рискованном положении.

Решение, в принципе, было очевидным: построить еще один линкор и уравнять силы. К сожалению, лишних средств в бюджете Конфедерации не было. Кроме того, Вашингтонское Соглашение 1922 года ввело мораторий на постройку новых линейных кораблей, и – хотя нации Южной Америки в нем не участвовали – серьезно затруднило для них обзаведение новыми линкорами. Кроме того, в модернизации отчаянно нуждались крейсерские и легкие силы Конфедерации.

Военно-морская программа 1925–1930 года предусматривала постройку двух крейсеров-«скаутов» (будущие тяжелые крейсера класса «Протекторе») и четырех эскадренных миноносцев. Последовав­шая за ней программа 1930–1935 года вызвала яростные обсуждения вопроса о новых линейных кораблях, но в итоге – в связи с экономическими затруднениями – было решено ограничиться заказом в Японии одного быстроходного авианосца, четырех эсминцев и шести подводных лодок.

К середине 1930-ых ситуация, однако, резко изменилась. Растущее международное напряжение отразилось и на Южной Америке. Правящие режимы Аргентины и Соединенной Республики Парагвая и Уругвая, вдохновленные европейскими событиями, сформировали союзный пакт, откровенно направленный против Бразильской Империи и Тихоокеанской Конфедерации. В числе прочего, обе страны реализовывали и масштабную военно-морскую программу с опорой на верфи Германии и Италии.

В 1934 году власти Конфедерации обратились к японским фирмам с запросом о возможности постройки на экспорт линейного корабля, укладывающегося в «вашингтонский лимит». Тактико-технические параметры оформлялись на уровне водоизмещения не выше 30 000 тонн, скорости не менее 27 узлов и основного вооружения из 356-миллиметровых орудий. Последний параметр вскоре был пересмотрен по японской же инициативе: не участвуя во Второй Лондонской Конференции, Япония не была связана ограничениями по калибру. Кроме того, на разработку новых 356-миллимет­ровых орудий потребовалось бы время, в то время как подходящая 400-миллиметровая пушка – 40 cm/45 Type 90 – у японцев уже была.

После почти двух лет обсуждений и проектирования, контракт на поставку нового линейного корабля был в итоге подписан. 11 мая 1936 года новый линкор – под обозначением No.102 – был заложен на стапеле «Мицубиси» в Нагасаки.

Конструкция

Линейный корабль  “Vanguardia”: ВМФ Тихоокеанской Конфедерации

В дизайне нового линейного корабля, японские инженеры де-факто воспроизвели черты «офици­ального» «Ямато» – то есть те параметры, которые были объявлены для гигантского суперлинкора официально. Сходство между кораблями в самом деле было очень сильным, из-за чего в японском флоте конфедеративный линкор носил прозвище «Ямато Младший» («Yamato-kun»)

Это был быстроходный линкор, водоизмещением 35 625 тонн. Подобно своему прототипу, “Vanguardia” – так конфедеративные моряки окрестили новый корабль – имел характерный прогиб корпуса в носовой части, рассчитанный на уменьшение массы конструкции при сохранении требуемой мореходности и прочности. Высокая пагодообразная надстройка и стандартная для поздних японских проектов скошенная дымовая труба придавали кораблю характерный силуэт.

Четыре турбозубчатых агрегата, аналогичных по компоновке силовым установкам тяжелых крейсеров серии “Могами”, развивали полную скорость в 27 узлов. Предельная дальность плавания составляла 14 100 километров на 15 узлах.

Основное вооружение линкора составляли девять 410-миллиметровых 45-калиберных орудий тип 90 (официально обозначенных как 40-сантиметровые), расположенных по стандартной линейно-возвышенной схеме в трех орудийных башнях. Орудия эти были “официально заявленным” калибром линкоров “Ямато”[1], и японское правительство втайне рассчитывало убедить пристально наблюдавших за проектом американских моряков в том, что строящийся для Конфедерации линкор аналогичен строящимся для японского флота.

На дистанции в 30 000 метров, 1460-килограммовый снаряд этих орудий пробивал 203-миллимет­ровую броню. Максимальная дальность прицельной стрельбы при угле возвышения 45 градусов составляла 38 400 метров. Боезапас составлял по 80 снарядов на орудие.

Наведение орудий осуществлялось с помощью прицельно-дальномерной станции, состоящей из директора тип 98 и 10-метрового дальномера на крыше башнеподобной надстройки линкора. По конструкции эта система была аналогична кормовой прицельной станции линкоров типа “Ямато”. Дополнительное наведение могло осуществляться также с помощью директора тип 94 на кормовой надстройке.

Помимо этой мощной артиллерии, линкор нес две строенные 155-миллиметровые орудийные установки. Установленные возвышенно за башнями главного калибра, эти орудия предназначались для борьбы с эсминцами и легкими кораблями противника. Изначальный проект предусматривал четыре 155-миллиметровые установки (еще две предполагалось расположить по бортам, анало­гично “Ямато”), но в итоге требования уложиться в ограниченное водоизмещение вынудили умень­шить число вспомогательных орудий.

Дальность действия вспомогательной артиллерии составляла 25 000 метров при скорострельности в 5-6 выстрелов в минуту – как считали конструкторы, вполне достаточной для эффективной обороны от эсминцев и поражения крейсеров противника. Наведение орудий выполняли два директора тип 94.

Основное зенитное вооружение состояло из шести спаренных 127-миллиметровых 40-калиберных установок тип 89. По меркам времени, это были вполне удачные универсальные пушки (хотя их дальность действия, не превышавшая 14 000 метров, ограничивала их применение против надвод­ного противника), скорострельные и мощные. Для их наведения использовались два бортовых директора тип 94 HA и два высокоугольных дальномера тип 91. Дополнено это вооружение было четырьмя строенными 25-миллиметровыми автоматами тип 96 в закрытых установках, наводимых директором тип 95.

Бронирование корабля было весьма мощным, хотя и несколько старомодным. В основе техниче­ского требования лежало стремление защитить корабль от орудий калибром не более 356 милли­метров (так как в связи с Вторым Лондонским Соглашением адмиралы Конфедерации предпола­гали невозможность появления у противника более тяжелых орудий), и главный пояс линкора имел вполне умеренную толщину в 340 миллиметров, расположенный под углом в 18,5 градусов наружу. Бронирование было цитадельным: вне броневой цитадели защиту имели лишь отдельные элементы вроде рулевого привода.

Горизонтальное бронирование состояло из основной 110-миллиметровой палубы с 140-милли­метровыми скосами и расположенной под ней 25-миллиметровой противоосколочной палубы. Верхняя палуба в цитадели имела дополнительную подкладку, нацеленную на сдирание с бомб и падающих под большим углом снарядов бронебойного колпачка. Башни главного калибра защища­лись 410-миллиметровым бронированием.

Авиационная группа состояла из 5 гидросамолетов, стартовавших с двух 18-метровых поворотных катапульт.

В целом, несмотря на невысокое качество японской брони[2], новый конфедеративный линкор представлял собой довольно впечатляющий корабль, априори превосходивший большинство линейных кораблей, существовавших на тот момент в мире.

“Vanguardia” был заложен в 1936 году, спущен на воду в 1938 и официально передан конфедератив­ным властям 11 мая 1940 года. На момент передачи корабль еще не был полностью закончен, но Конфедерация торопилась приобрести его, так как опасалась, что в связи с начавшейся в Европе войной поставки вооружений вскоре могут стать проблемой. Основания опасаться у Конфедерации были – в 1939, строящийся линкор дважды пытались перекупить англичане, а в январе 1940 конфедеративная разведка донесла, что возможность покупки в Японии крупных боевых кораблей рассматривает СССР. Уже в июле 1940 года линкор впервые вышел в море с южноамериканским экипажем, и 5–28 октября 1940 года совершил успешный переход через Тихий Океан в Лиму. Ввиду ряда мелких технических неполадок, вскрывшихся на переходе, официальное вступление корабля в состав флота состоялось лишь в марте 1941 года.

Появление в южноамериканском флоте нового быстроходного линейного корабля вызвало огромный интерес по всему Западному Полушарию. Американская морская миссия с согласия конфедеративных властей неоднократно посещала линкор еще в то время, когда он стоял на стапеле в Нагасаки. Считалось, что данные визиты были частью неофициального соглашения между Лимой и Вашингтоном, по которому власти США “закрывали глаза” на появление во флоте южноамериканской державы корабля, более мощного чем существующие североамериканские.

Реакция в Южной Америке была еще более бурной. В 1938 году, Бразильская Империя анонсиро­вала намерение заменить свой флот линейных кораблей двумя линкорами класса “Кинг Георг IV” британской постройки. Начавшаяся в 1939 году война положила конец этим планам. В качестве альтернативы правительство интегралистов Плиниу Салгаду обсуждало возможность заказать два линкора типа “Вашингтон” в США, но эти планы не вышли за пределы общего обсуждения.

Более масштабной была реакция Аргентины. Амбициозная программа развития кораблестроения, принятая в 1938 году, предполагала, в том числе, постройку – с итальянской помощью – двух линейных кораблей типа “Витторио Венетто”. Специально для этой цели в Ла-Плате началось строительство огромного дока, способного вместить 45000-тонный линкор (эта постройка была прервана в 1943 и так и не завершена до конца войны). В начале 1940 года был заключен предва­рительный контракт с итальянскими фирмами на изготовление компонентов для головного линкора, получившего название «Сан-Марко», но в связи с вступлением Италии в войну контракт был приостановлен и официально расторгнут в 1943 году (в связи с соглашением Рузвельта-Муссолини). В качестве экстренной меры Аргентина попыталась выкупить линкор «Андреа Дориа» (который предполагалось перевести в Южную Америку под испанским флагом), но в связи с нежеланием итальянского флота продавать во время войны боевые корабли и эта сделка завершилась ничем.

Боевая служба

На момент начала военных действий в Южной Америке в декабре 1941 года, флот Тихоокеанской Конфедерации считался сильнейшим в регионе. В его состав входили три быстроходных линкора, авианосец, два тяжелых крейсера, восемь современных эсминцев и восемь подводных лодок. По общему тоннажу и совокупной боевой мощи этот флот занимал шестое место в мире, уступая французскому, но стоя вровень с советским[3].

Линейный корабль  “Vanguardia”: ВМФ Тихоокеанской Конфедерации

В момент объявления войны “Vanguardia” стоял в доке на базе в Лиме, где проходил осмотр и очистку подводной части. По ряду причин корабль не смог принять участие в оккупации аргентин­ской Огненной Земли зимой 1942 года. 11 февраля 1942 года, когда “Independencia” вступила в Магеллановом Проливе в бой с германским “карманным линкором” “Адмирал Граф Шпее”, “Vanguardia” вышел в море на случай, если немецкому кораблю удастся прорваться в Тихий Океан.

Звездным часом “Vanguardia” и других южноамериканских линкоров стала битва за Фолклендские Острова, 14 августа 1942 года. В этом сражении, конфедеративный отряд из “Vanguardia”, “Indepen­dencia” и “Libertad”, поддерживаемый британским крейсерским соединением, сошелся в бою с объединенным германо-аргентинско-парагвайским флотом, включавшим в основной колонне “Морено”, “Ривадавию”, “Сарименто” и примкнувший к ним “Адмирал Граф Шпее”. Эта операция – второе крупное столкновение линейных кораблей в ходе войны[4] – увенчалась победой конфедеративно-британских сил.

“Vanguardia” в ходе Второго Фолклендского Сражения был флагманским кораблем вице-адмирала Антониу Хидзеяки. Перед боем линкор подвергся атаке аргентинских морских бомбардировщиков, но при помощи истребителей с авианосца “Halcon” сумел отбить нападение, не получив повреж­дений. Когда линейные эскадры сошлись на дистанцию выстрела, он первым начал бой, открыв огонь по аргентинскому флагману “Сарименто” с дистанции в 22 километра. В ходе боя “Vanguardia” дважды попал в “Сарименто” и один раз – в “Морено”, причем это попадание пробило барбет кормовой возвышенной башни главного калибра аргентинского линкора, едва не спровоцировав взрыв боезапаса. На его же счет приходится единственное попадание достигнутое в том бою линкорами аргентинцев[5] – в разгар боя 305-мм снаряд с “Сарименто” угодил в пояс конфедера­тивного линкора, но не сумел пробить плиты и отскочил. После боя корабль вновь был атакован авиацией и вновь сумел избежать повреждений (если не считать некоторых осколочных пробоин). Аргентинские летчики, кажется, были на этот счет несколько преувеличенного мнения, так как доложили о потоплении этого корабля дважды – в начале и в конце боя.

В 1942-1943 году “Vanguardia” поддерживал ударные операции против южных провинций Арген­тины. Основной задачей корабля была поддержка десантов и обеспечение паритета на случай, если оставшиеся аргентинские линейные корабли попытаются выйти в море. США и Велико­британия за это время несколько раз предлагали арендовать линкор, или по крайней мере перебазировать его в порты Северной Атлантики, но конфедеративное адмиралтейство отвечало отказом.

11 мая 1943 года “Vanguardia” был поврежден торпедой с аргентинского самолета во время налета. Повреждение потребовало вернуться в док для ремонта, во время которого корабль также был оснащен экспериментальным радаром. Корабль вновь вернулся в строй 21 июня 1943 года, но во время операции по захвату Пуэрто-Мадрин он сначала был поврежден огнем аргентинской артиллерии, а затем – торпедирован немецкой подводной лодкой U-718, эвакуировавшейся из порта. Полученные повреждения вынудили вновь отозвать линкор в ремонт, где он простоял до осени 1943.

К этому моменту деградация военно-морских сил Южноамериканской Оси стала уже очевидна. Слабое кораблестроение Аргентины и Соединенной Республики Парагвая и Уругвая не позволяло возмещать понесенные потери, а промышленность, этих держав, находившаяся на грани коллапса из-за значительного оттока мобилизованного персонала, экономической блокады и постоянных бомбардировок, с трудом справлялась даже с поддержанием существующих. Поврежденный в сентябре 1943 бразильской авиацией линкор “Морено” так и не был возвращен в строй вплоть до своей бесславной гибели под бомбами в августе 1944. Старый парагвайский броненосец “Маршал Хуан Франческо Лопес” (бывший русский “Император Павел I”, проданный Парагваю большевиками в 1932 году) погиб, подорвавшись на двух минах, в марте 1943 года. Его систершип “Маршал Франческо Солано Лопес” с весны 1944 в море более не выходил, и весь остаток карьеры исполь­зовался в качестве плавучего форта в береговой обороне Монтевидео. Большая часть аргентин­ского крейсерского флота также перестала уже существовать.

В итоге, в декабре 1943 года, правительство Конфедерации таки пошло на уступки и согласилось перевести “Vanguardia” в Северную Атлантику. В январе 1943 года корабль перешел Панамским Каналом и прибыл в Новый Орлеан, где немедленно был поставлен на капитальный ремонт и модернизацию.

В ходе ремонта американцы уделили значительное время улучшению сенсорной системы корабля и его мелкокалиберной зенитной артиллерии. Старые 25-миллиметровые трехствольные арт­системы были сочтены недостаточно эффективными и демонтированы. Им на смену установили восемь 40-миллиметровых “Бофорсов” и 20 (к концу войны – 22) 20-миллиметровых “Эрликонов”. Корабль был оснащен поисковым радаром воздушного обнаружения SK-2 и двумя радарами обнаружения надводных целей SG. Системы управления зенитным огнем были также модифици­ро­ваны под применение радиолокационных взрывателей[6].

Модернизированный линкор вступил в строй летом 1944 года. Он оперировал в Северной Атлантике, в основном базируясь на Норфолк. В августе линкор был задействован в операции “Драгун” и оставался на Средиземном Море до 25 августа.

Сразу же после этой операции, линкор был отозван на родину, и в октябре 1944 года принял участие в завершающих сражениях против Южноамериканской Оси. 1 октября “Vanguardia” принимал капитуляцию остатков аргентинского и германского флотов, включая своих старых противников “Сарименто” и “Адмирал граф Шпее”. После прекращения боевых действий в Южной Америке линкор вновь вернулся в Норфолк, и зимой 1944 года – перешел в Европу, но принять участие в активных боевых действиях ему уже не пришлось.

После войны

После окончания Второй Мировой “Vanguardia” остался единственным – и последним – современ­ным линкором в Южной Америке. Но век линейных кораблей неумолимо катился к закату. В первое десятилетие после окончания войны большинство старых линкоров было выведено из состава флотов – помещены в резерв или сразу отправлены на слом.

Конфедерация, однако, не была готова быстро расстаться со своим единственным современным линкором. Военные Конфедерации резонно предполагали, что на южноамериканском театре даже устаревшие корабли могут еще прослужить достаточно долго. Следует также отметить, что в конце 1940-ых у Конфедерации попросту не было ни единого значимого противника на континенте.

Линкор продолжал боевую службу в 1945–1948 годах. В 1949–1950 он был временно выведен в резерв в связи с бюджетными проблемами, но уже в 1951 вновь вернулся в строй. В 1952–1953 он представлял Конфедерацию в составе контингента ООН во время Корейской Войны – хотя его оборудование уже в значительной степени устарело.

К концу 1950-ых “Vanguardia” достиг предельного возраста эксплуатации и ввиду износа более не мог продолжать службу. Встал вопрос о списании корабля либо о его капитальном ремонте. В конечном итоге, тщательный осмотр корпуса показал, что основные конструкции еще очень прочны и нуждаются лишь в сравнительно небольшом обслуживании.

В 1959 году корабль был поставлен на капитальную модернизацию в Белфасте, Великобритания. В ходе масштабных работ по перестройке корабля, все его старое радиоэлектронное оснащение было демонтировано, и заменено современным британским, аналогичным применяемому на легких крейсерах “Тайгер” – поисковой РЛС тип 286.

Авиационное вооружение, не использовавшееся с 1948 года, было демонтировано с линкора. Взамен него, в кормовой части была установлена спаренная пусковая установка зенитно-ракетного комплекса “Sea Slug”: подпалубный ангар был переоснащен под магазин для 22-х зенитных и двух противокорабельных ракет[7]. Наведение осуществлялось с помощью радара Тип 901, установлен­ного на месте кормового директора главного калибра.

Вспомогательное зенитное вооружение было усилено заменой стандартных “Бофорсов” на четыре автоматические установки STAAG. Дополнительно, на корабле были смонтированы четыре одно­балочные установки ЗРК “Sea Cat”.

Линейный корабль  “Vanguardia”: ВМФ Тихоокеанской Конфедерации

Модернизированный линкор вернулся в строй в 1962 году.


[1] Хотя на самом деле японцы давно отказались от идеи строить 410-миллиметровые линкоры.

[2] По некоторым данным, часть брони линкора была заказана в Европе, так как японская промыш­ленность отговорилась “загруженностью собственными заказами”.

[3] Советский флот на конец 1941 года включал один современный линкор (“Севастополь” проекта Ансальдо), один линейный крейсер, два старых линкора, авианосец и шесть “средних” крейсеров.

[4] После неудачного для англичан сражения с итальянским флотом у Сицилии в 1940 году, завер­шившегося гибелью “Рамилеса”.

[5] Повреждения кормовой мачте «Indepedencia» были нанесены 280-мм орудиями “Графа Шпее”.

[6] Снаряды при этом оставались японского образца. Конфедераты оснащали их поставляемыми из США радиовзрывателями на производственном комплексе в Лиме.

[7] Blue Slug – версия Sea Slug с утяжеленной полубронебойной головной частью, предназначенной для поражения надводных целей на дистанциях до 45 км.​

Подписаться
Уведомить о
79 Комментариев
Старые
Новые Популярные
Межтекстовые Отзывы
Посмотреть все комментарии
Альтернативная История
Logo
Register New Account
Compare items
  • Total (0)
Compare