20
4
Легкие крейсера для Китая от "Harima Shipbuilding"

Легкие крейсера для Китая от «Harima Shipbuilding»

Содержание:

Как уже упоминалось ранее, в начале 30-ых японская судостроительная фирма «Harima Shipbuilding & Engineering Co., Ltd» предложила китайскому республиканскому правительству целый ряд проектов военных кораблей. Самым крупным из предложенных был 6000-тонный «защищенный» крейсер с 203-мм артиллерией. Однако кроме него, «Harima Shipbuilding» разработала также ряд проектов легких крейсеров с 140-мм скорострельной артиллерией.

Такой необычный калибр использовался по простой причине: 140-мм/50-калиберное орудие образца 3-го года эпохи Тайсё (т.е. 1914 года) был на тот момент основным среднекалиберным орудием японского флота. Он был принят исходя из теоретических соображений, что низкорослым японским морякам будет трудно управляться с 45-50 кг снарядами «общепринятых» 150-155-мм орудий.

Несмотря на некоторую «облегченность», 140-мм (14-см в японской системе обозначений) пушка была вполне удачным орудием, стрелявшим 38-килограммовым фугасным снарядом на дальность до 20 километров. Скорострельность ее составляла до 10 выстрелов в минуту.

ЛЕГКИЙ КРЕЙСЕР ПРОЕКТА 1005

Первый проект легкого «бронепалубного» (используется термин «protected») крейсера водоизмещением в 3500 тонн «Harima Shipbuilding» представила в 1931 году. Его концепция в значительной степени опиралась на заложенный «Harima» по китайскому заказу учебный крейсер «Ning Hai»: по сути дела, новый крейсер представлял собой увеличенную в размерах турбинную версию «Ning Hai» со значительно усиленным вооружением.

Новый крейсер (проект 1005) должен был иметь длину в 128 метров по ватерлинии, наибольшую ширину в 12,95 метров, и осадку в 4,11 метра. Последняя, по-видимому, была определена исходя из традиционной для китайского флота необходимости оперировать на реках. Водоизмещение должно было составлять 3500 тонн.

Легкие крейсера для Китая от "Harima Shipbuilding"

Сильной стороной проекта 1005 было его вооружение. Сравнительно небольшой кораблик нес десять (!) 14-см/50-калиберных орудий образца 3-го года эпохи Тайсё в пяти двухорудийных башня. Две башни располагались линейно-возвышенно в носовой части, еще три — «пирамидой» в кормовой, возвышенной была башня «Y».

Орудийные установки, вероятно, были аналогичны по конструкции башням учебных крейсеров типа «Ning Hai» — которые, в свою очередь, создавались на основе башен Тип А экспериментального японского крейсера «Юбари». Это были неуниверсальные установки c максимальным углом возвышения в 30 градусов. Боезапас, согласно проекту, предполагался в 120 снарядов на орудие в мирное время, и 160 снарядов — в военное.

Управление орудиями главного калибра осуществлялось с помощью полноценной системы управления огнем, включавшей 3,5-метровый дальномер на носовой мачте и центр управления огнем под броневой палубой. Для ведения боя в ночное время, имелись два 75-см прожектора в дистанционно управляемых установках (включенных в систему центрального управления огнем) на крыше мостика и кормовой надстройки, и два 30-см сигнальных прожектора, управляемых вручную.

Легкие крейсера для Китая от "Harima Shipbuilding"

Противовоздушное вооружение крейсера проекта 1005 состояло из шести 8-см (на самом деле 76-мм, японцы «округляли» калибры) зенитных орудий бразца 3-го года эпохи Тайсё. Два орудия стояли по бокам от мостика, а еще четыре — квадратом вокруг кормовой мачты. Само по себе это орудие — по сути, полевая пушка образца 1893 года, поставленная на зенитный станок — было уже устаревшей моделью, но довольно активно применялось в японском флоте. Боезапас полагался в 300 снарядов на орудие в мирное время, и 400 в военное. Для наведения зенитных орудий имелся 2-метровый дальномер на кормовой надстройке.

Зенитное вооружение дополняли четыре крупнокалиберных пулемета на крыльях мостика, с 20.000 патронов на ствол.

Как и практически все легкие крейсера того времени, крейсер проекта 1005 нес торпедное вооружение. По проекту предусматривалось два двухтрубных 533-мм аппарата (японские 610-мм торпеды считались в то время секретными и на экспорт не предлагались) в центральной части корпуса. Боезапас составлял шесть торпед.

Крейсер также должен был нести один гидроплан Aichi AB-3, располагавшийся открыто на палубе позади кормовой надстройки. Катапульты не предусматривалось; взлет выполнялся с воды. Установленный на кормовой мачте подъемный кран ставил гидроплан на воду для взлета, и поднимал его на борт после посадки.

Бронирование крейсера было очень легким. Определявшееся по «хорошей» японской традиции в фунтах эквивалентного веса (40 фунтов = 1 квадратному футу броневой стали, толщиной в 1 дюйм) оно имело «коробчатую» схему расположения.

Машинные и котельные отделения сбоку и сверху были защищены примерно 25 мм броневой стали; спереди и сзади их прикрывали 13 мм траверсные переборки. Очень слабым было бронирование погребов боезапаса — сверху их прикрывала 13 мм палуба, спереди и сзади 13 мм переборки. Сами башни и барбеты защищались 13 мм броней.

Более мощное бронирование имела только боевая рубка — толщина ее броневых равнялась приблизительно 40 мм. Коммуникационная труба, идущая вниз от рубки, защищалась 25 мм сталью.

В движение крейсер приводился двумя турбинами фирмы «Кампон», каждая мощностью в 7.500 л.с. Общая мощность достигала 15.000 л.с., чего было, по мнению конструкторов, достаточно (при выбранной форме корпуса) для максимальной скорости в 28 узлов. Пар обеспечивали шесть водотрубных котлов со смешанным угольно-нефтяным питанием («Harima Shipbuilding» по всей видимости опиралась на китайские требования для «Ning Hai»). Запаса нефти в 250 тонн и угля в 750 тонн должно было хватить на 6000 морских миль (11.000 км) экономичного 12-узлового хода.

Визуализация проекта 1005 от Tzoli

Визуализация проекта 1005 от Tzoli

В целом, проект выглядел достаточно привлекательно… но излишне оптимистично. По сути дела, японцы пытались впихать полтора арсенала легкого крейсера «Юбари» в больший всего на 500 тонн объем. С учетом проблем, выявившихся при испытаниях строившегося учебного крейсера «Ning Hai», крейсер проекта 1005 практически наверняка был бы катастрофически перегружен и непригоден к боевой службе без радикального уменьшения верхнего веса.

НЕУСТОЙЧИВЫЕ 30-Е

Тридцатые годы стали для японского экспортного кораблестроения вообще — и для «Harima Shipbuilding» в частности — сплошным периодом неудач. Сначала в 1934 году опрокинулся на учениях новейший миноносец «Томозуру», в который чересчур оптимистичные конструкторы напихали гораздо больше вооружения, чем он мог безопасно нести. Устроенная по результатам инцидента проверка выявила леденящие душу факты: множество японских кораблей проектировались исходя из совершенно неверных предположений об остойчивости и метацентрической высоте.

Затем из Китая непосредственно к «Harima Shipbuilding» заявились злые китайские моряки, и потребовали объяснений — что за ерунду японцы понастроили с учебным крейсером «Ning Hai»? Принятый флотом в 1933 корабль оказался зверски перегружен и неустойчив. Скандал вышел достаточно громким, чтобы из Японии в Китай спешно примчалась инженерная комиссия, спасать положение. Все это, мягко говоря, репутации японских кораблестроителей не способствовало.

Японский эсминец "Югири" с оторванным штормом носом

Японский эсминец «Югири» с оторванным штормом носом

А произошедший в 1935 году «инцидент 4-го флота» — когда во время шторма, находившиеся в море на учениях японские корабли буквально развалились — окончательно похоронил остатки японской репутации. За японскими дизайнами прочно закрепилась слава «того, на чем здравомыслящие люди в море не пойдут». Дошло до того, что верный японский сателлит Сиам, заказал два новых крейсера не в Японии, а в Италии!

В довершение всех бед, на рынке вооружений для Китая нарисовался новый конкурент — Германия. В 1930-ых у немцев с китайцами были очень даже хорошие отношения, Германия принимала активное участие в перевооружении и обучении китайской республиканской армии. И, как только Гитлер отбросил Версальские ограничения, немецкие судостроительные компании тут же выступили с собственными предложениями легких крейсеров, эсминцев, и подводных лодок для Китая.

ПРОЕКТЫ БЫСТРОХОДНЫХ КРЕЙСЕРОВ 1936 ГОДА

Пытаясь успеть на «уходящий поезд» китайского госзаказа, фирма «Harima Shipbuilding» в 1936 году предложила два новых проекта быстроходного крейсера небольшого водоизмещения.

Легкие крейсера для Китая от "Harima Shipbuilding"

Новый «быстроходный защищенный крейсер» был явной переработкой проекта 1005 под более реалистичные возможности. Водоизмещение возросло до 3600 тонн, ширину увеличили на 1 метр — явно в попытке улучшить остойчивость корабля.

Облегчению подверглось и вооружение. Количество башен главного калибра с 14-см/50-калиберными орудиями сократили до четырех (что позволило сэкономить порядка 50 тонн веса). Зато увеличили возимый боекомплект: теперь он составлял 120 снарядов на орудие в мирное время, и 200 снарядов на орудие в военное. Хотя у японского флота уже появились 155-мм орудия, по всей видимости, «Harima Shipbuilding» исходила из того, что небогатый китайский флот предпочтет унификацию по калибрам с уже имеющимися учебными крейсерами.

До четырех уменьшили и количество 8-см (76-мм) зениток, располагавшихся теперь двумя парами спереди и сзади надстройки. Боезапас зениток сократили до 200 снарядов в мирное время, но с возможностью загрузить до 500 в военное.

Интересной деталью было усиление торпедного вооружения. Видимо, пытаясь компенсировать уменьшение на 1/5 огневой мощи по сравнению с проектом 1005, инженеры «Harima Shipbuilding» заменили двухтрубные 533-мм аппараты на трехтрубные. Боезапас составлял теперь девять торпед — шесть в аппаратах, и три для перезарядки.

Средства управления огнем, пулеметное и авиационное вооружение остались прежними. Правда, гидросамолет (Nakajima E8N) теперь перенесли на надстройку, расположив за единственной трубой крейсера. Согласно чертежам, на корме также предусматривались направляющие для сброса 30 глубинных бомб.

В соответствии с тенденциями времени, усилилось бронирование крейсера. Броневой «ящик», защищавший силовую установку теперь защищался с боков 40 мм плитами. Броневая палуба над машинами имела толщину 30 миллиметров. Спереди и сзади, машинное отделение прикрывали 12 мм траверсные переборки.

Погреба боезапаса прикрывались 30 мм плитами сверху, и 30 мм переборками спереди и сзади. Броневая рубка имела бронирование до 75 миллиметров.

Силовая установка состояла из двух турбозубчатых агрегатов, мощностью 8000 л.с. каждый (16.000 л.с. суммарно). Пар давали шесть котлов «усовершенствованного флотского типа». Скорость определялась как «более 25 узлов», вероятно, порядка 28 узлов. Четыре котла имели нефтяное питание, и два — смешаное угольно-нефтяное. Запаса топлива в 150 тонн нефти и 700 тонн угля должно было хватить на 6000 морских миль (11.000 км) экономичного 12-узлового хода.

В сопроводительном описании проекта, «Harima Shipbuilding» не скупилась на эпитеты вроде «экстраординарно превосходный». Однако, по всей видимости, памятуя о своем не слишком-то блестящем предыдущем опыте («Ning Hai») фирма решила перестраховаться, и подготовили еще одну итерацию этого проекта.

Легкие крейсера для Китая от "Harima Shipbuilding"

Вторая итерация «быстроходного защищенного крейсера» отличалась от предыдущей только архитектурными решениями. Башни и надстройки сместили ближе к центру корпуса по длине корабля. Прежде единую кормовую надстройку разделили на две части, создав промежуток между кормовой мачтой и кормовой возвышенной башней. Характеристики корабля остались прежними: по-видимому, смыслом такой «альтернативной компоновки» было успокоить опасения потенциального заказчика относительно остойчивости крейсера.

Две итерации проекта, визуализация от Tzoli

Две итерации проекта, визуализация от Tzoli

Две итерации проекта, визуализация от Tzoli

Две итерации проекта, визуализация от Tzoli

Начавшаяся в 1937 году вторая японо-китайская война поставила крест на дальнейшем проектировании.

ЗАКЛЮЧЕНИЕ

Проекты легких крейсеров для Китая от «Harima Shipbuilding» в целом были явной демонстрацией проблемы японского судостроения: стремления впихать слишком много в слишком маленький корпус. Особенно это заметно на основе проекта 1005 — в который конструкторы попытались запихать вооружение, в норме соответствующее 6000-7000-тонному крейсеру! Даже при весьма умеренной скорости хода, вооружение и защита корабля представляются совершенно фантастическими для его скромных размеров.

Более поздние проекты 1936 года были уже гораздо ближе к реальности. На японских конструкторов определенно повлияли катастрофы 1934-1935 года и потеря экспортной репутации: их новые проекты предусматривали значительно более скромные возможности. Будь они предложены ранее — годах в 1931-1932 — и вполне возможно, китайское правительство могло бы и соблазниться такими маленькими, но достаточно полноценными крейсерами.

Экспериментальный легкий крейсер "Юбари", очевидно, вдохновлявший экспортные проекты

Экспериментальный легкий крейсер «Юбари», очевидно, вдохновлявший экспортные проекты

Интересной деталью является то, что все эти проекты по сути «творчески развивали» первую японскую попытку впихнуть невпихуемое — легкий крейсер «Юбари», на котором японцы в 1921-1923 впервые попытались за счет радикально новых решений (интегрированная в конструкцию броня, облегченные силовые установки) вместить вооружение полноценного легкого крейсера во вдвое меньшее водоизмещение. В защиту японского консерватизма следует отметить, что «на бумаге» «Юбари» выглядел действительно впечатляюще — да и на деле оказался весьма полезным, несмотря на многочисленные недостатки — и к тому же был единственным современным легким крейсером в японском флоте 30-ых.

источник: https://fonzeppelin.livejournal.com/210746.html

Подписаться
Уведомить о
7 Комментариев
Старые
Новые Популярные
Межтекстовые Отзывы
Посмотреть все комментарии
Альтернативная История
Logo
Register New Account
Compare items
  • Total (0)
Compare