Крейсер «Богатырь» – дальний разведчик при эскадре

12
1

Развитие военно-морского флота России в конце XIX века нельзя назвать системным и продуманным, это был период как больших прорывов и принятия важных решений, так и период серьезных ошибок и промахов, которые в дальнейшем отразились на всей истории государства. Можно точно сказать, что недооценка роли как флота в целом, так и отдельных классов кораблей сыграли свою отрицательную роль в годы русско-японской войны, приведя страну к катастрофическим последствиям в военной и политической сфере.

В то же время к этому моменту отечественная промышленность уже была способна обеспечить флот кораблями всех классов от эскадренных броненосцев до миноносок и подводных лодок и вооружить их достаточно современными средствами борьбы. Были приняты несколько целевых кораблестроительных программ, закладывались и строились броненосцы и броненосные крейсера, крейсера-разведчики и миноносцы. Однако роль и место флота все еще не в полной мере были ясны, что сказалось на выборе приоритетов в постройке определенных классов кораблей.

К серийной постройке бронепалубных крейсеров российские кораблестроители приступили в конце 90-х годов XIX века. К этому времени эскадры мореходных броненосцев, которые начали формироваться, нуждались в быстроходных крейсерах для разведочно-посыльной службы, для охраны от миноносцев противника, кроме того, идеи крейсерской войны также были еще сильны.

Однако построенные в соответствии с данными требованиями и планами крейсера «Светлана», «Алмаз», а за ними три крейсера типа «Диана» не в полной мере отвечали предъявляемым требованиям, что в последствии и доказала война с Японией 1904-1905 годов. За этими так называемыми «малыми крейсерами» последовали средние бронепалубные крейсера – «Варяг», «Аскольд», а за ними и крейсера типа «Богатырь».

Задание на проектирование этих крейсеров в соответствии с Программой 1898 года «для нужд Дальнего Востока» предусматривало постройку близких по тактико-техническим характеристикам бронепалубных крейсеров водоизмещением 3 000 т (будущие крейсера типа «Новик») и 6000 т. В данном решении виделось желание получить малые быстроходные разведчики для эскадры и, в случае необходимости, иметь корабли для крейсерской войны. За основу проектов были взяты характеристики крейсеров типа «Диана» и поставлена цель по созданию «универсального корабля». В общем виде задание предполагало отказ от бортовой брони и защиты орудий, принося их в жертву высокой для того времени скорости (до 23 узлов) и значительной дальности плавания (5 000 миль).

Как отмечается в «Истории отечественного судостроения. Том 2»: «…при мощной энергетической установке и более чем 700 т запасов угля, а также внушительном артиллерийском вооружении (двенадцать 152-мм орудий) 6000-тонные крейсера должны были, по видимому, компенсировать недостаток современных броненосных крейсеров. … официально проектируемые крейсера («Варяг», «Аскольд» и крейсера типа «Богатырь») предназначались на роль дальних разведчиков и эскадренных крейсеров более сильных и быстроходных, чем аналогичные японские крейсера английского завода Армстронга».

Основанием для такого выбора был успех, который на «мировой арене» заслужили так называемые «эльсвикские» крейсера, строившиеся в Англии для многих стран, в том числе и для Японии. Именно один из этих крейсеров – чилийский «Эсмеральда» адмирал С.О. Макаров назвал «идеальной боевой машиной» и взял его в качестве прототипа для своего «безбронного судна» водоизмещением 3000 т и вооруженного 2-203-мм и 5-152-мм орудиями.

В то же время к концу XIX века идеи крейсерской войны начали заменяться на иные требования: крейсера теперь должны были способны сражаться в составе эскадры вместе с линейными силами. В этих условиях, как пишет Р.М. Мельников в книге «Крейсер «Очаков»: «…одновременно с новыми броненосцами стали создаваться для эскадренного сражения и новые – эскадренные крейсера серии «Варяг»-«Богатырь». И тот факт, что эти крейсера были только бронепалубными, можно объяснить несомненным влиянием макаровской идеи «безбронного судна». Удивительно, но не только «Богатырь» (крейсер, имеющий неплохую защиту), но и «Варяг», и «Аскольд» по замыслам морского командования в России рассматривались именно как «корабли для эскадренного боя». Видимо, результаты японско-китайской и американо-испанской войн еще были свежи в памяти адмиралов.

Эти довольно спорные и необоснованные на современный взгляд решения обуславливались сложившейся системой управления в Морском министерстве. В этот период будущее флота определялось достаточно бессистемно, на «особых совещаниях», при этом глубокое научное обоснование выбора типа корабля и его характеристик обычно подменялось субъективными, нередко поверхностными мнениями отдельных высших чинов, а случалось, и ничем не обоснованной «волей монарха».

Но в любом случае принятую в России программу «Для нужд Дальнего Востока», включавшую массовую постройку не броненосных, а средних бронепалубных крейсеров, по мнению Р.М. Мельникова, «следует считать не слепым заимствованием … вышедших из моды иностранных образцов, а прямым результатом самобытного развития отечественного судостроения».

На этапе определения задания на новые крейсера было много споров и о выборе калибра артиллерии. Согласно одному мнению артиллерия крейсера должна быть «увеличена калибром и уменьшена числом», в соответствии с этим предлагались варианты вооружения кораблей орудиями 203-229-мм. В свое время предлагалась установка 203-мм орудий даже на крейсерах типа «Диана». Однако тяжелые 203-мм орудия были приняты для вооружения броненосных крейсеров, а для средних бронепалубных крейсеров главный калибр ограничили 152-мм. По мнению сторонников такого решения 152-мм орудия были легче, дешевле, имели большую живучесть, а главное – были скорострельнее. По расчетам 152-мм орудие за единицу времени было способно обрушить на противника гораздо больше металла, чем медленно стреляющая крупнокалиберная пушка. Оптимальность такого выбора обосновывал и авторитетный специалист в области морской артиллерии – Ф.В. Пестич и военно-морской теоретик Н.Л. Кладо.

В итоге состав вооружения для крейсеров «Варяг», «Аскольд» и серии типа «Богатырь», определенный разработанной МТК в 1898 году «Программой для проектирования крейсера до 6000 т водоизмещения», включал: по 12 скорострельных орудий калибром 152-мм и 75-мм, 6-47-мм (позднее к ним добавили и 37-мм), 6 минных аппаратов, включая два подводных. Артиллерия должна была располагаться в легких и компактных палубных установках. Это стремление максимально облегчить как корпус корабля, так и его артиллерию диктовалось требованием обеспечить кораблю дальность до 5 000 миль и высокую скорость в 23 узла.

Интересно, что корабли планировались с открытыми палубными орудиями, без броневых щитов, что объяснялось как желанием облегчить корабль, так и идеями «безбронного судна». По мнению С.О. Макарова, броневые щиты увеличивали площадь цели и, соответственно, вероятность поражения при разрыве попавшего в щит снаряда. О фугасном воздействии на прислугу орудий вражеских снарядов, которые бы разрывались рядом, в тот период как-то не задумывались.

По мнению военно-морского руководства России такие крейсера должны были стать «универсальными кораблями»: обладая достаточной мореходностью могли вести самостоятельное крейсерство, при необходимости сопровождать линейную эскадру и служить при ней разведчиками, а в крайнем случае – выдержать и кратковременную стычку с броненосцами противника. Последний вариант был вполне очевиден, так как постройку новых броненосных крейсеров программа не предполагала, и в дальнейшем русско-японская война подтвердила эти расчеты – новым крейсерам не раз приходилось выполнять задачи за рамками запланированных заданий, в том числе выдерживать бой и с броненосными кораблями.

Понимая необходимость усиления защиты, на новых крейсерах-разведчиках в ходе проектирования и строительства пытались усилить их боевые качества, в первую очередь – защиту. И крейсера типа «Богатырь» получили ее в «максимальном возможном объеме» (на тот момент) и при сохранении заданной высокой скорости имели близкое к оптимальному сочетание наступательных и оборонительных элементов.

Из-за занятости отечественных верфей постройкой кораблей по Программе 1895 года новые бронепалубные крейсера было решено заказать заграничным фирмам, им же и было предложено подготовить собственные проекты.

На рассмотрение в Морской технический комитет (МТК) были представлены проекты 6000-тонного крейсера фирмы «Ансальдо» (Генуя, Италия), 5900-тонного крейсера завода «Германия» фирмы Круппа, фирмы «Шихау» и «Говальдсверке», был представлен на рассмотрение и проект Невского завода. В начале июля 1898 года МТК отдал предпочтение немецкому проекту фирмы Круппа, согласно которому крейсер при водоизмещении 5 900 т имел наибольшую дальность плавания до 6 500 миль и наибольшую толщину бронирования палубы: до 76 мм на скосах и 100 мм над машинными отделениями. Вторым в конкурсе был признан проект «Шихау» с вооружением из 2-203-мм орудий в башнях, 8-152-мм, 4-120-мм и 16-47-мм орудий. Казалось, что решение уже принято, но появился еще один «игрок», и тоже немецкий – 20 июля 1898 года, чуть с опозданием, на рассмотрение МТК поступил эскизный проект крейсера водоизмещением 6250 т, разработанный фирмой «Вулкан» (Германия).

По своему силуэту и конструкции про­ект фирмы «Вулкан» представлял собою уменьшенную копию более крупного трехтрубного и двухбашенного японского броненосного крейсера «Якумо» (водоизмещение 9646 т (нормальное) / 10288 т (полное)), построенного на той же верфи в Штеттине.

Как видно, практичные немцы смогли не только использовать апробированные на «Якумо» технические и конструктивные решения, но и значительно сократить время на разработку своего проекта бронепалубного крейсера, который подошел под требования русского заказчика. В то же время проект «Якумо» имел британские корни – его автором являлся известный конструктор Ф. Уоттс, в свою очередь, прототипом японского корабля послужил построенный для ВМС Чили в 1898 году в Велико­британии броненосный крейсер «О’Хиггинс» (8500 т).

И, как пишет В.П. Заболоцкий в своей монографии «Вся богатырская рать»: «… разработанный проектантами «Вулкана» проект будущего «Богатыря» по праву можно считать оригинальным сочетанием передовой британской конструкторской мысли и германских технологий».

Проект «Вулкана» был допущен на конкурс, и уже 22 сентября на рассмотрение МТК был представлен технический проект фирмы, по результатам которого были высказаны предложения и рекомендации для внесения соответствующих изменений. 1 августа 1898 года Морской техниче­ский комитет начал рассмотрение проекта, признав его в итоге лучшим из всех представленных на конкурс (с оговоркой – при условии устранения высказанных замечаний и приведения ряда позиций проекта в соответствие с нормами русского флота). В то же время свод замечаний по всем разделам проекта составил более 100 пунктов, которые касались широкого круга вопро­сов, что не удивительно, так как технический проект создавался в соответствии с немецкими стандартами и критериями.

К примеру, одним из основных недостатков про­екта стали предложенные немцами котлы Бельвиля, слишком большие и тяжелые для такого корабля и занимавшие на корабле слишком много места. Решением МТК котлы были заменены на 16 более легких водотрубных котлов треугольного типа системы Норманна , для размещения которых даже разрешили увеличить длину корабля на 2 метра . Тем самым «Вулкан» гарантиро­вал предусмотренную подписанным 17 августа контрактом 23-узловую скорость полного хода.

Изменения коснулись и усиления корпуса, улучшения системы автоматического предупреждения крена в случае пробоин, была улучшена вентиляция помещений, система аварийного затопления артиллерийских и минных погребов, усилена защита люков. Кроме боевой рубки для управления кораблем в бою под ней оборудовали центральный пост – дублирующий командный пункт. Также было повышено качество броневой защиты: для стен и траверза боевой рубки, стен башен (120 и 90 мм), подачных труб к ним и лицевой брони казематов 152-мм орудий (85 мм) должна была быть использована закаленная цементированная крупповская броня; для крыш и пола башен (25 мм), элеваторов (60 мм), свесов крыши боевой рубки – никелевая экстрамягкая броня.

МТК также отказался от малокали­берной артиллерии, располагавшейся на тяжелых марсах крейсера, а также предусмотрел ряд других усовершен­ствований. Например, одним из главных требований было повышение скорострельности: 152-мм орудие должно было делать не менее 6 выстрелов в минуту, 75-мм – не менее 12, а 47-мм – не менее 20. В этих целях даже увеличили с 8 до 12 число элеваторов для 152-мм боеприпасов.

Доработка проекта фирмой «Вулкан» продолжалась до конца 1899 года и даже после закладки головного корабля в Штеттине. Надо отметить, что, несмотря на хваленое «немецкое качество», строительство шло не совсем гладко. В те времена обычной практикой была ситуация, когда фирмы после заключения контракта утрачивали свою готовность идти навстречу заказчикам и выполнять новые требования. Здесь сыграла свою роль и медлительность МТК и Главного управления кораблестроения и снабжения (ГУКиС) России в принятии тех или иных решений, особенно связанных с согласованием сложных технических решений.

В случае с «Богатырем» возникли проблемы с проектированием и заказом брони для двух казематов и башен 152-мм орудий, заменой трехслойной броневой палубы на однослойную, пришлось отказаться от требования МТК забронировать все элеваторные шахты. Задержка с доставкой брони для броневой палубы привела к сдвигу сроков установки набора выше броневой палубы, и в дальнейшем сорвались сроки спуска корабля на воду, установки котлов и машин.

По данным Р.М. Мельникова, только на взаимное согласование МТК и фирмой «Вулкан» чертежей казематов 152-мм орудий и утверждением на них спецификаций ушло 16 месяцев, что в итоге привело к увеличению сроков постройки корабля с 24 до 32 месяцев.

Все же основной причиной срыва сроков строительства стала несогласованность действий МТК и фирмы изготовителя при проектировании и строительстве башенных установок. По мнению МТК немецкая сторона должна была спроектировать и установить башни, так сказать, в комплекте – с поворотными столами, механизмами подачи, заряжания и так далее. В свою очередь, фирма «Вулкан» планировала поставить только сами башни с центральными трубами и «куполообразными» крышами. В ходе последующих разбирательств и споров немцы решили использовать башни системы Круппа (по размерам и весу соответствующие башням 152-мм орудий броненосцев типа «Полтава»), однако это бы привело к серьезной перегрузке крейсера. В итоге МТК было принято решение изготовлять башни в России, что и было сделано – башни были спроектированы и изготовлены на Металлическом заводе в Санкт-Петербурге.

Однако полностью избежать строительной перегрузки не удалось – пришлось для компенсации лишнего веса уменьшить толщину верхнего бронирования казематов 152-мм орудий (передние стенки с 85 на 80 мм, задние – с 40 до 35 мм), боевой рубки (передних стен с 150 до 140 мм, задних со 100 до 90 мм) и принять ряд других мер.

В итоге 17 января 1901 года «Богатырь» был благополучно спущен на воду, а в ноябре впервые на «частном заводском испытании» развил скорость 24,33 узла, что в принципе можно было признать успехом. Последующие испытания также показали хорошие результаты.

По данным Р.М. Мельникова: «… при пробегах на мерной миле в Данцигской бухте 7 июня крейсер с перегрузкой 46 т (средняя осадка 6,31 м) показал среднюю скорость 23,45 узла; 9 и 10 июня в течение двух часов 6-часовых испытаний при средней мощности 20 368 л.с. на первом пробеге корабль развил скорость 23.9 узла, а средняя скорость обоих пробегов составила 23,55 уз.».

Испытания артиллерии также были успешны и не выявили серьезных недостатков. Были проведены одиночные и залповые стрельбы в Померанской бухте, в движении на 13-узловом ходу и на «стопе». Успешно действовали и башенные установки Металлического завода (в том числе на максимальном угле возвышения – 19,5 градусов), и система подачи, подъемные и накатные механизмы Обуховского завода, не допустили осечек и снаряды Ижорского завода. К осени 1902 года крейсер завершил все испытания, и 7 октября «Богатырь» прибыл в Кронштадт. В целом новый крейсер оправдал все надежды русских заказчиков и стал отличным приобретением для Российского Императорского флота.

Высокая оценка проекта и потребности в крейсерах такого типа послужили основой для решения строить еще несколько крейсеров: один для Балтийского флота и два для Черноморского флота, при этом все крейсера должны были строиться на отечественных верфях. В этих целях с фирмой «Вулкан» одновременно при заключении основного контракта на постройку «Богатыря» было достигнуто соглашение о поставках за дополнительную плату рус­ской стороне проектной документации для организации строительства серии однотипных крейсеров на отечественных заводах.

Постройка серийных крейсеров на заводах в Санкт-Петербурге, Севастополе и Николаеве имела свою специфику, так как требовалось переводить размеры из одной метрической системы в другую, подбирать марки стали и материалы, которые можно было изготовить в стране. Однако добиться точного соответствия было невозможно, и в последующем при строительстве пришлось применять материалы, превышающие исходные по толщине (и значит по весу), что вело к строительной перегрузке и снижению проектной скорости хода. В последующем только крейсер «Кагул» (будущий «Память Меркурия») смог превзойти «Богатыря» по скорости, показав на испытаниях скорость в 24,75 узла, однако испытания проводились без палубной артиллерии.

Вторым кораблем серии и первым из числа строившихся в России по чертежам «Богатыря» мог стать крейсер «Витязь», для которого приготовили деревянный эллинг на Галерном острове в Санкт-Петербурге. 21 октября 1900 года на стапель были доставлены материалы для днищевых конструкций, а официальная закладка корабля состоялась в присутствии великого князя генерал-адмирала Алексея Александровича 23 мая 1901 года. Но крейсер с таким именем так и не появился в составе российского флота – 1 июня во время пожара был уничтожен и стапель, и эллинг, и все собранные конструкции, строения и склады.

Вместо погибшего в огне пожара «Витязя» на стапеле в каменном эллинге Нового Адмиралтейства заложили новый крейсер по этому же проекту и с использованием заготовленных и заказанных для «Витязя» материалов и конструкций – им стал крейсер «Олег». Официальная закладка нового корабля состоялась 6 июля 1902 года в присутствии императора Николая II. Для Черноморского флота России предназначались еще два корабля – 27 февраля 1901 года на открытом стапеле Лазаревского адмиралтейства в Севастополе заложили крейсер «Очаков», а 23 августа в крытом эллинге Николаевского адмиралтейства – крейсер «Кагул».

Построенные по формально единому проекту крейсера отличались и от головного «Богатыря», и друг от друга. К примеру, корабли отечественной постройки лишились всех надводных минных аппаратов, имели увеличенные подбашенные отделения, бронирование на них получили все 12 элеваторов (на «Богатыре» – только 4), имели улучшенные боевые рубки. Вероятно, одним из самых важных достижений можно считать тот факт, что большинство устройств, машин и механизмов было изготовлено на отечественных заводах, хотя полностью от иностранной помощи не обошлось.

Правильная организация работ и дополнительное финансирование позволило в августе 1903 года спустить на воду крейсер «Олег» и в октябре 1904 года принять в строй российского флота. Интересно, что еще в апреле 1904 года (по данным В.П. Заблоцкого) корабль включили в состав Второй Тихоокеанской эскадры, в составе которой корабль принял участие в Цусимском бою.

На Черноморском флоте первым кораблем из серии «богатырей» планировали ввести в строй крейсер «Очаков», который по темпам строительства опережал балтийский «Олег». Но этого не случилось – сначала приоритеты в подготовке эскадры для Дальнего Востока, а затем Севастопольское вооруженное восстание в ноябре 1905 года, в результате которого крейсер, почти завершенный постройкой и приступивший к заводским испытаниям машин и артиллерии, был серьезно поврежден артиллерийским огнем береговых батарей и кораблей ЧФ, нарушили все запланированные сроки. Корабль вступил в строй флота только 10 июня 1909 года, на пять лет позже «Олега», и уже под именем «Кагул».

Второй черноморский «богатырь», крейсер «Кагул», строили также не быстро, только через 26 месяцев после его закладки на стапеле крейсер был готов к спуску на воду, 20 мая 1903 года. В состав Черноморского флота крейсер был включен в июле 1908 года, но уже под именем «Память Меркурия».

Каждый из кораблей серии в ходе своей боевой службы прошел несколько модернизаций и принял участие во многих значимых событиях российской истории – от русско-японской войны до Великой Отечественной, пройдя через огонь войн, восстаний и революций.

В качестве же заключения отметим, что еще в официальном отчете по морскому ведомству за 1897-1901 годы говорилось, что «прикрытый, частью бронированный крейсер «Богатырь», напоминая по виду высокобортный броненосец, и в действительности представляет собой линейный, легко бронированный корабль». Таким образом, крейсера этого типа по праву считались лучшими представителями класса средних бронепалубных крейсеров.

Литература:

Гармашев, А.А.Чертежи кораблей российского флота. Крейсер 1 ранга «Богатырь» /А.А.Гармашев. – СПб.: Частный военно-исторический архив.- 2003.- 30 с.;

Заблоцкий, В.П. Вся богатырская рать (Бронепалубные крейсера типа «Богатырь»).Часть 1/В.П.Заблоцкий//Морская коллекция, № 3(доп) – 2010. – 32 с.;

Заблоцкий, В.П. Вся богатырская рать (Бронепалубные крейсера типа «Богатырь»).Часть 2/В.П.Заблоцкий//Морская коллекция, № 1 (доп) – 2011. – 32 с.;

История отечественного судостроения. В пяти томах. Т.2. Паровое и металлическое судостроение во второй половине ХIХ в./Р.М.Мельников. Сост. Б.Н.Малахов. – СПб.: Судостроение, 1996. – 544 с.;

Катаев, В.И. Крейсер «Варяг» /В.И. Катаев //Морская коллекция, № 3 (51).- 2003.- 32 с.;

Крестьянинов, В.Я. Крейсер «Аскольд» /В.Я. Крестьянинов, С.В.Молодцов // Морская коллекция, № 1 (7).- 1996.- 32 с.;

Крестьянинов, В.Я. Крейсера российского императорского флота. 1856-1917 годы. Часть 1 /В.Я. Крестьянинов. – СПб.: Галея-Принт, 2009.- 212 с.;

Лисицын, Ф.В. Крейсера Первой мировой: уникальная энциклопедия /Ф.Лисицын. — М.: Яуза: ЭКСМО, 2015.- 448 с.;

Мельников, Р.М. Крейсер «Богатырь». Серия «Корабли отечества № 7, 1995 / Р.М.Мельников. – СПб.: Гангут, 1995. – 32 с.;

Мельников, Р.М. Крейсер «Богатырь». Серия «Стапель № 6, 2009 / Р.М.Мельников. – СПб.: ЛеКо, 2009. – 72 с.;

Мельников, Р.М. Крейсер «Очаков». Серия «Замечательные корабли/ Р.М.Мельников. – Ленинград: Судостроение, 1986. – 256 с.;

Хромов, В.В. Крейсер «Олег» /В.В.Хромов //Морская коллекция, № 1 (82) – 2006. – 32 с.

Источник — https://zen.yandex.ru/media/navygaming/kreiser-bogatyr—dalnii-razvedchik-pri-eskadre-6061a9c7973e17400a6c34f0

Подписаться
Уведомить о
1 Комментарий
Старые
Новые Популярные
Межтекстовые Отзывы
Посмотреть все комментарии
Альтернативная История
Logo
Register New Account
Reset Password
Compare items
  • Total (0)
Compare