16
10

С огромным уважением к Андрею Толстому, нагло ворую у него часть его АИ, смея вносить корректировочки под свой вкус. Пушечный царь стал пушечным королем.

Содержание:


1881 год. Санкт-Петербург. Кабинет очень важной персоны

– Присаживайтесь, господа. Вопрос, по которому я вас пригласил, чрезвычайно важный и разговор у нас будет долгий.

Трое людей, стоящих в кабинете высокого начальства, синхронно кивнули, расселись и принялись внимательно слушать.

– Несмотря на трагическую гибель своего батюшки, Государь-Император нашел в себе силы выслу­шать мою докладную записку по состоянию российской армии и флота. Его Императорское Вели­чество лично соизволил сделать замечания по ряду важнейших вопросов, в том числе и по состоя­нию артиллерии русской армии. Как Вы понимаете, господа, переход к унитарным патронам безоговорочно решен в пользу единого заряда. В связи с этим решен вопрос по переводу военных заводов на выпуск унитарных зарядов. Повышенная скорострельность не только обеспечивает более эффективный огонь, но и значительно повышает расход снарядов. Принято решение, для увеличения выпуска снарядов и повышения их качества, провести реорганизации на четырех заводах – Ижорском гильзовом заводе Морского ведомства, гильзовом заводе Общества Тульского меднопрокатного и патронного завода, Александровском сталелитейном заводе, а также на вашем гильзопатронном заводе братьев Барановских, уважаемые господа промышленники.

Трое «уважаемых господ промышленников» согласно кивнули.

Меж тем его высокопревосходительство продолжал.

– Ваше ходатайство, Петр Викторович, о расширении вашего завода и передачи ему казенных заказов вскоре будет удовлетворено. И в этом я вам ручаюсь. Но и у нас к вам есть ряд встречных предложений, к которым, я надеюсь, вы прислушаетесь. Так вот, по Ижорскому и Тульскому заводу у нас никаких проблем нет. С вашим заводом вроде все тоже в порядке. А вот Александровский завод в Петрозаводске вызывает у нас глубокую тревогу. После перехода с гладкоствольной и дульно­зарядной артиллерии на нарезную и казнозарядную, завод испытывает серьезные финансовые трудности. Да что там трудности – завод в долгах, как в шелках. И самый большой долг у него перед государством. В связи с этим созрела необходимость передачи завода в казну. Однако на пути к осуществлению этого замысла решительно встало военное ведомство, прежде всего упирая на возможные финансовые затраты. Государь-император к лишним тратам относится крайне отрица­тельно, и военным удалось его переубедить. И тогда было принято половинчатое решение: завод за долги забирается в казну с последующей продажей его частным лицам. Вот тут-то в разговоре с государем-императором всплыли ваши имена. Особенно Государь помнит вас, уважаемый Владимир Степанович. Стрельба разрывными гранатами из легких пушек очень впечатлила его. Ну как – возьметесь, господа, за создание русской нарезной артиллерии?

– Ваше превосходительство, как и в случае с долгами Александровского завода, все упирается в финансы. Дозволено ли нам будет узнать, в чем конкретно вы видите нашу задачу и на какие финансы мы можем рассчитывать?

– Что до задачи, это прежде всего изменение продукции Александровского завода. На заводе необходимо наладить выпуск гильз и снарядов для военного  и морского ведомства. Второй задачей видится выпуск нарезных орудий всех калибров для русской армии и флота. С финансами не беспокойтесь, казна готова пойти на выдачу вам льготного кредита на 10 лет с последующим погашением его продукцией завода. Тем более что Государь особо подчеркнул, что он является сторонником политики протек­ционизма и опоры на отечественного предпринимателя. Его Императорское Величество уже дал распоряжение министерству финансов о выкупе участков, прилегающих к Александровскому заводу, у местных обывателей. Кроме того, вам будет передано Егерское поле между Лососинской и Ригачной дорогами под Петрозаводском для устройства там образцового артиллерийского полигона. Государь желает иметь еще одно развитое артиллерийское производство, не уступающее Обуховскому или Путиловскому заводам. Решение за вами, господа.

– Боюсь, мы вынуждены будем отказаться.

– Но почему же, голубчик, Петр Викторович?

– У нас нет опыта создания артиллерийских орудий большого калибра, а создание производств, подобных Обуховскому, без этого будет весьма затруднительно.

– Какая ерунда! От вас никто и не требует производства крупнокалиберных орудий на завтрашний же день, я лично распоряжусь, чтобы Обуховский и Путиловский завод сотрудничал с вами в плане обмена опытом. Господа, армии и флоту нужна единообразная, эффективная артиллерия с наиболее возможной заменяемостью и стандартизацией узлов, калибров, зарядов — конечно, без фанатизма, не в ущерб делу. Делать одинаковыми полковые трехфунтовки и трехфунтовки корабельные, конечно, никто вас не заставит. Ну а в ближайше годы я жду от вас, что вы на себя возьмете выпуск орудий малого 37-мм и 47-мм калибра для русского флота и среднего калибра 4- и 9-фунтовых пушек для армии. Как я знаю, Владимир Степанович, вы уже успешно испытали 2,5-дюймовую пушку; я думаю русская армия ею заинтересуется. И нельзя ли на основе этого орудия наладить выпуск 3 дюймовой пушки? Или, возможно, более крупного калибра? Впрочем, это может пока подождать. Со своей стороны мы готовы обеспечить вас заказами от военного ведомства и флота.

Король пушек. Часть 1

Двухсполовиной дюймовое орудие Барановского на станке Барановского

– Ну что ж, обещать мы ничего не можем, но попытаться стоит. Я останусь в Петербурге, а на Александровский завод мы отправим Виктора Степановича, а конструирование орудий возглавит Владимир Степанович. Если бы и с Обуховского и с Путиловского завода прибыли туда специалисты, дело пошло бы быстрее и лучше.

– Решено. Я поговорю с ними, специалисты будут. Ну, с богом, господа. Подробности оговорим позже…

Несколькими неделями позже. Тот же кабинет той же очень важной персоны

– Ну что, господа, по вашему виду я вижу, что вы что-то решили. Присаживайтесь и излагайте, с чем пришли, я вас внимательно слушаю.

Трое братьев Барановских сели и, переглянувшись, безмолвно поручили вести речь Владимиру Степановичу.

– Тщательно изучив площадку в Петрозаводске, мы предлагаем следующий вариант. Россия нуждается в самых лучших в мире пушках, мы же пока что в основном копируем зарубежные системы, а значит все время обречены иметь пушки не самые новые и не самые лучшие. Александровский завод… там налаженный процесс, опытные мастера, хорошие традиции, но он не самым лучшим образом расположен: туда нет железной дороги. Там только леса и болота. Зимой реки замерзают, подвоз сырья осложнен, выпуск крупных партий продукции будет обходиться в копеечку. Даже если мы проведем полное перевооружение завода на новые машины, вряд ли удастся загрузить их более чем на 50% — вы же не станете платить нам за пушки больше, чем платите Путилову. Завод разорился не просто так, и он останется нерентабельным. Вот, пожалуйста, расчеты. Я инженер, а не волшебник,  и я не возьмусь сотворить чудо, но могу предложить другое решение.  Вот план, посмотрите: на Петрозаводской площадке мы развернем опытно-конструкторское производство.  Там будут механические цеха, полигоны для испытания орудий и брони и небольшая верфь, на которой мы будем монтировать опытные корабельные установки на специальные баржи и испытывать их в Онежском озере. Там мы будем разрабатывать лучшие в мире пушки и снаряды.  А производство этих орудий мы развернем на наших заводах и на новом заводе в Мариуполе, я все подсчитал, вот проект, посмотрите: металлургический завод, механический, моторный. Руда там рядом, уголь там близко — через 5 мы сможем изготавливать там любые полевые орудия для армии и малокалиберную артиллерию для флота, а спустя еще 10 лет — даже самые мощные бронебашни для самых тяжелых морских пушек. И доставлять их можно будет морем на верфи Николаевска и Севастополя, или по рекам на Балтику.

 — Помилуйте, господа! Вы втрое превысили смету. Вдобавок Алексеевский завод будет работать, переводить на стружку лучший металл, потреблять уйму снарядов, вы же заложили по 10 тысяч испытательных выстрелов в год, и отдельной строкой еще добавили регулярную закупку за рубежом новейших образцов, все это будет жрать деньги, а на выходе будет выдаваться только чертежики? И вы говорите про себестоимость?

Слово взял Петр Викторович:

— Я говорил с Николаем Ивановичем и с Павлом Матвеевичем, они согласны в этом участвовать, и пошлют не только инженеров с Путиловского и с Обуховского, но и частично финансирование на себя возьмут.  Если мы хотим дать России лучшие в мире пушки, мы должны тратить на это немало денег.

В кабинете воцарилась тишина.

— Край лесов и край болот.. и лучшие в мире пушки. Хорошо! Я поговорю с Государем. Возможно, казна возьмет на себя половину или даже больше расходов на содержание Алексеевского опытно-конструкторского завода — но за его реконструкцию вы отдадите кредит сполна. И знаете что, господа, на Алексеевском заводе я введу небывалые меры секретности. Иностранные государи не должны узнать, что там у нас за пушки, пока их снаряды не упадут на голову их солдат.

1890 год. Правление «Онежского опытного механического завода»

– Опять трехфунтовый снаряд разорвало при выстреле. Иванову чуть не оторвало руку. Я же говорил тебе, не получится создать такую маленькую разрывную гранату для морского орудия. Все, сворачиваем эти работы, сосредоточимся на четырехфунтовке.

— Ты видел новую крупповскую 88мм морскую пушку?  Снаряд 15 фунтов, летит на 11500 ярдов!  При этом весит меньше полутора тысяч фунтов. На двуколке увезти можно!

Король пушек. Часть 1

Крупповская 87мм морская пушка

— Ну, про двуколку ты конечно загнул, а в целом да, неплохая машинка. Но! Длина ствола какая там? 8 футов 8 дюймов, то есть 30 калибров. Ни рыба, ни мясо. Машину у миноносца она не проломит, а для пехоты она тяжеловата. Моя четырехфунтовая система лучше! Мощное морское орудие со стволом в 55 калибров, дивизионная пушка в 40 калибров и полковая гаубица со стволом 15 калибров. Унификация!

— Братец, ты со своими 55 калибрами надоел. Только о них и говоришь, да ведь не получится же.

— Получится. Буду хоть 5 лет мучиться, но получится. Будет 850 м/с скорость снаряда. И затворы непременно автоматические.  Чтобы одним движением руки открывались и закрывались.  15 выстрелов в минуту! И три фунта взрывчатки в фугасном снаряде…

— Я тебе верю, брат. Пятидюймовку ведь ты сделал. А ведь наши флотоводцы чуть не купили у Канэ его орудие!

— Ну, справедливости ради, 120мм пушка Кане не намного моей хуже.

— Как же «ненамного», голубчик, в твоих снарядах по пять фунтов пороха!

127м/55кал орудие Барановского

127/50мм пушка Барановского обр. 1890г

127/50мм пушка Барановского обр. 1890г. Длина ствола 6300мм, масса ствола с затвором 2800кг, вес установки со щитом — 7,8 тонны. Снаряды обр.1890г: масса унифицирована — 32,76кг (2 пуда), фугасный содержит 5 фунтов пороха (2,05кг), бронебойный — 1 фунт пороха (0,41кг), начальная скорость 760 м/с. Снаряды обр.1901г: бронебойный — 0,65 кг тола, фугасный — 2,56 кг тола, начальная скорость 823м/с. Дальность стрельбы при 25° — 11 306м. Затвор поршневой полуавтоматический, скорострельность 15 выстр/мин теоретическая, 11 выстр/мин практическая.

 

87мм/55кал орудие Барановского

87мм/55 пушка Барановского обр.1897г. 87мм/55 пушка Барановского обр.1897г. Вес установки со итом на станке конструкции Барановского – 2,5 тонны. Вес снарядов образца 1897 года – бронебойный 8,2кг, 0.4 кг ВВ, фугасный 7,2кг, 1,23 кг ВВ и шрапнельный снаряд 8,2кг. Выстрелы унитарные. Вес заряда в бронебойном патроне – 3,0 кг, давление при выстреле 2,550 кг/см2, в фугасном — значительно меньше.  Начальная скорость бронебойного снаряда 850м/с., фугасного — 500м/с. Дальность стрельбы фугасным снарядом при угле возвышения 35° – 9000м.  Затвор полуавтоматический, горизонтальный, клиновой. Скорострельность – 16 выстр./мин. Компрессор гидравлический. Накатник пружинный. Подъемный механизм – зубчатый, дуговой. Ресурс ствола при стрельбе бронебойными снарядами около 3000 выстрелов.

(за основу брал эту пушку)

.

Полковая 87мм гаубица Барановского обр.1894г

Полковая 87мм гаубица Барановского обр.1894г.  Длина ствола 1,1м (13 калибров). Вес на колесном лафете – 730кг. Выстрелы унитарные. Фугасный снаряд образца 1897 года — 9,2кг, 1,1 кг пороха. Фугасный снаряд образца 1898 года — 9,7кг, 2,5 кг тола. Вес заряда в  фугасном патроне обр.1998г — 10 унций (320гр).  Начальная скорость — 297 м/с. Дальность стрельбы максимальная – 5000м.  Компрессор гидравлический. Накатник пружинный.

1894 год. Правление «Онежского опытного механического завода»

 – Ну и как вам речь Его Императорского Величества?

– Ох, и задана ж задача… Он же фактически требует, чтобы мы десятидюймовые пушки сделали такими же мощными, как двенадцатидюймовые! Даже еще мощнее!  «Пуд пироксилина в бронебойном, три пуда в фугасе»! «Пробивать 12 дюймов Гарвеевской брони на дистанции 60 кабельтовых»!  «Два выстрела в минуту при любых углах возвышения»!

– Петр Викторович! Да он же эти характеристики с вашей похвальбы берет.

– Да, да, было дело.. Хвастался, да. И у меня получится! Должно получиться! Недавно с Дмитрием Ивановичем пообщался, он мне посоветовал добавить марганец в сталь.

Король пушек. Часть 1

Башня с двумя орудиями 254/52

Изобретенный Барановским механизм заряжания устанавливался на качающейся части орудия, таким образом обеспечивая заряжание при любых углах возвышения.
Снаряды с элеватора подавались на перегрузочную площадку на подавателе, и уже с нее загонялись в ствол цепным досылателем. Практическая скорострельность орудий стала равной 2 выстрела в минуту.

продолжение следует…

(фактически я в этой АИ ввожу орудия с характеристиками, почти точно соответствующими реально существовавшим пушкам, но делаю это на несколько лет раньше)

Подписаться
Уведомить о
48 Комментариев
Старые
Новые Популярные
Межтекстовые Отзывы
Посмотреть все комментарии
Альтернативная История
Logo
Register New Account
Compare items
  • Total (0)
Compare