×
16
8
Конец эпохи мониторов

Конец эпохи мониторов

Интересная статья Дмитрия Буянова с сайта WARSPOT.

Содержание:

Десанты на Сицилии, в Кампании и Салерно показали союзникам важность поддержки огнём тяжёлых кораблей. Изначально планировалось высадить три дивизии в первом эшелоне, поддержанные пятью линкорами и мониторами, но увеличение наряда сил до пяти дивизий вызвали проблемы с численностью корабельного состава. В последующих боях англичане постарались этого избежать. Впереди у мониторов были последние бои Второй мировой.

Кроме нехватки десантных кораблей, командующего объединёнными морскими силами адмирала Бертрама Рамси беспокоило и недостаточное число кораблей поддержки. США, занятые в Тихом океане, не считали возможным выделить дополнительные единицы, Великобритания не хотела уменьшать силы Флота метрополии в Скапа-Флоу. Вопрос с десантными кораблями решился отменой запланированной операции в Бирме, а вот из тяжелых кораблей смогли наскрести только линкоры «Нельсон», «Родни», «Рамиллиес» и мониторы «Эребус» и «Робертс».

Окончание ремонта «Эберкромби» к необходимому сроку считалось маловероятным, так что в состав сил поддержки пришлось включить и поврежденный у Салерно «Уорспайт», отремонтированный на скорую руку. На берегу Ла-Манша эти силы ждали многочисленные батареи береговой артиллерии калибром до 380 мм, так что сообщение, что США выделят дополнительно три старых линкора, было встречено с облегчением.

«Робертс» ведет огонь по батарее Ульгат, 6 июня 1944 года

«Робертс» ведет огонь по батарее Ульгат, 6 июня 1944 года

«Робертс» вместе с «Рамиллиесом», «Уорспайтом» и шестью крейсерами составил самое мощное соединение, предназначенное для участка высадки «Суорд» на самом востоке будущего плацдарма, так как кроме более мощной береговой обороны ожидалось и более сильное сопротивление противника после — при обороне Кана, закрывающего дорогу на Париж.

4 марта монитор вышел из Порт-Саида и отправился в Великобританию для подготовки к «Нептуну». 3 апреля корабль прибыл в Клайд, где провёл учебные стрельбы по хребту Кинтайр вместе с другими кораблями огневой поддержки. Низкая скорость корабля заставила его перейти в Спитхэд отдельно своей группы, где он с 28 мая ожидал приказа на вторжение.

Вечером 5 июня монитор покинул Спитхэд и отправился через Канал вместе с другими кораблями конвоя S.6, бросив якорь на своей огневой позиции в 05:20 6 июня. Ночью позиции немцев атаковали более 1000 английских бомбардировщиков, на рассвете их дело продолжили американские. Так как позиция «Робертса» находилась всего в 11 милях к западу от Гавра с его береговыми батареями, то с востока авиация прикрыла её дымовой завесой.

Через три минуты после занятия позиции «Робертс» открыл огонь по назначенной ему цели — батарее из шести старых французских 155-мм орудий K420(f) у Ульгата, из которых два стояли в казематах, а два успели вывести из строя бомбардировщики. В 05:35 к позиции английских кораблей подошли вышедшие из Гавра после сообщения о воздушном десанте три немецких миноносца 5-й флотилии — «Ягуар», «Мёве» и Т 28. Не замеченные на переходе – лишь одиночный самолет обстрелял их из пушек, выведя из строя две трубы торпедного аппарата на Т 28 — немцы дали 16-торпедный залп по ничего не подозревающим англичанам.

Две торпеды прошли между линкорами «Уорспайт» и «Рамиллиес», одна едва не поразила флагман контр-адмирала Тэлбота «Ларгс», а четвертая попала в норвежский эсминец «Свеннер» (бывший британский «Шарк») и потопила его. «Робертс», счастливо избежавший попадания двух торпед, прошедших с двух сторон от корабля, был вынужден сняться с якоря и начать маневрирование. Только после этого британские корабли заметили противника, и «Уорспайт» открыл по ним огонь из вспомогательного калибра, используя РЛС, чуть позже к нему присоединились и остальные корабли.

Схема атаки миноносцев 5-й флотилии

Схема атаки миноносцев 5-й флотилии

Монитор, занятый обстрелом Ульгата, миноносцы достать не мог, так как его 102-мм орудиям просто не хватало дальности. В итоге отходящие немецкие миноносцы попаданий не получили — единственной жертвой огня англичан стал небольшой сторожевик V 1509, что случайно оказался в районе боя и поймал 381-мм снаряд с «Уорспайта», отправивший бывшего китобоя на дно. «Робертс» выпустил по батарее у Ульгата 27 снарядов, не достигнув при этом никакого успеха, причём было отмечено, что часть бронебойных снарядов попросту не взорвалась из-за болотистой почвы в районе цели.

В течение дня «Робертс» несколько раз открывал огонь по проявляющим себя батареям немцев или узлам сопротивления, скоплениям войск и прочим целям, когда высадившиеся войска продвинулись вглубь от побережья. Особенно успешным был обстрел Ульгата во второй половине дня, когда после 16 снарядов истребители сообщили о нескольких прямых попаданиях и двух мощных взрывах. В 21:30, когда корабль обстреливал скопление техники около плацдарма, раздался мощный взрыв, и кусок металла пролетел над мостиком. Осмотр выявил, что произошло то же самое, что и ранее с «Эребусом», а кожух правого орудия раскололся на несколько частей.

Немецкий миноносец Т 28. Послевоенное фото, уже в качестве французского Т-08 «Лорран». Зенитные 37-мм автоматы заменены на 40-мм «Бофорс», немецкие РЛС — на американские

Немецкий миноносец Т 28. Послевоенное фото, уже в качестве французского Т-08 «Лорран». Зенитные 37-мм автоматы заменены на 40-мм «Бофорс», немецкие РЛС — на американские

Так как орудие полностью не разрушилось, то его обмотали для сохранности тросом. Расчёт башни решил, что прозвища орудий — «Мерзкая Лу» для левого и «Сладкая Сью» для правого — были выбраны неправильно. Вечером монитор получил приказ вместе с «Рамиллиесом» отойти в Портсмут для пополнения боекомплекта, хотя израсходовал к тому времени всего 75 снарядов. На позиции остался один «Уорспайт», пока на следующий день его не сменил «Нельсон». Всего три корабля израсходовали около 500 381-мм снарядов — в основном, по береговой обороне.

У берегов Франции

После осмотра ствола в Портсмуте было решено отложить его замену до износа левого орудия, и 9 июня монитор ушел к плацдарму с одной боеспособной 15-дюймовкой. 10 июня он поддержал наступление бронетанковой дивизии на Виллер-Бокаж, а с утра следующего дня поддерживал войска в районе Жувиньи, в 11 милях от Кана. За два с половиной дня монитор нанес 19 ударов, от 4 до 20 снарядов в каждом, ведя огонь в дневное время с якоря в миле от берега. Дистанция огня превышала 27 км (30 000 ярдов), и в одном случае даже пришлось создать искусственный крен в 3° затоплением для повышения угла возвышения орудия. Когда 14 июня «Робертс» пришел в Портсмут для замены орудий и пополнения боекомплекта, от первоначальных 235 снарядов в его погребах оставалось только 37.

Монитор вернулся к побережью Нормандии через неделю, 21 июня. На восточном фланге 1-й корпус удерживал позиции в районе устья реки Орн, восточнее реки немцы продолжали цепляться за побережье, используя для обстрелов кораблей и войск союзников как стационарные береговые батареи, так и полевую артиллерию. Хотя орудия последней было тяжело обнаружить, их огонь обычно легко подавлялся вследствие незащищенности позиций.

Линкор «Родни» ведёт огонь по целям в районе Кана

Линкор «Родни» ведёт огонь по целям в районе Кана

Проблемой были свой же зенитный огонь и атаки немецких истребителей на самолёты-корректировщики. В течение трех дней после возвращения к плацдарму «Робертс» выпустил около 80 снарядов по укреплениям и батареям немцев. 26 июня он поддержал операцию «Эпсом» — наступление через реку Одон юго-западнее Кана. По утренней заявке войск корабль отстрелял около 100 снарядов по двум целям у деревни Карпике, но так как не удалось установить надежную связь ни с передовыми наводчиками, ни с авиацией, то большая часть снарядов была выпущена без корректировки.

В течение следующих дней обстановка была спокойной, и в первый день июля монитор вернулся в Портсмут для пополнения запасов и боекомплекта. К концу месяца англо-канадские войска на востоке плацдарма всё так же упирались в Кан, так что вернувшийся 3 июля «Робертс» совместно с «Родни» и крейсерами «Белфаст» и «Эмерод» должен был поддержать очередное наступление на город. К этому времени командование силами огневой поддержки переместилось со штабного корабля «Ларгс» на берег, в Курсель.

Атака (операция «Чарнвуд») началась утром 8 июля после массированного воздушного удара почти 500 «Ланкастеров», вываливших на немцев 2000 тонн бомб. Так как из опасения поразить свои войска бомбардировщики в основном разнесли сам Кан, то основная нагрузка легла на полевые батареи и морскую артиллерию. Целью кораблей стали позиции вокруг деревни Карпике, дороги из Кана и скопления танков. Так, огонь артиллерии сорвал попытку 21-й танковой дивизии немцев переправиться через канский канал — в частности, «Робертс» по заявке 3-й канадской дивизии выпустил около 40 снарядов по перекрестку. В этот день артиллерийский офицер монитора лейтенант-коммандер Уиттоу применил достаточно оригинальный способ стрельбы: не имея времени для затопления буля и создания крена для увеличения угла возвышения орудий, он залпом раскачал корабль, и таким образом дотянулся на нужную дистанцию. Разрушенный Кан был занят войсками утром 9 июля, а впечатлённые стрельбой канадцы вечером прислали целую благодарственную делегацию на амфибиях DUKW.

Экипаж монитора «Робертс», 1944 год. В центре сидит командир корабля Рональд Данбар

Экипаж монитора «Робертс», 1944 год. В центре сидит командир корабля Рональд Данбар

Всё это время неподавленные батареи противника к востоку от устья Орна обстреливали корабли поддержки, но попаданий было мало — в частности, «Робертс» получил только осколочные повреждения дымовой трубы. К тому моменту, когда союзники 23 августа взяли Ульгат, суммарно он получил 216 15-дюймовых и 16-дюймовых снарядов с линкоров и мониторов, а также 928 снарядов вспомогательного калибра, не считая многочисленных авиабомб.

Последней операцией монитора в районе Кана стал «Гудвуд», наступление англо-канадский войск юго-западнее Кана. После традиционного удара тяжелых бомбардировщиков в дело вступила полевая артиллерия, поддержанная «Робертсом» и крейсерами «Мауритиус» и «Энтерпрайз», расчищая дорогу трем бронетанковым дивизиям англичан (7-я, 11-я и Гвардейская). Продвинувшись за 3 дня упорных боев всего на 10-11 км англичане потеряли около 400 танков, после чего наступление заглохло. 23 июля «Робертс « был сменен «Эребусом», в Портсмуте его ждали очередная замена стволов, ремонт и отдых экипажу после 6 недель у побережья Нормандии, в течение которых он израсходовал 692 снаряда главного калибра, включая около 60, выпущенных в день Д.

Отзывается на кличку «Счастливчик»…

Пока «Робертс» и «Эребус» громили оборону и войска на побережье Нормандии «Эберкромби» неспешно ремонтировался в итальянском Таранто после подрыва на мине в гавани Салерно. После 9 месяцев в Италии отремонтированный монитор 15 августа 1944 года прибыл на Мальту и приступил к тренировкам подрастерявшего за долгую стоянку свои навыки экипажа. Однако боевая подготовка оказалась короткой — 21 августа, находясь на учениях у маяка Делимара (Delimara Light) к юго-востоку от острова, монитор опять попал на немецкие мины. Первый взрыв раздался справа в носу, в результате взрыва образовалась пробоина размером 5,5×1,2 м (16×4 фута), вышло из строя якорное устройство и холодильники, а монитор потерял ход. Обшивка получила повреждения на протяжении 10 м (32 фута), вода начала затапливать нижнюю палубу корабля.

Через 10 минут раздался второй взрыв, на этот раз под дном сразу за грот-мачтой. Пробоина от второго взрыва была меньше чем от первого, 3×1,2 м, но набор корпуса и обшивка были вмяты вовнутрь на 1-1,5 м на протяжении более 10 метров. Повреждения получил киль корабля, погнуло оба гребных вала, из-за чего корабль окончательно потерял ход, вдобавок оторвало А-образный кронштейн гребного вала правого борта. Затопило нижнюю палубу корабля в корме, в том числе кормовой погреб «пом-помов», рулевую машину и коридоры гребных валов. Монитор отдал якорь, что бы избежать дальнейших подрывов, образовавшийся крен в 4,5° на правый борт исправили перекачкой топлива. Поспешившие на помощь траулеры «Кава» и «Джулиет» обощли «Эберкромби», обнаружив вокруг корабля еще 4 якорных мины, после чего монитор отбуксировали с минного поля в Гранд-Харбор. К счастью жертв было не много — один раненый скончался на следующий день, а вот исправление полученных повреждений заняло целых 11 месяцев.

Бои за устье Шельды

Рухнувший после Фалезкого котла немецкий фронт открыл войскам союзников дорогу вглубь Франции. 21 группа армий стремительно выдвигалась к Сене, 25 августа был освобожден Париж, действующие на левом фланге англо-канадские войска 1 сентября вошли в оставленный без боя Дьепп, а 4 сентября заняли Антверпен. Быстрое продвижение войск оставило на побережье Ла-Манша множество городов с немецкими гарнизонами, делавшими не возможным использование портов для снабжения наступающих.

Захваченное на батарее в районе Булони орудие

Захваченное на батарее в районе Булони орудие

Кризис с снабжением вынудил провести ряд операций по освобождению побережья: 12 сентября был захвачен объявленный крепостью Гавр (Операция Astonia), через 10 дней канадцы из 3 пехотной при поддержке британской 79 бронетанковой дивизии взяли штурмом «фестунг» Булонь (Операция Wellhit), 29 сентября после повторной атаки канадцев и 6 штурмового полка королевских инженеров сдались батареи мыса Гри Не(Cap Gris Nez ), 1 сентября-прикрываемый ими Кале (операция Undergo). Дюнкерк был блокирован небольшими силами и оставлен до конца войны. Не смотря на успехи в захвате портов проблемы с снабжением не были решены полностью-крупный Гавр находился в 350 км от Антверпена, а тот же Дьепп мог обеспечить только четверть потребностей 21 группы армий, не говоря уж о отделившихся от англо-канадцев американских дивизиях, составивших 12 группу армий.

Находившийся около линии фронта порт Антверпена был недоступен для кораблей союзников, так как увлекшись идеей прорыва за Рейн Монтогомери пренебрег освобождением устья реки Шельда в пользу проведения операции Маркет-Гарден. Основным препятствием был остров Валхерен, соединенный с материком только узкой, хорошо простреливаемой дамбой и для его освобождения было решено провести десантную операцию. На острове размещались батареи двух дивизионов береговой артиллерии, так что кроме непосредственной поддержки десанта потребовалось создать группу для ее подавления, в которую вошли «Робертс», «Эребус» и «Уорспайт».

Карта операций «Виталити» (занятие полуострова Зюд-Бевеланд) и «Инфэтуэйт» (взятие острова Валхерен)

Карта операций «Виталити» (занятие полуострова Зюд-Бевеланд) и «Инфэтуэйт» (взятие острова Валхерен)

Для подготовки к операции мониторы 5 октября перешли из Портсмута в Дувр в сопровождении эскортного эсминца Retalick. Однако перед штурмом самого острова требовалось подавить сопротивление немцев севернее Антверпена, да и на южном берегу Шельды за каналом Леопольда продолжали держаться прижатые к реке немецкие подразделения, так что мониторам пришлось провести в ожидании весь октябрь, пока канадские войска медленно теснили противника. Все это время мониторы находились в 48 часовой готовности или в устье Темзы или у Рамсгейта. 31 октября корабли собрались у Даунса и в 23-00 8 уз ходом вышли к Валхерену, только по везению не обнаруженные по пути немецкой 280-мм батареей «Шельда», когда корабли случайно осветил ракетами свой же бомбардировщик «Москито».

Остров было решено брать комбинированной атакой с трех направлений: с полуострова Зюд-Бевеланд атаковали части 52-й пехотной дивизии, в Флиссинген высаживалось 4-е коммандо с южного берега Шельды, а в Вестакапелле – 4-я бригада специального назначения. Сам остров на тот момент оборонялся 70-й пехотной дивизией немцев под командованием генерал-лейтенанта Вильгельма Дазера, но основную угрозу десанту представляли береговые батареи 202-го морского артиллерийского дивизиона под командованием корветтен-капитана Роберта Опалки, прикрытого батареями 810-го морского зенитного дивизиона корветтен-капитана Ганса Кёлля.

202-й дивизион состоял из девяти батарей: 1-я батарея в Кнорре c четырьмя 150-мм орудиями SKL/45 (отметка W11 на британских картах), 4-я батарея в Весткапелле c четырьмя 94-мм орудиями «Виккерс» (отметка W15), 5-я батарея в Осткапелле с таким же вооружением (отметка W19), 7-я батарея в Заутеланде с четырьмя 155-мм орудиями K416(f) (отметка W13) и 8-я батарея в Домбурге с четырьмя 220-мм орудиями K532(f) (отметка W17). Кроме перечисленных, две батареи находились на острове Норд-Бевеланд, а ещё две — на южном берегу Шельды, но они уже были захвачены войсками Союзников. Четыре тяжёлых батареи 810-го дивизиона располагались в районе Флиссингена, имея каждая по четыре 105-мм орудия SKC/32.

Полковник Ойген Райнхард (слева), командир 1019-го гренадёрского полка 70-й пехотной дивизии

Полковник Ойген Райнхард (слева), командир 1019-го гренадёрского полка 70-й пехотной дивизии

Утром 1 ноября «Уорспайт», «Робертс» и «Эребус» заняли позиции в 11 милях от Валхерена. Казалось, в этот день против десантников ополчились и природа, и техника. Сначала по погодным условиям пришлось отменить удар тяжёлых бомбардировщиков, ограничившись штурмовкой «Тайфунами», затем выяснилось, что самолёт-корректировщик из-за тумана тоже вернулся на аэродром. Когда в 08:15 корабли открыли огонь, у «Эребуса» вышла из строя башня, из-за чего монитор молчал до 09:26. «Робертс» обстрелял пятью снарядами РЛС и перенёс огонь на батарею в Весткапелле (W15), но был вынужден взять на себя и батарею в Заутеланде (W13), пока «Уорспайт» обстреливал самую мощную батарею в Домбурге.

Двух стволов на две вражеских батареи в условиях плохой видимости оказалось совершенно недостаточно, и батарея в Заутеланде устроила просто бойню прикрывающим десантные суда кораблям Эскадры поддержки восточного фланга (Support Squadron Eastern Flank — SSEF).

Только ограниченный запас снарядов из-за затопления погребов батареи (3 октября бомбардировщики разрушили дамбу у Весткапелле, затопив большую часть острова) спас высадку. Вести огонь по едва виднеющемуся над морем острову, затянутому дымом и туманом, было сложно, и в 10:00 корректировочная группа попросила прекратить огонь по батарее в Заутеланде (W13), так как на подходе были высадившиеся коммандос. В 11:40 их отряд был остановлен пулемётным огнём с батареи; удар ракетами с вызванных после полудня четырёх «Тайфунов» не смог сломить сопротивление немцев, и коммандос пришлось запрашивать поддержку мониторов.

На посту управления огнем монитора «Робертс» во время бомбардировки Валхерена. Слева стоит артиллерийский офицер связи капитан Мусто. Рисунок Стивена Бона

На посту управления огнем монитора «Робертс» во время бомбардировки Валхерена. Слева стоит артиллерийский офицер связи капитан Мусто. Рисунок Стивена Бона

«Робертс» начал в 13:10 обстрел позиции в отметке W287 и успел выпустить по ней пять снарядов, после чего был наведён на новую цель, однако после первого же залпа монитора миномёты с батареи в Заутеланде (W13) уничтожили группу корректировщиков. Пришлось опять вызывать «Тайфуны»: в 16:00, после 15-минутного обстрела «Робертса» и армейской артиллерии с южного берега Шельды, восемь истребителей-бомбардировщиков нанесли удар 500-фунтовыми (227-кг) бомбами, что позволило коммандос занять почти всю батарею. Лишь на дальнем конце немцы до наступления темноты продолжали оказывать сопротивление при поддержке одиночного «Эрликона». Вечером мониторы, опасаясь атак торпедных катеров, отошли к Бельгийскому побережью, а «Уорспайт» с полностью изношенными орудиями ушёл в Англию, унося на своём борту журналистов.

Мониторы вернулись к Валхерену следующим утром. Целями «Эребуса» стали батарея W11 и позиция с отметкой W286, «Робертсу» достались батареи W18 и W19. Первый раз «Робертс» открыл огонь в 08:35, когда по корректировке «Спитфайра» выпустил всего восемь снарядов по W18, так как точное положение позиций артиллерии не было установлено. В 09:10 монитор перенёс огонь на батарею W19 и накрыл её тремя снарядами. Через полтора часа на Осткапелле упало ещё 13 фугасных снарядов с монитора, которые нанесли серьёзный ущерб и вызвали прекращение огня, но так как с самолёта-корректировщика прямых попаданий в орудия не наблюдали, то обстрел повторили уже 14 снарядами.

Церковь в Заутланде, поврежденная снарядом «Эребуса»

Церковь в Заутланде, поврежденная снарядом «Эребуса»

В 14:50 немцы наконец-то попытались избавиться от висящего над их головами наводчика, обстреляв самолёт-корректировщик с земли, однако «Робертс» уже через 5 минут накрыл опрометчиво обнаруживших себя зенитчиков градом снарядов из своих четырёхдюймовок, заставив тех замолчать. «Эребус» в это время поддерживал наступление морской пехоты на Заутеланде, выпустив в четырёх огневых налётах 11 снарядов по позиции с отметкой W286 и 88 снарядов по батарее W11.

Сопротивление немцев на последней батарее было настолько упорным, что в довесок к огню с кораблей коммандос дважды пришлось вызывать «Тайфуны», и лишь ночью батарею удалось взять. Так как значимых целей больше не было, утром 3 ноября мониторы вернулись на базу. Всего три корабля за два дня боев выпустили по острову 636 снарядов.

Лунный ландшафт в Домбурге и на позициях 8-й батареи 202-го морского артиллерийского дивизиона (батарея W17)

Лунный ландшафт в Домбурге и на позициях 8-й батареи 202-го морского артиллерийского дивизиона (батарея W17)

До конца войны мониторы находились в Портсмуте, причём один постоянно находился на рейде в 48-часовой готовности. Было запланировано несколько операций с их участием, но все они были отменены. Последней задачей для мониторов было возможное подавление после капитуляции Германии береговой обороны острова Гельголанд, если та неожиданно откроет огонь по тральщикам Союзников, однако опасения не оправдались.

Опоздавшие на другую войну

Когда война в Европе завершилась, английское командование вспомнило и о Японии. Война в Индийском океане была намного беднее успехами, чем на европейском или тихоокеанском театрах вследствие хронической нехватки ресурсов, и та же Бирма была освобождена только в мае 1945 года. Следующими запланированными операциями были высадка в Порт-Диксоне в Малайе и освобождение Сингапура. Для последней, учитывая мощную оборону крепости, было необходимо привлечение мониторов, так что оба новых корабля были переданы в состав Ост-Индского флота вице-адмирала Пауэра, бывшего в Первую мировую артиллерийским офицером «Реглана».

«Робертс» по дороге домой. Мальта, ноябрь 1945 года

«Робертс» по дороге домой. Мальта, ноябрь 1945 года

29 мая «Робертс» перешел в Мерси, где на Кэммел-Лэрд прошел краткосрочный ремонт перед уходом в Индию, а закончивший ремонт на Мальте «Эберкромби» получил приказ прибыть на Цейлон к 1 сентября, куда и вышел 17 июля. Через 10 дней под командованием кэптена Тидда направился и завершивший ремонт «Робертс». Когда 14 августа стало известно о готовности Японии капитулировать, «Робертс» находился около Порт-Саида, а «Эберкромби» — на подходах к Адену. До момента подписания капитуляции 2 сентября оба корабля продолжали двигаться на восток, и к моменту получения приказа на возвращение 11 сентября «Робертс» находился в Килиндини, а «Эберкромби» приближался к Сейшельским островам. Оба корабля вернулись на родину в ноябре — 6 ноября в Ширнесс пришел «Эберкромби», а 22 ноября в Плимут — «Робертс».

Послевоенная служба и модернизации

Так как «Робертс» не успел пройти полной программы испытаний, то, находясь в Суэце, корабль провёл несколько пробных пробегов, которые в целом подтвердили испытания модели. Монитор обладал очень неплохой маневренностью, имея радиус циркуляции 360 метров при 12 узлах и 35° повороте руля. Неожиданной неприятностью стала большая потеря скорости при развороте, так как, развернувшись на 180°, монитор затормозил с 12 узлов до 2 узлов!

Сохранилась и свойственная еще «Маршалу Нею» курсовая неустойчивость. Кормовая надстройка создавала большую парусность, и при боковом ветре для удержания на курсе требовалось переложить руль на угол до 25°. Но в общем поведение корабля было предсказуемым, и с опытным экипажем маневры не доставляли особых проблем. Также мониторы легко теряли скорость из-за обрастания подводной части — через полгода после очистки днища скорость падала на 2 узла, что было весьма неприятно для корабля с крейсерской скоростью в 12 узлов. Влияла на скорость и большая парусность — при ветре в 7 баллов монитор в лучшем случае мог рассчитывать на 3–4 узла хода. Соответственно, падала и дальность плавания: если после докования монитор мог 10-узловым ходом пройти 3600 миль, то через полгода — в лучшем случае 2700. Неприятным сюрпризом стала вибрация корпуса на 250 об/мин, мешавшая работе радара воздушного обнаружения Тип 281.

При ремонте было усилено зенитное вооружение: все одиночные «Эрликоны», кроме носовых, были заменены спаренными установками, что дало суммарно 14 20-мм стволов (6×2 и 2×1), а 102-мм пушки и «пом-помы» получили синхронизированные силовые приводы. Радар Тип 281 сменил старый Тип 279, были установлены так же более современные модификации артиллерийских РЛС, а так же улучшены средства РЭБ. В мае 1943 года монитор получил новый камуфляж.

Перед отправкой в Индийский Океан мониторы прошли переоборудование, но краткосрочность нахождения «Робертса» в ремонте не позволила внести все необходимые изменения. Так, удалось улучшить вентиляцию башни главного калибра, а также в очередной раз усилить малокалиберную зенитную артиллерию: два носовых одноствольных и два спаренных «Эрликона» сменили одноствольные 40-мм «Бофорсы», еще два «Бофорса» было установлено вместо прожекторов, ещё один был установлен на башне главного калибра (вместо ракетной установки постановки помех, установленной перед «Нептуном») и один — за грот мачтой. Таким образом, вооружение «Робертса» состояло из двух 381-мм орудий, 2×2 102-мм орудий, 8×1 40-мм «Бофорсов» и 4×2 20-мм «Эрликонов». Полное водоизмещение корабля выросло до 9500 тонн, до 9900 тонн «поправился» и «Эберкромби» — в основном, за счёт увеличенных запасов и воды.

Когда замолкли пушки

Вернувшийся из-за капитуляции Японии в Ширнесс «Эберкромби» был сразу же переведен в резерв как плавказарма. Через восемь месяцев он сменил старый «Эребус» в роли учебно-артиллерийского корабля для расчётов башен в Чатэме, однако позже вернулся к роли плавказармы Резервного флота. Весной 1953 года его отбуксировали в Портсмут, где он и простоял до осени, пока не был передан на слом. Прибывший в Барроу в Сочельник старый корабль фактически сразу начали разбирать, что вызвало конфликт с Адмиралтейством, которое только через три недели передало список снимаемого оборудования, предназначенного для возврата флоту. В списке, кроме обычного, оказались и 102-мм пушки «Эберкромби», к тому времени уже бывшие в состоянии, непригодном для дальнейшего использования. Ущерб составил 25 000 фунтов, что вызвало требование Генерального аудитора ужесточить процедуру передачи кораблей на слом.

Последний поход «Эберкромби», 14 декабря 1954 года

Последний поход «Эберкромби», 14 декабря 1954 года

В отличие от своего невезучего собрата, «Робертс» прослужил на 11 лет дольше. Прибыв в Девонпорт 22 ноября 1945 года, он остался там на 20 лет. Начав с роли учебно-артиллерийского корабля для расчётов башен с экипажем в 120 человек, в дальнейшем монитор стал плавказармой в базе резервного флота «Орион» с экипажем в 40 человек. В 1953 году корабль числился в резерве 3-й очереди, с вводом в строй по мобилизации в срок шесть месяцев.

Исключенный из списков флота в 1955 году, корабль, тем не менее, продолжал использоваться на верфи. Монитор оставался плавказармой и тендером долгое время, напоминая своим силуэтом с возвышенной башней об ушедших временах линкоров. В 1965 году он был продан на слом за 152 000 фунтов, и 19 июля буксиры потащили его на разделку. Кораблём в последнем походе управлял коммандер Кардейл, бывший штурман «Робертса» в 1943–1944 гг. Из-за летних каникул монитор был принят к разделке только 3 августа.

«Робертс» на разборке, август 1965 года

«Робертс» на разборке, август 1965 года

На этих кораблях закончилась полувековая история английских мониторов — кораблей, фактически не имевших аналогов в строю других флотов. Мало кто из воевавших стран имел перед собой проблемы, подобные английским с побережьем Бельгии, чтобы строить узкоспециализированные крупные корабли, еще меньше имели финансовую возможность такой постройки. Впрочем, и сами англичане во Второй мировой войне перешли к более бюджетным проектам кораблей огневой поддержки на базе имеющихся десантных. Но это, как говорится, уже совсем другая история.

Источники и литература

    1. Патянин С.В., Морозов М.Э. «Черные молнии» кригсмарине. Германские миноносцы Второй мировой — Яуза, 2009
    2. Douglas Austin. Malta and British Strategic Policy, 1925–1943 — Routledge, 2012
    3. Ian Buxton. Big Gun Monitors: Design, Construction and Operations 1914–1945 — Seaforth Publishing, 2008
    4. Jim Crossley. Monitors of the Royal Navy — Pen & Sword Maritime, 2013
    5. H.M. Ships Damaged or Sunk by Enemy Action, 3rd September, 1939 to 2nd September, 1945 — Admiralty, 1952
    6. J.E. Kaufmann, H.W. Kaufmann, Aleksander Jankovič-Potočnik and Vladimir Tonič. The Atlantic Wall: History and Guide — Pen & Sword Military, 2011
    7. Vincent P. O’Hara. Torch: North Africa and the Allied Path to Victory — Naval Institute Press, 2015
    8. Lawrence Paterson. Eagles over the Sea 1935–1942. A History of Luftwaffe Maritime Operations — Naval Institute Press, 2019
    9. Rudi Rolf. Der Atlantikwall: Die Bauten der Deutschen Küstenbefestigungen, 1940–1945 — Biblio-Verlag, 1998
    10. Anthony Saunders. Hitler’s Atlantic Wall — Sutton Publishing, 2001
    11. Christopher Shores, Giovanni Massimello, Russell Guest, Frank Olynyk, Winfried Bock. A History of the Mediterranean Air War 1940-1945. Vol.3: Tunisia and the End in Africa. November 1942 — May 1943 — Grub Street, 2016
    12. Andrew Rawson. Walcheren: Operation Infatuate — Leo Cooper, 2003
    13. Graham A. Thomas. Attack on the Scheldt. The Struggle for Antwerp, 1944 — Pen & Sword Military, 2017
    14. http://www.naval-history.net

источник: https://warspot.ru/8255-konets-epohi-monitorov

Подписаться
Уведомить о
4 Комментариев
Старые
Новые Популярные
Межтекстовые Отзывы
Посмотреть все комментарии
Альтернативная История
Logo
Register New Account
Compare items
  • Total (0)
Compare
Adblock
detector