Князь Ярослав Всеволодович. В тени великого сына

5
0

Князь Александр Невский по праву занимает место одного из основополагающих персонажей истории России — о нем пишутся художественные романы, снимаются фильмы, со школьных времен все знают о его подвигах в борьбе с северными крестоносцами. В тени столь яркой фигуры находится его отец — Ярослав Всеволодович, чья политическая и военная биография была полна неожиданных поворотов, взлетов и падений, и в конце концов сделала его самым влиятельным русским князем своего времени.

Ярослав Всеволодович, третий сын владимирского князя Всеволода Юрьевича Большое Гнездо, свой первый удел получил в 1201 году в 10-летнем возрасте. Он был отправлен отцом в Переяславль-Русский, на границу со степью (ныне Переяславль-Хмельницкий).

В 1204 г. предпринимает первый военный поход — вместе с киевским князем Рюриком Ростиславичем и Романом Мстиславичем Галицким идет в степь на половцев. В том же году берет в жены дочь половецкого хана Юрия Кончаковича (внучку того самого Кончака из «Слова о полку Игореве»).

В 1206 г. киевским князем становится Всеволод Святославич Чермный из ветви Ольговичей. Он прогоняет Ярослава из Переяславля и сажает на его место своего сына Михаила. Так произошло первое столкновение двух князей, которое продлится более 40 лет.

Ярослав же возвращается под покровительство своего могучего отца, который уже готовит владимиро-суздальскую рать для похода на Чернигов — отчину Ольговичей. Но план предприятия меняется, когда Всеволод Большое Гнездо узнает, что рязанские князья вышли у него из подчинения и сговорились с черниговцами. Всеволод ведет войско на Рязань, арестовывает местных князей Глебовичей и сажает в город наместником сына Ярослава.

Однако не дано было Ярославу мирно править Рязанью — местная знать устроила восстание и прогнала князя. Всеволод вступился за сына — при повторном походе в 1209 г. вся рязанская земля была разорена, а усмиренные пленные Глебовичи были возвращены на свои выжженные владения.

Князь Ярослав Всеволодович. В тени великого сына

После смерти Всеволода Большое Гнездо между его сыновьями началось противостояние. Причиной стало то, что старший из наследников, Константин, пожелал сохранить за собой и Владимир, и Ростов, за что был лишен права старшинства умирающим отцом и оставлен князем ростовским. Владимирский стол же получил второй сын Всеволода — Юрий. К Юрию примкнул и Ярослав, княживший тогда в Переяславле-Залесском.

В 1215 г. начинается новый этап жизни Ярослава Всеволодовича — его первое княжение в Новгороде, этот город сыграет в его судьбе, как и впоследствии в судьбе его сына, важнейшую роль. Мстислав Удатный, княживший до этого в волховской столице, уезжает на юг Руси — добиваться престола Галича, новгородцы же зовут к себе Ярослава, который был его зятем.

Не примирившись с местными особенностями олигархической республики, Ярослав в дым ссорится с новгородской боярской элитой, после чего уезжает в Торжок и перекрывает поставки хлеба в Новгород из «низовских» земель.

Столь возмутительная необдуманная политика привела ни много ни мало к тому, что наказывать Ярослава Всеволодовича выступила рать Мстислава Удатного, Владимира Псковского и Владимира Рюриковича Смоленского. Ярослав бежал на родину, в Переяславль, а оттуда к брату Юрию во Владимир.

Объединенное войско Мстислава Удатного вторгается во Владимиро-суздальскую землю и, соединившись с ратью Константина Всеволодовича, в дребезги разбивает младших Всеволодовичей на реке Липице 21 апреля 1216 г.

В 1218 г., после кончины брата Константина, Юрий снова становится Владимирским князем, как следующий по старшинству. Тем временем, новгородцы прогнали с княжения Всеволода Мстиславича (сына Мстислава Романовича Старого, киевского князя, который стенет одним из организаторов похода на Калку), и послали гонцов во Владимир, просить себе князя от Юрия.

В 1222 г. Ярослав Всеволодович повторно становится новгородским князем и сразу начинает вести активную внешнюю политику. Он поддержал восстание эстов против крестоносцев-завоевателей, осадил Ревель, но новгородское войско не выдержало длительной осады и стало раходиться, Ярослав вынужден был закончить поход. Вскоре, он покинул Новгород, «обидевшись» на бояр, которые так его подвели.

Юрий Всеволодович назначил в Новгород брата своей жены — Михаила Черниговского, который пробыл князем недолго, новгородцы указали князю путь за его безынициативность, Михаил не предпринял ни одного военного мероприятия и оказался даже не в состоянии оборонить юго-западные границы от литовцев.

Князь Ярослав Всеволодович. В тени великого сына

Ярослав не единожды конфликтовал с новгородской знатью, пассивность городской верхушки, не одаренной политической дальновидностью противоречила активному и деятельному князю. Но в отношениях с новгородцами и проявился по-настоящему его политический талант — ошибившись в первый раз, в 1215 г., он больше не лез на рожон — демонстрировал обиду и отказывался от княжения. Мол, беспокоят ливонцы, литовцы и шведы? — Разбирайтесь как хотите. Новгородцы довольно быстро поняли, что ни один другой претендент на место князя не сможет решать их проблемы так же, как Ярослав Всеволодович.

Сменивший Михаила Ярослав в 1226 г. нанес поражение литовцам, разорившим Торопецкую область, в битве под Усвятом, после чего начал укреплять позиции Новгорода на севере. В 1227 г. он провел успешный поход на финское племя Емь и отразил ответный набег. В том же году православные миссионеры, приглашенные Ярославом из Переяславля, крестили живущих по соседству карелов.

В 1228 г. Ярослав попытался взять себе пустующие столы Пскова и Торопца (там пресеклась местная ветвь Ростиславичей), но получил неожиданный отпор псковского боярства. Более того, во время подготовки Ярослава к походу в Ливонию зимой 1228/29 г. псковичи открыто вступили в союз с Ригой и разместили у себя военный отряд рижского епископа.

Поход, который обещал быть грандиозным, и от которого во многом зависел авторитет князя, оказался сорван, новгородцы отказались предпринимать что-либо против Пскова. Ярослав с переяславскими полками уехал из Новгорода, оставив там наместниками сыновей Федора и Александра, так закончилось его третье княжение.

Княжичи тоже продержались недолго. Ранние заморозки и неурожай спровоцировали голод, а вместе с ним народные бунты, обострились и противоречия между боярскими группировками. В такой обстановке Федор и Александр весной 1229 г. бежали из города к отцу, а новгородским князем вновь стал Михаил Черниговский.

Власть черниговских Ольговичей вскоре была свернута. С голодного севера все больше переселенцев перетекало в суздальское ополье. Сам Михаил жить в Новгороде не стал, оставил там сына Ростислава, который в пиковый момент голода и междоусобной боярской распри уехал в Торжок. Лояльность была утрачена, и новгородцы, прогнав Михаила с сыном, вновь позвали к себе Ярослава Всеволодовича.

Ярослав с братом Юрием осенью 1231 г. предприняли совместный поход на Черниговскую землю, сожгли Мосальск и Серенск. Причем Серенск, бывший скорее всего домениальным владением Михаила, был навсегда стерт с лица земли — больше упоминаний о нем не встречается. Акция устрашения подействовала — Михаил отказался от притязаний на Новгород, и в течение следующего столетия новгородскими князьями были только потомки Всеволода Большое Гнездо.

Князь Ярослав Всеволодович. В тени великого сына

На севере Ярослава ожидали проблемы со Псковом. Прочерниговские бояре, вставшие там у власти, продолжали политику отделения от Новгорода и сближения с Ригой. Помня, к чему может привести попытка покорения Пскова силой, Ярослав начал действовать экономически — объявил торговую блокаду и арестовал всех псковских купцов.

Метод оказался самым действенным — псковичи прогнали прочерниговскую власть, признали старшинство Ярослава и пропросили себе князя от него. Ярослав посадил во Псков своего шурина Юрия Мстиславича. Так была обеспечена лояльность псковичей и снова открылась возможность воздействия на Ливонию.

Зимой 1234 г. Ярослав с новгородцами, псковичами, переяславцами, а так же отрядами ижоры, води, карелы, подступил к Дерпту, своему бывшему городу Юрьеву, а ныне центру нового епископства. Вышедший навстречу рыцарский отряд, поддерживаемый дерптским гарнизоном, был прижат к реке Омовже и почти полностью уничтожен. Эта победа принесла Ярославу не только богатую добычу, но и право сбора дани с окрестностей Дерпта, так называемую Юрьевскую дань.

Впереди было участие в новой южнорусской междоусобице и заполучение киевского престола, впереди был 1238 год.

В 1234 г. князь возвращается в Новгород со славной победой над ливонскими рыцарями, и уже на следующий год вновь воюет. На этот раз литовцы напали на Старую Руссу, защитникам удается отбить город, но окрестные земли подвергаются разграблению. Ярослав с конной дружиной реагирует моментально — настигает литовцев у села Дубровно наносит им поражение, забирает обоз и добычу.

В 1236 г. киевский князь Владимир Рюрикович зовет Ярослава на киевский престол. Такой шаг, по всей видимости, был вызван накалом южнорусской междоусобной борьбы. Михаил Черниговский из рода Ольговичей захватил Галич и претендовал на Киев, противостояли ему Ростиславичи (Владимир в Киеве) и волынские Даниил и Василько Романовичи. Не осиливая борьбу, они решили призвать на свою сторону могущественного князя новгородского и переяславльского.

Заняв Киев, Ярослав Всеволодович разделил владения Ольговичей на две не соприкасающиеся части. К тому же по пути к Киеву новгородцы Ярослава вновь разорили и обложили данью черниговщину.

Уже в декабре 1237 г. с востока на Русь пришли монголы, привычная политическая картина стала кардинально изменяться. Сначала пало Рязанское княжество, затем настал черед Владимирского. Великий князь Юрий Всеволодович, видя как монголы наносят его войскам поражение за поражением, оставил столицу и стал собирать силы в лагере на р. Сити, на границе Новгородской земли.

Князь Ярослав Всеволодович. В тени великого сына

У нас нет точных данных о перемещениях князя Ярослава после монгольского вторжения. Но мы можем предположить, что вначале он был в Киеве, а потом отъехал в Новгород. Косвенно это подтверждается тем, что Юрий отступил именно к новгородским границам, возможно, он ждал помощи оттуда.

Но новгородцы не пришли. Не пришли они и на защиту Торжка, который пал через день после разгрома владимирцев на Сити. Летопись нам сообщает, что город охватила паника перед неизвестной угрозой с востока, сметающей все на своем пути. Хотя так же не отрицается возможность того, что новгородцы просто не успели к развязке событий.

В 1238 г., пересидев монгольскую угрозу с относительно малой кровью (погиб только один сын при обороне Твери), Ярослав въезжает во Владимир и становится великим князем, как следующий по старшинству после погибшего Юрия .

На новом посту Ярослав Всеволодович занимается восстановлением последствий разгрома, захоронением огромного числа жертв, распределением уделов между оставшимися князьями. При Ярославе сохранилось политическое и начало постепенно возрождаться экономическое функционирование Владимиро-Суздальской земли.

На следующий, 1239 г. Ярослав затевает поход на Смоленск, который отняли было литовцы, и сажает там Всеволода Мстиславича, восстанавливая тем самым власть смоленских Ростиславичей.

Тем временем, Михаил Черниговский занимает Киев. Что интересно, обосновавшись в нем, Михаил не предпринимает никакой активности — даже не думает идти на помощь разоряемому в это время монголами Чернигову. Свою семью он отправляет подальше от места предполагаемых боев с монголами — в Каменец (ныне Каменец-Каширский).

Ярослав атакует Каменец и берет в плен семью Михаила, этот маневр возымел и еще одно значение — привлек внимание Ростислава Михайловича, наместника отца в Галиче. Он, думая, что Ярослав двинется дальше на запад, вывел ему навстречу всю свою дружину. В это время в пустой Галич входит Даниил Романович, дружина Ростислава частично разбредается, частично переходит на сторону Даниила, сам Ростислав бежит в Венгрию.

Михаил в страхе перед монголами вскоре последовал примеру сына, так и не проявив себя на киевском престоле. Пустующий Киев занимает Даниил Галицкий, но не остается в нем, а назначает посадником боярина Дмитрия, который и будет руководить обороной города от монголов в 1240 г.

В 1242 г. Ярослав Всеволодович получает приглашение приехать в ставку Батыя на Волге. Это был первый прецедент, до Ярослава взаимодействие русских князей с монголами заканчивалось только казнью первых. Однако, вопреки опасениям, Ярослава встретили с уважением и он был утвержден на княжение в Киеве и Владимире. Вернувшись, он избрал своей резиденцией Киев, окончательно переместив туда столицу.

К этому времени власть Ярослава Всеволодовича охватывала практически всю Русь: в Новгороде правил и отстаивал рубежи от крестоносцев его сын Александр, в Смоленске — Всеволод Мстиславич, посаженный на престол Ярославом, Галицко-Волынской землей управлял Даниил Романович, союзник, выигравший борьбу за отцовское наследство во многом благодаря Ярославу, Киев и Владимир были закреплены за самим Ярославом, а Чернигов лежал в руинах.

Князь Ярослав Всеволодович. В тени великого сына

В 1245 г. из ставки Батыя приезжает сын Ярослава Константин, оставленный там в прошлый раз в качестве представителя. Что он сообщил отцу, история не сохранила, но Ярослав немедля поехал к хану вместе с братьями и сыновьями.

Вскоре все остальные князья были отпущены обратно, только Ярослав Всеволодович с небольшим числом близких людей в сопровождении монгольского отряда отправился в Карокорум, на курултай, где великим ханом вместо умершего Угедея должен был стать Гуюк.

Батый сказался больным и не поехал на коронацию двоюродного брата — сепаратистские настроения Улуса Джучи проявлялись уже тогда, и у Батыя были весомые поводы опасаться за свою жизнь.

После избрания Гуюка, Ярослав был принят на пиру и у него, и у его матери Туракины, так же имевшей большой вес в политике государства, утвердил за собой все пожалования Батыя, и, уехав из Каракорума, умер в степи.

Наиболее вероятно, что он был отравлен именно Туракиной, стремившейся к скорейшему разрыву отношений с Батыем и к его уничтожению. Все было сделано так, чтобы не запятналась репутация Гуюка, но Батый понял, какую судьбу готовят ему самому.

Тело Ярослава Всеволодовича спутники доставили во Владимир, где он был похоронен в Успенском соборе, рядом с отцом и страшим братом.

За свою жизнь Ярослав сумел собрать под своей рукой практически всю Русь, сохранил ее государственность и не дал погрязнуть в анархии. Александр Невский во многом продолжал политику, избранную отцом — не шел на конфронтацию с монголами, справедливо считая западных соседей более актуальными противниками.

При спокойствии на востоке рыцарей и литовцев можно бить, но разбить монголов не получится даже замирившись со всеми на западе. А окажись еще раз Русь обескровленной, как после нашествия 1237-1240 гг., с запада нападут, наплевав на любые договоры.

Ярослав Всеволодович провел Русь через столь напряженный кризисный период настолько бескровно, насколько мог, сберегая то, что можно сберечь. Теперь наставала эпоха Александра Невского.

Источники:

https://zen.yandex.ru/media/id/5c5a0e8017200700ad670a1a/chem-proslavilsia-otec-aleksandra-nevskogo-ot-lipicy-do-omovji-5e9cc703fd549001b4cd8a40

https://zen.yandex.ru/media/id/5c5a0e8017200700ad670a1a/kniaz-iaroslav-vsevolodovich-v-teni-velikogo-syna-5e9f3c026c0a0274c76ea46e

Подписаться
Уведомить о
1 Комментарий
Старые
Новые Популярные
Межтекстовые Отзывы
Посмотреть все комментарии
Альтернативная История
Logo
Register New Account
Reset Password
Compare items
  • Total (0)
Compare