Книга Алексея Соколова «Расходный материал флота. Миноносцы СССР и России»

9
0

В продолжении темы поднятой в посте В помощь попаданцу в ВОВ. Флот 2- Самый универсальный корабль флота СССР,  публикую отрывок из книги, а точнее сказать брощюры Алексея Соколова «Расходный материал флота. Миноносцы СССР и России».  Книга на мой взгляд написана сумбурно, но кое что полезное я в ней все таки нашел.

Книга Алексея Соколова "Расходный материал флота. Миноносцы СССР и России"

Прежде чем приступить к освещению содеянных в Советском Союзе миноносцев, следует хоть как-то попытаться классифицировать их типы и обосновать их дальнейшее развитие. Сам класс корабля впервые появился в Англии и получил название destroyer — истребитель. Имеющий сначала очень небольшое водоизмещение и предназначенный для обороны собственных баз, корабль начал быстро расти по водоизмещению, на него возлагались все новые и новые функции, вплоть до действий в составе эскадр в открытом море. К началу Первой мировой войны, а особенно в ее ходе сформировались два типа: первый — собственно миноносец, так как основным его оружием были самодвижущиеся мины-торпеды, для действий в зоне закрытых морей вблизи собственного побережья; второй — более крупный — эскадренный миноносец, предназначенный не только для охранения собственных эскадр, но и для набегов в составе больших групп на неприятельские эскадры во время боевого соприкосновения, что и было наиболее эффективно продемонстрировано в 1916 г. во время Ютландского сражения.

В период между двумя мировыми войнами данный класс кораблей бурно совершенствовался, еще больше делясь на подклассы. Увеличился калибр артиллерийских орудий, появились сдвоенные, строенные, четырех- и пятитрубные торпедные аппараты, увеличился калибр торпед, увеличилась и дальность их действия. В дополнение к миноносцам и эскадренным миноносцам появился подкласс лидеров, по идее, обязанных выводить в атаку эскадренные миноносцы и прикрывать их отход. Но он быстро угас, так как эскадренные миноносцы по водоизмещению и вооружению быстро догнали лидеры, а французские контрминоносцы (можно сказать — еще один подкласс) даже и перегнали. Апофеозом французских контрминоносцев стали «Могадор» и «Вольта», корабли водоизмещением почти 4000 т и вооруженные восемью 138-мм орудиями в четырех башнях и большим количеством торпедных аппаратов. По сути дела, это были уже крейсера со значительно расширенными функциями — эдакие минные крейсера с великолепной мореходностью и большим радиусом действия.

Разразившаяся Вторая мировая война отшлифовала данный класс корабля, расставив все по местам.

Эскадренные миноносцы постепенно превратились в «рабочих лошадок» флота, став по сути универсальными кораблями. Поскольку о лихих набегах на неприятельские эскадры никто уже и не мечтал, то видоизменялся и сам тип корабля. Здесь законодателями стали американцы. Сократилось количество торпедных аппаратов (остался один пятирубный), увеличилось количество артиллерийских орудий — как правило, три сдвоенных 127-мм универсальных башенных установки. На всех кораблях были установлены противолодочные бомбометы, в том числе и реактивные. Постепенно принимали на вооружение и противолодочные торпеды.

Немцев повлекло еще дальше. На свои эскадренные миноносцы они приспособили (тип 1936А и 1936А Mod) 150-мм орудия, в том числе и спаренные в башне в носу корабля.

Вторая мировая война выявила насущную необходимость появления еще одного типа — эскортного миноносца для охранения большого количества конвоев, идущих с небольшой скоростью, охранять которые можно и не такими скоростными кораблями, как эскадренные миноносцы. Это были корабли водоизмещением около 1500 т с сильным зенитным и противолодочным оружием и большим радиусом действия. Довольно многочисленный класс, но который следует отнести все-таки к сторожевым кораблям.

Так что, для определения типа советского эскадренного миноносца примеров было хоть отбавляй, а Вторая мировая война показала необходимость каждого типа корабля и его вооружения.

Мы же, как всегда, пошли своим путем. На пр. 1, 7, 7У и 38 останавливаться не стоит. О них написано достаточно много и славы они нашему флоту дали мало, поскольку за основу были взяты давно устаревшие итальянские проекты. Мало чем отличался и пр. 30. О пр. 30бис сам Николай Герасимович Кузнецов позднее признался, что «это была его самая большая ошибка», несмотря на то, что корабль был построен большой серией уже после войны, абсолютно без учета военного опыта.

Вся беда была в том, что Сталин абсолютно не желал строить трехбашенные эсминцы большого водоизмещения. И вообще многим было не понятно, для какой войны проектировались все корабли. Все это, видимо, делалось на дальнюю перспективу. Делалось бессистемно, без учета военных требований, из того, что было. Порой закладывалось и то, чего еще и не было (вооружение, оборудование). Военные моряки не участвовали в стратегическом планировании и жили обособленно, замыкаясь только на Сталина.

С другой стороны и Сталина можно было понять. До эскадр еще было ох как далеко, а для внутренних морей сгодились бы эсминцы и небольшого водоизмещения. Главное было готовить кадры. Вот только во Второй мировой войне этот флот особо не показал себя, а с 1943 г. Сталин вообще запретил большим кораблям выходить в море.

На долгие годы был выбран эдакий усредненный тип корабля: компактный, двухбашенный, с небольшой дальностью действия. Никаких малых эсминцев, никаких больших. Есть подозрение, что и в угоду промышленности. Строить серию кораблей значительно легче.

Был и еще один великолепный пример для подражания. Дело в том, что так называемая «миссия Исакова» в США в 1938 г. занималась не только возможностями проектирования линейных кораблей и поставки в СССР необходимого для флота оборудования, не производимого в стране, но и был заказан фирме «Джибби энд кокс» (а не «Гиббс», как у нас пишут в ряде изданий) проект эскадренного миноносца, который и был быстро реализован.

Так называемый «проект 1939 года». При водоизмещении 1800 т корабль был великолепно вооружен. На нем было шесть 127-мм орудий (в трех двухорудийных башнях), восемь 37-мм орудий, восемнадцать 12,7-мм крупнокалиберных пулемета и два пятитрубных 533-мм торпедных аппарата. Эдакая классика. Решались вопросы о строительстве линкоров и миноносцев как в США, так и с их помощью на наших верфях.

А в конце 1939 г. в связи с нападением СССР на Финляндию, наша страна была с позором исключена из Лиги Наций. Со стороны США в том числе было наложено на СССР «моральное эмбарго». Все сотрудничество в военно-морской сфере было прекращено. Но ведь разработанные проекты остались.

Тайное сотрудничество вяло продолжалось, но это был уже совсем другой уровень.

И так продолжалось до нападения Германии на СССР.

Единственным положительным результатом, достигнутым в этот период, была закупка механической установки фирмы «Вестингауз» для доработанного проекта эсминца пр.30, получившего индекс 30А. Да и то, изготовление и доставка закупленных механизмов затянулась, а начавшаяся война поставила на всей работе крест. При эвакуации из Николаева часть оборудования была утрачена, реализовать пр. 30А не удалось и пришлось вновь корректировать проект, заодно повысив прочность корпуса и усилив зенитное вооружение.

Единственным кораблем, соответствующим мировому уровню на то время, построенным в довоенный период, стал лидер пр.20 «Ташкент», построенный в Италии фирмой «Орландо» для Советского Союза. Это было апогеем сотрудничества с фашистской Италией в области военно-морской тематики, которое началось в начале 30-х гг. с так называемой «миссии Бжезинского». Тогда была приобретена масса чертежей практически всех типов кораблей, заказана масса оборудования и вооружения и были куплены два сторожевых корабля для Дальнего Востока в 1935 г., названные впоследствии «Киров» и «Дзержинский».

Книга Алексея Соколова "Расходный материал флота. Миноносцы СССР и России"

Книга Алексея Соколова "Расходный материал флота. Миноносцы СССР и России"Книга Алексея Соколова "Расходный материал флота. Миноносцы СССР и России"Книга Алексея Соколова "Расходный материал флота. Миноносцы СССР и России"

При большом водоизмещении «Ташкент» был явно недовооружен, поэтому следующие три корабля, намечавшиеся к постройке уже в Советском Союзе должны были быть несколько видоизменены. На так называемых лидерах «И» добавлялась еще одна башня главного калибра, вместо трех трехтрубных торпедных аппаратов должны были быть установлены два пятитрубных, разрабатываемых в то время. Изменилось и зенитное вооружение. Два корабля должны были быть заложены на ССЗ №190 в Ленинграде и один на ССЗ №198 в Николаеве. Им были присвоены заводские номера. Головной корабль уже получил название «Баку». Но закладку осуществить не удалось, хотя работы велись ударными темпами. Работы остановили на стадии завершения планирования из-за больших трудностей в переработке итальянских чертежей и различия в технологии постройки. Кроме того, что было явно главным, необходимо было налаживать производство у себя недостающего оборудования и механизмов.

«Ташкент», первоначально предназначавшийся для Балтики, из-за войны в Испании и невозможности прохода через Гибралтар, был переведен итальянским экипажем на Черное море в Одессу. После пробных выходов в море в мае 1939 г. был принят нашим экипажем. Вооружение устанавливалось в Николаеве. Вначале оно было нештатным из-за неготовности 130-мм башен. Первоначально установили одноорудийные 130-мм артиллерийские установки (АУ), как на эсминцах пр.7 и 7У и 45-мм зенитные орудия. Штатные башни Б2-ЛМ установили в 1941 г. буквально накануне войны, тогда же установили вместо 45-мм пушек 21К зенитные автоматы 37-мм 70-К.

«Ташкент» был единственным кораблем, который во время войны до момента своей гибели отрабатывал по полной программе, показав свои хорошие мореходные качества. При довольно-таки большом водоизмещении великолепно маневрировал, успешно ведя бои с самолетами. Кроме того, перевозил людей и грузы, конвоировал транспорты, успешно стрелял по берегу. Прозванный «Голубым крейсером» был просто красавцем.

После отказа от строительства лидеров «И» решено было идти по более простому и отработанному пути, использовав некоторые конструктивные особенности «Ташкента». За основу был взят пр.38 с некоторыми улучшениями и с возможностью уложиться в уже существующий корпус. Проработка показала невозможность этого с теми требованиями, которые закладывались в данный проект. В связи с этим было

разработано новое техническое задание, по которому в конструкторском бюро ССЗ №198 был разработан новый пр. 48. Он был дальнейшим развитием пр. 38 с увеличением водоизмещения до 2350 т.

Артиллерийские орудия в башнях и главные турбины были унифицированы с новыми эсминцами пр. 30.

Стандартное водоизмещение корабля 2350 т, полное — 3045 т. Главные размерения: 125,1×11,7×4,2 м. Мощность паротурбинной установки 90 000 л.с. Скорость 44 уз. Дальность плавания 4100 миль. Вооружение: 3×2 — 130-мм АУ; 2 — 76-мм АУ; 8 — 12,7-мм пулеметов. Торпедное вооружение: 2×3 — 533-мм ТА. Число мин — 76. Число глубинных бомб: больших — 10; малых — 20, два бомбосбрасывателя. Экипаж 269 человек.

Головной лидер «Киев» был заложен в сентябре 1939 г. на ССЗ №198 в Николаеве, за ним в декабре 1939 г. заложили «Ереван». На ССЗ №190 в Ленинграде в этом же году заложили «Сталинабад». В дальнейшем предполагалась закладка еще семи кораблей: на ССЗ №198— «Петрозаводск», «Очаков», «Перекоп»; на ССЗ №190 «Ашхабад» и «Алма-Ата»; на ССЗ №402 в Молотовске — «Архангельск» и «Мурманск». Однако, в конце 1940 г. в связи с изменением взглядов на оперативно-тактическое применение типов и классов кораблей вся программа постройки пр. 48 вначале была приостановлена, а затем, за исключением первых двух, была и вовсе свернута. Дело в том, что эскадренные миноносцы последних проектов по своим тактико-техническим данным вплотную подошли к лидерам и мало чем от них отличались. В Советском Союзе таким эскадренным миноносцем стал пр.35, о котором будет сказано ниже.

Достраивать решили только «Киев» и «Ереван». «Киев» был спущен на воду в декабре 1940 г., а «Ереван» — в июне 1941 г. В связи с начавшейся войной в августе 1941 г. корпуса лидеров вывели из Николаева и до конца войны они простояли в Поти.

В 1944- 1945 г. разрабатывался пр.48К — доработка недостроенных кораблей с учетом опыта войны. Предполагалось заменить все зенитное вооружение на более современное, существенно усилив его. Необходимо было установить и два трехтрубных торпедных аппарата, так как наша промышленность так и не смогла освоить пятитрубные торпедные аппараты, которые предполагалось устанавливать на все вновь разрабатываемые проекты. Но в конце 1945 г. достройка лидеров была отложена, корпуса законсервированы. К тому времени появившийся пр. 40 эскадренного миноносца предопределил их судьбу. Их корпуса в дальнейшем использовались как мишени. «Киев» занесло аж на Каспий, где он и закончил свое существование.

Несмотря на то, что тип лидера практически растворился, слившись с эскадренными миноносцами последних проектов, в нашей стране продолжалось развитие концепции крейсерско-миноносных сил, по которой ставились все новые и новые задачи для выработки заданий на новые лидеры. В 1939 г. комиссия вице-адмирала С.П. Ставицкого предложила вариант бронированного корабля с 36-узловым ходом и артиллерией из 8-10 130-мм орудий. Проект получил индекс 47 и проектировался в нескольких вариантах.

Один из них был представлен на рассмотрение комиссии в 1940 г. Разработчик — инженер В.Я.Шур. Здесь за основу был уже взят теоретический чертеж корпуса одного из вариантов легкого крейсера, разрабатываемого в одной из «шарашек» (ОКБ НКВД) при ССЗ №196.

Размеры лидера: длина — 150; ширина — 13,6 м. Бронирование: борт — 50 мм; палуба —25 мм; боевая рубка —100 мм; барбеты 37-мм автоматов—14 мм. Главная энергетическая установка 75 000 л.с. Скорость 38 уз. Вооружение: 4×2 — 130-мм Б-2-У; 4×2 — 37-мм 66К; 2×5 — 533-мм ТА и самолет-разведчик.

В том же 1940 г. по требованию Главного морского штаба ВМФ калибр главного вооружения был доведен до 152 мм, что уже было полным абсурдом.

В заданное водоизмещение менее 4500 т уложиться было совершенно невозможно. Решено было полностью отказаться от проектирования лидеров, а для решения поставленных задач строить легкие крейсера.

Как говорится, лучше поздно, чем никогда. Жаль только попусту затраченных сил.

Кстати на пр. 47, предложенным В.Я. Шуром, устанавливалась главная энергетическая установка, заимствованная с разрабатываемого эскадренного миноносца пр.35 по требованиям к эсминцам нового поколения, сформулированными вышеупомянутой комиссией С.П. Ставицкого.

Комиссия предлагала несколько типов эсминцев водоизмещением от 2000 до 4000 т. Главный морской штаб ВМФ выбрал эсминец стандартным водоизмещением до 2900 т, который считал оптимальным. Разработка эсминца велась на конкурсной основе КБ ССЗ №190 и ЦКБ-32.

Лучшим из двух вариантов был признан эскизный проект ЦКБ-32, главный конструктор Я.А. Копержинский. В ноябре 1940 г. проект был одобрен.

Корабль имел стандартное водоизмещение 2650 т, полное — 3350 т. Размеры: длина — 125 м, ширина — 12,5 м, осадка —4,2 м. Мощность механизмов — 84 250 л.с. Дальность плавания — 9000 миль 16-узловым ходом. Вооружение: 3×2 — 130-мм орудия, 4 — 37-мм автомата, 12 — 12,7-мм пулеметов, 3×3 — 533-мм ТА. Экипаж 200 человек.

Предполагалось начать массовую постройку кораблей пр.35. Однако работы по этому проекту были прерваны в связи с началом войны. Корабль действительно приближался по тактико-техническим элементам к лидеру пр. 48 и мог стать универсальным кораблем. Но — не судьба. Строился бы пр.35 при другой ситуации? Весьма сомнительно. Ведь сразу после окончания войны пошел большой серией двухбашенный пр. 30бис. Единственный тип в классе эскадренных миноносцев у нас.

Книга Алексея Соколова "Расходный материал флота. Миноносцы СССР и России"Книга Алексея Соколова "Расходный материал флота. Миноносцы СССР и России"Книга Алексея Соколова "Расходный материал флота. Миноносцы СССР и России"Книга Алексея Соколова "Расходный материал флота. Миноносцы СССР и России"

1940 г. оказался самым «урожайным» для разработки всех классов кораблей, в том числе и миноносцев. Причем наряду с созданием лидеров, эскадренных миноносцев и сторожевых кораблей с торпедным вооружением, была предпринята попытка перейти к разработке «настоящего» миноносца, т.е. корабля малого водоизмещения с ограниченным радиусом действия, но с мощным вооружением. Главной энергетической установкой должны были стать дизели, что несколько повышало дальность действия. На каждый из двух гребных валов работали по восемь авиационных двигателей МН-1 мощностью по 1000 л.с., сгруппированных по четыре, т.е. всего 16 дизелей. Планировалось, что корабль сможет развивать максимальный ход 38 уз. Поскольку дизели были значительно экономичнее, то получился совсем уж значительный радиус действия. Со скоростью 18 уз он мог пройти аж 6000 миль.

Водоизмещение корабля: нормальное — 384 т, полное — 510 т. Размеры: длина — 70 м, ширина — 7,3 м, осадка — 1,9 м. Вооружение: 2 — 130-мм орудия с длиной ствола 55 калибров и углом возвышения в 45°, 2 -37-мм зенитных автомата 70-К, 2 — 12,7-мм пулемета, 2×3 — 533-мм ТА, могли брать на борт 40 мин и 28 глубинных бомб.

Сразу же возникает вопрос — зачем, в отклонение от ТТЗ, была на данном проекте заложена такая дальность плавания, практически как у лидеров. Ведь по своим мореходным качествам и обитаемости экипажа он вряд ли мог сопровождать эскадру в дальних походах на открытых театрах. Ответ только один — получался эскортный корабль, но из-за отказа от универсальной 100-мм артиллерии в пользу 130-мм создателей данного проекта мало волновали вопросы противовоздушной обороны.

В любом случае проект миноносца с дизельной установкой дальнейшего развития не получил.

Война с Германией началась не тогда и совсем не так, как планировал наш «великий вождь». Все, кто предупреждал Сталина о скором нападении Германии на Советский Союз, объявлялись провокаторами и безжалостно расстреливались или, в лучшем случае, посылались к «такой-то матери». Превратив страну в один большой военный лагерь, где почти вся промышленность работала на военные нужды, превратив страну в один сплошной ГУЛАГ, ликвидировав даже зачатки возможной оппозиции и введя в стране единомыслие (если все думают одинаково, значит не думает никто) Сталин готовился к большому освободительному походу, абсолютно не думая ни о какой обороне. Даже на всех совещаниях и военных играх об обороне было запрещено даже упоминать. Помогая Гитлеру захватить всю Европу, снабжая сверх меры его сырьем и продовольствием, Сталин планировал к 1942 году полностью перевооружить свою армию современным оружием и уж тогда, когда Гитлер повернется к нему спиной, завязнув в войне с Англией, ударить по нему, пройдя всю Европу «с цветами на броне», как освободитель.

Почуяв неладное, Гитлер ударил первым. Несмотря на то, что СССР имел семикратное превосходство в танках и пятикратное в самолетах, армия, замордованная террором, буквально растворилась. В первые месяцы была потеряна почти вся техника. Из восьмимиллионной армии отступало меньше миллиона (980 тысяч). В плен сдалось около четырех миллионов, три миллиона разбежалось по лесам. Из выгребной ямы, в которой оказался Сталин со своими великими планами, его спасли проклятые капиталисты, против которых он и намечал свой крестовый поход. Необходимо отдать должное Ленд-лизу.

На случай войны Наркоматом ВМФ был составлен мобилизационный план, который ежегодно корректировался. По этому плану предполагалось в первый месяц войны отмобилизовать и вооружить транспортные и промысловые суда в интересах военного флота. Форсировать достройку больших кораблей и увеличить выпуск эсминцев, подводных лодок, малых боевых кораблей и катеров.

Книга Алексея Соколова "Расходный материал флота. Миноносцы СССР и России"

Реальная обстановка сложилась иначе. Все планы рухнули из-за того, что значительная часть территории страны оказалась в зоне оккупации противника. В ней оказалось 40% населения и огромные промышленные мощности. Валовая продукция всей страны уменьшилась более чем в два раза. Выпуск проката черных металлов сократился в 3 раза, а цветных даже в 430 раз. Алюминий исчез практически полностью.

Велась спешная эвакуация заводов и недостроенных кораблей из Николаева, Ленинграда и Киева. Часть кораблей в Николаеве и Киеве была оставлена противнику, так как в августе 1941 г. они были сданы немцам. Ленинград оказался в блокаде.

Здесь уже было не до строительства новых кораблей. С трудом справлялись с ремонтом поврежденных.

Другим фактором, определившим невозможность выполнения предвоенных планов, стало переключение многих судостроительных предприятий и заводов-смежников на выпуск боеприпасов, вооружения и техники для сухопутной армии, так как справедливо считалось, что именно там и решается все.

Постепенно придя в себя от шока, перебазировав частично судостроительную промышленность, открыв новые производства, приступили к достройке кораблей небольшого водоизмещения, вплоть до эсминцев. На Дальнем Востоке достроили даже два крейсера. Но всем было ясно, что восполнять боевые потери, которые были огромны, при существующих мощностях просто невозможно. И тут сказали свое слово союзники. По ленд-лизу в 1943-1945 годах было получено 28 фрегатов, 95 тральщиков, 138 больших и малых охотников, 202 торпедных катера и множество вспомогательных судов.

Отечественную судостроительную промышленность выручили поставки американских и английских судовых двигателей. За время войны в СССР поступило 3650 дизелей и 6746 бензиновых судовых моторов. Поставлялись зенитные пушки и пулеметы, минно-тральное вооружение, противолодочное, было отправлено более тысячи комплектов радиолокационных станций, гидроакустическая аппаратура, тысячи корабельных, береговых и самолетных радиостанций, телефонных коммутаторов. Значительно увеличился и автопарк ВМФ. Все оборудование требовало высококачественного горючего и смазки, что и поставлялось в требуемом количестве. И это только для флота.

Неожиданно выявился отрицательный фактор. Массовое появление импортной техники потребовало повышения культуры обслуживания механизмов и устройств. А с этим у нас всегда было туго, что приводило к задержке ввода в строй вновь строящихся кораблей. Отвлекаясь от темы, хочется сказать, что с культурой у нас туго и сейчас, хотя техники своей, что называется навалом. Культура не растет потому, что по сей день в нее никто не вкладывает ни копейки, а в последнее время она даже падает. Поглядите сколько у нас бомжей и беспризорников, и это при катастрофическом понижении рождаемости.

Ну, это к слову.

Огромное значение ленд-лиза еще и в том, что он дал мощный толчок к развитию нашей техники. Было на что посмотреть. Оборудование поставлялось современное и было на порядок выше по качеству, чем наше. Многое у нас не производилось вообще.

Многие отечественные корабли и суда постройки военных лет в большей степени оснащались ленд-лизовской техникой. Более одной трети боевых катеров были снабжены главными двигателями американского производства. Авиация ВМФ имела в своем составе 25% самолетов, полученных от союзников. ВМФ с 1944 г. достаточно широко стал применять радиолокационные станции и эффективную гидролокационную технику.

Несмотря на сложившееся тяжелое положение и острую нехватку кадров военно-морская наука продолжала свою интенсивную деятельность. Помимо решения проблем, необходимых для нужд непосредственно военных действий, продолжалось и проектирование военных кораблей, в том числе и миноносцев.

Первой родилась идея создания миноносца массовой постройки, небольшого и дешевого, что, как считалось, прежде всего, необходимо, и что было на самом деле большой глупостью. Во-первых, все варианты предложенного проекта представляли уменьшенную копию только что развернутого строительством сторожевого корабля пр. 29, с тем же составом вооружения и, стало быть, ухудшенными тактико-техническими данными и явно не тянули на миноносец с его задачами. И, во-вторых, в условиях военного времени, конечно же, не удалось бы развернуть его строительство, так как с трудом достраивали и то, что уже было заложено. Корабль имел в различных вариантах водоизмещение: стандартное — 640-800 т, полное — 710-900 т. Размеры: 74x9x2,35 м. Мощность двигателя 11 000-14 000 л.с. Скорость — 25 уз. Вооружение состояло из одноствольных 100-мм артиллерийских установок Б-34 или двухствольных Б-54; 3-4 — 37-мм автоматов до четырех сдвоенных 12,7-мм пулеметов; 1×3 — 533-мм ТА; двух бомбометов БМБ-1.

После долгих обсуждений проект тихо похоронили. Поскольку считалось, что для стесненных районов Балтийского и Тихоокеанского театров требуется малый миноносец, то этот тип миноносца пр.37 был включен в план проектирования 1942 г. Даже два типа, один пр.37, другой пр.37Д (дизельный). Главное условие — для унификации проектировать в корпусе уже строящихся эскадренных тральщиков пр. 59. Разработано было, как принято, несколько вариантов, различающихся в основном расположением главной артиллерии. Пр.37Д был однотрубным, второе орудие располагалось в центре корпуса.

Вооружение пр.37 состояло из трех 130-мм орудий Б-13, четырех спаренных 37-мм автоматов и четырех спаренных 12,7-мм пулеметов, одного трехтрубного 450-мм торпедного аппарата. Для борьбы с подводными лодками предусматривались два бомбомета, бомбосбрасыватели, 22 больших и 26 малых глубинных бомб. Главная энергетическая установка была взята с пр. 29, строящегося сторожевого корабля, которая должна была обеспечивать скорость 31 уз. и дальность плавания 3000 миль ходом 12-14 узлов. Матросы и старшины размешались в кубриках на подвесных койках, которые днем убирались.

До 1945 г. данный проект дообсуждали и довидоизменяли до того, что он, в конечном счете, превратился в сторожевой корабль. Дальнейшего продолжения это тактико-техническое задание не получило.

К 1944 г. уже был виден мировой опыт развития и эксплуатации эскадренных миноносцев. Всем уже отчетливо видны слабости пр. 30. Руководство промышленности предложило улучшенный вариант, разработанный ЦКБ-17, так называемый пр. 36.

Водоизмещение: стандартное — 2105 т, нормальное — 2355 т, полное — 2425 т. Размеры: длина — 114 м, ширина — 11,65 м, осадка — 3,53 м, высота борта — 6,55 м. Вооружение: 2×2 130-мм универсальных палубно-башенных установки; 4×2 — 40-мм стабилизированных автомата; 2×4- 23-мм автомата; 2×4- 533-мм ТА; 50 больших глубинных бомб. Мощность главных механизмов 43 000 л.с. Скорость максимального хода 34 уз. Дальность плавания 4000 миль 14-уз ходом и 3000 миль 18-уз ходом.

Управление кораблестроения ВМФ отклонило этот проект, мотивируя это слишком большим водоизмещением при практически прежнем вооружении, а скорее всего из-за того, что не хотелось останавливать идущие в серийной постройке эсминцы пр. 30, дабы не перестраивать производство.

А главное было в том, что руководство ВМФ, вдоволь насмотревшись на американские эсминцы типа «Гиринг», которые несли шесть 127-мм универсальных орудий и десять торпедных труб, настаивало на проектировании более крупного и лучше вооруженного корабля в развитие предвоенного пр.35 с учетом новых технических возможностей.

Задание на новый эсминец пр. 40 было разработано научно-техническим комитетом в начале 1942 г. и утверждено Н. Г. Кузнецовым 26 августа 1942 г. Разрешалось увеличить водоизмещение до 2700 т. Главным требованием было наличие трех башен со спаренными 130-мм артиллерийскими установками и наличие полубака, по типу английских эсминцев, показавших отличные мореходные качества в северных широтах. Максимальная скорость должна была быть 40 уз.

Предэскизная проработка проекта в ЦКБ-17 показала невозможность уложить все требования в заданное водоизмещение. После согласования всех возникших вопросов уточненное тактико-техническое задание было подписано 10 марта 1944 г. Оно допускало увеличение водоизмещения до 3000 т и уменьшение скорости до 36 уз. Задание еще несколько раз уточнялось, но в ЦКБ-17 под руководством В.А. Никитина работы над проектом уже шли полным ходом, так как Н.Г. Кузнецов считал необходимым начинать строительство головного эсминца уже в 1946 г. поскольку он более всего подходил для Севера и Тихого океана.

В конечном виде проект выглядел так. Водоизмещение: стандартное — 3200 т, нормальное — 3547 т, полное — 3620 т. Размеры: длина — 126 м, ширина — 13 м, высота борта —7,2 м, осадка — 3,6 м. Вооружение: 3×2 — 130-мм орудия в установках СМ-2; 6×2 — 45-мм автомата в стабилизированных установках; 2×5 — 533-мм ТА, четыре бомбомета БМБ-1 и два кормовых бомбосбрасывателя. Мощность главных механизмов 74 000 л.с. Максимальная скорость полного хода 36 уз. Дальность плавания 5700 миль экономичным ходом 14 уз. Радиолокационные станции: «Гюйс», «Риф», «Свой-чужой» (два комплекта), «Марс», «Юпитер» (два комплекта), станция разведки и станция помех.

Но, как известно, сразу после окончания войны были достроены эсминцы пр. 30бис, было развернуто массовое строительство эсминцев пр. 30бис, а об океанских эсминцах пр. 40 никто даже не заикнулся.

Военные годы заканчивались тоже полным абсурдом. Как известно, в начале января 1945 г. по приказу Наркома ВМФ Н.Г. Кузнецова создается ряд комиссий с задачей подготовить предложения для выработки типов кораблей, необходимых для Советского ВМФ. В приказе особо отмечалось, что, прежде всего, необходимо использовать опыт заканчивающейся войны.

Книга Алексея Соколова "Расходный материал флота. Миноносцы СССР и России"

Книга Алексея Соколова "Расходный материал флота. Миноносцы СССР и России"

Одну из таких комиссий по миноносцам и торпедным катерам возглавил начальник кафедры торпедной стрельбы Военно-морской академии контр-адмирал Ю.А. Добротворский. И эта комиссия выдала труд под названием «Соображения по выбору миноносца и торпедных катеров». В своих соображениях комиссия предложила «чистый» миноносец, и, что удивительно «по опыту последней войны», его главной задачей являлось «нанесение мощного торпедного удара на стесненных театрах».

По мнению комиссии, новые миноносцы при нормальном водоизмещении 1320 т (полное — 1400 т) должны были нести три 100-мм орудия, два спаренных 37-мм автомата, четыре спаренных 12,7-мм пулемета, два пятитрубных 533-мм торпедных аппарата. Предполагалось еще четыре торпедных трубы разместить в носу корабля — как на немецких торпедных катерах. На корме размещались 24 глубинных бомбы.

Максимальная скорость предполагалась 34 уз. Запас 15 уз. ходом составлял 2000 миль.

Получался пр.37 с ослабленной артиллерией или сторожевой корабль пр. 29 с усиленным торпедным вооружением. Как такое могло прийти в голову? Адмирал все-таки.

Война показала, что такое — наши эскадренные миноносцы. Лидеры мало чем отличались от эсминцев, так что в оценочную комиссию, которая была сразу собрана после войны, они вошли в одну группу. Чем же они отличались? За исключением одного «Ташкента», практически ничем. На Балтике весь флот был загнан в Неву, а на Черном море с 1943 года он отстаивался в порах Поти и Батуми, несмотря на полное превосходство на этом театре военных действий. На Севере самыми крупными кораблями были эсминцы, о качестве которых будет сказано далее. В составе наших флотов воевали лидеры пр. 1 и 38 и эсминцы пр. 7 и 7У. Именно их и оценивала комиссия.

Книга Алексея Соколова "Расходный материал флота. Миноносцы СССР и России"

Книга Алексея Соколова "Расходный материал флота. Миноносцы СССР и России"

К началу войны в составе ВМФ было 54 эсминца, в постройке 47. В годы войны достроено 17 единиц, получено по ленд-лизу 9. Потеряно 34, не достроено 30. В конце войны в наличии 48 единиц.

Война заставила коренным образом изменить планы кораблестроения, исключив все крупные корабли. Только на Дальнем Востоке достроили два крейсера. Сосредоточив все силы на строительстве эсминцев и подводных лодок, абсолютно не изменили темпы строительства тральщиков и сторожевых кораблей, потребность в которых была особенно большой и к которым в довоенных планах уделялось очень мало внимания.

К промахам в строительстве эсминцев следует отнести:

  • недостаточная прочность корпусов;
  • низкая мореходность (отличные скоростные качества нельзя было реализовать в «свежую» погоду);
  • отсутствие достаточных запасов по нагрузке сдерживало установку новых боевых и технических средств.

Что же за этим скрывалось? По первому пункту. Во время шторма корпуса эсминцев деформировались, на крутой волне корабли переламывались и тонули. Всю войну только тем и занимались, что подкрепляли корпуса. По второму пункту. Из-за низкого полубака и вообще низкого корпуса корабли постоянно заливало набегающими волнами, приводя их в небоеспособное состояние. По третьему пункту. Не было никакого запаса по водоизмещению на последующие модернизации. На Северном флоте для лучшей остойчивости пришлось на ряде кораблей уложить твердый балласт, довооружить по возможности зенитной артиллерией и установить ряд дополнительного оборудования. Получив дополнительно около 400 т водоизмещения, эсминцы стали малопригодны для выполнения своих задач. Артиллерийское и торпедное вооружение обычно относят к сильным сторонам нашего флота. Но это справедливо лишь отчасти. Не было осуществлено перевооружение кораблей зенитными автоматами 70-К. Флот вступил в войну с устаревшими, малоэффективными 45-мм орудиями. Отсюда и огромные потери.

За всю войну эсминцы провели только две торпедные атаки на Черном море, да и те неудачно. Для них просто не было достойного противника. Просьба руководства флота снять хотя бы один торпедный аппарат и за счет этого увеличить количество зенитных орудий встретила резкий отказ от руководства страны.

Отставание в торпедном оружии наметилось к концу войны, когда немцы стали применять самонаводящиеся торпеды, неконтактные взрыватели.

Главным недостатком советских эсминцев являлось то, что они были слепыми и глухими. До войны они не имели радиолокационного вооружения. Во второй половине войны удалось оснастить радиолокационными станциями иностранного и отечественного производства только часть кораблей.

К сожалению, отечественные гидроакустические приборы обладали сравнительно невысокими качествами, особенно гидролокаторы активного действия.

Опыт кораблестроения в годы войны позволяет сделать общий вывод: флот должен строиться и поддерживаться на современном уровне в мирное время. Никакие экстренные мобилизационные планы, принимаемые и реализуемые в сжатые сроки, серьезно изменить обстановку не могут.

«Помни войну!» — этот девиз адмирала Степана Осиповича Макарова остается актуальным и сегодня.

За время войны на репутации нашего флота легли два несмываемых пятна. Первое — это «Таллинский переход», когда командующий Балтийским флотом осенью 1941 г. при эвакуации Таллина загнал караван с огромным количеством людей, оборудования, вооружения и боеприпасов на минные поля, бросил их на растерзание немецкой авиации, уведя боевые корабли в Кронштадт.

Второе — это когда в 1942 г. командующий Черноморским флотом отказался эвакуировать героических защитников Севастополя, отдав их в руки немцев, так как они остались практически без боеприпасов и продовольствия. И еще большей мерзостью было то, что подводными лодками был вывезен командный состав обороняющихся.

А ведь Трибуц и Октябрьский ходят у нас в героях. Вся грудь в орденах. В их честь названы корабли. А ведь на их совести десятки тысяч опытных бойцов, которые ох как пригодились бы для последующих боев, для передачи боевого опыта массе новобранцев, которых миллионами укладывали на полях сражений.

Чем же занялось руководство страны по окончании Второй Мировой войны. Спешно восстанавливая народное хозяйство, кстати, отказавшись от западной помощи, своими силами, с сильно поредевшим населением, в первую очередь оборонную промышленность, разворачивая новые производства современной техники, готовилось к следующей войне. На этот раз с Соединенными Штатами Америки.

Не мог Сталин примириться с тем, что при дележе добычи ему досталась только часть Европы, не самая лучшая. Нападать он собирался через Аляску, поэтому интенсивно развивалась инфраструктура Дальнего Востока. По тундре прокладывались железные дороги, строился туннель на Сахалин. Разворачивалось строительство дальних бомбардировщиков, проектировались болотные танки. Была составлена огромная кораблестроительная программа. В разоренной стране это было безумием. Поняли это и соратники Сталина, помогая отправить «отца народов» в «мир иной».

А программа кораблестроения впечатляла. В образованную по приказу Н.Г. Кузнецова комиссию для определения типов и количества необходимых кораблей вошли ведущие специалисты Военно-морской академии.

По десятилетнему плану на 1946-1955 годы к 1 января 1956 г. Советский Военно-Морской Флот должен был иметь около 400 эсминцев, в том числе: 132 больших с тремя спаренными 130-мм башенными артиллерийскими установками и 226 так называемых средних с двумя башнями главного калибра.

Всем было понятно, что наша скудная судостроительная промышленность не переварит и малой части такого огромного количества предполагаемых к строительству кораблей. Программа была просто нереальной. Как говорил наш «великий пролетарский» поэт: «Я планов наших люблю громадье…». Вот только кто и когда их выполнял?

Поэтому программу здорово скорректировали. В ней осталось всего лишь 188 эсминцев. Поскольку Сталин был категорически против трехбашенных кораблей, то предусматривалась постройка только «обычных» эсминцев. А что из программы в первую очередь выкинули? Правильно! Большие эсминцы. Заодно и авианосцы, все равно их не умели строить и для нашей промышленности они были долго «тихим ужасом».

Так что средний эсминец продолжал свое победное шествие, причем не самый лучший пр. 30бис, слегка модернизированный, разработанный еще до войны.

Прошедшая война заставила серьезно задуматься наших кораблестроителей. Серьезное отставание от иностранных флотов пришлось преодолевать в области радиотехнических средств обнаружения и целеуказания, систем опознавания, а также средств радиоэлектронной борьбы.

Отечественные торпеды, предназначенные только для поражения надводных целей, качественно уступали также иностранным образцам. Срочно нужно было разрабатывать самонаводящиеся торпеды и торпеды с неконтактными взрывателями.

Поскольку противолодочное оружие было представлено только глубинными бомбами, то необходимо было внедрять на вооружение реактивные бомбометы и противолодочные торпеды.

Необходимо было переходить на универсальную артиллерию главного калибра, срочно разрабатывать скорострельные зенитные автоматы, желательно многоствольные.

Вначале предполагалось достроить часть кораблей по откорректированным довоенным проектам, затем приступить к строительству ограниченной серии кораблей по переработанным довоенным проектам с использованием освоенного промышленностью оборудования, а после этого, как можно скорее начинать серийную постройку кораблей по новым проектам, с новым вооружением и оборудованием.

В первые годы гнали просто валом заложенные еще до войны эсминцы пр. 30К, затем — мало чем отличавшиеся от них корабли пр. 30бис.

За короткий срок в пять лет на флоты было сдано 70 кораблей. Эсминцы этого проекта еще до окончания разработки уже были морально устаревшими, уровень их техники соответствовал концу 30-х годов.

Их основные недостатки — неуниверсальность артиллерии 130-мм калибра, слабость зенитного вооружения, отсутствие радиолокационных систем управления 37-мм автоматами, несовершенство противолодочных средств.

Н.Г. Кузнецов считал строительство столь крупной серии эсминцев пр. 30бис одной из самых больших ошибок в послевоенном кораблестроении.

Сразу же встал вопрос об их модернизации. Первые проработки перевооружения этих кораблей появились уже в 1954 году. ЦКБ-53 по заданию Управления кораблестроения ВМФ разработало эскизный проект замены существующего зенитного вооружения двумя счетверенными 45-мм автоматическими артиллерийскими установками ЗИФ-68 с радиолокационной системой «Фут-Б» и четырьмя счетверенными 25-мм установками 4М-12П с автономным наведением. Вся новая зенитная артиллерия распологалась побортно на крыльях нижнего мостика и у кормового котельного кожуха.

ЦКБ-53 предложило технический проект разрабатывать по откорректированному заданию, обеспечив линейное расположение 45-мм зенитных установок, а также заменить РАС «Риф» и «Гюйс-Ш-4» на новую станцию «Фут-Н».

Откорректированный проект был рассмотрен в 1955 году Центральным управлением ВМФ и не рекомендован для дальнейшего проектирования. Как основная причина было указано на половинчатость модернизации, т.к. она не касалась замены артиллерии главного калибра на универсальную, появившуюся к тому времени и устанавливаемую на пр. 41 и 56.

Правда, сразу же возникает вопрос — а встали бы универсальные орудия на данный проект? Ведь предельно допустимая перегрузка пр. 30бис не должна была превышать 270 тонн. В противном случае из-за снижения запаса плавучести непотопляемость корабля при затоплении двух любых смежных отсеков уже не обеспечивалась.

И еще одно обстоятельство повлияло на принятые решения. Достигнутые к этому времени успехи в создании ракетной техники породили уверенность в бесперспективности ствольной артиллерии.

Принципиально верное решение в направлении модернизации этих кораблей обернулось только потерей времени. Эсминцы пр. 30бис так и прослужили все не такое уж малое время в первозданном виде.

Следует отметить, что не был реализован ни один из разработанных в этот период проектов модернизации зенитного вооружения крейсеров и эсминцев отечественного флота (пр.26, 26бис, 68бис, 79) путем замены 37-мм артустановок В-11 на 45-мм ЗИФ-68.

Еще до окончания работ по замене зенитной артиллерии на пр. 30бис была предпринята вторая попытка перевооружить эти корабли, но только уже на ракетную технику.

В декабре 1954 года Н.Г. Кузнецовым было утверждено задание на перевооружение эсминцев пр.30 «изделиями КСЩ» — первыми отечественными противокорабельными ракетами. Требовалось установить две пусковые установки с системой приборов управления стрельбой, 12-14 ракет КСЩ, счетверенные 45-мм автоматы ЗИФ-68.

Уже первые расчеты показали, что перегрузка приближалась к 500 тоннам, что было запредельным. В этой ситуации в качестве альтернативы были рассмотрены варианты вооружения эсминцев ракетами П-15, требующих для старта малогабаритных и значительно более легких стартовых установок.

25 августа 1955 года вышло постановление Правительства СССР «О создании корабля пр.60, вооруженного самонаводящимися самолетами-снарядами ближнего действия П-15 в корпусе корабля пр. 30бис».

Полностью книга : https://coollib.net/b/293198/read

 

Подписаться
Уведомить о
14 Комментариев
Старые
Новые Популярные
Межтекстовые Отзывы
Посмотреть все комментарии
Альтернативная История
Logo
Register New Account
Compare items
  • Total (0)
Compare