2
2

Доброго времени суток, коллеги. Выкладываю свои соображения по развилке на Императоре Николае Павловиче. Допустил, что это не поборник Европейской законности, а хитрый и расчетливый государственник. Русский Wolffox – человек, способный спланировать и выиграть "шахматную партию" у нескольких противников на шахматной доске Земного шара. Рисунков нет – так как рисовать в общем-то нечего.

Русский мир. Долгая дорога к морю

Черноморские проливы

Император России Николай I считал: «Чтобы чего-то получить, нужно отдать гораздо больше тому, кто может этому помешать». Он видел всю опасность положения России на Балканах. Видел и двусмысленность поведения союзников – Франции и Англии. Требовалось провести спец­операцию по захвату проливов с участием одного из союзников. Англия исключалась из этого плана. Оставалась Франция – её нужно было заинтересовать чем-то. С помощью подкупа нужных людей, французскому королю было доходчиво объяснено – любой, кто будет контролировать черноморские проливы, автоматически становится врагом России. Поэтому их нужно отдать только ей – России. Франции, в счет компенсации, предлагалось оккупировать Кипр и Сирию. Кроме того, Франция должна стать гарантом независимости Египта. И самое главное – Франции предложено в Египте построить, с финансовым участием России, Суэцкий канал. Канал, который соединит Средиземное море и Индийский океан. Кроме того было достигнуто понимание, что строительство канала в одиночку ни Франции, ни России успеха не даст. В любом из этих сценариев канал отберет Англия, и за ценой она в этом вопросе не постоит. Альянс с Англией также не даст возможность участвовать в управлении каналом – Англия оттеснит партнера. От такого предложения французы отказаться не смогли. Луи-Филипп I хорошо понимал – не согласится он, Англия проглотит Египет как конфетку. И канал, столь желанный и возможный, уйдет прямо из рук Франции.

Необходимо было также поднять волнения на турецких Балканах – нужно восстание болгар и боснийцев. Трофейного оружия в России было много: французского, австрийского, прусского, турецкого. Нужны были патриоты на Балканах. Их нужно было вырастить. На Балканы отправились многочисленные «добровольцы» – будущие организаторы национальных волнений. Туда же начали переправлять оружие. Для этого использовали греческих и черногорских купцов.

В вопросе проливов необходимо было нейтрализовать Австрию. Нужно было найти, чем её заинтересовать. Австрии было обещано: Россия не будет ей чинить противодействий в опеке Боснии и Герцеговины, что сулило последней выход к Средиземному морю. С Прусским королем была договоренность о неоспоримом приоретете германского капитала в турецких делах.

В 1831 году Николай I начал осуществление задуманного. «Неожиданно» и почти катастро­фически в Турции обострился восточный вопрос. Произошло это обострение на этот раз, казалось, вовсе не по инициативе Николая I, который использовал обстоятельства внутренней жизни Турецкой империи. Могущественный вассал Турции, паша Египта Мехмед-Али, восстал против султана, потребовал независимости для Египта и пошел на него войной. Заняв Сирию, египетское войско, обученное и вооруженное лучше, чем армия султана, двинулось к северу, и 21 декабря 1832 г., в битве при Коньи, сын Мехмеда-Али, Ибрагим, совершенно разгромил турецкую армию. Султан Махмуд II очутился в отчаянном положении: у него не было ни денег, ни времени, чтобы хотя бы наскоро собрать новую армию. История "алибеева нашествия" не обошлась без участия русских. Если в целом египетскую армию реформировали с помощью французских инструкторов, то ближайшим военным советником Ибрагима-паши на Дамасском фронте оказался герой Отечественной войны 1812 года граф Александр Иванович Остерман-Толстой. Под именем полковника Иванова "московский имам" не только разрабатывал планы военных операций, но и лично руководил ходом победоносных баталий. Остерман-Толстой оказывал помощь Ибрагиму-паше «в частном порядке», конечно же «совсем без участия» в этом Николая I. В это же время на Балканах «вспыхнуло» освободительное движение. Полыхали Босния, Герцеговина, Румелия и Македония. Немногочисленные отряды башибузуков терпели поражения. В войну с повстанцами, на стороне Турции, вступила Албания. В ответ на это восстала Болгария. Махмуд обратился за помощью к державам. Но французская дипломатия, давно облюбовавшая Египет и Сирию как будущую сферу своего влияния, отказалась ему помочь. Британский посланник Пальмерстон предложил султану подождать, пока поможет Австрия: он рассчитывал не доводить султана до необходимости обратиться к Николаю. Пальмерстон надеялся, что нужное Англии дело будет, таким образом, выполнено австрийскими руками. Но вышло совсем по-другому. Во-первых, австрийская армия вовсе не была готова к сопротивлению победоносному египетскому войску в далеких пустынях Малой Азии, во-вторых, Меттерних, скрепя сердце, должен был мириться с русской опасностью на Востоке, чтобы сохранить могущественного союзника в борьбе с революционной опасностью в самой Европе. Поэтому он меньше всего желал открыто ссориться с Николаем. В третьих, австрийцы сами влезли в балканский кризис, оказывая помощь восставшим там христианам. В войну ввязались Сербия и Черногория. Заявила о помощи христианам и Греция. А Николай сейчас же, еще до битвы при Коньи, предложил султану вооруженную помощь против Ибрагима. Русский генерал Муравьев внезапно высадился на берегу Босфора. Опасность от русской помощи султан сознавал хорошо. Впоследствии на возмущенный вопрос английского посла, как султан вообще мог согласиться принять «помощь» от Николая, один из членов Дивана повторил слова, сказанные Махмудом: «Когда человек тонет и видит перед собой змею, то он даже за нее ухватится, лишь бы не утонуть». Муравьев, устроив свой лагерь на Босфоре, явился к султану в качестве специального посланца от царя с таким предложением: если султан желает, Николай якобы потребует от мятежного египетского паши Мехмеда-Али, чтобы он немедленно убрал свои войска и возвратился в Египет. В случае отказа царь обещал, что якобы объявит Мехмеду-Али войну. Но Мехмед-Али не покорился, да и султан медлил дать Николаю свое согласие. Мало того, Ибрагим двинулся еще несколько дальше к северу. В полной панике султан решился на все, и 3 февраля 1833 г. русский представитель в Константинополе, Бутенев, получил, наконец, долгожданный дипломатический документ: Махмуд формально просил царя оказать ему помощь против мятежного вассала. Русский флот, давно уже стоявший наготове в Севастополе, снялся с якоря и отплыл в Константинополь. 20 февраля 1833 г. этот флот появился в Босфоре. На азиатскую часть проливов высадился 10-тысячный русский десант. Русская армия, расквартированная в Молдавии, также начала движение в сторону Босфора. Турки не препятствовали продвижению русских войск – ведь они шли на помощь султану. Тогда французский посол адмирал Руссэн бросился к султану, решительно убеждая его просить русский флот удалиться. Английский посол поддержал Руссэна. Они оба заявили, что немедленно отбудут из Константинополя, если русские займут город. Это значило, что в случае отказа султана Англия и Франция поддержат Мехмеда-Али. Султан потребовал от Руссэна обязательства поддержать его против Мехмеда-Али, но Руссэн не подписал с рейс-эффенди это обязательство. Султан Махмуд убедился, что Руссэн и англичане его обманули. Следует добавить, что французский посланник Руссэн не был посвящен в тонкости политической аферы и узнал об этом, когда Франция оккупировала Сирию и Кипр. Между тем пришли новые грозные известия: агенты Ибрагима, пробравшись в Смирну, подняли там восстание против султана. Султан прямо объявил, что снова обратился к Бутеневу, и турецкие министры сообщили последнему о согласии султана, чтобы русский флот не уходил из Босфора. Бутенев на это мог только любезно ответить, что русский флот и не думал трогаться с места, так как у него, Бутенева, было только устное, а не письменное предложение увести флот. 2 апреля к берегу Черного моря, у самого Босфора, явилась новая русская эскадра, а спустя несколько дней – и третья. Новый десант в 14 тысяч русских солдат и 9 тысяч казаков был высажен на берег. На европейском берегу Босфора и Дарданелл уже находилась 52-тысячная русская армия, прибывшая из Молдавии. Русские расположились в турецких крепостях, совместно с турками намереваясь отстаивать интересы султана. Французская дипломатия хитрила, и Пальмерстон был в большой тревоге. Было ясно, что одними словами отделаться нельзя. Приходилось либо решительными мерами спасать султана Махмуда от египетского паши, либо отдать Константинополь русским войскам, да еще с разрешения самого султана. В конце концов, английский посол вызвал свою эскадру к Египту. Французы также выслали свой флот в сторону Сирии. Ободренный этим, султан потребовал от русских покинуть Босфор. В ответ русские арестовали самого султана и весь Диван. Захвачен был также и гарем султана. Личная охрана султана – 1000 почетных пажей, состоящая из албанцев, была разгромлена.

Султана, его гарем и Диван вывезли в Крым. Поселили в бывшем дворце крымского хана в Бахчисарае. Французы высадились на Кипр и в Сирии, объявили о захвате этих территорий. А также высказали решимость предоставить протекторат Египту. Пальмерстон был взбешен – сыпал угрозами, но увидев, что на него никто не обращает внимания, покинул Константинополь. 11 июня 1833 года в Бахчисарае султан подписал мирный договор с Россией, Францией, Австрией, Египтом, Грецией, Болгарией, Румелией, Македонией, Румынией, Боснией, Герцеговиной, Сербией и Черногорией. По Бахчисарайскому конгрессу (мирному договору) России передавались черноморские проливы Босфор и Дарданеллы, весь Архипелаг (за исключением греческой и македонской территории). На азиатском берегу граница между Россией и Турцией пролегла по реке Мендерес и по линии Кютахья-Сакарья до Черного моря. На европейском берегу к России отошла территория Капподакии. Но вопрос границ на европейском континенте оставался открытым, его нужно было решить отдельно с Румелией, Македонией и Болгарией. Египет получил независимость. Франция объявила себя гарантом независимости Египта. Кроме того Франции отошли Сирия и остров Кипр. Босния, Герцеговина, Македония, Румыния, Болгария и Румелия получили независимость от Турции. Россия объявила себя гарантом независимости Румынии, Болгарии и Румелии. Австрия стала гарантом независимости Герцеговины и Боснии. Греция гарантировала независимость Македонии. Кроме того к Греции отошли остров Крит, территории Эпир и Фессалия. Сербия и Черногория также увеличили свои владения за счет албанской территории. Во владении Турции на Балканах осталась только Албания.

После пышного празднества по случаю заключения мирного договора, султан Махмуд и турецкое правительство были доставлены в Анталию. Пальмерстон настаивал на бомбардировке Санкт-Петербурга флотом её величества, но в парламенте поддержки не нашел. Было доложено о множестве мелких русских и французских военных судов вокруг Альбиона. Владычица морей поперхнулась своей привычкой загребать жар чужими руками. Все «чужие руки» загребали жар себе. Свободных не нашлось.

В 1839 году был создан франко-русско-египетский синдикат и начато строительство Суэцкого канала. Египет получил 20% акций, Россия и Франция по 40%. В 1852 году канал введен в строй. Расходы на строительство подорвали экономику Египта, чем не преминули воспользоваться предприимчивые англичане. В 1875 году они выкупили у Исмаила-паши египетскую долю акций Всемирной компании Суэцкого канала, а через семь лет Британия попыталась захватить канал и построить там основную военную базу на Ближнем Востоке. Но натолкнулась на противодействие России и Франции. Британским канал стал в 1940 году – Британия оккупировала Египет и Сирию, после капитуляции Франции во ВМВ. Россия не противодействовала Британии, так как была вовлечена в войну с фашистской Германией. В 1952 году Россия передала свою часть акций Египту – в соответствии с договором на строительство канала. Но освободиться от иностранного влияния Египет смог лишь в 1956 году. В ходе проведенной национализации канала и последовавшей за этим военной агрессией французов, англичан и израильтян, окончившейся провалом, Суэцкий канал окончательно перешел в собственность Египта.

На Балканах все ждали долгожданного мира – ведь все христианские народы освободились от турецкого ига. Но чуда не свершилось – костер только начал разгораться сильней. Россия, для сохранения мира в регионе, предложила объединиться всем новым государствам в Балканскую Конфедерацию, но это предложение было отвергнуто. Через три года Болгария и Румелия объединились в одно государство. Греция и Македония также пришли к объединению. По общей договоренности Болгария и Греция обменялись территориями с переселением населения. И Салоники стали болгарскими. Россия старалась быть посредником во всех спорах, старалась разрешить конфликты мирным путем – и какое-то время ей это удавалось. Но конфликт между Сербией и Болгарией погасить не удалось – началась первая Балканская война. В начале этой войны Россия не поддержала никого. Но на стороне Сербии выступила Австрия, и Россия вынуждена была стать на сторону Болгарии. После этого «дружеские отношения» с Австрией рухнули, и в 1848 году Россия поддержала Венгрию и Чехословакию. Греция также желала участвовать в управлении проливами, опираясь на население территорий вокруг проливов. Но в консультациях с Россией согласилась, что в случае конфликта в одиночку проливы не удержит. Россия сделала выводы из претензий Греции, и уже через 30 лет население новых территорий стало преимущественно русским.

От автора: это небольшой кусочек моей АИ "ДОЛГАЯ ДОРОГА К МОРЮ". Вернее последняя её часть. Моих познаний в истории не хватает для полного освещения тех событий. Основа моих измышлений в непонимании сути Русско-Турецких войн. Вернее непонимания стратегии и тактики русских полководцев. Очень много "почему": почему Суворов дважды брал Измаил? Почему, дойдя до Средиземного моря, Дибич ушел опять в Россию? Почему дунайских казаков поманили и опять бросили туркам? И еще много чего.

Подписаться
Уведомить о
25 Комментариев
Старые
Новые Популярные
Межтекстовые Отзывы
Посмотреть все комментарии
Альтернативная История
Logo
Register New Account
Reset Password
Compare items
  • Total (0)
Compare