Как победить японский флот без атомного крейсера Киров и авианосца Адмирал Кузнецов.Часть 2.

13
7

Часть первая

Наблюдая за этим строительством однотипных и мощных броненосцев, была вынуждена начать корректировку своих морских программ и Япония. Построив четыре броненосных крейсера – Асама, Токива, Адзума и Якумо, японцы отказались от намеченной закладки еще двух, а вместо них британцам были выданы заказы на еще 2 броненосца типа Микаса. Однако это было уже последним усилием Японии, китайская контрибуция была исчерпана. Последние 3 броненосца должны были войти в строй в середине 1902 г., и на этот момент соотношение сил должно было составлять 9 русских броненосцев против 8 японских, которые имели бы поддержку 4 броненосных крейсеров. Разумеется, такая ситуация была недопустима, и Николай 2 утвердил чрезвычайное ассигнование на усиление флота в размере 90 000 000 рублей.

Японский эскадренный броненосец Микаса

Японский эскадренный броненосец Микаса

На эти деньги была начата в 1899 г. постройка последней серии броненосцев-додредноутов русского флота. Как и предыдущая, она насчитывала 5 кораблей, однако теперь подражанием британским образцам и не пахло. Имея водоизмещение 16 000 тонн, они были крупнее любого современного броненосца. Вооружение тоже сильно отличалось от современников. В.К. Алексей прекрасно помнил о Дредноуте и будущей судьбе всех броненосцев, поэтому буквально силой пропихнул образец, который позднее назовут самым сильным и удачным из всех преддредноутов. Русские броненосцы типа Бородино были вооружены 6 12″-ми пушками в трех башнях, причем, впервые в мире, 45-калиберными. Упорная работа Обуховского Завода дала флоту не только эти прекрас­ные орудия, но и не менее удачные башенные установки,способные давать 1,5–2 выстрела в минуту на ствол. Само собой, адмиральская ересь в виде 12″-х башен, способных обслуживаться 1 человеком, была задавлена Алексеем еще в зародыше, при строительстве первой серии броненосцев. От конструкторов требовалось обеспечить скорострельность и надежность, а все остальное, даже и вес установки, считалось вторичным. Средний калибр отсутствовал вовсе, а роль противоминного играли 20 102-мм пушек, из которых 10 помещались в легкобронированном каземате в центральной части корабля, а остальные стояли открыто в оконечностях. Впервые броненосцы были лишены таранов, что дало прибавку в скорости в 0,75 узла, как неопровержимо показали эксперименты в Опытовом Бассейне. Также бородинцы стали первыми капитальными кораблями, где были установлены котлы Ярроу, мощные и надежные. Они с легкостью обеспечили продолжительный ход в 20 узлов.

Предполагаемый вид эскадренного броненосца Бородино

Предполагаемый вид эскадренного броненосца Бородино

Однако бородинцы настолько отличались от предыдущих броненосцев, что многие адмиралы просто оказались не способны воспринять такое попрание основ и шатание устоев. Еще при выработке проекта, в 1898 г., начались острые споры с Управляющим Морским Министерством, которым в то время был Тыртов, а также рядом других авторитетных адмиралов, и даже намеки на отставку тут ничем не помогали.В конечном итоге закончилось все закономерно – эти разногласия дошли до Николая 2, в котором невовремя проснулся интерес к флоту. Рассмотрев дело, Николай поинтересовался, почему вообще нужно строить еще 5 броненосцев, если у японцев есть 4 броне­носных крейсера, а у русского флота ни одного. И почему бы не построить 5 мощных крейсеров, если в броненосцах у России преимущество. Присутствовавший при этом Тыртов, решив пойти ва-банк, заявил, что как раз броненосные крейсера русскому флоту и нужны, что они имеются в составе всех великих флотов, и только в русском флоте их нет, и причина этого – В.К. Алексей собственной персоной. Николай 2, удивленно поглядывая на разошедшегося Тыртова, спросил своего дядю, почему все-таки он не хочет их строить. Услышав в ответ, что строительство кораблей флота тщательно продумано с точки зрения нужд будущей войны с Японией, и броненосцы нужнее крейсеров, Николай запросил разъяснений, каковые ему были даны на следущий день, в присутствии все того же Тыртова, военного министра и еще ряда членов кабинета. После не слишком длинной лекции о ситуации на Дальнем Востоке и наиболее возможном развитии событий после начала войны, наиболее горячим сторонником строительства броненосцев стал, как ни странно, военный министр Куропаткин, ранее в симпатиях к флоту не замеченный, а самодержец всея Руси, демонстративно не замечая Тыртова, выразил пожелание, чтобы эти замечательные броненосцы как можно быстрее были заложены и построены.

Содержание доклада, произведшего такой переворот в душе Куропаткина, было очевидным для Алексея, обладавшего послезнанием, но казалось откровением для остальных. Для начала было рассмотрено положение Японии, небогатой страны, бросившей вызов русскому колоссу. То, что Япония без китайской контрибуции и кредитов англосаксов и мечтать бы не смела о войне с Россией, было понятно всем. Уже на стадии подготовки к войне японцы максимально напрягли все свои ресурсы, налоги были повышены на 85% к 1903 г. Это означало, что длительную войну японцы не потянут ни при каких условиях, а также то, что они будут планировать молниеносную войну, по примеру 1894 г. И способ добиться этого был только один: обладая превосходством на море, быстро осуществить массовую высадку войск в Маньчжурии, и пока русские будут подвозить под­креп­ления по Транссибу, оттеснить русскую армию от Порт-Артура, взять его в осаду и захватить. Падение Порт-Артура по сути завершает войну в пользу Японии, поскольку из Владивостока флот будет бессилен помешать японцам делать в Желтом море все, что душе угодно.

А для русских первый шаг к победе должен заключаться в срыве японского плана и перевода войны в затяжную (тут глаза Куропаткина заблестели). Для чего нужно полностью исключить какие-либо высадки японцев в Маньчжурии и на западном побережье Кореи. Добиться этого может только сильная эскадра броненосцев, снабженная достаточным количеством крейсеров-разведчиков, готовая сокрушить в бою японский флот и в любое время, по своему усмотрению, способная патрулировать берега Маньчжурии и Кореи. Если такое положение дел будет достигнуто, то японцам придется забыть о быстрой победе и, высадившись в районе Фузана, наступать через всю Корею в Маньчжурию, причем их левый фланг будет открыт для нашего десанта в любом месте. Необходимо также помнить, что железная дорога, строящаяся от Фузана к Ялу американ­цами, только начата, и еще долго не будет готова, так что, возможно, японцы в Корее и увязнут, не в силах наладить снабжение армии при помощи кули и немногочисленных там лошадей.Таким образом, наша армия получит столь необходимое время для сосредоточения, подвоза подкрепления и строительства укреплений – на той же Ялу, например. (Услышав это, Куропаткин, чей план предусматривал отступление в глубь Манчжурии вплоть до Ляояна, чтобы избежать решительного боя с численно превосходящим противником, чуть не прослезился. Он не сомневался в верности намеченного им образа действий, но если есть возможность избежать позорного, как ни крути, отступления великой русской армии перед ордой косорылых макак, так нужно ей воспользоваться. И поддержать того, кто дает такую возможность.)

Как уже было сказано, мощные, хорошо забронированные броненосцы подходят для выполнения этих задач куда лучше, чем броненосные крейсера, чья скорость в генеральном сражении может оказаться ненужной, а слабая броня, возможно, станет причиной гибели. И пока русский Тихо­океанский флот не приобретет решительного превосходства в броненосцах, он, В.К. Алексей, катего­рически против строительства броненосных крейсеров. Кроме всего прочего, скорость новых броненосцев ожидается в районе 20 узлов, что позволит им при случае навязать бой хваленым японским крейсерам и перетопить их, как котят.

После этого выступления, как уже было сказано, броненосцы типа Бородино получили высочайшее благоволение, а упрямый Тыртов — отставку. Кроме того, воспользовавшись случаем, Алексей отправил на пенсию еще ряд персон, раздражавших его своей непонятливостью и нежеланием видеть дальше своего носа. Например, Верховского, начальника ГУКиСа, который, всего два года как заняв этот пост, уже довел множество подчиненных до инфаркта своим настырным, граничащим с помешательством, желанием экономить, причем в большинстве случаев там, где экономить было нельзя ни в коем случае.

Но, как бы то ни было, броненосцы были заложены в начале 1899 года, и не было никаких сомне­ний, что к 1902 они будут построены. После вдумчивого переоснащения судоверфей в 1885–1890 гг., после укрощения строптивых адмиралов из МТК, которым было категорически запрещено улучшать проекты кораблей, уже находящиеся в постройке, после накопления верфями огромного опыта (а броненосцы строили на одних и тех же стапелях), после оптимизации структуры управления, ожидаемое время постройки составляло около 30 месяцев. Таким образом, выходило, что 3 Микасы и 5 Бородинцев будут построены почти одновременно, и одновременно придут на Дальний Восток, если не случится ничего неожиданного. Но неожиданное случилось.

Подписаться
Уведомить о
58 Комментариев
Старые
Новые Популярные
Межтекстовые Отзывы
Посмотреть все комментарии
Альтернативная История
Logo
Register New Account
Compare items
  • Total (0)
Compare