Kaiserreich: Мир победившего империализма. Часть 18. Лоскутная империя. Глава 3. Раненый зверь

8
0

Предыдущие части

Реальный проблемный потенциал имели серьёзно расширившиеся по итогам Вельткрига итальянские земли. В присоединённом к Австро-Венгрии Венето проживало немало итальянцев, в душах которых эпоха Рисорджименто всё ещё хранила свой отпечаток – со всеми вытекающими в виде восприятия австрийцев как врагов и угнетателей. И это восприятие продолжало усиливаться. Италия переживала тяжелейший послевоенный кризис. Поражение в Вельткриге, экономическая катастрофа, тяжёлая жизнь, несправедливость социальных, политических и международных раскладов – всё это озлобляло итальянцев и подталкивало их искать виноватых. Союзники-предатели и внутренние враги, слабовольное правительство и жадные плутократы, революционеры или реакционеры (в зависимости от политических взглядов) – звание виновного во всех бедах Италии и её народа присуждалось кому угодно. И особое место в этом списке было для «австрийских угнетателей».

Kaiserreich: Мир победившего империализма. Часть 18. Лоскутная империя. Глава 3. Раненый зверь

Карл I попытался решить эту проблему путём уступок. В принципе, определённый резон в этой тактике был. Грубый подход (давить, давить и ещё раз давить) грозил только раззадорить строптивых последователей Гарибальди. По рациональной логике, уважение прав и свобод местного населения имело определённый шанс расколоть итальянцев, дать хотя бы части из них имперскую альтернативу дискредитировавшему себя итальянскому государству. Но это всё по рациональной логике. Люди же склонны мыслить нерационально. Чаще всего для людей ближе родное, даже если оно хуже. А, несмотря на поражение в Вельткриге, полноценное общеитальянское государство всё ещё существовало, хотя и лишилось части территории – вот оно-то и было итальянцам роднее. И хотя итальянские земли Австро-Венгрии были выделены в полноценный «штат» – Венецианское королевство – со своими парламентом и конституцией, всё ещё имевшие родную альтернативу итальянцы демонстративно воротили нос. И если чехи просто вели себя как ломающаяся девушка, то итальянцы высказывали своё «фи» гораздо злее и гораздо последовательнее. Помимо самого факта, что жителей Венето оторвали от родины, использовались и другие предлоги для того, чтобы выразить недовольство. Например, чехи недополучили гораздо больше земель чем итальянцы, но поднимаемые элитами страсти по поводу того, что Чехия должна быть в исторических границах, протекали весьма легко и очень быстро улеглись. Итальянцы же устраивали куда большие скандалы за право заполучить куда меньшую территорию.

Город Фиуме находился в составе Транслейтании, и, ввиду того, что Карл I не решился покушаться на права венгров, он не вошёл в состав Венецианского королевства. О создании Венецианского королевства и её парламента, а также даровании ему конституции было объявлено примерно через неделю после заключения «Мира с Честью» – на Рождество 1919 г. Однако представители итальянской интеллектуальной элиты тут же обратили внимание, что в состав Венецианского королевства не вошёл Фиуме. Сами пассионарные жители Фиуме тоже громогласно возмутились тем, что они не с «итальянскими братьями», а с венграми. В первых числах января 1920 г. по Фиуме прокатилась волна демонстраций – официально за присоединение города к Венецианскому королевству, но итальянские националисты просто использовали этот повод для того, чтобы уколоть Габсбургов, ибо для них (националистов) Венецианское королевство лишь пустой звук. Вскоре волна антигабсбургских демонстраций прокатилась по, собственно, Венецианскому королевству. Эта обстановка создала идеальную атмосферу для выходки Габриеле д’Аннунцио с Республикой Фиуме – в вооружённом отряде, попытавшемся «завоевать» Республику, были и местные жители, принимавшие участие в январских демонстрациях, а в стихотворной конституции, сочинённой д’Аннунцио, нашлась пара строчек и для упоминания проблемы «разлучения» Фиуме с Веницианским королевством (и эти строки поэт использовал для высмеивания национальной политики Габсбургов). А вскоре последовала гражданская война в Италии.

Kaiserreich: Мир победившего империализма. Часть 18. Лоскутная империя. Глава 3. Раненый зверь

Грозные события прямо под боком вынуждали Австро-Венгрию действовать, хотя обстановка в стране отчаянно требовала спокойствия – империя только начинала выходить из экономического кризиса, и необходимость предпринимать внешнеполитические действия была для австрийцев подобна ушату холодной воды. Однако угроза получить целиком и полностью враждебное синдикалистское государство требовала вмешательства. И Австро-Венгрия вмешалась, хотя и стремилась как можно сильнее ограничить это вмешательство. В Северную Италию были введены австрийские войска, однако, когда стали видны признаки того, что местное Миланское правительство уже сформировало более-менее боеспособные военные подразделения, способные хотя бы не позволить Красным захватить Милан и другие ключевые города, австрийцы тут же начали выводить свои войска, сокращая контингенты в Северной Италии до минимума. Это позволило Габсбургам хоть как-то сократить военные расходы, но затянуло процесс выхода собственного кризиса, хотя в 1920 – 1921 гг. было очевидно, что самое худшее позади, и имперская экономика наконец более-менее встала на ноги. А внешнеполитическим итогом стал распад Италии, в результате которого на карте Европы появилась новая социалистическая страна – враждебная Германии и Австро-Венгрии и контролирующая часть промышленно развитых районов Северной Италии.

Kaiserreich: Мир победившего империализма. Часть 18. Лоскутная империя. Глава 3. Раненый зверь

Впрочем, в итальянском вопросе по итогам гражданской войны на Апеннинах Габсбурги оказались в ситуации «Не было бы счастья, да несчастье помогло». Как оказалось, распространение синдикализма и политика официального итальянского правительства глубоко раскололи итальянское общество, и даже самые последовательные националисты оказывались в замешательстве, не понимая, какую сторону им выбрать (что приводило к таким немыслимым с точки зрения РИ-аборигенов ситуации, когда Муссолини присоединился к Красным-синдикалистам). Главным противником Красных стал итальянский средний класс – буржуазия, которая пришла к выводу, который до 1920 г. показался бы ей немыслимым и кощунственным: лучше Габсбурги, чем синдикалисты. К тому же гражданская война разрушила само понятие единой Италии, что подтолкнуло многих к поиску новой национальной опоры. Если для леворадикально настроенных рабочих с моральным компасом не было никаких проблем, то для итальянских буржуа с этим было куда сложнее: в итоге непосредственные подданные Габсбургов в Венецианском королевстве пришли к выводу, что, кроме Австро-Венгерской империи, у них больше нет по-настоящему достойного покровителя (особенно если учесть, что, в отличие от независимой Италии, коронная земля Габсбургов избежала реальных потрясений), а для убеждённых сторонников Миланского правительства и Республики Обеих Сицилий Австро-Венгрия оказывалась главным гарантом их существования. И обстановка в итальянских владениях империи начинала успокаиваться. Таким образом, Габсбурги смогли выиграть и этот раунд в битве за спасение империи, хотя эта победа и была достаточно зыбкой.

Источник — http://fai.org.ru/forum/topic/46350-kaiserreich-mir-pobedivshego-imperializma-–-taymlayn/?do=findComment&comment=1650171

Подписаться
Уведомить о
0 Комментариев
Межтекстовые Отзывы
Посмотреть все комментарии
Альтернативная История
Logo
Register New Account
Reset Password
Compare items
  • Total (0)
Compare