Хуан Австрийский. Звёздный час сражения при Лепанто и бесславная смерть «последнего рыцаря Европы»

12
0

История испанских королей династии Габсбургов, правивших этой страной на протяжении XVI и XVII веков, может служить иллюстрацией тезиса о вреде близкородственных браков. На протяжении относительно короткого (по историческим меркам) времени, буквально на глазах у современников, произошло вырождение этой семьи. Закончилось все пресечением рода и династическим кризисом, который стал причиной так называемой «Войны за испанское наследство».

Хуан Австрийский. Звёздный час сражения при Лепанто и бесславная смерть «последнего рыцаря Европы»

Угасание рода испанских Габсбургов

Если первый из испанских Габсбургов – австрийский эрцгерцог Филипп, был известен под прозвищем Красивый, то назвать красивыми последних представителей этого дома невозможно даже при очень большом желании. Впрочем, красота – далеко не самое важное качество правителя любого государства. Проблема была в том, что и умом последние Габсбурги отнюдь не блистали. Тем более что и по матери наследственность у них была не самая лучшая.

Вышеупомянутый Филипп I Красивый стал мужем Хуаны Безумной – дочери знаменитых католических королей Изабеллы и Фердинанда, которая по причине своей невменяемости последние 46 лет жизни провела в фактическом заточении в замке Тордесильяс. Их наследником стал Карл V, император Священной Римской империи, на портрете которого хорошо видна пресловутая гипертрофированная нижняя челюсть («габсбургская губа») – характерная черта всех Габсбургов.

 Портрет Карла V работы Тициана


Портрет Карла V работы Тициана

Именно Карл V вступил в первый близкородственный брак. Его женили на двоюродной сестре – португальской принцессе Изабелле.

 Питер Пауль Рубенс. Двойной портрет Карла V и императрицы Изабеллы


Питер Пауль Рубенс. Двойной портрет Карла V и императрицы Изабеллы

В отличие от многих других монарших пар, Карл и Изабелла любили друг друга. После смерти жены император на 2 месяца заключил сам себя в одном из монастырей. Из Толедо в Гранаду, где должна была обрести последний приют Изабелла, гроб с ее телом сопровождал испанский гранд Франсиско де Борха де Гандия (правнук папы римского Александра Борджиа, которого при жизни называли «аптекарем Сатаны»). Согласно традиции, перед погребением он должен был засвидетельствовать факт подлинности тела. Гроб был вскрыт и вид полуразложившегося трупа произвел на герцога такое впечатление, что он сказал:

«Я не могу поклясться, что это императрица, но я клянусь, что это её труп, который мы положили сюда… Я также клянусь больше не служить сеньору, который может умереть».
 Хосе Морено Карбонеро. Обращение герцога де Гандии


Хосе Морено Карбонеро. Обращение герцога де Гандии

Правда, на службу к бессмертному сеньору герцог не слишком торопился: успел ещё поработать вице-королем Валенсии и главным конюшим Двора Карла V. В монахи он постригся только в 1546 году – после смерти жены и через 7 лет после похорон императрицы Изабеллы. Со временем стал генералом ордена Иезуитов и был причислен к лику святых. Его статую можно увидеть на знаменитом Карловом мосту в Праге.

Наследник Карла V – Филипп II, уже явно уступал отцу в интеллектуальном отношении и был гораздо менее сильным и успешным правителем.

 Алонсо Санчес Коэльо. Портрет Филиппа II c чётками


Алонсо Санчес Коэльо. Портрет Филиппа II c чётками

Сын Карла V был женат 4 раза – и три супруги Филиппа были его близкими родственницами. Мария Португальская – двоюродная сестра Филиппа и по отцу, и по матери. Мария, королева Англии – двоюродная сестра его собственного отца. Анна Австрийская – родная племянница Филиппа по матери и дочь двоюродного брата по отцу. Старший сын Филиппа II, печально знаменитый дон Карлос, был рождён Марией Португальской. У него оказалось всего шесть прапрадедов и прапрабабок из шестнадцати возможных.

Неудивительно, что этот ребенок родился чрезвычайно слабым, болезненным, да к тому же с явными психическими отклонениями и выраженными садистскими наклонностями. Его голова казалась непропорционально большой на фоне маленького роста, спина была сгорблена, руки и ноги – худыми. Он поздно начал говорить и так и не избавился от заикания. Трое сыновей, родившихся от последней жены Филиппа II (невесты дона Карлоса) умерли в детском возрасте. Единственный выживший сын, Филипп III, был полным ничтожеством, его правление поставило Испанию на грань перманентного кризиса. Его внук – король Карл II, получивший говорящее прозвище «Околдованный», был глубоким инвалидом, едва способным ходить и говорить. Он и стал последним Габсбургом на испанском троне.

Совсем другим оказалось потомство Карла V от Барбары Бломберг (Блуменберг), дочери бургомистра баварского города Регенсбург. Этот незаконнорожденный сын императора прожил короткую, но яркую жизнь, успев стать генералиссимусом и адмиралом. Ему было всего 26 лет, когда он прославился на всю Европу, командуя флотом Священной лиги во время грандиозного морского сражения при Лепанто. Как вы, вероятно, уже догадались, речь идёт о Хуане Австрийском.

 Дон Хуан Австрийский. Памятник в Регенсбурге.


Дон Хуан Австрийский. Памятник в Регенсбурге.

Это копия статуи, которая стоит на площади Лепанто в итальянском городе Мессина (Сицилия).

 Дон Хуан Австрийский. Памятник в Мессине


Дон Хуан Австрийский. Памятник в Мессине

Дон Хуан умер от болезни, не дожив до 32 лет. Не вступив в законный брак, он имел множество любовниц. Две из них (Мария де Мендоса и Диана де Фалангола) родили от него здоровых дочерей. А вот единственный сын Хуана, рождённый Зенобией де Саратоса, умер в младенческом возрасте.

Детство бастарда

Связь Карла V и Барбары Бломберг была недолгой, но мальчика, родившегося от этой девицы в 1545 году, император не забыл. В возрасте 3-х лет он был перевезен в Испанию и отдан на воспитание Луису Мендесу де Гехаде. А его мать, получив от Карла приданое, была выдана замуж за некоего Рехема и переехала в Антверпен.

До 14 лет герой нашей статьи даже и не подозревал о своем происхождении. Все изменилось после смерти Карла V, который вошёл в историю, как человек, сумевший насмерть простудиться… на собственных похоронах (вернее – на их репетиции). В сентябре 1558 года в бумагах императора был обнаружен документ, в котором он признавал своим сыном Херонимо – воспитанника Луиса Мендеса де Гехады. В этом документе он, кстати, предполагал, что мальчик должен стать духовным лицом.

Надо сказать, что Филипп II признал своего младшего брата (разница в возрасте у них была 18 лет): он дал ему титул австрийского принца, подарил большой дом и назначил годовое содержание в 15 тысяч дукатов.

 Герб Хуана Австрийского


Герб Хуана Австрийского

Некоторое время 14-летний Хуан воспитывался при дворе вместе с наследником престола доном Карлосом и герцогом Алессандро Фарнезе (сын незаконнорожденной дочери Карла V Маргариты Пармской, племянник Хуана и будущий его преемник на должности наместника Нидерландов). Эти мальчики были немного старше его.

 Alonso Sanchez Coello Portrait of Don Juan of Austria, 1559–1560. Хуану здесь около 14 лет


Alonso Sanchez Coello Portrait of Don Juan of Austria, 1559–1560. Хуану здесь около 14 лет

 Alonso Sanchez Coello. Prince Don Carlos of Austria


Alonso Sanchez Coello. Prince Don Carlos of Austria

 Alessandro Farnese, hertog van Parma


Alessandro Farnese, hertog van Parma

Согласно завещанию Карла V, Хуан, готовясь к духовной карьере, три года учился в Алкальском университете, но скоро стало понятно, что этот юноша станет кем угодно, но только не аббатом или епископом. Хуан заметно превосходил сверстников в умении обращаться с оружием и справедливо считался одним из лучших фехтовальщиков своего времени. При этом он отнюдь не был «дуболомом», помешанным на военной тематике.

Современники вспоминают о нем, как о хорошо образованном и весьма эрудированном молодом человеке, к тому же большом любителе шахмат. Воспитанный более свободно, чем другие испанские принцы того времени, молодой Хуан покорял всех своей веселостью и жизнерадостностью. Позже его характер испортится, но потомки забудут о завистливом, тщеславном и жестоком доне Хуане последних лет жизни. Всем запомнится 26-летний адмирал, который в ожидании таранного удара приближающегося вражеского флагмана не молится, а танцует гальярду на артиллерийской платформе своего корабля. Гилберт Честертон назовет его «последним рыцарем Европы».

Особенно велик был контраст при сравнении Хуана с наследником престола – некрасивым, слабым, болезненным и психически неуравновешенным Карлосом.

Начало военной службы Хуана Австрийского

В 1565 году во время Великой осады Мальты турками Хуан тайно покинул свой дом и добрался до Барселоны, где хотел устроиться на один из кораблей испанской эскадры, отправлявшейся в поход против османов. Был перехвачен и получил строжайший монарший приказ о возвращении. Некоторые авторы утверждают, что Хуан был выдан сводным братом – доном Карлосом, и по возвращении домой атаковал наследника престола со шпагой в руках. Если предположить, что это сообщение истинно, придется признать, что этот эпизод очень показательный и важный для понимания характера героя статьи.

Лишь через три года, в январе 1568 года, ему было позволено повоевать на море против берберийских пиратов. По этому случаю Хуану было присвоено звание Capitan general de la mar.

Затем Хуан после многочисленных просьб в 1569 году получил назначение в Гранаду, где в апреле 1568 года подняли восстание мориски (причиной стал указ от 1 января 1567 года о запрете мавританских обычаев, одежды и языка). Это было время антииспанского восстания в Нидерландах, куда с огромными трудностями приходилось постоянно перебрасывать все более или менее боеспособные части. Об этом было рассказано в статье «Испанская дорога» Габсбургов».

Кое-как собранные солдаты армии дона Хуана были, что называется, третьего сорта. Тем не менее, взяв под командование около 24 тысяч человек, в январе 1570 года Хуан осадил крепость Галеру, которая пала 11 февраля. Затем были взяты Альбухара, Серон (здесь Хуан получил ранение в голову), Типола, Турчас, провинция Рио д’Альмансора. Основная часть мавров покинула Испанию. Большинство из оставшихся были проданы в рабство, остальные переселены на север страны.

Священная лига против Османской империи

Между тем в 1571 году османы атаковали Кипр, принадлежавший тогда Венеции. Венецианцы заключили с Филиппом II и папой Пием V союз, вошедший в историю под названием Священная лига. К этому союзу присоединились также Мальта и многие государства Италии – Генуэзская республика, Неаполь, Сицилия, Савойя, Тоскана, Парма. Совместными усилиями они сумели выставить около 50 тысяч пехотинцев и 4,5 тысячи кавалеристов. Самым знаменитым сражением начавшейся войны стала морская битва при Лепанто. О соотношении сил сторон приводятся разные данные, однако все историки сходятся во мнении, что они были примерно равны.

Для войны на море Испания прислала 77 галер, командовать которыми было поручено Джованни Дориа – внучатому племяннику знаменитого генуэзского адмирала. Венецианская эскадра, которой командовал Себастьяно Венье (Вениер), насчитывала 106 галер и 6 больших галеасов. Другим адмиралом венецианцев был Агостино Барбариго.

 Венецианские боевые корабли

Венецианские боевые корабли

Марк Антонио Колонна привел 12 папских галер. Мальта прислала 6 кораблей, Савойя – 3. Главнокомандующим этим флотом и стал дон Хуан. Общая численность экипажей союзных судов достигала 80 тысяч человек, около 20 тысяч из которых были солдатами абордажных команд. На галере «La Marquesa» («Маркиз») оказался тогда молодой испанец Мигель Сервантес де Сааведра, который в предстоящем сражении получит две пули в грудь и одну – в руку. Полгода он проведет в госпитале и много лет спустя в 1614 году напишет:

«Я потерял левую руку ради славы правой».
 Галера «Маркеса» в битве при Лепанто


Галера «Маркеса» в битве при Лепанто

Принял участие в этом бою и брат Сервантеса – Родриго.

75-летний венецианский адмирал Себастьяно Венье открыто демонстрировал недоверие к испанскому «выскочке-бастарду». Чтобы обеспечить исполнение своих приказов, Хуану под видом усиления пришлось посадить на венецианские корабли 4 000 подчиненных ему испанских и неаполитанских солдат. Венецианцы, разумеется, были возмущены, но Хуан смог настоять на исполнении своего распоряжения (хотя на отдельных кораблях дело доходило до стычек и драк).

Противостоящий союзникам османский флот состоял из 210 галер и 66 галиотов. Помимо турецких кораблей, в него входили эскадры магрибских пиратов, которые в то время были настоящими хозяевами центральной и западной акваторий Средиземного моря. Они опустошали побережья европейских стран, штурмовали крупные приморские города и успешно защищали от христианских армий побережье Северной Африки.

Более известные широкой публике корсары Тортуги, Порт-Ройала и багамского острова Нью-Провиденс в самых смелых мечтах не могли представить масштабы операций, которые проводили разбойничьи флоты Алжира и Туниса (о пиратах Карибского и Средиземного морей было рассказано в отдельных циклах статей). Даже знаменитый Генри Морган, пожалуй, стал бы лишь одним из капитанов эскадры по-настоящему серьезных людей вроде Хайр-ад-Дина Барбароссы, Тургута или Синана. Некоторые вожди магрибских пиратов занимали высокие посты в Османской империи и турецком флоте. На должность капудан-паши в свое время были назначены упоминавшиеся выше Хайр-ад-Дин Барбаросса, который умер в 1546 году, и погибший в 1565 году на острове Мальта Тургут-реис.

В 1571 году главнокомандующим османским флотом был командир (ага) константинопольских янычар Али-паша Муэдзинзаде. Этот пост он получил после мятежа, который привел к власти султана Селима II. Турецкий историк XVII века Мехмед Солак-заде Хамдеми позже писал, что этот капудан-паша:

«не видел ни одного морского сражения и не был осведомлён о науке пиратства».

Зато Али-паша не знал равных в стрельбе из лука.

Но были в османском флоте и люди, весьма опытные в морских делах. Самый известный из них – Улудж Али (Улуч Али, Кылыч Али-паша).

 Памятник Джованни Диониджи Галлени (Kılıc Ali Pasa) в его родном калабрийском городе Ла Кастелла, Италия


Памятник Джованни Диониджи Галлени (Kılıc Ali Pasa) в его родном калабрийском городе Ла Кастелла, Италия

Его настоящее имя – Джованни Диониджи Галени, это калабриец, родившийся в 1519 году и в возрасте 17 лет взятый в плен берберийскими пиратами, ходившими под флагом знаменитого Хайр-ад-Дина Барбароссы. Вначале он был рабом – гребцом на галере, но затем принял ислам и стал полноценным членом команды.

Его карьера развивалась стремительно: в 1550 году лихой калабриец занял пост губернатора острова Самос, в 1565 – стал бейлербеем Александрии. Он участвовал в осаде Мальты, где погиб очень уважаемый турецкими моряками и алжирскими пиратами Тургут-реис, преемник Хайр-ад-Дина Барбароссы. Именно Улудж заменил Тургута на посту паши Триполитании. В этой должности он грабил берега Сицилии и Калабрии, разорял окрестности Неаполя.

В 1568 году стал бейлербеем и пашой Алжира, в октябре 1569 – изгнал из Туниса султана Хамида из династии Хафсидов. Незадолго до сражения при Лепанто он разгромил эскадру мальтийских рыцарей, взяв на абордаж 4 галеры. Другим известным командиром османской эскадры был Мохаммед Сирокко (Сулик-паша) – тоже ренегат, грек, родившийся в регионе залива Патры, бей Александрии.

Ещё три принявших ислам европейца были капитанами алжирских пиратских кораблей: венецианец Хассан, француз Джафар и албанец Дали Мами.

 Османский флот, фрагмент картины Томмазо Долабелло (1632 год)


Османский флот, фрагмент картины Томмазо Долабелло (1632 год)

 Турецкий галеас (мавна). Репродукция с турецкого манускрипта


Турецкий галеас (мавна). Репродукция с турецкого манускрипта

 Венецианский галеас, участвовавший в сражении при Лепанто


Венецианский галеас, участвовавший в сражении при Лепанто

Общая численность экипажей османских кораблей достигала 88 тысяч человек, но лишь около 16 тысяч из них состояло в абордажных командах. К тому же у турецких моряков не было огнестрельного оружия. Именно это преимущество европейцев в численности и вооружении морской пехоты стало решающим в битве при Лепанто.

Сражение при Лепанто

7 октября 1571 года корабли османов и Лиги сошлись в Патрасском заливе в грандиозной битве близ Лепанто, которая стала последним крупным сражением эпохи гребного флота и одним из четырёх крупнейших морских сражений в мировой истории.

 Дон Хуан Австрийский на испанской почтовой марке, посвящённой 400-летию победы при Лепанто


Дон Хуан Австрийский на испанской почтовой марке, посвящённой 400-летию победы при Лепанто

Флот Священной лиги вышел из Мессинской гавани 16 сентября 1571 года. На каждом из кораблей находилась частица Истинного креста, присланная римским папой, и каждое судно благословил папский нунций. Флагманская галера («Реал») Хуана Австрийского шла под знаменем покровительницы американских колоний Испании – Пресвятой Девы Гваделупской.

 Nuestra Senora de Guadalupe, считающийся нерукотворным образ из Базилики Девы Марии Гваделупской, Мехико. Дева Мария здесь представлена красивой девушкой индейского происхождения


Nuestra Senora de Guadalupe, считающийся нерукотворным образ из Базилики Девы Марии Гваделупской, Мехико. Дева Мария здесь представлена красивой девушкой индейского происхождения

А на флагманском корабле османов находилось зелёное знамя Пророка, лично вручённое Али-паше Селимом II.

Добравшись к 30 сентября до берегов Эпира, христианский флот расположился в бухте Гоменице. Отсюда на разведку к Кипру была отправлена одна из галер, которая принесла известие о падении Фамагусты. После этого союзный флот вошел в Патрасский залив, где утром 7 октября и произошло одно из самых крупных морских сражений в истории, получившее название от города Лепанто, расположенного в 30 милях от места боя. Историки часто называют битву при Лепанто последним крупным сражением эпохи гребного флота. Европейские моряки первыми увидели мачты турецких кораблей, и флот Священной лиги стал выстраиваться для боя.

 Plan of the Battle of Lepanto


Plan of the Battle of Lepanto

На левом фланге союзников находились 63 корабля, которые возглавил венецианский адмирал Агостино Барбариго.

 Агостино Барбариго, портрет работы одного из учеников Веронезе


Агостино Барбариго, портрет работы одного из учеников Веронезе

Его противником стал Мохаммед Сирокко, который вёл в бой 53 галеры и три галиота.

Правый фланг флота Священной лиги (64 галеры) взял под командование Джованни Дориа. Ему достался самый грозный соперник – Улудж-Али, бейлербей Алжира. Именно здесь находились корабли берберийских корсаров – 61 галера и три галиота.

Дон Хуан занял позицию в центре, в его распоряжении было 37 боевых кораблей. Здесь находились самые большие и мощные корабли венецианцев, которыми командовал Венье, а также галера знакомого нам Александра Фарнезе. Следом шли 25 кораблей резерва.

 Фернандо Бертелли. «Битва при Лепанто», фреска в Ватиканской Галерее карт, 1572 год


Фернандо Бертелли. «Битва при Лепанто», фреска в Ватиканской Галерее карт, 1572 год

 Антонио Бругада. «Морское сражение при Лепанто между Священной лигой и турками в 1571 году», Museu Maritim de Barcelona


Антонио Бругада. «Морское сражение при Лепанто между Священной лигой и турками в 1571 году», Museu Maritim de Barcelona

Сражение начали 6 больших венецианских галеасов, которые, используя преимущество в артиллерии, пушечным огнём расстроили боевые порядки османов. Османский адмирал Али-паша Муэдзинзаде отдал приказ идти вперёд, надеясь достичь успеха в абордажных схватках. Ярким эпизодом этого сражения стал бой двух флагманских кораблей – больших галер «Реал» и «Султана», на которых находились командующие флотами – превосходный стрелок из лука Али-паша и «мастер меча» Хуан Австрийский. О характере Хуана можно судить по такому эпизоду: в ожидании столкновения с вражеским флагманом, он танцевал гальярду на орудийной платформе своего корабля.

Реплика флагманской галеры «Реал», Морской музей, Барселона:

Турецкая галера начала XVII века, самая старая из сохранившихся до нашего времени – уникальный экспонат Морского музея Стамбула:

Хуан Австрийский. Звёздный час сражения при Лепанто и бесславная смерть «последнего рыцаря Европы»

Вначале туркам удалось залпом своих пушек повредить грот-мачту «Реала». Затем носовой таран «Султаны» при столкновении взломал борт испанского корабля, и экипажи судов сошлись в жестокой схватке. Один за другим вступали в абордажный бой и другие корабли. Среди них была и галера Фарнезе, которому тогда удалось захватить один из турецких кораблей. Как мы помним, союзники имели преимущество в численности абордажных команд. Для османов это обстоятельство стало роковым: они храбро сражались, но победить не могли. Адмирал Али-паша Муэдзинзаде погиб в бою, и один из испанских пехотинцев насадил его голову на пику. Дон Хуан бился наравне со всеми и был ранен в ногу.

 Juan de Austria, der Sieger von Lepanto. Портрет неизвестного художника, вторая половина XVI века


Juan de Austria, der Sieger von Lepanto. Портрет неизвестного художника, вторая половина XVI века

На захваченной «Султане» испанцам достались зелёное знамя Пророка Мухаммеда и казна турецкого флота – 150 тысяч цехинов.

Неудачно складывался для османов и бой на правом фланге. Мохаммед Сирокко решил обойти европейские корабли со стороны берега, чтобы атаковать их с тыла, однако около 30 турецких галер сели на мель. Среди их экипажей началась паника, люди прыгали в воду и вплавь пытались добраться до берега. Здесь погиб Мохаммед Сирокко и получил смертельное ранение Агостино Барбариго. Венецианец поднял забрало, чтобы осмотреть поле боя, и в это время турецкая стрела попала в его глаз. Он умер через 2 дня. Позже его имя было присвоено трём военным кораблям итальянского флота.

Гораздо более успешно сражался Улудж-Али. Ему удалось отрезать эскадру Дориа от основных сил, потопить несколько вражеских галер, захватить флагманский корабль мальтийских рыцарей и штандарт гроссмейстера госпитальеров. Улудж попытался прийти на помощь капудан-паше, но, осознав масштаб катастрофы, отступил, уведя с собой 40 галер. Ему удалось найти в море и присоединить к своей эскадре ещё 47 османских кораблей. Все эти суда он благополучно привёл в Константинополь. Здесь он получил от султана звание адмирала турецкого флота и титул «Кылыч» (Меч).

Итоги сражения при Лепанто

 Победители при Лепанто на картине неизвестного художника (1571 г.): Хуан Австрийский, Себастьяно Венье, Марк Антонио Колонна. Kunsthistorisches Museum, Вена


Победители при Лепанто на картине неизвестного художника (1571 г.): Хуан Австрийский, Себастьяно Венье, Марк Антонио Колонна. Kunsthistorisches Museum, Вена

 Возвращение Хуана Австрийского в Мессину после битвы при Лепанто


Возвращение Хуана Австрийского в Мессину после битвы при Лепанто

Общие потери сторон в битве при Лепанто составили от 35 до 40 тысяч человек – цифра для морского сражения просто фантастическая.

Османы потеряли 227 кораблей (110 потоплены и 117 захвачены), до 25 тысяч убитыми, ещё около 3500 турецких солдат и матросов попали в плен. Были освобождены около 12 тысяч христиан, служивших гребцами на османских галерах (и, как полагают, до 10 тысяч погибли на этих кораблях).

Европейские потери составили 13 кораблей и от 8 до 10 тысяч человек. Причём все корабли были потеряны в бою против эскадры Улуджа-Али, там же пали большинство из убитых солдат и матросов Священной лиги. Ранения получили около 8 тысяч человек.

Однако победа в той войне осталась за Османской империей. Главную роль здесь сыграли два ренегата – Улудж-Али и Мехмед-паша Сокколу (Соколович).

 Sokollu Mehmet Paşa


Sokollu Mehmet Paşa

Великий визирь Османской империи был герцеговинским сербом Байо Ненадичем, которого в возрасте 14 лет забрали из родного дома по системе «девширме». Став янычаром, он принял участие в битве при Мохаче в 1526 г. и в осаде Вены в 1529 г. В 1541 году 36-летний Мехмед стал начальником придворной стражи Сулеймана I Кануни (Великолепного). В 1546 году – сменил ушедшего на покой знаменитого османского адмирала Хайр-ад-Дина Барбароссу на должности капудан-паши. При трёх султанах (Сулейман I Великолепный, Селим II и Мурад III) на протяжении 14 лет 3-х месяцев и 17 дней он занимал пост великого визиря. Венецианскому послу Барбаро Мехмед-паша заявил:

«Забрав у вас Кипр, мы отрезали вам руку, вы же, уничтожив наш флот, всего лишь сбрили нашу бороду. Не забывайте, отрезанная рука заново не отрастет, а срезанная борода обычно отрастает с новой силой.»

Поручая Улуджу работы по строительству новых кораблей, он сказал:

«Сила и мощь Османского государства таковы, что если будет приказано, не составит труда изготовить якоря из серебра, тросы – из шелковых нитей, а паруса – из атласа.»

И Улудж прекрасно воспользовался шансом модернизировать турецкий флот. По его инициативе началось строительства крупных судов по образцу венецианских галеасов. На галеры теперь ставились более тяжелые орудия, турецкие матросы получили огнестрельное оружие.

Уже через год новые османские эскадры вышли в море, и в 1573 году венецианцы вынуждены были заключить мир, уступив туркам Кипр и выплатив контрибуцию в 300 тысяч золотых флоринов.

Таким образом, сражение при Лепанто можно сравнить с битвой на Куликовском поле. Стратегического значения для победителей они не имели, но оказали огромное влияние на моральное состояние населения Руси и стран Католической Европы. Победе при Лепанто были посвящены многочисленные стихи и поэмы. Автором одного такого произведения стал шотландский король Яков (сын Марии Стюарт). Однако эта поэма, написанная им в 1591 году, соотечественникам Якова не понравилась: непримиримые проповедники протестантов назвали своего короля «наёмным поэтом», прославляющим «иностранного папистского бастарда» (Хуана Австрийского).

После битвы при Лепанто были созданы также и картины, посвящённые победе христианского воинства. Среди них можно выделить два аллегорических полотна Тициана, которые были написаны по заказу испанского короля Филиппа II:

 Тициан. «Испания приходит на помощь религии». Музей Прадо, Мадрид


Тициан. «Испания приходит на помощь религии». Музей Прадо, Мадрид

 Тициан. «Филипп II после победы при Лепанто вручает Небу дона Фернандо». Музей Прадо, Мадрид


Тициан. «Филипп II после победы при Лепанто вручает Небу дона Фернандо». Музей Прадо, Мадрид

Более того, появился новый католический праздник, который в 1573 году получил название Девы Марии – Царицы Розария.

А к Хуану в 1572 году явилась делегация албанцев, предложивших ему возглавить борьбу против турок и стать королём. Но надо знать, что представляла из себя Албания во второй половине XVI столетия. Даже уже мечтавший о троне хоть какой-то страны Хуан не рискнул принять это предложение. Его сводный брат Филипп II полностью одобрил его решение.

Дон Хуан в Тунисе

После распада Священной лиги, летом 1574 года, Селим II отправил к берегам Северной Африки эскадру из 300 кораблей. 40-тысячная османская армия захватила город Тунис и уничтожила испанские гарнизоны в крепостях Ла-Гуетта и Аль-Бастиун. Хуан Австрийский сумел отвоевать Тунис и разрушить Бизерту. Честолюбивый бастард даже строил планы создать здесь собственное христианское королевство – по образцу государств, созданных когда-то крестоносцами в Палестине. Папа римский Григорий XI поддерживал его притязания. Однако Филипп II холодно отнёсся к планам Хуана и не только отказал в помощи, но даже приказал эвакуировать войска и снести стены Туниса. Все силы он тогда бросил в Нидерланды, стремясь удержать в повиновении эту неспокойную провинцию, которую его отец Карл объявил личным владением Габсбургов.

Позже Филипп II не поддержал и другой авантюрный план предприимчивого бастарда, который задумал похитить пленницу английской королевы – Марию Стюарт, и жениться на ней. Вместо этого он назначил Хуана генеральным викарием Милана, Неаполя и Сицилии. Отношения между сводными братьями – королём Филиппом и Хуаном Австрийским, становились всё хуже.

 Ещё один портрет дона Хуана Австрийского работы Алонсо Санчеса Коэльо


Ещё один портрет дона Хуана Австрийского работы Алонсо Санчеса Коэльо

Дон Хуан в Нидерландах

Историки отмечают, что в это время характер Хуана Австрийского изменился в худшую сторону. На первый план теперь выходили честолюбие, заносчивость и зависть. Его раздражало наличие «худородной» матери, которая, как он считал, компрометировала его и мешала планам стать правящим монархом. Он даже собирался заманить её в Испанию и заточить в одном из монастырей. Однако в Испании победитель при Лепанто был всё ещё популярен.

В 1576 году Филипп II решил назначить надоевшего брата на должность королевского наместника Нидерландов. Там он должен был заменить герцога Альбу. Ситуация в этой отдалённой мятежной провинции была очень сложной. «Испанская дорога» Габсбургов уже практически не функционировала, и даже добраться до Нидерландов было теперь сложно: морской путь был опасен из-за действий англичан и гёзов, сухопутный лежал через враждебную Францию. В результате добираться к месту назначения Хуану пришлось инкогнито – скрывая своё имя. Из-за проблем с логистикой испанские войска здесь были уже обречены. Окончательная эвакуация их была лишь вопросом времени.

Ситуация становилась всё тревожней. 8 ноября 1576 года, ещё до прибытия Хуана, в Генте католические и протестантские области Испанских Нидерландов пришли к соглашению о необходимости вывода испанских войск с территории провинции. Лишь при выполнении этого условия они соглашались признать Хуана наместником. В январе 1577 года дон Хуан вынужден был подписать Брюссельскую унию, гарантирующую восстановление прав и вольностей Нидерландов и утверждение принца Оранского в качестве штатгальтера Голландии и Зеландии. Добиться удалось лишь гарантий господствующего положения в Нидерландах католицизма. После этого дон Хуан в целом доброжелательно был встречен в Брюсселе, но его нежелание выводить из Нидерландов испанские войска привело к новому обострению ситуации.

Дон Хуан продолжал строить далеко идущие планы, которые теперь были один фантастичней другого. Он рассматривал возможность союза с герцогом Гизом, благодаря помощи которого якобы можно было бы захватить трон Испании, заставив слабого и болезненного Филиппа II отречься от престола. Мечтал либо освободить Марию Стюарт, либо о женитьбе на Елизавете Английской. Собирался организовать покушение на Вильгельма Оранского, но никак не мог найти исполнителя.

Наконец, сам Филипп II отдал приказ об эвакуации испанских войск из Нидерландов. Но это совершенно не устраивало Хуана. В июле 1577 года его 22-тысячная армия, наступая от Люксембурга, заняла Намюр и Шарльмон. Это привело к окончательному объединению католиков и протестантов Нидерландов, и Генеральные штаты потребовали от Филиппа II отозвать Хуана. На его место была назначена Маргарита Пармская, но было уже поздно. В январе 1578 года Хуан самовольно ввёл войска в Нидерланды, разбив мятежников при Исембле. После этого он занял Фландрию, Брабант и Беннегад, однако сил для дальнейшего продвижения у него было недостаточно. Отправив к Филиппу II письмо с просьбой о помощи, он разместил свои войска в лагере близ Намюра.

Вильгельм Оранский в это время собирал свою армию, которой командовал генерал Боссо. Помощь ей должны были оказать отряды немецких протестантов, собранные на деньги, выделенные Англией. Французы также были готовы вмешаться. Малочисленная испанская армия была зажата со всех сторон. Чтобы воспрепятствовать соединению Боссо с немцами, Хуан атаковал его армию у Рименана, но потерпел поражение.

В это время в испанском лагере началась эпидемия какой-то болезни, которую хронисты традиционно назвали чумой. В числе её жертв оказался и ставший никому не нужным герой Лепанто. Хуан Австрийский умер, не дожив до 32-х лет – 1 октября 1578 года. Его могилу можно увидеть в Эскориале.

 El Escorial Spain. Tomb of Don Juan de Austria


El Escorial Spain. Tomb of Don Juan de Austria

Источники:

https://topwar.ru/193806-huan-avstrijskij-znamenityj-bastard-ispanskih-gabsburgov.html

https://topwar.ru/193942-huan-avstrijskij-zvezdnyj-chas-srazhenija-pri-lepanto-i-besslavnaja-smert-poslednego-rycarja-evropy.html

 

Подписаться
Уведомить о
0 Комментариев
Межтекстовые Отзывы
Посмотреть все комментарии
Альтернативная История
Logo
Register New Account
Compare items
  • Total (0)
Compare