Харьковские «тридцатьчетверки» Часть 5 Проверка на прочность

10
0
Харьковские «тридцатьчетверки» Часть 5 Проверка на прочность

Харьковские «тридцатьчетверки» Часть 5 Проверка на прочность

Продолжение интересного цикла статей Желтова И.Г., Макарова А.Ю. с сайта «Т-34 информ» выкладывается на сайт АИ по наводке уважаемого коллеги E.tom-а.

Первые полигонные испытания серийного танка Т-34 состоялись в самом начале осени 1940 г. на Ленинградском артиллерийском научно-исследовательском опытном полигоне (далее – АНИОП) РККА. Более чем за два месяца до начала этих испытаний, 29 июня 1940 г. начальник Артиллерийского управления (далее – АУ) РККА Г.К. Савченко обратился к начальнику ГАБТУ КА Я.Н. Федоренко с письмом № 447456сс, в котором просил дать распоряжение об отправке на АНИОП одного полностью укомплектованного танка Т-34. Танк был необходим для проведения отстрела пушки Л-11 и спаренного с ней пулемета ДТ в целях определения величин углов вылета (для разработки чертежей нарезки дистанционных шкал прицелов ПТ-6 и ТОД-6), а также для определения прочности установки пушки в башне. Следует отметить, что данные испытания танка Т-34 были инициированы руководством АУ РККА в связи с тем, что все вопросы, связанные с разработкой, производством танкового вооружения и установкой его в боевые машины, со стороны НКО в то время непосредственно курировались Артиллерийским управлением РККА.

В начале июля 1940 г. руководитель военной приемки на заводе № 183 Д.М. Козырев получил от помощника начальника АБТУ РККА Б.М. Коробкова указание об отправке на АНИОП одного танка Т-34. И уже 13 июля 1940 г. один из первых пяти принятых заказчиком танков Т-34 установочной партии, имевший заводской номер 311-25-3, был отправлен железнодорожным транспортом с завода № 183 на станцию Ржевка в распоряжение начальника АНИОПа. На полигон танк прибыл 24 июля 1940 г.

В то время, когда танк Т-34 № 311-25-3 следовал на артиллерийский полигон, руководство ГАБТУ КА и ГАУ КА (приказом НКО № 0149 от 13 июля 1940 г. АУ РККА было реорганизовано в Главное артиллерийское управление Красной Армии – ГАУ КА) приняло решение при проведении испытаний не ограничиваться только определением величин углов вылета и проверкой надежности установки пушки Л-11 в башне. В середине июля 1940 г. специалистами ГАБТУ КА и ГАУ КА была совместно разработана расширенная программа полигонных испытаний танка Т-34 с пушкой Л-11, ставившая перед испытателями следующие цели:

«1. Проверить прочность крепления артиллерийской системы в башне танка.
2. Отстрел углов вылета.
3. Установить надежность защиты артсистемы и смотровых приборов путем обстрела башни танка бронебойными пулями, бронебойными и осколочно-фугасными снарядами калибра 37, 45 и 76 мм.
4. Проверить вентиляцию танка при стрельбе.
5. Установить удобство обслуживания и эксплоатации артсистемы в боевых условиях, а также монтажа и демонтажа в войсках.
6. Определение мертвых пространств.
7. Определение меткости стрельбы».
[РГВА. Ф. 31811. Оп. 2. Д. 1053. Л. 136 – 137]

В первой половине августа 1940 г. данная программа полигонных испытаний была утверждена начальником ГАБТУ КА Я.Н. Федоренко и начальником ГАУ КА Г.К. Савченко и вместе с предписанием Артиллерийского комитета (далее – Артком) ГАУ КА № 453785с о проведении испытаний 14 августа 1940 г. отправлена начальнику АНИОПа для исполнения.

Полигонные испытания танка Т-34 № 311-25-3 с пушкой Л-11 прошли на АНИОПе в период с 6 по 19 сентября 1940 г. под руководством временно исполняющего обязанности начальника полигона военинженера 1 ранга И.Н. Оглоблина. Здесь необходимо отметить, что из-за срочности вопроса, стрельба для определения углов вылета пушки Л-11 и спаренного с ней пулемета ДТ была проведена специалистами АНИОПа сразу же после прибытия танка Т-34 № 311-25-3 на полигон, в конце июля 1940 г. на основании предписания Арткома ГАУ КА. Величины углов вылета определялись для осколочно-фугасного дальнобойного стального снаряда ОФ-350, фугасной старой гранаты русского образца Ф-354 и бронебойно-трассирующего снаряда Бр-350А. Данные, полученные в результате отстрела, были незамедлительно отправлены в Артком ГАУ КА и использованы там при утверждении чертежей нарезки дистанционных шкал прицелов ПТ-6 и ТОД-6. Таким образом, один из пунктов программы полигонных испытаний вооружения танка – определение углов вылета, был выполнен до их официального начала.

танк Т-34 № 311-25-3 на АНИОПе (сентябрь 1940 г.)

танк Т-34 № 311-25-3 на АНИОПе (сентябрь 1940 г.)

Первый этап полигонных испытаний танка Т-34, состоявший из испытания пушки Л-11 стрельбой, был проведен по следующему графику:

[РГВА. Ф. 31811. Оп. 2. Д. 978. Л. 261 – 262]

[РГВА. Ф. 31811. Оп. 2. Д. 978. Л. 261 – 262]

В первый день испытаний, 6 сентября 1940 г., стрельба не проводилась, так как пушка Л-11 была демонтирована из башни танка Т-34 и разобрана. Для определения прочности установки (крепления) артиллерийской системы в башне танка установочные детали и места крепления пушки были тщательно осмотрены и обмерены, после чего специалисты полигона произвели разметку наиболее нагруженных и ответственных деталей. Затем пушка была собрана и вновь установлена в башню танка. В этот же день были определены максимальные углы возвышения и склонения пушки. При курсовом угле положения башни относительно корпуса танка равном 0° (пушка повернута вперед) максимальный угол возвышения оказался равным +24°53′, а максимальный угол склонения –5°21′. При курсовом угле положения башни 90° (пушка повернута на борт) эти величины составили соответственно +24°55′ и –5°23′, а при курсовом угле положения башни 180° (пушка повернута на корму) – +25°32′ и –1°25′.

На следующий день, 7 сентября 1940 г. на полигоне состоялась первая стрельба по определению кучности боя (точности) пушки Л-11 с места по щиту, расположенному на удалении 1000 м от танка. Стрельба велась артиллерийскими выстрелами с полным (нормальным) пороховым зарядом и осколочно-фугасным снарядом в серном снаряжении (вместо разрывного заряда в снаряд залита сера) с охолощенным взрывателем КТМ-1. Всего по щиту было сделано 50 выстрелов – двумя группами по 25 выстрелов каждая. Повторные испытания по определению кучности боя пушки Л-11 были проведены 10 сентября 1940 г. в тех же условиях и тем же количеством выстрелов. Результаты испытаний приведены ниже:

[РГВА. Ф. 31811. Оп. 2. Д. 978. Л. 263]

[РГВА. Ф. 31811. Оп. 2. Д. 978. Л. 263]

Таким образом, в ходе испытаний на кучность боя вероятные отклонения по вертикали (Вв) были получены в пределах от 0,30 до 0,46 м, а вероятные отклонения по боковому направлению (Вб) в пределах от 0,25 до 0,42 м, что являлось хорошим результатом. В итоге кучность боя пушки Л-11, установленной в башне танка Т-34, с места по щиту с дистанции 1000 м была признана специалистами АНИОПа удовлетворительной.

Испытания по определению прочности крепления пушки Л-11 в башне танка Т-34 были проведены 7 и 9 сентября 1940 г., с перерывом из-за выходного дня. Стрельба велась артиллерийскими выстрелами с усиленным пороховым зарядом (масса заряда 1,15 кг, начальная скорость осколочно-фугасного снаряда 660 м/с) на различных курсовых углах положения башни и при различных углах возвышения и склонения пушки. Особое внимание во время испытаний уделялось надежности работы противооткатных устройств пушки Л-11, в ходе стрельбы постоянно замерялись длины отката. Всего за два дня из пушки было произведено 225 выстрелов с усиленным зарядом:

[РГВА. Ф. 31811. Оп. 2. Д. 978. Л. 264 – 265]

[РГВА. Ф. 31811. Оп. 2. Д. 978. Л. 264 – 265]

Как видно из данных, приведенных в таблице, противооткатные устройства пушки Л-11 при стрельбе при углах возвышения от 0° до +25° работали нормально, длина отката находилась в допустимых пределах. При стрельбе под углом склонения –5° с усиленным пороховым зарядом, несмотря на нормальные показатели давления воздуха и количество гидравлической жидкости (4,75 л) в противооткатных устройствах, длина отката превышала предельно допустимое значение. Когда длина отката доходила до 505 мм стрельба под углом склонения, во избежании аварии временно прекращалась. Кроме этого при испытании на прочность крепления пушки Л-11 в башне танка после 212 выстрела, из-за образовавшихся наминов на опорной плоскости стопора затвора, вышел из строя ножной спусковой механизм пушки Л-11. Затвор и полуавтоматика пушки Л-11 за все время испытаний работали надежно.

В завершении первого этапа полигонных испытаний, после проведения всех стрельб, 11 сентября 1940 г., пушка Л-11 была снова демонтирована из башни танка Т-34 и разобрана для осмотра, проведения обмеров и проверки разметки установочных деталей и мест крепления пушки в башне. Проверка показала, что за время испытаний никаких повреждений и изменений размеров установочных деталей пушки в башне танка не произошло, за исключением незначительного увеличения диаметров (правой на 0,02 мм и левой на 0,04 мм) бронзовых втулок в отверстиях для цапф. Прочность крепления пушки Л-11 в башне танка Т-34 была признана специалистами полигона достаточной.

Для определения не простреливаемых и не просматриваемых («мертвых») пространств, при нахождении танка на горизонтальной площадке, 9 сентября 1940 г. было произведено три выстрела при наибольшем угле склонения пушки в трех положениях башни: по ходу танка (курсовой угол – 0°), в сторону борта (курсовой угол – 90°) и в сторону кормы (курсовой угол – 180°). Стрельба велась артиллерийскими выстрелами с осколочно-фугасным снарядом без разрывного заряда, приведенным с помощью песка к массе 6,23 кг и оснащенным охолощенным взрывателем. В результате проведенных испытаний были определены следующие величины «мертвых» пространств:

[РГВА. Ф. 31811. Оп. 2. Д. 978. Л. 266]

[РГВА. Ф. 31811. Оп. 2. Д. 978. Л. 266]

Следует отметить, что испытуемый танк Т-34 № 311-25-3 не был укомплектован перископическим прицелом ПТ-3, и при определении не просматриваемых пространств наблюдение велось только через телескопический прицел ТОД-3.

В процессе полигонных испытаний специалистами АНИОПа оценивались условия эксплуатации пушки Л-11 в танке Т-34. В результате проведенных стрельб, а также в процессе разборки пушки, монтажа и демонтажа ее в башню был обнаружен ряд недостатков, снижавших боевые и эксплуатационные качества танка.

Во время испытаний выяснилось, что ножной спуск очень тугой – при производстве выстрела командиру танка приходилось сильно ударять ногой по педали.

Укладка артиллерийских выстрелов второй очереди в металлических ящиках («лотках») и расположение самих ящиков на полу боевого отделения танка были признаны неудобными. При загрузке ящика артиллерийскими выстрелами происходило распирание его боковых стенок, что, в свою очередь, вызывало затруднения при установке ящика на место или вынимании его.

Для устранения недостатков в конструкции танка Т-34, выявленных при стрельбе в сторону кормы машины, заводу № 183 было рекомендовано:

«а) Задний стоп-сигнал перенести в другое место.
б) Сделать более надежное крепление крышки вентиляционного люка передней перегородки.
в) Сделать более надежным стопор, удерживающий задние жалюзи в закрытом положении.
г) Упрочнить откидной колпак над жалюзями или ввести ограничитель для придания наименьшего допустимого угла возвышения, при котором позволяется стрельба через корму танка».
[РГВА. Ф. 31811. Оп. 2. Д. 978. Л. 277]

Необходимо отметить, что никаких замечаний о стесненном положении командира танка и заряжающего из-за относительно малого объема башни специалистами АНИОПа, проводившими полигонные испытания сделано не было.

В ходе испытаний выяснилось, что разборка затвора пушки Л-11 и его полуавтоматики внутри башни танка Т-34 силами экипажа вполне возможна и не вызывает затруднений. Обслуживание противооткатных устройств (доливка гидравлической жидкости и измерение давления воздуха) внутри башни также было признано возможным, но не удобным.

Монтаж пушки Л-11 в танк Т-34 и демонтаж ее из машины в условиях войсковых ремонтных мастерских, по мнению специалистов артиллерийского полигона, не должны были представлять больших затруднений. С использованием грузоподъемного крана для полного демонтажа пушки из башни танка силами двух человек в условиях полигона потребовалось 1 час 45 минут, для монтажа пушки в танк было затрачено 2 часа 30 минут. Общее время, затраченное на демонтаж и монтаж пушки в условиях полигона, составило 4 часа 15 минут.

Также в процессе полигонных испытаний специалистами физиологической лаборатории АНИОПа проводилась оценка эффективности вентиляции боевого отделения танка Т-34 при стрельбе из пушки Л-11 с закрытыми люками. Эффективность вентиляции определялась путем замеров концентрации угарного газа (окиси углерода – далее СО) в пробах воздуха, взятых во время и после интенсивной стрельбы в зонах дыхания наводчика и заряжающего. При этом пробы воздуха брались в различных условиях, при стрельбе с хода и с места (с заглушенным и работающим двигателем). В ходе испытаний были получены следующие результаты:

[РГВА. Ф. 31811. Оп. 2. Д. 978. Л. 272 – 273]

[РГВА. Ф. 31811. Оп. 2. Д. 978. Л. 272 – 273]

Таким образом, выяснилось, что при интенсивной стрельбе в боевом отделении танка Т-34 на короткое время создается концентрация СО, превышающая предельно допустимые значения. На основании полученных результатов специалистами физиологической лаборатории АНИОПа в отчете по полигонным испытаниям было отмечено следующее:

«Допустимая предельная концентрация СО для боевых отделений бронебашен танков и кораблей 0,2 мг/литр. Сделанные анализы показывают, что при интенсивных очередях из орудия в 5 – 10 – 15 выстрелов, создаются на короткое время концентрации пороховых газов, превышающие означенный предел. Они создаются за счет газов, выделяющихся из казенной части в момент выбрасывания гильзы, из самой гильзы, упавшей в гильзоулавливатель, и наконец, затягиваются из атмосферы, окружающей танк. При работающем моторе и, особенно при движении танка, концентрации СО получились меньшими, чем при стрельбе с места, и притом, уменьшались под влиянием вентиляции значительно быстрее.

Концентрация СО порядка 0,18 – 0,34 мг/литр, действуя в течение 10 – 15 минут, т.е. кратковременно, не вызывает заметных явлений отравления у лиц, находившихся в танке.

Концентрация СО порядка 0,46 – 0,97 мг/литр, действуя в течение такого же короткого времени, вызывали ощущение тяжести в голове, несколько пониженное самочувствие, небольшое учащение пульса.

При оценке полученных результатов следует учитывать следующие обстоятельства:

1. Возможность увеличения боевого комплекта, а, следовательно, и большую продолжительность стрельбы.
2. Одновременно стрельбу из пулеметов радиста и башенного стрелка, что значительно повысит концентрацию СО в боевом помещении.
3. Вероятную возможность не одного, а нескольких выездов за день, с пополнением боезапаса, что увеличит общую продолжительность пребывания бойцов в атмосфере, загрязненной пороховыми газами».
[РГВА. Ф. 31811. Оп. 2. Д. 978. Л. 273 – 274]

Вентиляция боевого отделения танка Т-34 в условиях интенсивной стрельбы специалистами физиологической лаборатории АНИОПа была признана неудовлетворительной и нуждающейся в доработке, так как не отвечала двум основным требованиям – обеспечению подачи чистого воздуха в зоны дыхания командира танка и заряжающего и недопущению скопления газов в верхней части башни.

По итогам первого этапа полигонных испытаний танка Т-34 с пушкой Л-11, завершившегося 11 сентября 1940 г. специалистами АНИОПа было сделано следующее заключение:

«В результате проведенных полигонных испытаний танка Т-34, вооруженного 76 мм пушкой Л-11, отстрелом в количестве 343 выстрелов (из них 225 усиленных) АНИОП приходит к следующему заключению:

1) Прочность крепления артсистемы в башне танка, как показали результаты испытаний, после указанного выше числа выстрелов, можно считать достаточной.
2) Меткость стрельбы по щиту на дистанцию 1000 метров с места – удовлетворительная.
3) Величина мертвых пространств при стрельбе из пушки по ходу и через борта 18 – 19 метров и через корму танка 80 метров (расстояние по горизонтали). Величина мертвых пространств по обзору, при наблюдении в телескопический прицел, соответственно равна 7 – 8 метров и 15 метров (также расстояние по горизонтали).
4) Обслуживание артсистемы в танке Т-34, а также монтаж и демонтаж ее в войсках возможен. Необходимо только устранить недостатки, отмеченные по настоящему испытанию, и указанные в общих выводах отчета.
5) Вентиляция боевого отделения танка при стрельбе неудовлетворительная и нуждается в доработке».
[РГВА. Ф. 31811. Оп. 2. Д. 978. Л. 277 – 278]

Танк Т-34 № 311-25-3 на АНИОПе перед испытанием обстрелом

Танк Т-34 № 311-25-3 на АНИОПе перед испытанием обстрелом

Отчет по первому этапу полигонных испытаний танка Т-34 № 311-25-3, получивший номер 6Н/05456, был составлен 10 октября 1940 г. и подписан временно исполняющим обязанности начальника полигона военинженером 1 ранга И.Н. Оглоблиным, начальником 6-го отдела АНИОПа военинженером 1 ранга С.О. Гранделевским и руководителем опытов военинженером 2 ранга М.С. Довгополым. Шесть экземпляров этого отчета 16 октября 1940 г. были отправлены председателю Артком ГАУ КА, начальникам УВНА ГАУ КА, ГАБТУ КА и Главспецмаша НКСМ, а также директорам Ленинградского Кировского завода и завода № 183.

Второй этап полигонных испытаний танка Т-34 № 311-25-3, включавший пулевой и снарядный обстрел башни танка, состоялся в период с 12 по 19 сентября 1940 г.

Кроме специалистов полигона на испытаниях обстрелом присутствовали: помощник начальника 3-го отделения 3-го отдела ГАБТУ КА военинженер 2 ранга М.Д. Нестеров; военный представитель ГАБТУ КА на заводе № 183 военинженер 3 ранга Г.Я. Ялышев; руководитель корпусной группы КБ-520 завода № 183 инженер Б.А. Черняк; инженер Ижорского завода Я.И. Куландин; инженер Военного отдела НКСМ М.С. Разумов, а также водитель-испытатель завода № 183 П.В. Николаев.

Пулевой обстрел танка производился с дистанции 15 – 50 м из 7,62-мм винтовки обр. 1981 г., 7,62-мм станкового пулемета «Максима» и 12,7-мм станкового пулемет «ДК» штатными патронами с обыкновенными и бронебойными пулями. Стрельба велась по шариковой опоре башни, боковым смотровым приборам башни, прибору кругового обзора, заглушке отверстия для стрельбы из револьвера («груше»), защите пушки Л-11 («привинтному щиту»), петлям крышки люка башни, броневому колпаку люка вентиляции на крыше башни. Кроме этого пулевому обстрелу были подвергнуты смотровые приборы механика-водителя, шаровая установка лобового пулемета ДТ и продольные жалюзи над радиаторами. Перед началом испытаний с танка были сняты пулеметы ДТ (лобовой и спаренный с пушкой Л-11) и приемник и передатчик радиостанция 71-ТК-3.

На основании результатов, полученных при обстреле танка из стрелкового оружия, специалистами АНИОПа были сделаны следующие выводы:

«1. СМОТРОВОЙ ПРИБОР С БОКУ БАШНИ ТАНКА.

Цель испытания: Поражение смотрового прибора и прочность сварки основания смотрового прибора.
а) Смотровой прибор выводится из строя при одном попадании 3-х линейной обыкновенной пулей в стекло прибора.
б) Восстановить работу смотрового прибора можно путем замены поврежденной рамки запасной рамкой с зеркалами.
в) При попадании 3-х линейных обыкновенных пуль в стекло смотрового прибора пулевые осколки не проникают во внутрь башни (число счетных наблюдений – 4).
г) Сварка основания смотрового прибора устойчива против действия 3-х линейных обыкновенных и бронебойных пуль (число счетных наблюдений – 8, из них 5 пуль бронебойных и 3 пули обыкновенных).

2. ГРУША ПОД СМОТРОВЫМ ПРИБОРОМ В БАШНЕ ТАНКА [заглушка отверстия для стрельбы из револьвера].

Цель испытания: возможность заклинивания груши и проникновение осколков во внутрь башни.
а) Груша вполне устойчива против попадания 3-х линейных бронебойных пуль. При попадании пуль груша уплотняется в своем гнезде, но от толчков рукой с внутренней стороны выталкивается наружу (число счетных попаданий – 3).
б) Груша не устойчива против действия 12,7 мм бронебойных пуль «ДК», запорная планка груши изгибается, а сама груша выбрасывается наружу. Запорная планка требует усиления (получено одно попадание под грушу).
в) Сварка основания смотрового прибора устойчива против действия пуль «ДК» (два попадания в сварку).
г) Если от удара пули груша выбрасывается наружу, то в отверстие груши проникают осколки во внутрь башни.

3. ПОГОН БАШНИ ТАНКА [шариковая опора].

Цель испытания: возможность заклинивания башни танка при попадании пуль в погон (через щель).
а) При попадании в погон 3-х линейных бронебойных пуль башня танка не заклинивается и работает нормально (получено два попадания в погон).
б) При попадании в погон 12,7 мм бронебойных пуль «ДК» башня танка не заклинивается и работает нормально (получено два попадания в погон).

Смотровой прибор башни после попадания в него обыкновенной 7,62-мм пули

Смотровой прибор башни после попадания в него обыкновенной 7,62-мм пули

Смотровой прибор башни после обстрела обыкновенными и бронебойными 7,62-мм пулями

Смотровой прибор башни после обстрела обыкновенными и бронебойными 7,62-мм пулями

Заглушка отверстия для стрельбы из револьвера после обстрела 12,7-мм бронебойными пулями

Заглушка отверстия для стрельбы из револьвера после обстрела 12,7-мм бронебойными пулями

Защита шариковой опоры башни после обстрела 7,62 и 12,7-мм бронебойными пулями

Защита шариковой опоры башни после обстрела 7,62 и 12,7-мм бронебойными пулями

4. ВЕРХНИЙ СМОТРОВОЙ ПРИБОР ЛЮКА [прибор кругового обзора].

Цель испытания: бронестойкость прибора и возможность проникновения осколков во внутрь башни.
а) Корпус смотрового прибора люка не пробивается 3-х линейными обыкновенными пулями, но, однако, эти пули в состоянии нанести частичное разрушение корпуса прибора в виде отколов (число попаданий – 4).
б) Корпус смотрового прибора люка пробивается 3-х линейной бронебойной пулей (число попаданий 3, из них одна сквозная пробоина). Требуется утолщение пластинок корпуса смотрового прибора и повышение пулестойкости самой брони.
в) Восстановить работу смотрового прибора можно путем замены поврежденного корпуса новым.
г) Вовнутрь башни проникают мелкие осколки и могут нанести легкие ранения обслуживающего персонала.

5. ПЕТЛИ КРЫШКИ ЛЮКА БАШНИ ТАНКА.

Цель испытания: Стойкость петель и возможность заклинивания крышки люка.
а) Петли крышки люка башни устойчивы против действия 3-х линейных обыкновенных и бронебойных пуль, а также против пуль «ДК». После испытания крышка люка башни открывается и закрывается нормально (число попаданий по 6 шт. 3-х линейных обыкновенных и бронебойных и 3 шт. пуль «ДК»).
б) При попадании в петлю 3-х линейных бронебойных пуль и 12,7 мм пуль «ДК» во внутрь башни проникают мелкие осколки, причем поражающая способность этих осколков невелика.

6. ЛЮК ВЕНТИЛЯЦИИ НА КРЫШЕ БАШНИ.

Цель испытания: Возможность проникновения осколков во внутрь башни.
а) Колпак люка вентиляции вполне устойчив против действия 3-х линейных обыкновенных пуль (попаданий 8). Петли колпака вентиляции требуют усиления.
б) Вовнутрь башни проникают мелкие осколки и свинцовая пыль при попадании 3-х линейных обыкновенных пуль под колпак люка вентиляции (попаданий под колпачок 8). От действия этих осколков можно ожидать легкое ранение лица и рук.

7. ЯБЛОКО ПУЛЕМЕТА РАДИСТА [шаровая установка лобового пулемета ДТ].

Цель испытания: Заклинивание яблока и возможность проникновения пуль во внутрь танка.
а) При попадании 3-х линейных обыкновенных пуль в щель между яблоком и его гнездом заклинения яблока (шара) не происходит. Затрудняется работа шаровой установки вследствие проникновения мелких осколков и свинцовой пыли в щель (получено два попадания в щель).
б) При попадании в щель 3-х линейных бронебойных пуль шаровая установка заклинивается наглухо, и пулемет выводится из строя (получено два попадания в щель).
в) 3-х линейные обыкновенные и бронебойные пули не проникают во внутрь танка при попадании в шаровую установку пулемета радиста.

Петля крышки люка башни после пулевого обстрела

Петля крышки люка башни после пулевого обстрела

Броневой колпак люка вентиляции после пулевого обстрела

Броневой колпак люка вентиляции после пулевого обстрела

Шаровая установка лобового пулемета ДТ после обстрела обыкновенными и бронебойными 7,62-мм пулями

Шаровая установка лобового пулемета ДТ после обстрела обыкновенными и бронебойными 7,62-мм пулями

8. СМОТРОВОЕ ОТВЕРСТИЕ ДЛЯ ТОДа.

Цель испытания: Пулестойкость защиты и возможность проникновения осколков во внутрь танка.
а) В результате двух попаданий 3-х линейных бронебойных пуль смотровой прибор вышел из строя. Заслонка смотрового отверстия не пробивается, но ее крепление ненадежное. Необходимо усилить крепление заслонки.
б) Установить возможность проникновения осколков во внутрь башни не удалось, т.к. нельзя было поставить фанерный лист под смотровое отверстие с внутренней стороны башни (не позволяет внутреннее оборудование).

9. СМОТРОВЫЕ ПРИБОРЫ ВОДИТЕЛЯ И ПЕТЛИ КРЫШКИ ЛЮКА.

Цель испытания: Степень поражения смотровых приборов и петлей крышки люка водителя.
а) Смотровой прибор на крышке люка водителя был в неисправном состоянии до испытания (отсутствовали броневая заслонка и защитное стекло), а поэтому судить о степени поражения этого прибора невозможно.
б) Боковой смотровой прибор водителя выводится из строя при попадании в стекло прибора одной 3-х линейной обыкновенной пули. Восстановить работу смотрового прибора можно заменой зеркал, или же полной заменой рамки с зеркалами.
в) Петли крышки люка водителя вполне устойчивы против действия 3-х линейных бронебойных пуль и 12,7 мм бронебойных пуль «ДК». Устойчивость создается тем обстоятельством, что нижняя кромка выреза основания смотрового прибора почти полностью перекрывает петли. При наклоне танка на 25 – 30° в сторону лобовой части не удалось попасть в петли при стрельбе с дистанции 15 м. Нанесенные поражения не повлияли на нормальную работу крышки люка водителя (крышка люка открывается и закрывается нормально).
г) При попадании 3-х линейных бронебойных пуль в смотровое отверстие прибора на крышке люка водителя во внутрь танка проникают мелкие осколки, причем поражающая способность этих осколков невелика (число попаданий в смотровое отверстие – 14).

10. ПРЕДОХРАНИТЕЛЬНЫЙ БРОНЕВОЙ ЩИТ ВПЕРЕДИ БАШНИ ТАНКА.

Цель испытания: возможность заклинения системы и проникновения осколков во внутрь танка.
а) При попадании 3-х линейных обыкновенных и бронебойных пуль в маску под орудие заклинения системы не происходит. Пули во внутрь танка не проникают (число попаданий 10 шт. обыкновенных и 10 шт. бронебойных пуль).
б) Броневая защита впереди башни танка пробивается 12,7 мм бронебойными пулями «ДК» при стрельбе с дистанции 15 м (получено 6 пробитий). После 3-х пробитий было затруднено движение орудийного ствола в вертикальной плоскости, а после 5-ти пробитий орудие заклинилось, и система вышла их строя.
в) При попадании 3-х линейных пуль в маску под орудие во внутрь танка проникают осколки, от действия этих осколков можно ожидать легкие ранения обслуживающего персонала танка, в случаи их попадания в открытые места (лицо, руки и другие части тела, покрытые легкой тканью).
г) Броневая защита впереди танка требует значительного усиления. Кроме того должно быть усилено и само крепление броневой защиты.

Смотровой прибор механика-водителя после обстрела 12,7-мм бронебойными пулями

Смотровой прибор механика-водителя после обстрела 12,7-мм бронебойными пулями

Левый смотровой прибор механика-водителя после попадания в него 7,62-мм обыкновенной пули

Левый смотровой прибор механика-водителя после попадания в него 7,62-мм обыкновенной пули

Нижняя часть привинтного щита пушки Л-11 после обстрела 7,62-мм обыкновенными и бронебойными пулями

Нижняя часть привинтного щита пушки Л-11 после обстрела 7,62-мм обыкновенными и бронебойными пулями

Верхняя часть привинтного щита пушки Л-11 после обстрела 12,7-мм бронебойными пулями

Верхняя часть привинтного щита пушки Л-11 после обстрела 12,7-мм бронебойными пулями

11. ЖАЛЮЗИ ВСАСЫВАЮЩЕГО ВОЗДУХА [продольные жалюзи над радиаторами].

Цель испытания: проникновение осколков и поражение ими водяных радиаторов.
Перед испытанием баки и радиаторы были перекрыты 3 мм фанерным листом. Испытание производилось при открытой крышке жалюзи. С дистанции 15 м было получено 18 попаданий во внутрь. На высоте тяги к задним жалюзям в верхней части фанеры образовалось многочисленное количество мелких пробоин и свинцовое опыление. После испытания жалюзи 3-х линейными обыкновенными пулями мотор был запущен, и танк на собственном ходу прибыл на полигон (расстояние 8,5 клм). Эти испытания были произведены в конце опыта».
[РГВА. Ф. 31811. Оп. 3. Д. 2051. Л. 85 – 90]

После проверки степени уязвимости танка от огня стрелкового оружия, «подопытной» «тридцатьчетвёрке» предстояло выдержать куда более серьезное испытание – испытание огнём артиллерии.

Снарядный обстрел башни танка Т-34 производился с дистанции 63 м по нормали из 37-мм противотанковой пушки обр. 1930 г., 45-мм противотанковой пушки обр. 1932 г. и 76,2-мм дивизионной пушки обр. 1902/30 г. с длиной ствола в 40 калибров. Для стрельбы использовались артиллерийские выстрелы с 37, 45 и 76,2-мм бронебойными, 37 и 45-мм осколочными и 76,2-мм осколочно-фугасными снарядами. Все снаряды, как бронебойные, так и осколочные и осколочно-фугасные, использовались с охолощенными взрывателями и в серном снаряжении – вместо разрывного заряда в снаряды была залита сера. Ударная скорость снарядов регулировалась соответствующим подбором порохового заряда. При обстреле башня танка была снята со стопора.

Для определения показателей противоснарядной стойкости – предела тыльной прочности (ПТП) и предела сквозного пробития (ПСП), левый бортовой лист башни танка был подвергнут обстрелу снарядами калибра 37 и 45 мм.

Сначала огонь велся из 37-мм пушки осколочными снарядами (выстрелы № 1 и 2), которые не нанесли танку никакого ущерба. Затем в левый борт башни было выпущено 8 штатных 37-мм остроголовых бронебойных снарядов (чертеж 3882, эталон 0129) с различными ударными скоростями (выстрелы № 3 – 10), в результате попадания которых было получено три пробития (выстрелы № 3, 4 и 10). При этом показатели противоснарядной стойкости левого бортового листа башни оказались равными: по ПТП – 738,8 м/с, что соответствовало выстрелу с дистанции 200 м при стрельбе полным пороховым зарядом, и по ПСП – 752,8 м/с (выстрел с дистанции 160 м). Таким образом, опасные поражения (разрушение тыльной стороны брони) становились возможными при обстреле левого борта башни 37-мм остроголовыми бронебойными снарядами из противотанковой пушки обр. 1930 г. (с начальной скоростью снаряда 820 м/с) с дистанции 200 м и ближе. Сквозное пробитие этой броневой детали башни становилось возможным при обстреле из той же пушки тем же снарядом с дистанции 160 м.

Левый бортовой лист башни танка Т-34 № 311-25-3 после обстрела 37 и 45-мм осколочными и бронебойными снарядами

Левый бортовой лист башни танка Т-34 № 311-25-3 после обстрела 37 и 45-мм осколочными и бронебойными снарядами

В результате указанных трех пробитий внутреннее оборудование башни танка получило значительные повреждения. После выстрела № 3 снарядом был разбит картер электродвигателя механизма поворота башни (вращение башни стало возможным только с помощью ручного привода) и выведено из строя освещение башни, после выстрела № 4 – разбит аппарат ТПУ командира, и после выстрела № 10 снарядом и осколками брони повреждены: спинка сиденья заряжающего, щелочной аккумулятор радиостанции и изолятор антенного ввода. Кроме этого после выстрела № 9, вследствие попадания бронебойного снаряда под кромку крышки люка башни, был выведен из строя запорный замок крышки люка, люк открылся, и осколки металла попали внутрь башни. В результате этого была разрушена верхняя часть прибора кругового обзора, сорвана крышка люка для сигнализации, налобник прицела, разбиты стекла правого смотрового прибора башни и щиток электроприборов.

Для определения противоснарядной стойкости при обстреле 45-мм тупоголовыми бронебойными снарядами с двумя подрезами (чертеж № 2-03347) в левый бортовой лист башни было выпущено семь таких снарядов (выстрелы № 11 – 17). В результате выстрелов № 12, 15 и 17 были получены пробития броневой детали. При этом фактические показатели противоснарядной стойкости составили: по ПТП – 716,4 м/с, что соответствовало выстрелу из 45-мм противотанковой пушки обр. 1932 г. с дистанции 180 м при стрельбе полным пороховым зарядом, и по ПСП – 727,6 м/с (выстрел с дистанции 160 м).

В результате этих трех пробитий башня танка получила следующие повреждения:

– после выстрела № 12 с тыльной стороны в районе пробоины образовался откол брони размером 80 × 120 мм и глубиной 30 мм, и на длине 360 мм разрушен сварной шов, соединявший бортовой лист с днищем ниши башни;

– после выстрела № 15 снарядом была проделана пробоина диаметром меньше калибра, а выбитой из брони пробкой были повреждены электропроводка радиостанции, брезентовая сумка для головных телефонов ТПУ и стекло правого смотрового прибора башни;

– после выстрела № 17 на длине 120 мм снарядом был разрушен сварной шов, соединявший основание правого смотрового прибора с боковой стенкой башни.

Разрушения башни имели место также и после выстрела № 11 – снаряд, попавший в заднюю обечайку башни (под днищем ниши башни), разрушил сварной шов, соединявший заднюю обечайку с днищем ниши на длине 600 мм. В результате этого броня не была пробита, но от удара снаряда в сварном шве образовалась сквозная трещина шириной до 4 мм, был сорван кронштейн сиденья командира танка, и из-за деформации днища ниши произошло заклинивание башни.

Далее, согласно программе испытаний, в левый бортовой лист башни был произведен один выстрел 45-мм осколочным снарядом (выстрел № 18), который, как и 37-мм осколочный снаряд, не нанес башне танка никаких повреждений.

При обстреле башни специальными остроголовыми плитопробными снарядами калибра 45 мм (чертеж № 2-01991) противоснарядная стойкость левого бортового листа башни оказалась ниже, чем при обстреле тупоголовыми снарядами этого же калибра. Всего в левый бортовой лист башни было сделано 5 выстрелов остроголовыми снарядами с различными ударными скоростями (выстрелы № 19 – 23). При этом ПТП оказался равным 666,8 м/с, что соответствовало выстрелу из 45-мм противотанковой пушки обр. 1932 г. с дистанции 480 м при стрельбе полным пороховым зарядом, а ПСП – 700 м/с (выстрел с дистанции 300 м).

В отчете, составленном по итогам испытаний, относительно результатов снарядного обстрела левого бортового листа башни танка Т-34 специалистами АНИОПа были сделаны следующие выводы:

«а) 37 и 45 мм осколочные снаряды черт. 154 и 2-01544 совершенно не поражают 45 мм броню башни танка. Сами снаряды при ударе в броню разрушаются.
б) Броня башни плохо сопротивляется действию 37 и 45 мм бронебойных снарядов. 37 мм остроголовые бронебойные снаряды пробивают броню башни с дистанции 160 м, 45 мм тупые снаряды – с дистанции 160 м и 45 мм остроголовые снаряды с дистанции 300 м.
Броня башни дает низкий коэффициент сопротивляемости. На 37 мм снаряде черт. № 00129 – К=1953. На 45 мм снаряде черт. № 2-03347 К=2348. На 45 мм снаряде черт. № 2-01991 К=2250.
На 45 мм снаряде черт. № 2-03347 броня башни толщиной 45 мм, оказалась примерно равноценной 40 мм цементированной броне, изготовляемой по ТУ-00537, применительно к верхнему пределу (ТУ-00537 – V0=690 – 720 м/с, при Х=30°).
В распоряжении АНИОПа не имеется механических характеристик брони башни, но результаты испытаний указывают на недостаточную твердость брони. Таким образом, броня башни танка Т-34 не снимает бронебойные снаряды 37 и 45 мм калибров (необходимо повысить бронестойкость).
в) При сквозном пробитии брони башни 37 и 45 мм бронебойные снаряды наносят большое поражение внутри танка (см. V раздел отчета и журнал стрельбы в приложении к отчету). Необходимо усилить петли крышки люка башни (после выстрела № 9 – 37 мм снарядом 00129 произошел срыв левой петли).
г) 37 мм бронебойные снаряды черт. № 00129 разрушаются при ударе в броню башни. 45 мм бронебойные снаряды черт. № 2-03347 с 2-мя подрезами, в большинстве случаев также разрушаются при ударе в броню башни».
[РГВА. Ф. 31811. Оп. 3. Д. 2051. Л. 91 – 92]

Необходимо отметить, что полученные показатели противоснарядной стойкости левого бортового листа башни, особенно против действия 45-мм тупоголового снаряда с двумя подрезами (чертеж № 2-03347), оказались значительно ниже показателей, установленных Госкомиссией для приемки брони из стали марки «8С» («МЗ-2»). Так, например, по нормам Госкомиссии пределы тыльной прочности и сквозного пробития броневого листа толщиной 45 мм, изготовленного из стали марки «8С», для штатного 45-мм бронебойного тупоголового снаряда (чертеж 2-04830, эталон 0130) при стрельбе под углом 30˚ должны быть выше его максимальной скорости. То есть при стрельбе в упор из 45-мм противотанковой пушки обр. 1932 г. штатным бронебойным снарядом полным пороховым зарядом по бортовому листу башни танка Т-34 тыльная сторона броневой преграды не должна была разрушаться, не говоря уже о сквозном пробитии. О том, как выяснялись причины пониженной противоснарядной стойкости башни танка Т-34 будет рассказано в конце этой главы.

Следующим этапом испытаний снарядным обстрелом была проверка прочности крепления пушки Л-11 в башне танка Т-34. Для этого специалистами полигона был произведен обстрел броневой защиты противооткатных устройств (далее – ПОУ) пушки Л-11 сначала осколочными, а затем и бронебойными снарядами калибра 45 мм. Осколочными снарядами было произведено 3 выстрела (выстрелы № 24 – 26), при этом броневой защите ПОУ каких-либо повреждений нанесено не было. При попадании 45-мм бронебойного тупоголового снаряда с двумя подрезами (выстрел № 27) в переднюю часть бронировки ПОУ в ней образовалась вмятина глубиной до 25 мм со сквозной трещиной, при этом сварка кронштейнов крепления пушки в башне нарушена не была и подъемный механизм пушки работал нормально. На основании полученных данных обстрела был сделан следующий вывод:

«а) 45 мм осколочные снаряды черт. № 2-01544 не наносят поражения бронезащите противооткатных приспособлений и система устойчива.
б) 45 мм бронебойные снаряды черт. № 2-03347 наносят существенное поражение бронезащите противооткатных приспособлений и его креплению. Сама же систем устойчива против действия 45 мм бронебойных снарядов.
в) Требуется значительное усиление бронезащиты противооткатных приспособлений, а также элементов его крепления».
[РГВА. Ф. 31811. Оп. 3. Д. 2051. Л. 92]

Броневая защита ПОУ пушки Л-11 после обстрела 45-мм осколочными снарядами

Броневая защита ПОУ пушки Л-11 после обстрела 45-мм осколочными снарядами

Затем по броневой защите ПОУ пушки Л-11 был произведен выстрел 76,2-мм осколочно-фугасным снарядом (выстрел № 30), стрельба велась полным пороховым зарядом из 76,2-мм дивизионной пушки обр. 1902/30 г. с длиной ствола 40 калибров. В результате попадания снаряда броневая защита ПОУ была полностью разрушена, произошел откат ствола пушки на 80 мм, и появилась течь гидравлической жидкости из противооткатных устройств пушки. При этом кронштейны для крепления пушки в башне танка повреждений не получили. Относительно стойкости броневой защиты ПОУ пушки Л-11 против действия 76,2-мм осколочно-фугасного снаряда были сделаны следующие выводы:

«а) Броневая защита противооткатных приспособлений слаба. От удара 76 мм снаряда черт. № 2-01635 произошло полное разрушение броневой защиты противооткатных приспособлений.
б) Как уже было указано выше, требуется значительное усиление бронезащиты противооткатных приспособлений и элементов его крепления».
[РГВА. Ф. 31811. Оп. 3. Д. 2051. Л. 93]

Для определения прочности крепления пушки в башне танка обстрелу также был подвергнут лобовой лист башни, в правую его часть был сделан выстрел 45-мм бронебойным тупоголовым снарядом с двумя подрезами (выстрел № 28), при этом стрельба велась полным пороховым зарядом. В месте попадания снаряда образовалась сквозная пробоина, снаряд проник внутрь башни и был найден целым между лобовым листом башни и маской пушки. При осмотре башни выяснилось, что крепление пушки в башне танка не нарушено и подъемный механизм пушки работал исправно.

Следующие два выстрела были произведены 76,2-мм осколочно-фугасными снарядами с полным пороховым зарядом в левую часть лобового листа башни (выстрелы № 29 и 31).

В результате первого попадания 76,2-мм осколочно-фугасным снарядом (выстрел № 29) в нижнюю левую часть лобового листа башни в броневой детали образовался еле заметный отпечаток, а корпус снаряда разбился на осколки. Рядом с местом попадания снаряда в сварном шве, соединявшем лобовой лист с передней обечайкой башни, образовалась трещина длиной 160 мм. Еще одна трещина, длиной 120 мм, образовалась в сварном шве, соединявшим лобовой лист башни с левым кронштейном для установки пушки. В передней и левой частях верхнего погона шариковой опоры башни было сорвано 12 болтов крепления, в нижнем погоне шариковой опоры башни – 8 болтов, также в результате попадания были ослаблены все болты крепления захватов шариковой опоры башни и сорван броневой колпак люка вентиляции на крыше башни.

После второго попадания 76,2-мм осколочно-фугасным снарядом в центральную левую часть лобового листа башни (выстрел № 31) была сорвана защита перископического прицела ПТ-3, а трещина в сварном шве, соединявшим лобовой лист башни с левым кронштейном для установки пушки, увеличилась с 120 до 160 мм. Кроме того в этом же сварном шве образовалась новая трещина длиной 100 мм.

На заключительном этапе полигонных испытаний в лобовой лист башни было сделано еще два выстрела 76,2-мм бронебойными снарядами (выстрелы № 64 и 65). Стрельба велась с ударной скоростью 487 м/с, что соответствовало выстрелу из 76,2-мм дивизионной пушки обр. 1902/30 г. с длиной ствола 40 калибров с дистанции 1900 м при стрельбе полным пороховым зарядом. В обоих случаях в лобовом листе башни образовались пробоины диаметром меньше калибра, однако существенных разрушений в башне после этих попаданий снарядов обнаружено не было. При осмотре башни выяснилось, что кронштейны крепления пушки Л-11 находились на своих местах и что подъемный механизм сохранил свою работоспособность – пушка могла перемещаться в вертикальной плоскости в ограниченных пределах.

Броневая защита ПОУ пушки Л-11 и лобовой лист башни после обстрела 76,2-мм бронебойными и осколочно-фугасными снарядами

Броневая защита ПОУ пушки Л-11 и лобовой лист башни после обстрела 76,2-мм бронебойными и осколочно-фугасными снарядами

Относительно результатов снарядного обстрела лобового листа башни танка Т-34 специалистами полигона были сделаны следующие выводы:

«а) Броня в передней части башни оказалась пробитой 45 мм снарядом черт. № 2-03347. Сварка в лобовой части башни устойчива против действия 45 мм бронебойного снаряда. Система [пушка Л-11] устойчива.
б) В переднюю часть башни с левой стороны было сделано 4 выстрела снарядами 76 мм калибра. Осколочно-фугасные снаряды черт. № 2-01635 не наносят поражения броне башни. Бронебойные снаряды черт. № 2-03545 пробивают броню башни при скорости удара 487 м/с, т.е. с дистанции около 1900 м при стрельбе полным зарядом. В левом кронштейне образовались трещины по сварке, но кронштейны орудийных цапф удержались на месте, и система оказалась устойчивой.
в) После выстрела № 29 (76 мм осколочно-фугасным снарядом черт. № 2-01635) было сорвано 12 болтов верхнего погона и 8 болтов нижнего погона. Требуется усиление болтов, крепящих нижний и верхний погоны».
[РГВА. Ф. 31811. Оп. 3. Д. 2051. Л. 92 – 93]

Для определения прочности сварного соединения бортовых листов башни с ее лобовым листом, передняя часть правого бортового листа башни в месте его соединения с лобовым листом была подвергнута обстрелу 37-мм (чертеж 3882, эталон 0129) и 45-мм (чертеж 2-03347) бронебойными снарядами. Одновременно с определением прочности сварного соединения при обстреле оценивалась противоснарядная стойкость правой стороны башни по сравнению с левой ее стороной.

Сначала по передней части правого бортового листа башни было сделано 7 выстрелов 37-мм остроголовыми бронебойными снарядами (выстрелы № 32 – 38). Причем выстрел № 32 был произведен с ударной скоростью 748,8 м/с (близкой к ПСП для левого бортового листа башни), а остальные выстрелы с ударными скоростями 710 – 712 м/с (скорости непробития брони). При выстреле № 32 была получена пробоина диаметром около калибра. Выстрелы № 33, 34 и 35 оказались незачетными, так как в двух случаях снаряды прошли выше башни, а после выстрела № 34 снаряд попал в боковую кромку лобового листа башни. В результате выстрелов № 36 и 37 на правом бортовом листе башни в местах попадания снарядов образовались вмятины глубиной до 11 мм. Выстрел № 38 оказался наиболее метким – снаряд попал точно в сварной шов, соединявший правый бортовой лист с лобовым листом башни. В месте удара с наружной стороны сварного шва образовалась вмятина глубиной 11 мм, а с внутренней стороны – небольшая трещина длиной 25 – 30 мм. Других разрушений сварных швов после обстрела 37-мм бронебойными снарядами обнаружено не было.

После этого в переднюю часть правого бортового листа башни было сделано 8 выстрелов 45-мм бронебойными тупоголовыми снарядами с двумя подрезами с ударными скоростями 720 – 724 м/с (выстрелы № 39 – 46). Попадания первых пяти снарядов не вызвали никаких разрушений в сварных швах. После выстрела № 44 в месте попадания снаряда (в верхний край сварного шва) образовалась вмятина глубиной 21 мм, а с внутренней стороны – трещина длиной 170 мм и откол металла сварного шва размером 30 × 15 мм. Снаряд выстрела № 45 попал в сварной шов рядом с местом попадания предыдущего снаряда, в результате чего образовалась сквозная пробоина и откол брони с внутренней стороны башни размером 90 × 50 мм. Кроме этого в сварном шве образовались трещины длиной 170 мм в сторону лобовой части башни и 70 мм в сторону кормовой части башни. После выстрела № 46 в месте попадания снаряда также образовалась сквозная пробоина диаметром 46 – 55 мм.

По итогам снарядного обстрела правого бортового листа башни танка Т-34 специалистами АНИОПа были сделаны следующие выводы:

«а) Сварка в передней части башни вполне устойчива против действия 37 мм бронебойных снарядов черт. № 00129.
б) Сварка бокового листа недостаточно прочна против действия 45 мм бронебойных снарядов черт. № 2-03347. Удар снаряда по сварке, или же очень близко к сварке, сопровождается образованием трещин по шву сварки, с частичным расслоением самой сварки.
в) Попутная проверка показала, что сопротивляемость брони правой стороны башни примерно равноценна сопротивляемости брони левой стороны башни».
[РГВА. Ф. 31811. Оп. 3. Д. 2051. Л. 93 – 94]

Далее, в соответствии с программой испытаний, обстрелу 37-мм и 45-мм бронебойными снарядами было подвергнуто основание правого смотрового прибора башни. Обстрел производился в целях определения прочности крепления основания смотрового прибора к корпусу башни.

Сначала в основание правого смотрового прибора башни было сделано 3 выстрела 37-мм остроголовыми бронебойными снарядами со скоростями удара 707 – 714 м/с (выстрелы № 47, 48 и 49). В результате выстрелов № 47 и 48 в местах попадания снарядов в броне образовались вмятины глубиной 11 и 21 мм, при этом никаких разрушений сварного шва, соединявшего основание смотрового прибора с бортовым листом башни, обнаружено не было. После выстрела № 49 снаряд попал в верхнюю кромку выреза в бортовом листе башни, при этом была сорвана верхняя планка смотрового прибора. Кроме этого в двух местах сварного шва образовались трещины: одна длиной около 125 мм – с наружной стороны в верхней части основания смотрового прибора, вторая длиной около 120 мм – с внутренней стороны по нижней кромке выреза в бортовом листе башни.

Правый бортовой лист башни после обстрела 37 и 45-мм бронебойными снарядами

Правый бортовой лист башни после обстрела 37 и 45-мм бронебойными снарядами

Затем в основание правого смотрового прибора было сделано 2 выстрела 45-мм бронебойными тупоголовыми снарядами с двумя подрезами с ударными скоростями 716 – 720 м/с (выстрелы № 50 и 51). После выстрела № 50 снаряд попал в вырез основания смотрового прибора, сделав открытую пробоину глубиной 32 мм и диаметром 51 мм с отколом брони с внутренней стороны основания диаметром около 90 мм. При этом трещины в сварном шве, соединявшем основание смотрового прибора с бортовым листом башни, несколько увеличилась. После выстрела № 51 основание правого смотрового прибора было сорвано снарядом с места и расколото пополам. Относительно прочности оснований смотровых приборов и их крепления к корпусу башни танка Т-34 в отчете, составленном по итогам обстрела, было отмечено:

«а) Основание смотрового прибора и сварка устойчивы против действия 37 мм бронебойных снарядов черт. № 00129.
б) Основание смотрового прибора и сварка неустойчивы против действия 45 мм бронебойного снаряда черт. № 2-03347. После выстрела № 50 произошел откол с внутренней стороны основания смотрового прибора, а после выстрела № 51 – срыв основания по сварке. Требуется усиление сварки и повышение механических качеств металла основания смотрового прибора».
[РГВА. Ф. 31811. Оп. 3. Д. 2051. Л. 94]

Основание правого смотрового прибора башни после обстрела 37 и 45-мм бронебойными снарядами

Основание правого смотрового прибора башни после обстрела 37 и 45-мм бронебойными снарядами

Для определения надежности крепления оборудования, расположенного внутри башни танка, в правый бортовой лист башни, в переднюю его часть, был произведен выстрел 76,2-мм осколочно-фугасным снарядом с дистанции 63 м полным пороховым зарядом (выстрел № 52). В месте попадания снаряда в броне остался отпечаток, при этом правый бортовой лист башни прогнулся, максимальная стрела прогиба в точке удара оказалась равной 12 мм. В сварном шве, соединявшем бортовой лист башни с крышей башни, образовалась трещина. Внутри башни щиток электроприборов был сорван с креплений, так же были сорваны болты крепления верхнего погона шариковой опоры башни (на верхнем погоне осталось неповрежденными 4 болта) и один захват. В отчете было отмечено, что

«результат выстрела № 52 указывает на необходимость усиления захватов, крепления щитка электрооборудования, болтов верхнего и нижнего погонов, сварки и крепления предохранителей зажигания».

Далее испытанию на прочность подвергся съемный кормовой лист башни («дверца ниши»). Обстрел этой броневой детали производился 45-мм бронебойным тупоголовым снарядом с двумя подрезами (чертеж 2-03347) с ударной скоростью 714 м/с и 76,2-мм осколочно-фугасным снарядом на полном пороховом заряде.

В результате попадания 45-мм бронебойного снаряда (выстрел № 53) в съемном кормовом листе башни, выше и правее отверстия для стрельбы из револьвера, образовалась пробоина диаметром около калибра. Внутри башни была повреждена защелка заглушки отверстия для стрельбы из револьвера, а сама заглушка («груша») выброшена наружу башни. Кроме этого были сорваны два нижних болта крепления съемного кормового листа башни. После попадания 76,2-мм осколочно-фугасного снаряда (выстрел № 54) съемный кормовой лист раскололся на две части, причем правая половина броневой детали осталась на своем месте, а левая половина частично, под углом 45˚, вошла вовнутрь башни. Относительно прочности крепления съемного кормового листа башни специалисты АНИОПа сделали следующий вывод:

«Крепление крышки люка для проталкивания орудия [съемного кормового листа башни] ненадежное. От удара 45 мм снаряда черт. № 2-03347 нижние болты были сорваны, а от удара 76 мм осколочно-фугасного снаряда черт. № 2-01635 произошло полное разрушение крышки люка. Необходимо усилить бронестойкость крышки люка и его крепление. Также необходимо усилить крепление защелки груши».
[РГВА. Ф. 31811. Оп. 3. Д. 2051. Л. 95]

Съемный кормовой лист башни после обстрела 45-мм бронебойным и 76,2-мм осколочно-фугасным снарядами

Съемный кормовой лист башни после обстрела 45-мм бронебойным и 76,2-мм осколочно-фугасным снарядами

Для определения степени защищенности механизма поворота башни (далее – МПБ) в левый бортовой лист, в зону размещения МПБ было сделано 3 выстрела 45-мм бронебойными снарядами с ударной скоростью 714 – 715,6 м/с (выстрелы № 55, 56 и 57).

После выстрела № 55 снаряд попал сварной шов, соединявший левый бортовой лист с передней обечайкой башни, в результате чего в броневом листе образовалась вмятина глубиной 22 мм и две трещины в сварном шве, с наружной стороны длиной 130 мм и с внутренней – 300 мм. Кронштейн МПБ остался неповрежденным, но на сварном шве, соединявшем его с корпусом башни, была обнаружена трещина длиной около 130 мм. Снарядом следующего выстрела (№ 56) левый бортовой лист башни был пробит насквозь, при этом картер МПБ выбитой из брони пробкой был сорван с места крепления. В результате третьего выстрела (№ 57) от воздействия снаряда в левом бортовом листе башни также была образована сквозная пробоина. При этом первые два выстрела производились 45-мм бронебойными тупоголовыми снарядами с двумя подрезами (чертеж 2-03347), а третий – штатным 45-мм бронебойным тупоголовым снарядом (чертеж 2-04830, эталон 0130) для проверки его бронебойных качеств. В отчете относительно защищенности МПБ было отмечено:

«а) При сквозном пробитии 45 мм бронебойный снаряд черт. № 2-03347 выводит из строя поворотный механизм башни.
б) При этих испытаниях снаряд выстрела № 55 попал в сварку, причем этот выстрел вновь подтвердил недостаточную прочность сварки против действия 45 мм бронебойных снарядов».
[РГВА. Ф. 31811. Оп. 3. Д. 2051. Л. 95]

Для дополнительной проверки прочности сварного соединения бортового листа с днищем ниши башни, а также для определения возможности попадания снаряда через днище ниши внутрь башни, снарядный обстрел был продолжен. В нижний край левого бортового листа, рядом с местом его соединения с днищем ниши башни, был сделан выстрел 76,2-мм осколочно-фугасным снарядом полным пороховым зарядом (выстрел № 58). От удара снаряда о броневой лист образовался пролом размером 100 × 140 мм, при этом днище ниши башни получило серьезные повреждения, а сама башня была сорвана с шариковой опоры:

«В днище ниши против пробоины оторван кусок металла размером 200 – 40 × 50 – 150 мм. Край днища против пробоины погнут вниз на 80 – 90 мм и кроме того, в днище образовалась сквозная трещина длиною 410 мм. В задней части днище ниши сорвано по сварке (зазор до 5 мм). В передней части днища сварка нарушена на участке около 500 мм. Отколовшиеся половинки крышки заднего люка выброшены наружу. От удара снаряда башня танка повернулась на 30 – 35˚ и несколько подвинулась вперед. Башня наклонена в сторону передней части танка, причем в задней части образовался зазор между крышей корпуса и нижним срезом башни в 30 мм, а в передней части нижний срез башни упирается на крышу корпуса. Снаряд разбился в осколки, причем вовнутрь башни проникли осколки брони и снаряда».
[РГВА. Ф. 31811. Оп. 3. Д. 2051. Л. 76 – 77]

Следует отметить, что столь серьезные разрушения башни после выстрела № 58 были вызваны тем, что 76,2-мм осколочно-фугасный снаряд попал в ту часть башни, которая ранее была сильно ослаблена воздействием 45-мм бронебойных снарядов. Фактически 76,2-мм осколочно-фугасный снаряд попал в край сквозной пробоины, образовавшейся после выстрела № 12. После обстрела специалистами АНИОПа был сделан вывод о том, что днище ниши башни и его сварка требуют значительного усиления.

Несмотря на то что башня танка Т-34 получила значительные повреждения, ее испытания были продолжены. В целях определения фактических показателей противоснарядной стойкости бортовые листы башни были подвергнут обстрелу 76,2-мм бронебойными снарядами (чертеж № 2-03545). В башню было произведено пять выстрелов бронебойными снарядами этого калибра с различными ударными скоростями (выстрелы № 59 – 63), из них четыре выстрела – в правый бортовой лист башни и один – в левый. При этом показатели противоснарядной стойкости бортовых листов башни оказались равными: по ПТП – 487,2 м/с, что соответствовало выстрелу с дистанции около 1900 м при стрельбе полным пороховым зарядом, и по ПСП – 534 м/с (выстрел с дистанции 1250 м). Таким образом, опасные поражения (разрушение тыльной стороны брони) становились возможными при обстреле бортов башни танка Т-34 бронебойными снарядами из 76,2-мм дивизионной пушки обр. 1902/30 г. с длиной ствола в 40 калибров с дистанции 1900 м и ближе. Сквозное пробитие бортов башни становилось возможным при обстреле из той же пушки тем же снарядом с дистанции 1250 м.
Однако, как было отмечено в отчете, точно определить предел сквозного пробития при обстреле 76,2-мм бронебойными снарядами специалистам АНИОПа не удалось, так как башня имела многочисленные разрушения и была сорвана с шариковой опоры, вследствие чего при ударах снарядов перемещалась в направлении выстрелов. Из отчета по обстрелу:

«При скорости удара в 534 м/с в башне была получена пробоина около калибра (см. выстрел № 62), а при скорости около 545 м/с в броне башни получилась вмятина (выстрел № 63), причем после выстрела № 63 башня оказалась смещенной на 300 мм в направлении выстрела. Дальнейшие выстрелы для уточнения ПСП были бы бесцельны, а поэтому испытание было прекращено».
[РГВА. Ф. 31811. Оп. 3. Д. 2051. Л. 79]

Разрушения башни после попадания 76,2-мм осколочно-фугасного снаряда

Разрушения башни после попадания 76,2-мм осколочно-фугасного снаряда

В заключительной части испытаний башни танка Т-34 проверке на прочность было подвергнуто сварное соединение лобового листа башни с передней обечайкой. Обстрел велся 45-мм бронебойными тупоголовыми снарядами с двумя подрезами (чертеж 2-03347) с ударной скоростью 723 м/с, всего в это место башни было сделано 3 выстрела (выстрелы № 66 – 68).
При этом первые два выстрела № 66 и № 67 оказались незачетными, так как вместо указанного сварного соединения снаряды попали в верхнюю кромку основания правого смотрового прибора механика-водителя. Для получения более точного попадания дистанция стрельбы была сокращена с 63 до 23 м.

После выстрела № 68 снаряд попал в указанное место – в среднюю часть сварного шва, соединявшего переднюю обечайку с лобовым листом башни. В результате попадания сварной шов был полностью разрушен на длине около 500 мм, и передняя правая часть обечайки сместилась вниз на 20 мм. Кроме этого внутри башни произошел откол нижнего края маски пушки Л-11 размером 110 × 40 мм. Относительно прочности сварного соединения передней обечайки с лобовым листом башни танка Т-34 специалисты полигона сделали следующие выводы:

«а) Сварной шов под орудийным стволом не прочен против действия 45 мм бронебойного снаряда черт. № 2-03347. Произошло полное разрушение сварки на участке ок. 500 мм. Передняя правая часть обичайки опустилась вниз на 20 мм. Сварной шов требует усиления.
б) Необходимо также усилить маску с внутренней стороны башни (произошел откол нижнего края маски на длине 110 мм и на глубину 40 мм)».
[РГВА. Ф. 31811. Оп. 3. Д. 2051. Л. 96]

Разрушение сварного шва, соединявшего лобовой лист башни с передней обечайкой,

Разрушение сварного шва, соединявшего лобовой лист башни с передней обечайкой

Таким образом, во время полигонных испытаний в башню танка Т-34 № 311-25-3 было произведено в общей сложности 68 выстрелов снарядами калибра 37, 45 и 76,2 мм. В процессе обстрела работниками полигона периодически производилась проверка работы дизеля В-2 и способности самостоятельного перемещения танка. Во всех случаях дизель В-2 работал нормально, и танк мог перемещаться. После завершения испытаний снарядным обстрелом танк Т-34 своим ходом, преодолев 8,5 км, прибыл со стрельбища к месту стоянки на полигоне.

Общий вид танка Т-34 № 311-25-3 после завершения полигонных испытаний после попадания 45-мм бронебойного снаряда

Общий вид танка Т-34 № 311-25-3 после завершения полигонных испытаний после попадания 45-мм бронебойного снаряда

Общий вид танка Т-34 № 311-25-3 после завершения полигонных испытаний после попадания 45-мм бронебойного снаряда

Общий вид танка Т-34 № 311-25-3 после завершения полигонных испытаний после попадания 45-мм бронебойного снаряда

Общий вид танка Т-34 № 311-25-3 после завершения полигонных испытаний после попадания 45-мм бронебойного снаряда

Общий вид танка Т-34 № 311-25-3 после завершения полигонных испытаний после попадания 45-мм бронебойного снаряда

Общий вид танка Т-34 № 311-25-3 после завершения полигонных испытаний после попадания 45-мм бронебойного снаряда

Общий вид танка Т-34 № 311-25-3 после завершения полигонных испытаний после попадания 45-мм бронебойного снаряда

На составление отчета по пулевому и снарядному обстрелу башни танка Т-34, получившему номер 00227, у сотрудников АНИОПа ушло немногим более месяца. Шесть экземпляров отчета № 00227 были отпечатаны 22 октября 1940 г., затем подписаны и 31 октября 1940 г. отправлены председателю Арткома ГАУ КА, начальнику БТУ ГАБТУ КА и директорам заводов № 183, Мариупольского им. Ильича и Ижорского. Однако анализ данных, полученных в ходе испытания башни танка Т-34 № 311-25-3 обстрелом начался задолго до того как отчеты дошли до адресатов.

Как уже было отмечено ранее, показатели противоснарядной стойкости башни, испытанной на АНИОПе оказались значительно ниже норм, установленных для приемки брони из стали марки «8С» («МЗ-2»), и тем самым не соответствовали требованиям ГАБТУ КА. Для выяснения причин возникновения пониженной противоснарядной стойкости испытанной на АНИОПе башни, во второй половине сентября 1940 г. была создана совместная комиссия из представителей ГАБТУ КА и 3-го Главного управления НКСП под председательством начальника 3-го отделения 3-го отдела БТУ ГАБТУ КА военинженера 2 ранга И.А. Бурцева.

О деятельности этой комиссии будет рассказано отдельно, здесь же отметим, что благодаря ее работе было выяснено, что пониженная противоснарядная стойкость испытанной на АНИОПе башни явилась следствием несовершенства технологии термической обработки, используемой на Мариупольском заводе им. Ильича при изготовлении крупногабаритных броневых деталей танка Т-34. По рекомендациям комиссии под председательством И.А. Бурцева технологами Мариупольского завода в середине октября 1940 г. был разработан перечень мероприятий по повышению качества выпускаемых броневых деталей танка Т-34 и ужесточению контроля при их изготовлении на всех этапах производственного процесса. В результате внедрения этих мероприятий в производство качество выпускаемых Мариупольским заводом броневых деталей для танка Т-34 к концу 1940 г. существенно повысилось, что в дальнейшем подтвердилось многочисленными испытаниями.

Необходимо отметить, что в первой половине осени 1940 г. была успешно решена еще одна значительная проблема – проблема оснащения «тридцатьчетверки» средствами внешней связи. Коллективу отдела «500» завода № 183 удалось добиться приемлемого размещения радиостанции 71-ТК-3 в корпусе танка Т-34 в полном соответствии с требованиями ГАБТУ КА. О том, как это происходило, будет рассказано в следующей главе. Что же касается дальнейшей судьбы танка Т-34 № 311-25-3, то согласно распоряжению заместителя начальника ГАБТУ КА генерал-майора технических войск И.А. Лебедева после завершения полигонных испытаний эта машина была передана заводу № 183 для проведения опытных работ.

источник: https://t34inform.ru/publication/p03-5-1.html

Подписаться
Уведомить о
0 Комментариев
Межтекстовые Отзывы
Посмотреть все комментарии
Альтернативная История
Logo
Register New Account
Reset Password
Compare items
  • Total (0)
Compare