Харьковские «тридцатьчетверки» Часть 15. Не сбавляя набранных темпов

10
0

Харьковские «тридцатьчетверки» Часть 15. Не сбавляя набранных темпов

Продолжение интересного цикла статей Желтова И.Г., Макарова А.Ю. с сайта «Т-34 информ» выкладывается на сайт АИ по наводке уважаемого коллеги E.tom-а.

После того, как в первой декаде апреля 1941 г. в Харькове на заводе № 183 макетная комиссия под председательством военинженера 1 ранга С.А. Афонина рассмотрела технический проект танка Т-34М, коллектив КБ-520 завода № 183 незамедлительно приступил к разработке чертежей для изготовления опытных образцов этой боевой машины с учетом полученных замечаний и предложений. Причем для изготовления опытных образцов за основу был взят вариант танка Т-34М с усиленной броневой защитой, так называемый вариант «Б», с увеличенной до 60 мм толщиной основных броневых деталей корпуса и башни. Таким образом, начиная с середины апреля 1941 г. основные усилия КБ-520 были направлены на доработку и изготовление рабочих чертежей опытного образца танка Т-34М.

Коллектив опытного цеха «540» отдела «500» в апреле 1941 г. также продолжил работы по повышению боевых и эксплуатационных качеств танка Т-34, проводимые заводом в рамках большой и малой модернизации «тридцатьчетверки». В частности, в цехе «540» были продолжены испытания опытных центробежных вентиляторов системы охлаждения дизеля В-2-34. Как следует из сводки по опытным работам, составленной своему руководству военным представителем ГАБТУ КА на заводе № 183 военинженером 3 ранга Г.А. Алексеевым, два из трех вариантов опытных вентиляторов показали положительные результаты:

«В Апреле мес. продолжалось, начатое в Марте испытание 3-х вариантов вентиляторов:
I-й вариант: Вентилятор со специальными распорками вместо подлопатников, изготовлен из стали СТ-60Г вместо стали 30ХМА с толщиной лопаток в 3 мм вместо 2,5 мм. Машина с таким вентилятором прошла 2980 клм. За время испытаний вентилятор никаких поломок и дефектов не имел.
II вариант: Вентилятор с двумя подлопатниками и с кольцом на ободе по типу вентилятора А-7М. Большой подлопатник поставлен больших размеров, чем на серийных. Толщина лопаток и подлопатников 3 мм, вместо 2,5 мм. Материал [сталь марки] 60Г вместо [стали марки] 30ХМА. Машина с таким вентилятором прошла 2874 клм. За время испытания вентилятор никаких дефектов и поломок не имел.
III вариант: Вентилятор посажен на маховик фрикционно. Машина с таким вентилятором прошла 1900 клм, после чего вентилятор с машины снят т.к. поломались пальцы нажимных пружин. После устранения дефектов этот вентилятор будет испытываться в Мае мес.
Заключение по первым двум вариантам оформляется и будет Вам выслано в первых числах Мая мес.».
[ЦАМО. Ф. 38. Оп. 11355. Д. 41. Л. 348]

Харьковские «тридцатьчетверки» Часть 15. Не сбавляя набранных темпов

Кроме этого в апреле 1941 г. опытным цехом «540» был проведен большой объем работ по испытанию различных деталей танка Т-34, изготовленных из материалов-заменителей – деталей ходовой части, шестерен коробки передач и бортовых редукторов и др. В дальнейшем выдержавшие испытания детали из материалов-заменителей предполагалось ввести в серийное производство, так, например, относительно дорогостоящие латунные втулки осей балансиров планировалось изготовлять из значительно менее дорогого чугуна марки Сч 32ХН. Внедрение в серийное производство материалов-заменителей было необходимо прежде всего для экономии наиболее дефицитных, в том числе и импортных, материалов, а также для уменьшения себестоимости танка Т-34 без снижения его качеств.

Не прекращались в отделе «500» и опытно-конструкторские работы по усовершенствованию смотровых приборов механика-водителя танка Т-34. Напомним, что 1 апреля 1941 г. руководство завода № 183 направило в ГАБТУ КА письмо № СО1872 в котором просило утвердить на серийное производство разработанную заводом опытную литую крышку люка механика-водителя (изготовленную по сборочному чертежу 34.29.167сб) с новыми смотровыми приборами. Для принятия окончательного решения по этому вопросу руководство ГАБТУ КА посчитало необходимым еще раз проверить опытный образец литой крышки люка на прочность. Для этого одна крышка люка в сборе с броневыми створками была доставлена на Мариупольский завод им. Ильича, где 18 апреля 1941 г. в рамках полигонных испытаний двух корпусов и башен танков Т-34 была подвергнута снарядному обстрелу (о полигонных испытаниях обстрелом двух корпусов и башен танка Т-34 было подробно рассказано в главе 13). По итогам обстрела крышки люка комиссия сделала следующие выводы:

«Люк водителя, как старой конструкции [серийный], так и литой – новой конструкции [изготовленный по чертежу 34.29.167сб.], для защиты против 76 мм снарядов ненадежен. Люк старой конструкции срывается с петли, имеет ненадежную конструкцию смотровых приборов. Люк новый (литой) имеет следующие недостатки:
а) Броня неравнпрочна броне носа, 76 мм снарядом была пробита.
б) Петли люка, на которых крепятся створки смотровых приборов срезаются при попадании 45 мм снарядами в створки. Замена створки после этого делается невозможной, необходимо менять весь люк.
Эти недостатки должны быть устранены».
[ЦАМО. Ф. 38. Оп. 11355. Д. 332. Л. 81]

Еще не зная результатов обстрела крышки люка механика-водителя и выводов, сделанных комиссией, главный инженер завода № 183 С.Н. Махонин 20 апреля 1941 г. отправил в ГАБТУ КА письмо № СО2298 следующего содержания:

«Новый люк водителя, по чертежу 34.36.167сб и 34.29.1051 с блоком «триплекс», вводимый на серию Т-34 при модернизации, был запроектирован и испытан с запасным смотровым прибором, представляющим собой рамку с двумя зеркалами и двумя защитными стеклами, которая может устанавливаться вместо триплекса в специальной шахте люка.
Ездовыми испытаниями установлено, что при замене триплекса вышеуказанной рамкой, благодаря большой перископичности, большому мертвому пространству и значительным светопотерям, вождение машины весьма затруднительно. Поэтому считаем, что запасные приборы устанавливать нецелесообразно, тем более, что для них нужно заказывать специальные защитные стекла триплекс, толщиной 6 мм, несколько необычной конструкции. Очевидно, что при размещении заказа на стеклоизготовляющих заводах, встретятся значительные трудности. Кроме того, при сбивании верхней крышечки шахты, гнездо триплекса оказывается открытым, чем нарушается защита экипажа.
Исходя из вышеизложенного, предлагаем отменить запасные приборы, как не обеспечивающие достаточного качества наблюдения и требующие специальных, еще неосвоенных промышленностью стекол.
При обсуждении этого вопроса с представителями БТУ КА военинженером 1 ранга т. АФОНИНЫМ и подполковником ПАНОВЫМ они с нашим мнением согласились.
Просим подтвердить Ваше согласие на введение нового люка без запасных смотровых рамок с зеркалами».
[ЦАМО. Ф. 38. Оп. 11355. Д. 47. Л. 264]

Необходимо отметить, что к моменту написания этого письма заводом № 183 была разработана конструкция нового перископического смотрового прибора для танка Т-34 (сборочный чертеж 34.36.58сб.), представлявшего собой зеркальную призму, изготовленную из оптического стекла и установленную в металлическую обойму. По состоянию на 20 апреля 1941 г. в отделе «500» были начаты испытания этих приборов, давшие положительные предварительные результаты. Для установки призматических смотровых приборов в танке Т-34 в КБ-520 были разработаны и сданы в производство чертежи новой опытной литой крышки люка механика-водителя (деталь 34.29.1161А) с двумя броневыми створками (детали 34.29.1162 и 34.29.1163). После изготовления крышка люка в сборе с броневыми створками должна была быть подвергнута испытаниям снарядным обстрелом.

Для срочного решения вопроса о выборе производственной базы для серийного изготовления зеркальных призм заместитель народного комиссара среднего машиностроения С.А. Акопов 26 апреля 1941 г. в письме № 230/ог напрямую обратился к председателю Комитета обороны при СНК СССР К.Е. Ворошилову:

«Во исполнение указания об улучшении смотровых приборов танка Т-34, заводом 183 разработана и проверена новая конструкция смотровых приборов с применением зеркальных призм.
В течение 2-х месяцев мы вели переговоры с Наркоматом Строительных Материалов (Главтехстекло), с Наркоматом Легкой Промышленности (Главстекло) и Наркоматом Вооружения (2-й Главк) о размещении заказа на изготовление данных призм, причем перечисленные Наркоматы в изготовлении указанных призм нам отказали, обосновывая свой отказ отсутствием свободных мощностей и необходимого оборудования.
Предварительное ознакомление с производственными возможностями заводов стекольной промышленности говорит о полной возможности изготовления данных деталей на заводах 2-го Главного Управления Наркомата Вооружения.
Прошу Вашего срочного указания о размещении данного заказа».
[ГАРФ. Ф. Р8418. Оп. 25. Д. 322. Л. 107]

Чертеж зеркальной призмы смотрового прибора механика-водителя танка Т-34 (деталь 34.36.292)

Чертеж зеркальной призмы смотрового прибора механика-водителя танка Т-34 (деталь 34.36.292)

Забегая вперед скажем, что вопрос о серийном производстве зеркальных призм для смотровых приборов был решен совместным постановлением СНК СССР и ЦК ВКП(б) № 1216-502 «О производстве танков Т-34 в 1941 г.», о принятии которого будет подробно рассказано в следующей главе. Здесь же отметим, что руководство БТУ ГАБТУ КА, не дожидаясь результатов испытания новой опытной крышки люка механика-водителя с призматическими смотровыми приборами, 30 апреля 1941 г. временно утвердило на серийное производство чертежи литой крышки люка, изготовленной по сборочному чертежу 34.36.167сб. Об этом решении начальник БТУ ГАБТУ КА военинженер 1 ранга Б.М. Коробков уведомил заместителя народного комиссара среднего машиностроения А.А. Горегляда, директора завода № 183 Ю.Е. Максарева и районного инженера ГАБТУ КА на заводе № 183 Д.М. Козырева письмом № 145809с.

Также в апреле 1941 г. в опытном отделе «500» завода № 183 были завершены полевые испытания двух радиостанций КРСТБ, установленных в танках Т-34. Танковая радиостанция КРСТБ (кварцевая радиостанция сети танкового батальона) была разработана специалистами НИИ-20 в 1939 г. для замены ею устаревших танковых радиостанций 71-ТК-1 и 71-ТК-3. В мае 1940 г. два комплекта радиостанции КРСТБ, изготовленных заводом № 203 им. Орджоникидзе успешно прошли полигонные испытания на НИАБТ Полигоне в подмосковной Кубинке. По итогам полигонных испытаний радиостанция КРСТБ получила высокую оценку и была допущена к войсковым испытаниям, для проведения которых завод № 203 начал изготовление опытной партии этих радиостанций, состоявшей из 50 комплектов (о разработке радиостанции КРСТБ и ее полигонных испытаниях было рассказано в главе 6 «В поисках лучшей связи»).
Войсковые (государственные) испытания радиостанции КРСТБ были проведены в 18-й танковой дивизии 7-го механизированного корпуса Московского военного округа в период с 21 ноября по 7 декабря 1940 г. во время войсковых тактических и командно-штабных учений на местности при отработке тем:

«1. Танковый батальон в наступательном бою в составе С.П.
2. Марш танковой дивизии в предвидении встречного боя и встречный бой.
3. Ввод танковой дивизии в прорыв в составе мех.корпуса и бой в глубине с оперативными резервами противника».
[РГВА. Ф. 31811. Оп. 3. Д. 2107. Л. 1]

Испытания проводились комиссией под председательством командира 7-го механизированного корпуса генерал-майора В.И. Виноградова. На период испытаний радиостанции КРСТБ были установлены в танках Т-26 и БТ-7, при этом управление радиостанциями осуществлялось непосредственно командирами танковых частей и подразделений. Дополнительно, в рамках войсковых испытаний, комиссией были проведены испытания по определению механической прочности радиостанции КРСТБ и максимальной дальности связи.

генерал-майор В.И. Виноградов

генерал-майор В.И. Виноградов

По итогам войсковых испытаний комиссия сделала следующие выводы, зафиксированные в Акте по войсковым (государственным) испытаниям танковой радиостанции типа КРСТБ, от 11 декабря 1940 г.:

«1. Рация КРСТБ обеспечивает полную возможность надежного управления по радио танковыми частями и в танковой дивизии во всех видах боя.
2. Рация КРСТБ обеспечивает полную возможность поддержания радиосвязи с танковой рацией 71-ТК-1 и в сетях взаимодействия с рациями 5-АК и РБ.
3. Рация КРСТБ очень проста в управлении, не имеет органов точной настройки, усложняющих пользование ею, не требует длительной тренировки для освоения правил ее эксплоатации. Применение ларингофона вместо микрофона освобождает руки командира в танке при радиосвязи.
4. Рация обеспечивает возможность организации сети связи без предварительной и демаскирующей работы по налаживанию последней, весьма быстрый и точный переход из одной сети связи в другую и быстрое вхождение в связь.
5. Рация КРСТБ обеспечивает в зимнее время, в условиях пересеченной местности и значительных электрических помех радиоприему следующие дальности связи:
а) На ходу танков:
При штыревой антенне высотою 1 метр – до 5 км.
При штыревой антенне высотою 2 метра – до 10 – 15 км.
При штыревой антенне высотою 3 метра – до 20 км.
При штыревой антенне высотою 4 метра – до 30 – 35 км.
а) На стоянке танков:
При штыревой антенне высотою 1 метр – до 10 км.
При штыревой антенне высотою 2 метра – до 15 – 20 км.
При штыревой антенне высотою 3 метра – до 25 – 30 км.
При штыревой антенне высотою 4 метра – до 40 – 45 км.
6. Рабочий комплект рации КРСТБ невелик по габаритам (32 дцм.³), может быть удобно размещен в танке и обеспечен питанием от нормальной 12-ти вольтовой бортовой сети танка. Вес рабочей части – 33 кг.
7. Рация КРСТБ обеспечивает возможность организации радиосвязи на одной волне в танковом батальоне и в танковом полку.
8. Для обеспечения радиосвязи в танковой дивизии каждой рации КРСТБ необходимо придавать кварцы на 15 волн. Кроме того, у каждого начальника связи танковой дивизии и у начальника связи танкового корпуса должно быть 15 комплектов кварцев, каждый на 10 волн, отличных от волн, приданных непосредственно рации, для организации сетей командования от командира корпуса до командира полка.
9. Рация КРСТБ имеет преимущества перед рацией 71-ТК-1, состоящей на вооружении Б.Т. войск Красной Армии. Сравнительные данные рации КРСТБ и 71-ТК-1 изложены в прилагаемой ведомости.
10. В процессе войсковых испытаний выявлен ряд конструктивных и технических недостатков рации КРСТБ, подлежащих устранению в первой серии раций. Эти недостатки изложены в прилагаемом перечне конструктивных изменений. Комиссия отмечает низкое качество выполнения деталей опытной партии раций КРСТБ заводом № 203 НКЭП».
[РГВА. Ф. 31811. Оп. 3. Д. 2107. Л. 2 – 3]

танковая радиостанция КРСТБ

танковая радиостанция КРСТБ

По мнению комиссии, после устранения всех выявленных во время испытаний недостатков, танковую радиостанцию КРСТБ следовало бы принять на вооружение танковых войск Красной Армии. Ниже приведены основные технические и эксплуатационные характеристики радиостанций КРСТБ и 71-ТК-3.

[РГВА. Ф. 31811. Оп. 3. Д. 2107. Л. 14 – 15]

[РГВА. Ф. 31811. Оп. 3. Д. 2107. Л. 14 – 15]

25 января 1941 г. приказом Народного комиссара обороны СССР № 031с танковая радиостанция КРСТБ была принята на вооружение танковых войск Красной Армии под индексом 10-Р.

Напомним, что согласно Постановлению Комитета обороны при СНК СССР № 428 от 19 ноября 1940 г. комплектование танков Т-34 радиостанциями КРСТБ (10-Р) должно было начаться с 1 февраля 1941 г. Однако, в связи с тем, что начало серийного производства радиостанций 10-Р затягивалось, командованием ГАБТУ КА и Управления связи КА (далее – УС КА) было принято решение временно, до освоения промышленностью выпуска радиостанций 10-Р, продолжать устанавливать в танках Т-34 радиостанции 71-ТК-3. При этом в договоре № Б1-221 между ГАБТУ КА и заводом № 183 на изготовление и поставку танков Т-34 в 1941 г. относительно комплектования танков радиостанциями было указано: радиостанцию «10-Р» устанавливать на танки не позднее одного месяца с момента получения их от завода Поставщика.

Для разработки установки радиостанции 10-Р в танке Т-34, по разнарядке ГАБТУ КА во второй декаде января 1941 г. заводом № 183 было получено два комплекта радиостанции КРСТБ из числа установочной партии (заводские номера 100/97 и 106/102).

В марте 1941 г. коллективом опытного отдела «500» завода № 183 было разработано два варианта установки радиостанции 10-Р в корпусе танка Т-34. Первый вариант установки предусматривал размещение радиостанции в носовой части корпуса танка перед сиденьем стрелка-радиста на специальном кронштейне, укрепленном на трубе балансира первого узла подвески. Во втором варианте радиостанция размещалась также перед сидением стрела-радиста, но крепилась не на трубе балансира, а на правом бортовом листе корпуса танка. В обоих вариантах установки радиостанции предусматривалось использование серийного антенного ввода танка Т-34 и штыревой антенны типа АШ или АШТ. При этом длина кабеля, соединявшего клемму «А» передатчика с изолятором антенны, в первом варианте составляла 1120 мм, а во втором – 730 мм.

Для определения наиболее рационального размещения радиостанции 10-Р в танке Т-34, а также для проведения замеров электрических характеристик антенного устройства, 20 марта 1941 г. в опытном цехе «540» завода № 183 были проведены специальные испытания с участием представителей ГАБТУ КА и НИИСТ КА. Испытания проводили: исследователь опытного цеха «540» М.В. Бабкин, конструктор КБ-520 А.А. Горбачев, инженер НИИСТ КА Г.С. Ветров и представитель БТУ ГАБТУ КА военинженер 3 ранга И.И. Очеретенко.

Размещение радиостанции 10-Р по первому варианту было признано более удобным чем по второму, так как радиостанция, установленная на правом бортовом листе корпуса танка, сильно стесняла действия стрелка-радиста и не позволяла ему эффективно вести стрельбу из лобового пулемета. Замеры электрических характеристик антенного устройства показали, что увеличенная, за счет большой длины кабеля, соединявшего передатчик с антенной, электрическая емкость антенного ввода может негативно сказываться на дальность радиосвязи. Однако из-за того, что на имевшихся в распоряжении опытного цеха «540» танках Т-34 вышли из строя двигатели, провести в марте 1941 г. полевые испытания для определения предельной дальности устойчивой радиосвязи не удалось. По итогам испытаний был составлен протокол № 015, в котором содержались следующие выводы:

«1) Заводу № 183 улучшить конструкцию существующего ввода антенны, для чего на опытных образцах:
а) Максимально увеличить диаметр отверстия в оси ввода и поставить втулки из изоляционного материала, центрирующие провод по оси отверстия.
б) Удалить нижнюю часть внутренней опорной трубы ввода.
в) Отверстие в оси ввода для выхода провода внутрь машины выполнить направленным вниз при рабочем положении антенны и закруглить острые края отверстия.
2) Провести полевые испытания обоих вариантов размещения рации 10-Р в машине А-34 в присутствии представителей БТУ КА, НИСТ КА и завода № 203 для определения максимальных дальностей связи и выявления помех от системы электрооборудования машины.
3) Окончательное решение о размещении рации 10-Р в машине А-34 может быть принято после полевых испытаний».
[ЦАМО. Ф. 38. Оп. 11355. Д. 72. Л. 102]

Полевые испытания двух радиостанций 10-Р, установленных в танках Т-34 состоялись 10 апреля 1941 г. северо-восточнее Харькова. В испытаниях приняли участие исследователи опытного цеха «540» завода № 183 М.В. Бабкин и Е.А. Семененко, конструктор КБ-520 А.А. Горбачев, инженер НИИСТ КА Г.С. Ветров, военный представитель УС КА на заводе № 183 военинженер 3 ранга С.Д. Сычев и представитель ГАБТУ КА подполковник И.Н. Дорофеев. Испытания проводились следующим образом и в следующих условиях:

«Одна из машин работала на ходу и стоянке на участке в 1 – 1,5 км. в районе 13 км. тракта Харьков – Салтово. Вторая машина двигалась вдоль тракта Харьков – Салтово.
Грунт – сырая грунтовая дорога. Местность в районе испытаний средне пересеченная: небольшие холмы, лесистый участок, вдоль тракта т.т. провода. Наблюдались сильные помехи от системы электрооборудования машин и, во второй половине испытаний, сильные атмосферные помехи, временами нарушавшие связь. Погода: пасмурно, сильный ветер, временами легкий снег. Температура воздуха – около 0°С. Машины двигались на 2 – 3 передаче из-за плохих условий грунта. Работа на связь велась кодированными фразами на ф. волнах №№ 163 и 223».
[ЦАМО. Ф. 38. Оп. 11355. Д. 72. Л. 156 – 157]

Район проведения испытаний радиостанции 10Р (КРСТБ) в танках Т-34

Район проведения испытаний радиостанции 10Р (КРСТБ) в танках Т-34

В начале испытаний радиостанции были установлены перед сидением стрелка-радиста на трубе балансира первого узла подвески, а затем, в ходе испытаний перенесены на правые бортовые листы корпуса танков. В конструкцию антенного ввода опытных машин были внесены все изменения, указанные в протоколе № 015 от 20 марта 1941 г. Передача и прием сообщений велись с помощью ларингофонов и головных телефонов, входивших в комплект радиостанций.

Во время полевых испытаний в работе одной из радиостанций был отмечен ряд дефектов – перерывы слухового контроля во время передачи своих сообщений и перегрев ларингофонов. Также испытателями была отмечена ненадежная работа нагрудного переключателя «прием/передача». В остальном радиостанции работали нормально.

Ранее сделанные наблюдения о том, что пользование радиостанцией 10-Р установленной в танке Т-34 по первому варианту размещения более удобно, чем по второму варианту, в ходе полевых испытаний были подтверждены. Второй вариант размещения радиостанции был признан испытателями неприемлемым, так как такое размещение радиостанции сильно стесняло действия стрелка-радиста и уменьшало сектор обстрела из лобового пулемета. В протоколе № 024, составленном на следующий день после проведения полевых испытаний, 11 апреля 1941 г., были изложены следующие выводы:

«1. При движении танков по мягкому сырому грунту на 2 – 3 передаче (на 4 передаче машины не тянули из-за плохой дороги), уверенная связь телефоном получена на расстояниях:
а) На 1 метровую штыревую антенну – до 5 км.
б) На 2 метровую штыревую антенну – до 8 км.
в) На 3 метровую штыревую антенну – до 15 – 16 км.
г) На 4 метровую штыревую антенну – до 24 – 25 км.
2. Система электрооборудования машины А-34 создает помехи радиоприему. Заводу № 183, совместно с НИСТ КА необходимо провести работу по устранению помех.
3. Наиболее удобен в эксплоатации и управлении вариант размещения радиостанции КРСТБ [10-Р] в носовой части машины на легкосъемных кронштейнах, укрепленных на передней балансирной трубе машины.
4. После получения с завода № 203 образцов серийных раций КРСТБ, заводу № 183 произвести установку их в носовой части машины перед сиденьем радиста, произвести проверку перекрытия диапазонов передатчиков на фиксированных волнах №№ 150 и 240 и произвести повторные испытания на связь по сухому грунту.
5. На этих же испытаниях произвести проверку работы радиостанции КРСТБ с ТПУ».
[ЦАМО. Ф. 38. Оп. 11355. Д. 72. Л. 158]

Однако мнение военного представителя УС КА на заводе № 183 военинженера 3 ранга С.Д. Сычева не полностью совпало с выводами, сделанными остальными участниками испытаний. Относительно удобства размещения радиостанции в танке он отметил, что рекомендуемый вариант установки радиостанции на трубе балансира первого узла подвески перед сидением стрелка-радиста имеет существенные недостатки:

«а) Приемником радиостанции КРСТБ трудно управлять т.к. все органы его управления расположены у ног радиста, нужно изгибаться.
б) Стеснен выход экипажа в нижний лаз.
в) Не исключена возможность поломки органов управления приемника ногами радиста. Ноги вытянуть нельзя.
г) Затруднена подтяжка гусеница ленивца.
д) Невозможность одновременного управления машиной водителем (правый бортовой фрикцион, рычаг кулисы) и радистом на радиостанции.
е) Удлиняется примерно на 400 мм провод от передатчика к антенне, что снижает дальность связи на 4 км».
[ЦАМО. Ф. 38. Оп. 11355. Д. 72. Л. 159]

Танковая радиостанция 10Р (КРСТБ). Блок питания, приемник и передатчик сняты с каркаса

Танковая радиостанция 10Р (КРСТБ). Блок питания, приемник и передатчик сняты с каркаса

Необходимо отметить, что указанная в выводах протокола № 024 величина максимальной дальности устойчивой радиосвязи 24 – 25 км являлась средней для двух вариантов установки радиостанции. При размещении радиостанции 10-Р по первому варианту максимальная дальность устойчивой радиосвязи при работе передатчика на 4-х метровую антенну составляла 22 – 23 км, а при размещении по второму варианту – 26 – 27 км. Увеличение дальности связи на 4 км в случае установки радиостанции на правом бортовом листе корпуса танка было достигнуто за счет меньшей длины кабеля, соединявшего передатчик с антенной. В связи с этим С.Д. Сычевым было внесено следующие предложения:

«Размещение радиостанции КРСТБ как впереди радиста, так и на правом борту машины не может быть признано удовлетворительным. Заводу № 183 следует:
1. Исходя из возможности
а) получения максимальной надежной связи на р/машинах А-34.
б) Из однотипности устанавливаемого антенного ввода на всех машинах А-34.
в) Удобства эксплоатации в целом р/машины.
Радиостанцию КРСТБ следует расположить по примеру размещения радиостанции 71-ТК-3 т.е. приемник впереди, передатчик с блоком питания на правом борту. Данный вариант отработать и предъявить на окончательное заключение.
2. Через ГАБТУ и УС КА добиться от завода № 203:
а) Получения дополнительной амортизационной площадки для передатчика и удлиненного шланга питания к приемнику.
б) Пломбировку самой радиостанции КРСТБ, чтобы во время самого монтажа радиостанции посторонние лица не могли забираться во внутрь рации.
3. Перед запуском в серию р/машин оборудованных радиостанциями КРСТБ заводу № 183 надлежит иметь уже положительное заключение о надежности связи р/машины А-34 с радиостанцией КРСТБ в течении гарантийного километража самой машины».
[ЦАМО. Ф. 38. Оп. 11355. Д. 72. Л. 159 – 160]

Особое мнение военинженера 3 ранга С.Д. Сычева было оформлено в виде замечаний к протоколу № 024 полевых испытаний радиостанций 10-Р в танках Т-34, который 20 апреля 1941 г. вместе с замечаниями и с препроводительным письмом № СО2326 был отправлен с завода № 183 в Москву на рассмотрение руководству ГАБТУ и УС КА.

В итоге в ГАБТУ КА не прислушались к мнению военного представителя УС КА на заводе № 183 военинженера 3 ранга С.Д. Сычева по данному вопросу и утвердили размещение радиостанции 10-Р в танке Т-34 по первому варианту – перед сидением стрелка-радиста на трубе балансира первого узла подвески. Об этом заместитель начальника БТУ ГАБТУ КА военинженер 1 ранга Н.Н. Алымов 30 апреля 1941 г. уведомил руководство завода № 183 письмом № 145815с.

Основным достоинством такого размещения радиостанции 10-Р в танке Т-34 являлась целостность ее установки – приемник, передатчик и блок питания радиостанции монтировались в одном общем компактном каркасе. При этом даже в утвержденном варианте установка радиостанция 10-Р по дальности связи значительно превосходила серийную установку радиостанции 71-ТК-3 в носовой части корпуса танка Т-34, максимальная дальность устойчивой радиосвязи которой при работе передатчика на 4-х метровую антенну составляла в среднем 16 – 18 км.

Таким образом, в апреле 1941 г. завод № 183 был готов к переходу на установку в танки Т-34 более совершенных радиостанций 10-Р, серийный выпуск которых планировалось начать в 3 квартале 1941 г.

Отметим, что в апреле 1941 г. опытно-конструкторские работы по повышению боевых и эксплуатационных качеств танка Т-34 проводились не только в Харькове на заводе № 183. В рамках работ по улучшению системы воздухоочистки дизеля В-2 в Ленинграде на заводе № 174 были проведены испытания опытных образцов воздухоочистителей, разработанных и изготовленных на конкурсной основе на заводах № 75, № 174, № 183, ленинградском Кировском и Сталинградском тракторном, а также в НАТИ в соответствии с совместным приказом НКСМ и НКТМ № 63с/43с. Испытания проводились комиссией под председательством старшего инженера НАТИ М.М. Затравкина по программе, утвержденной 11 февраля 1941 г. заместителем народного комиссара среднего машиностроения А.А. Гореглядом.

Всего на испытания было предъявлено 15 опытных образцов воздухоочистителей для дизеля В-2, из них:

      • 5 образцов конструкции завода № 174 для установки в танк КВ;
      • 3 образца конструкции завода № 75, два из которых предназначались для установки в танк Т-34 и один – в танк КВ;
      • 3 образца конструкции НАТИ для установки в танк КВ;
      • 2 образца конструкции ленинградского Кировского завода для установки в танк КВ;
      • 1 образец конструкции СТЗ для установки в танк Т-34 и
      • 1 образец конструкции завода № 183 для установки в танк Т-34, показавший в марте 1941 г. лучшие результаты на заводских испытаниях, о которых было рассказано в главе 12.

Таким образом, из 15 опытных образцов воздухоочистителей, предъявленных на испытания, 11 образцов предназначалось для установки в танк КВ и 4 – в танк Т-34. При этом все опытные образцы были спроектированы из расчета установки в танк двух воздухоочистителей – по одному на каждый ряд (левый и правый) цилиндров дизеля В-2, и относились к типу комбинированных воздухоочистителей, работа которых основывалась на сочетании инерционного и контактного (фильтрующего) принципов очистки воздуха. В конструкции всех предъявленных на испытания воздухоочистителей, за исключением двух опытных образцов типа «Циклон», разработанных НАТИ и заводом № 174, для улавливания крупных частиц пыли использовалась масляная ванна. В двух опытных образцах воздухоочистителей типа «Циклон» конструкции НАТИ и завода № 174, масло использовалось только для пропитки фильтрующего элемента – канители.

Харьковские «тридцатьчетверки» Часть 15. Не сбавляя набранных темпов

Напомним, что предъявленные на испытания опытные образцы воздухоочистителей должны были гарантировать качественную очистку воздуха в течение 10 – 12 часов работы дизеля В-2 в условиях сильной запыленности без промывки с учетом следующих основных требований:

«а) коэффициент очистки воздуха – 97 – 98 % при запыленности воздуха 1 гр. пыли на 1 куб. метр воздуха (пыль с зернами от 0,006 до 0,020 мм);
б) разряжение за воздухоочистителем не более 750 мм водяного столба [7,4 кПа] (потеря мощности не более 5 %);
в) конструкция проста в серийном изготовлении, надежная и удобная в эксплоатации;
г) возможность перезарядки в полевых условиях силами одного человека, без специальных инструментов не более чем в 10 – 15 мин.».
[РГАЭ. Ф. 8115. Оп. 8. Д. 77. Л. 134]

О начале испытаний на заводе № 174 член комиссии от ГАБТУ КА старший инженер 5 отделения 3 отдела БТУ ГАБТУ КА военинженер 3 ранга В.М. Коган уведомил свое руководство в Москве донесением от 6 апреля 1941 г., в котором в частности отметил:

«Испытания воздухоочистителей начались 3 апреля. Члены комиссии и представители от заводов собрались уже все. Все заводы и организации, которые должны были согласно приказа НКСМ представить воздухоочистители представили их.
<…>
Испытания начаты были недостаточно подготовлено и недостаточно организованно. Сейчас стараюсь все это исправить. Из двух испытательных стендов, на которые и рассчитывали, работает только один, второй стенд завод отказывается пускать, мотивируя тем, что он не рассчитан на такой режим работы. Сейчас добиваюсь для ускорения работы пуска второго стенда, и если не полного, то хотя бы частичного использования».
[ЦАМО. Ф. 38. Оп. 11355. Д. 66. Л. 24]

В следующем своем донесении № 2 от 12 апреля 1941 г. В.М. Коган дал высокую оценку опытным образцам воздухоочистителей, предъявленным на испытания – Общее впечатление у меня, что представленные воздухоочистители являются значительным шагом вперед по сравнению с теми, которые были в Харькове. Половина из представленных воздухоочистителей, пожалуй выдержат испытания по требованиям, предусмотренным приказом, и придется подвергнуть их более жестким испытаниям, чтобы выбрать из них наилучший. А о ходе испытаний сообщил следующее:

«а) Испытания на унос масла закончились 7.4.41 г., в результате которых два воздухоочистителя (СТЗ и Кировского завода) сняты с испытаний, т.к. показали недопустимое сопротивление на всасывание (более 1000 мм вод. ст.). Остальные воздухоочистители в вертикальном положении дают унос масла весьма незначительный или совсем не дают его. При испытании в наклонном положении под углом в 30° при максимальном расходе воздуха некоторые воздухоочистители дают большой унос масла.
Все воздухоочистители, которые дают в вертикальном положении незначительный унос, будем подвергать испытанию на степень очистки и сопротивления.
b) Испытания на сопротивление и степень очистки начали 7.4.41 года. На сегодняшний день закончены испытания 3-х воздухоочистителей: двух типа «Циклон» (завода 174 и НАТИ) и одного инерционно-масляного типа «Вортокс». Испытания проводятся согласно программы при запыленности 1 гр./м³ при переменном расходе воздуха, соответствующем 100%, 80% и 50% от максимального расхода воздуха. Изменения расхода воздуха производятся через 30 минут. Взвешивание, т.е. определение коэф. очистки через 1,5 часа. Испытания воздухоочистителей при этом показали:

Харьковские «тридцатьчетверки» Часть 15. Не сбавляя набранных темпов

Где К – коэффициент очистки в % за 1,5 часа,
R – сопротивление просасыванию в мм водяного столба, вместе с коленом, подводящем к абсол. фильтру.

Сейчас проходит испытание воздухоочиститель типа «Вортокс» завода № 75».
[ЦАМО. Ф. 38. Оп. 11355. Д. 66. Л. 26 – 27]

Как следует из донесения № 3, составленного военинженером 3 ранга В.М. Коганом, по состоянию на 18 апреля 1941 г. испытания по определению коэффициента очистки воздуха и аэродинамического сопротивления прошли еще 6 опытных образцов воздухоочистителей, в том числе и воздухоочиститель конструкции завода № 183:

«Первый этап испытаний на сопротивление и коэффициент очистки прошли кроме 3-х воздухоочистителей, о которых я писал в предыдущем донесении, еще 6 (завода № 75 – 3 шт., завода № 183 – 1 шт., завода № 174 – 1 и НАТИ – 1). Из этих 6-ти воздухоочистителей только 1 воздухоочиститель типа «Вортокс» – НАТИ выдержал 1-й этап испытаний и будет допущен к дальнейшим испытаниям. Он проработал 13,5 часов при коэффициенте очистки около 100 % и сопротивлении 300 – 400 мм вод. ст., после чего резко сдал. Воздухоочиститель 183 завода для машины Т-34 проработал 9 часов при коэффициенте очистки около 100 %, после чего сдал. Остальные 4 воздухоочистителя выдержали только от одной до четырех полуторачасовых продувок, т.е. максимум до 6 часов, и поэтому с дальнейших испытаний сняты».
[ЦАМО. Ф. 38. Оп. 11355. Д. 66. Л. 29]

В итоге лучшие результаты на испытаниях показали два опытных образца воздухоочистителей – воздухоочиститель типа «Вортокс» конструкции завода № 174 и воздухоочиститель типа «Циклон» конструкции НАТИ. После 12 часов работы в окружающей среде с концентрацией пыли в воздухе 1 г/м³ коэффициент очистки воздухоочистителя типа «Вортокс» конструкции завода № 174 составил 99,95 %, а его аэродинамическое сопротивление 5,2 кПа, что приводило к потере мощности дизеля В-2 менее чем на 3 %. У воздухоочистителя типа «Циклон» конструкции НАТИ эти показатели составили соответственно 99,48 % и 6,4 кПа (потеря мощности дизеля В-2 около 3,5 %). При этом воздухоочиститель типа «Циклон» конструкции НАТИ оказался более простым и надежным в эксплуатации, чем воздухоочиститель типа «Вортокс» конструкции завода № 174. Учитывая этот факт комиссия, проводившая конкурсные испытания, не смогла определить лучший из двух воздухоочистителей для дизеля В-2 и рекомендовать его для установки в танках. Для окончательного решения вопроса воздухоочиститель типа «Вортокс» конструкции завода № 174 и воздухоочиститель типа «Циклон» конструкции НАТИ было решено установить на танки КВ и Т-34 и подвергнуть дополнительным ходовым испытаниям в особо пыльных условиях. Дополнительные ходовые испытания воздухоочистителей установленных в танке Т-34 планировалось провести в Харькове на заводе № 183, а испытания воздухоочистителей в танке КВ – на ленинградском Кировском заводе.

воздухоочиститель типа «Циклон» конструкции НАТИ

воздухоочиститель типа «Циклон» конструкции НАТИ

Нужно отметить, что в первой половине 1941 г. объем опытно-конструкторских работ, возлагаемых на отдел «500» завода № 183, постоянно увеличивался. В апреле 1941 г. заместителем народного комиссара среднего машиностроения СССР А.А. Гореглядом, после многочисленных согласований и корректировок был утвержден план научно-исследовательских и опытных работ по НКСМ на 1941 год. В связи с этим заводы находившиеся в системе НКСМ, в том числе и завод № 183, начали подготовку к заключению новых договоров на опытные работы.

Согласно утвержденному плану научно-исследовательских и опытных работ, заводу № 183 кроме работ по танку Т-34М предстояло заняться разработкой предпускового подогревателя для дизеля В-2, облегчавшего эксплуатацию танков БТ-7М и Т-34 в зимний период, приспособления для установки дымовых шашек на танке Т-34, приспособления для транспортировки и сброса подрывных зарядов на танке Т-34, а также разработкой установки в башне танка Т-34 двух спаренных 23-мм автоматических зенитных пушек МП-6 конструкции Я.Г. Таубина.

зенитный вариант 23-мм автоматической пушки МП-6 конструкции Я.Г. Таубина

зенитный вариант 23-мм автоматической пушки МП-6 конструкции Я.Г. Таубина

Приспособление для установки дымовых шашек на танке Т-34 должно было состоять из кронштейнов для крепления морских дымовых шашек (МДШ) к корпусу танка, систем зажигания шашек, а также их сбрасывания с танка, и обеспечивать постановку подвижных и неподвижных дымовых завес.

Приспособление для транспортировки и сброса подрывных зарядов на танке Т-34 предназначалось для подрыва посредством этих зарядов различных казематированных сооружений противника, подход к которым возможен только под прикрытием брони, и для разрушения некоторых противотанковых препятствий. Приспособление должно было быть съемным, по мере надобности монтируемым на серийный танк Т-34 средствами войсковых мастерских.

Самоходная зенитная установка на базе танка Т-34, вооруженная двумя спаренными 23-мм автоматическими пушками МП-6 разрабатывалась для обеспечения противовоздушной обороны подвижных соединений танковых войск, и по мнению военных должна была являться самостоятельным средством борьбы с пикирующими бомбардировщиками и штурмовой авиацией противника.
21 апреля 1941 г. заместитель директора и главный инженер завода № 183 С.Н. Махонин направил начальнику 3-го отдела БТУ ГАБТУ КА военинженеру 1 ранга С.А. Афонину письмо № СО2340 следующего содержания:

«Для оформления договоров на опытные работы 1941 г. согласно плана, утвержденного Заместителем Народного Комиссара Среднего Машиностроения т. Горегляд А.А. прошу прислать ТТТ [тактико-технические требования] на следующие темы:
1. Танк Т-34 с расширенной башней и торсионной подвеской.
2. Прибор для установки дымовых шашек на танке Т-34.
3. Циркуляционный подогреватель для танковых двигателей.
4. Приспособление для транспортировки зарядов Т-34.
5. Зенитная установка в Т-34 двух спаренных 23 мм пушек.
Согласно плана, утвержденного НКСМ, работы по п.п. 1, 2, 3 и 4 являются договорными и работа по п. 5 идет за счет средств Госбюджета.
По получении от Вас ТТТ немедленно будут высланы развернутая калькуляция и проект договоров для оформления».
[ЦАМО. Ф. 38. Оп. 11355. Д. 41. Л. 355]

Распоряжение об отправке заводу № 183 запрошенных тактико-технических требований, кроме требований на танк Т-34М, разработка которого велась в рамках постановления Комитета обороны при СНК СССР, С.А. Афонин дал своим подчиненным 25 апреля 1941 г. Следует отметить, что работы по проектированию приспособления для установки дымовых шашек и приспособления для транспортировки и сброса подрывных зарядов на танке Т-34 уже велись специалистами НАТИ. Тактико-технические требования на проектирование и изготовление этих приспособлений были отправлены из ГАБТУ КА руководству НАТИ вместе с препроводительными письмами № 144154с от 15 января 1941 г. и № 145452с от 7 апреля 1941 г. Однако это не освобождало завод № 183 от проведения данных опытно-конструкторских работ, несмотря на большую загруженность опытного отдела «500».

Не менее напряженным оказался апрель 1941 г. и для коллектива танкового отдела «100» завода № 183, который решил не сбавлять набранных в 1 квартале темпов производства и выполнил месячный план по выпуску «тридцатьчетверок» на 112 %. Вместо положенных по договору 125 танков Т-34, в апреле 1941 г. завод № 183 сдал заказчику 140 машин, 20 из которых были оборудованы радиостанциями.

Всего за апрель 1941 г. заводом № 183 было предъявлено на военпредовские испытания большим пробегом 136 танков Т-34, из которых 107 танков выдержали испытание с первого предъявления и 29 танков – со второго, кроме этого 24 танка Т-34 дополнительно проверялись контрольными пробегами. Таким образом, по сравнению с мартом 1941 г. количество машин, не прошедших сдаточные испытания с первого предъявления, несколько увеличилось. Относительно основных дефектов, выявленных во время сдаточных испытаний, и о мероприятиях, проводимых заводом № 183 по их устранению, в оперативной сводке за апрель 1941 г., составленной капитаном П.Ф. Русаковым, было отмечено:

«Основными дефектами, вызывающими повторные и контрольные пробеги, являются следующие:
а) Заедание подвижных шестерен К.П.П. на шлицах валов, заедание происходит в следствие задира пода шлицов валов и скручивания главного вала. Этот дефект выявляется в трудных условиях испытания, т.е. в весеннюю и осеннюю распутицу, когда в сдаточных испытаниях удается выдерживать среднюю скорость движения только в пределах 19 – 21 клм. час. После появления этого дефекта осенью прошлого года был заменен материал главного вала К.П.П. с ХН-4 на 18-ХНВА, и улучшена термообработка ступицы шестерен. Дефектные валы и шестерни весны этого года проверены в лаборатории завода № 183, причем оказались в пределах Т.У. и чертежей, для контроля показаний заводской лаборатории в настоящее время направлен скрученный вал и шестерня на проверку в один из Харьковских институтов, кроме этого по нашему требованию завод проводит опытное хромирование шлицов вала.
б) Скол цементационного слоя на зубьях шестерен К.П.П. со стороны включения. Данный дефект в основном является результатом неудовлетворительной динамики К.П.П. и особенно резко сказывается при трудной дороге (большая грязь, пески и т.п.). Коробка перемены передач с пониженной 3-й передачей, с учетом переделки штампов, запланирована в серийное производство с номера 1001 от нуля. Введение этого изменения несколько улучшит работу К.П.П., окончательно же может быть изжит данный дефект только с введением многоскоростной К.П.П. с постоянным зацеплением шестерен.
в) Замена дисков главного фрикциона по короблению и было два случая разрывов дисков по вырезу. Усилен контроль дисков по трещинам после термообработки и после правки.
г) Замена моторов, в основном по заеданию и срыву зубьев нижней промежуточной передачи. На заводе № 75 принимаются меры, меняется конструкция валика и вводится принудительная смазка.
По бортовой передаче введен в производство на заводе № 183 и ставится на машины улучшенный роликоподшипник, изменена струна и введены шайбы «БЕЛЬВИЛЯ», предохраняющие струну от разрыва и введено проставочное кольцо с зубьями.
Введены в производство балансиры с усиленной головкой, которые в первых числах МАЯ будут проверены на 2-х серийных машинах на полную заправку».
[ЦАМО. Ф. 38. Оп. 11355. Д. 32. Л. 218 об.]

По состоянию на 1 мая 1941 г. на заводе № 183 кроме уже сданных машин в заделе имелось еще 56 танков Т-34, из которых 10 находились на окраске и окончательной комплектации, 10 прошли сдаточные испытания и готовились к окраске, 26 готовились к заводским испытаниям и 10 танков находились на конвейере в различной стадии сборки.

Всего в апреле 1941 г. с завода № 183 в Красную Армию было отправлено 123 танка Т-34, в том числе 66 линейных и 57 оборудованных радиостанциями, при этом все машины были вооружены 76,2-мм танковой пушкой Ф-34. Отправка танков осуществлялись железнодорожным транспортом на основании полученных из ГАБТУ КА разнарядок № 145236сс от 24 марта 1941 г., № 145394с от 4 апреля 1941 г. и № 145611с от 19 апреля 1941 г. Танки Т-34 отправлялись следующим получателям:

      • 4 апреля 1941 г. 20 танков, оснащенных радиостанциями (заводские номера: 825-09, 672-91, 758-77, 825-14, 515-28, 672-75, 0672-3, 515-22, 825-03, 919-79, 515-26, 919-91, 0679-6, 825-20, 758-48, 0679-2, 515-24, 919-99, 428-17 и 0672-4) – начальнику АБТВ Одесского военного округа (г. Кишинев);
      • 8 апреля 1941 г. 18 линейных танков (заводские номера: 318-35, 428-45, 463-57, 0421-1, 428-26, 0382-2, 463-94, 428-27, 463-96, 0679-1, 428-37, 463-61, 672-80, 0729-9, 428-15, 0679-0, 428-38 и 463-59) и 2 танка, оснащенных радиостанциями (заводские номера: 825-05 и 0835-4) – начальнику АБТВ Киевского особого военного округа (г. Львов);
      • 17 апреля 1941 г. 15 линейных танков (заводские номера: 463-56, 428-46, 864-42, 524-59, 314-85, 0517-7, 524-28, 428-39, 864-37, 0517-6, 0482-6, 463-62, 524-62, 0679-3 и 463-99) и 5 танков, оснащенных радиостанциями (заводские номера: 825-07, 919-49, 758-55, 919-59 и 424-65) – начальнику АБТВ Киевского особого военного округа (г. Львов);
      • 21 апреля 1941 г. 1 танк, оборудованный радиостанцией (заводской номер 910-16) – начальнику ЛБТКУКС (ст. Ленинград-Товарная);
      • 21 апреля 1941 г. 8 линейных танков (заводские номера: 865-71, 0382-5, 867-73, 864-45, 0517-9, 936-51, 318-33 и 463-98) – начальнику АБТВ Киевского особого военного округа (г. Львов);
      • 24 апреля 1941 г. 25 линейных танков (заводские номера: 524-27, 0482-4, 867-53, 865-77, 865-74, 865-69, 752-36, 936-31, 0387-3, 936-32, 936-71, 0869-3, 752-56, 936-52, 428-29, 848-92, 0959-8, 867-63, 865-83, 865-82, 864-46, 0446-5, 463-67, 752-33 и 463-64) и 7 танков, оснащенных радиостанциями (заводские номера: 0517-8, 0446-0, 825-08, 919-19, 672-85, 672-87 и 515-38) – начальнику АБТВ Киевского особого военного округа (г. Львов);
      • 27 апреля 1941 г. 22 танка, оснащенных радиостанциями (заводские номера: 919-71, 758-44, 825-19, 672-83, 0854-8, 0835-7, 424-44, 825-16, 0679-7, 0679-8, 672-90, 605-17, 672-86, 0835-0, 758-54, 672-88, 515-46, 515-32, 672-93, 424-56, 848-12 и 825-01) – начальнику АБТВ Киевского особого военного округа (г. Львов).

Кроме указанных выше 123 машин, в апреле с завода № 183 было отправлено еще два танка Т-34 вооруженных 76,2-мм пушкой Л-11:

      • 1 апреля 1941 г. линейный танк № 714-16, вернувшийся на завод с НИ Полигоне ГАБТУ КА в Кубинке, отправлен в Ленинград на завод № 174 для установки в нем танкового огнемета АТО-41;
      • 15 апреля 1941 г. танк № 547-29, оснащенный радиостанцией, принимавший участие осенью 1940 г. в пробеге Харьков – Кубинка – Харьков, отправлен на Ремонтную базу № 6 ГАБТУ КА (ст. Брянск) для проведения капитального ремонта.

Таким образом, за первые четыре месяца 1941 г. заводом № 183 было всего изготовлено и сдано ГАБТУ КА 525 танков Т-34, в том числе 328 линейных и 197 оборудованных радиостанциями. За перевыполнение плана 1 квартала 1941 г. Приказом № 178с по Народному комиссариату среднего машиностроения СССР от 30 апреля 1941 г. руководство завода № 183 – директор Ю.Е. Максарев и главный инженер С.Н. Махонин были премированы месячными окладами, а на поощрение наиболее отличившихся работников завода наркомат разрешил дирекции завода выделить 150 тысяч рублей.

Харьковские «тридцатьчетверки» Часть 15. Не сбавляя набранных темпов

Но останавливаться на достигнутых успехах никто не собирался. В конце апреля 1941 г. на самом высоком уровне готовилось к принятию совместное Постановление СНК СССР и ЦК ВКП(б) «О производстве танков Т-34 в 1941 году», которое должно было сыграть важнейшую роль в истории танка Т-34. О том как принималось это Постановление и каким образом оно должно было повлиять на дальнейшее развитие танка Т-34 будет рассказано в следующей главе.

источник: https://t34inform.ru/publication/p03-15.html

Подписаться
Уведомить о
0 Комментариев
Межтекстовые Отзывы
Посмотреть все комментарии
Альтернативная История
Logo
Register New Account
Reset Password
Compare items
  • Total (0)
Compare