Харьковские «тридцатьчетверки» Часть 13 Испытания броневой защиты «тридцатьчетверки»

12
0

Харьковские «тридцатьчетверки» Часть 13 Испытания броневой защиты «тридцатьчетверки»

Продолжение интересного цикла статей Желтова И.Г., Макарова А.Ю. с сайта «Т-34 информ» выкладывается на сайт АИ по наводке уважаемого коллеги E.tom-а.

Первая проверка на прочность броневой защиты серийного танка Т-34 состоялась в сентябре 1940 г. на Ленинградском артиллерийском научно-исследовательском опытном полигоне (АНИОП). В целях выяснения степени надежности защиты установленной в башне пушки Л-11, а также смотровых приборов пулевому и снарядному обстрелу был подвергнут танк Т-34 установочной партии, имевший заводской номер 311-25-3. В связи с тем, что согласно программе испытаний, обстрелу была подвергнута только башня танка, определить противоснарядную стойкость и прочность конструкции корпуса «тридцатьчетверки» в сентябре 1940 г. не представилось возможным. Еще до начала полигонных испытаний на АНИОПе, 28 августа 1940 г. начальник БТУ ГАБТУ КА военинженер 1 ранга Б.М. Коробков в письме № 76105с обратился к руководству 3-го ГУ НКСП и Главспецмаша НКСМ с просьбой:

«Для проверки качества сварки брони и снарядостойкости конструкции необходимо провести испытание обстрелом одного корпуса с башней танка Т-34.
Прошу Вас:
1. Составить программу испытаний обстрелом корпуса с башней Т-34 и выслать ее к 10-му сентября с.г. на утверждение.
2. Подготовить к 20-му сентября с.г. один корпус с башней танка Т-34 и выслать все данные по этому корпусу с башней».
[РГВА. Ф. 31811. Оп. 2. Д. 1176. Л. 233]

Харьковские «тридцатьчетверки» Часть 13 Испытания броневой защиты «тридцатьчетверки»

В конце сентября 1940 г. заместителем начальника КБ-520 завода № 183 А.В. Колесниковым были разработаны документ под названием «План испытаний обстрелом корпуса и башни машины Т-34» и прилагавшийся к нему ориентировочный список мест обстрела корпуса и башни.

После утверждения начальником Главспецмаша НКСМ Г.С. Суреняном план испытаний вместе с препроводительным письмом № 397-4445с был отправлен в ГАБТУ КА, но по ряду причин обстрел танка Т-34 в 1940 г. так и не был произведен.

В очередной раз вопрос о необходимости проведения испытаний корпуса танка Т-34 снарядным обстрелом был поднят на совещании, состоявшемся 10 января 1941 г. у народного комиссара среднего машиностроения В.А. Малышева. На этом совещании наряду с другими обсуждался и вопрос о приемке скопившихся на заводе № 183 танков Т-34 с корпусами и башнями, имевшими надрывы и трещины на кромках броневых деталей в местах их сварки (о работе совещания у В.А. Малышева было подробно рассказано в главе 10). По данному вопросу участники совещания, в частности, постановили:

«В целях всестороннего выяснения влияния надрывов на снарядостойкость корпусов от ударов снарядов, считать необходимым не позднее 15-го февраля произвести дополнительный отстрел 2-х корпусов, имеющих наибольшее количество трещин и надрывов.
Поручить директору завода № 183 и Военпреду составить подробный акт состояния корпусов и башен до и после отстрела. Акт и протокол испытаний представить в НКСМ и ГАБТУ КА к 15 февраля.
Поручить БТУ КА и заводу № 183 установить совместно тщательное наблюдение за поведением надрывов в бронедеталях танков, находящихся в эксплоатации».
[ЦАМО. Ф. 38. Оп. 11355. Д. 41. Л. 48]

Данное решение было отражено в протоколе совещания, подписанном народным комиссаром среднего машиностроения В.А. Малышевым, начальником ГАБТУ КА Я.Н. Федоренко и заместителем народного комиссара обороны СССР Г.И. Куликом. Таким образом, завод № 183 совместно с ГАБТУ КА обязывался испытать обстрелом два корпуса танка Т-34, а также установить наблюдение за состоянием надрывов на броневых деталях (в зоне сварки) на машинах, находившихся в эксплуатации в войсках. При периодических осмотрах этих танков специалистам завода № 183 и ГАБТУ КА предстояло, во-первых, выяснить, имеет ли место увеличение длины надрывов (их рост), и, во-вторых, определить, образуются или нет новые трещины и надрывы.

Напомним, что заводом № 183 применялись различные способы ремонта броневых деталей корпусов и башен танков Т-34, имевших надрывы. Броневые детали с надрывами длиной 5 – 15 мм (в случае наличия небольшого количества надрывов на детали) обычно не ремонтировались и оставались без изменений. Броневые детали имевшие более крупные надрывы (длиной более 15 мм), в зависимости от толщины детали, места расположения надрывов и их количества, подвергались следующим способам ремонта:

      • надрыв вышлифовывался или высверливался с последующей заваркой;
      • надрыв ограничивался отверстием с постановкой пробки и последующей заваркой;
      • надрыв ограничивался отверстием с постановкой заклепки;
      • надрыв ограничивался отверстием, и с внутренней стороны детали перекрывался планкой (накладкой).

Для наблюдения за состоянием надрывов на броневых деталях танков Т-34, находившихся в 15-м и 16-м танковых полках 8-й танковой дивизии руководством завода № 183 в начале февраля 1941 г. было принято решение командировать в г. Львов инженера Н.Д. Портного и мастера корпусного отдела «700» З.Ш. Сиротского. Заводом были подготовлены паспорта на броневые корпуса и башни проверяемых танков, в которых содержались сведения о надрывах, имевшихся на всех броневых деталях на момент сдачи заводом № 183 машин заказчику. В письме № СО675 от 2 февраля 1941 г. заместитель директора и главный инженер завода № 183 С.Н. Махонин сообщил начальнику БТУ ГАБТУ КА Б.М. Коробкову, что выезд указанных выше специалистов в 8-ю танковую дивизию намечен в первой половине февраля. В этом же письме С.Н. Махонин просил Б.М. Коробкова выделить для совместной работы по наблюдению за состоянием танков представителя ГАБТУ КА. Этим представителем был назначен помощник начальника 3-го отделения 3-го отдела БТУ ГАБТУ КА военинженер 2 ранга М.Д. Нестеров, который и возглавил работу совместной группы.

На протяжении февраля и марта 1941 г. группа под руководством М.Д. Нестерова кроме 8-й танковой дивизии посетила также 5-ю и 12-ю танковые дивизии. За время работы группой было осмотрено 100 танков Т-34, находившихся в 8-й танковой дивизии, 80 танков Т-34 – в 12-й танковой дивизии, расположенной в г. Стрый, и 30 танков Т-34 – в 5-й танковой дивизии, расположенной в г. Алитус. В среднем расход моторесурсов у всех осмотренных машин за время эксплуатации составлял от 7 до 10 моточасов.

Следует отметить, что осмотры танков производились только снаружи, без вскрытия пломб и участия экипажей, при этом состояние имевшихся внутри корпуса или башни надрывов не проверялось. Перед осмотром броневые детали тщательно очищались от краски, после чего проверяющими подсчитывалось количество и определялись размеры надрывов. Полученные данные сопоставлялись с данными, указанными в паспортах броневых корпусов и башен.

В результате осмотра 210 танков Т-34 надрывы на броневых деталях были обнаружены на 153 корпусах и 35 башнях. При этом на 82 корпусах и 30 башнях надрывы остались без изменений, а на 71 корпусе и 5 башнях специалистами, проводившими осмотры, было замечено увеличение длины надрывов в среднем на 20 – 25 %, а в некоторых случаях – появление новых надрывов в зоне сварки. На 57 корпусах и 185 башнях надрывов и трещин обнаружено не было. В таблице 8 приведены данные о количестве надрывов на броневых деталях обследованных корпусов и башен (в зависимости от времени их изготовления).

Таблица 8

Харьковские «тридцатьчетверки» Часть 13 Испытания броневой защиты «тридцатьчетверки»

Из таблицы видно, что наибольшее число корпусов и башен, на которых произошел рост длины надрывов или увеличилось их количество, было изготовлено на заводе № 183 в сентябре – ноябре 1940 г., на корпусах и башнях более поздних выпусков эти явления наблюдались значительно реже, но полностью изжиты не были.

На основании данных, полученных в ходе осмотров специалистами совместной группы также была дана оценка применявшимся на заводе № 183 способам ремонта броневых деталей, имевших надрывы. В частности, было отмечено, что

«метод ремонта надрывов «Высверловкой или вышлифовкой» с последующей заваркой себя не оправдал, т.к. около 30 % деталей, исправленных данным методом, дали появление новых надрывов у мест исправления».

Способ ограничения роста длины надрыва путем сверления отверстия с последующей постановкой заклепки наоборот получил высокую оценку и был рекомендован для дальнейшего использования при ремонте корпусов и башен. В таблице 9 приведены результаты наблюдений за поведением надрывов на броневых деталях в зависимости от способа их ремонта.

Таблица 9

Харьковские «тридцатьчетверки» Часть 13 Испытания броневой защиты «тридцатьчетверки»

По итогам проведенных наблюдений все обследованные танки Т-34 были признаны пригодными для дальнейшей эксплуатации в воинских частях без проведения ремонта их броневых корпусов и башен. При этом машины, на броневых корпусах и башнях которых было обнаружено увеличение старых надрывов или возникновение новых, было рекомендовано обследовать вторично после отработки ими 30 – 50 моточасов. Исключение составил танк Т-34 № 323-51 из состава 8-й танковой дивизии в носовой части корпуса которого в месте приварки броневого колпака лобового пулемета образовались три новых крупных надрыва длиной 50, 60 и 300 мм. Ремонт корпуса этого танка было рекомендовано провести в условиях войсковой мастерской.
В конце марта 1941 г. группой под руководством военинженера 2 ранга М.Д. Нестерова был составлен отчет о проделанной работе, в заключительной части которого было записано:

«1. Осмотренные машины Т-34, находящиеся в КОВО и ПрибОВО в количестве 210 штук подлежат дальнейшей эксплоатации в Войсковых частях.
2. Машины Т-34 в количестве 71 штук (из просмотренных 210 танков) на бронедеталях (корпусов и башен) коих надрывы возросли подлежат повторной проверке после отработки танками по 30 – 50 моточасов на каждую машину. ГАБТУ КА разрешить эксплоатировать данные (71 шт.) машины В/частям с расчетом возможности проведения повторной проверки их не позднее сентября месяца 1941 г. При проведении повторной проверки (71 штуки) после отработки машинами по 30 – 50 моточасов определить:
а) Характер дальнейшего роста надрывов по детально.
б) Метод ремонта надрывов в зависимости от характера дальнейшего роста их.
3. Ограничение надрывов методом постановки заклепок обеспечивает надрывы от дальнейшего роста.
4. В дальнейшем метод ремонта надрывов путем вышлифовки с последующей заваркой электродами «МД» не рекомендовать.
5. Работникам соответствующих отделов-цехов завода № 183 при заполнении бронепаспортов на корпуса и башни:
а) Указывать по надрывам кроме количества их, длину, а также метод исправления.
б) Прилагать к бронепаспортам оформленные на заводе эскизы по надрывам.
6. На машине № 323-51 в 15 т. полку произвести исправления надрывов (см. пункт 7 выводов) в условиях В/части за счет завода № 183».
[ЦАМО. Ф. 38. Оп. 11355. Д. 24. Л. 29 – 30]

Харьковские «тридцатьчетверки» Часть 13 Испытания броневой защиты «тридцатьчетверки»

Экземпляр данного отчета после его утверждения заместителем начальника БТУ ГАБТУ КА Н.Н. Алымовым и главным инженером Главспецмаша НКСМ Г.С. Хламовым 2 апреля 1941 г. с препроводительным письмом № 145368с был отправлен на завод № 183 для руководства.

Параллельно с проведением работ по наблюдению за состоянием «тридцатьчетверок», находившихся в войсках, в феврале 1941 г. на заводе № 183 и в ГАБТУ КА началась подготовка к испытаниям обстрелом двух корпусов и башен танка Т-34. В начале месяца специалисты корпусного отдела «700» завода № 183 подготовили программу испытаний, которая 7 февраля 1941 г. вместе с письмом № СО746 была направлена в Главспецмаш НКСМ и ГАБТУ КА для дальнейшего согласования. Одновременно с этим в ГАБТУ КА так же была разработана «Программа испытания обстрелом корпуса и башни машины Т-34 с трещинами», основными целями испытаний в которой было заявлено:

«1. Проверить прочность конструкции корпуса и башни и снарядостойкость брони при обстреле 37 мм, 45 мм и 76 мм снарядами.
2. Выяснить влияние трещин на снарядостойкость брони и прочность конструкции.
3. При попадании снаряда в трещины или в непосредственной близости их, установить в какой степени снижается бронестойкость и живучесть корпуса или башни».
[ЦАМО. Ф. 38. Оп. 11355. Д. 47. Л. 149]

В итоге 17 февраля 1941 г. программа испытаний, разработанная специалистами ГАБТУ КА, была утверждена заместителем народного комиссара среднего машиностроения А.А. Гореглядом, а 28 февраля 1941 г. – заместителем народного комиссара обороны СССР Г.И. Куликом. Испытания планировалось провести в артиллерийском тире на полигоне Мариупольского завода им. Ильича в период с 27 марта по 18 апреля 1941 г.

Для проведения полигонных испытаний совместным приказом БТУ ГАБТУ КА, 3-го ГУ НКСП и Главспецмаша НКСМ № 4/010 от 7 марта 1941 г. была создана специальная комиссия под председательством начальника 3-го отделения 3-го отдела БТУ ГАБТУ КА военинженера 2 ранга И.А. Бурцева. В состав комиссии вошли: от БТУ ГАБТУ КА – районный инженер ГАБТУ КА военинженер 2 ранга Г.Э. Зухер и военный представитель ГАБТУ КА на заводе № 183 военинженер 3 ранга Г.Я. Ялышев; от Военного отдела НКСМ – военинженер 1 ранга М.С. Разумов; от завода № 183 – инженер-конструктор Б.А. Черняк и инженер П.В. Золотарев; от 3-го ГУ НКСП – начальник 8-го отдела НИИ-48 П.О. Пашков, инженер НИИ-48 В.В. Ардентов и начальник филиала НИИ-48 Н.В. Шмидт; от Мариупольского завода – начальник 2-го сектора ОГМ О.М. Волков. В дальнейшем вместо военинженера 1 ранга М.С. Разумова, не смогшего принять участия в работе комиссии, в ее состав был включен начальник корпусного отдела «700» завода № 183 Ф.В. Савостин.

Перед комиссией были поставлены следующие задачи:

      • определить влияние трещин и надрывов брони в зоне сварных соединений на противоснарядную стойкость корпуса и башни танка Т-34;
      • определить тактические свойства броневой защиты танка Т-34 (ее способность противостоять средствам поражения при различных условиях обстрела);
      • проверить качество броневых деталей и их соответствие действующим техническим условиям;
      • проверить качество сварных соединений и прочность конструкции броневого корпуса и башни, а также элементов ходовой части танка Т-34.

В конце марта 1941 г. из Харькова в Мариуполь на полигон завода им. Ильича было доставлено два броневых корпуса танка Т-34 – корпус № 811-78 с установленной на нем башней № 811-74 и корпус № 314-45 с башней № 314-65. Эти корпуса и башни были приняты ОТК завода № 183, но забракованы военным представителем ГАБТУ КА из-за большого количества надрывов, образовавшихся на броневых деталях в зоне термического влияния сварки.

Перед испытаниями на предъявленных броневых корпусах заводом № 183 кроме башен были установлены следующие элементы трансмиссии и ходовой части, собранные из забракованных деталей: ведомые части бортовых редукторов с броневыми крышками толщиной 40 мм; ведущие колеса; направляющие колеса с механизмами натяжения гусениц; опорные катки и гусеницы. Толщина штампованных дисков опорных катков, изготовленных из броневой стали марки «1-П» составляла 8 мм. Подшипники ведущих и направляющих колес, а также опорных катков снаружи были защищены броневыми крышками толщиной 20 мм.

Корпус № 811-78 был изготовлен в отделе «700» завода № 183 во второй половине октября 1940 г. по сборочному чертежу 34.29сб. Соединение бортовых листов корпуса (детали 34.29.005 и 34.29.006) с днищами подкрылков (детали 34.29.065, 34.29.066, 34.29.067-1, 34.29.069, 34.29.070 и 34.29.071) было комбинированным – сварным и заклепочным. Верхняя часть носового узла корпуса состоял из двух броневых деталей – верхнего листа носа (деталь 34.29.904) и верхней части носа с выштампованным углублением для расположения головы механика-водителя (деталь 34.29.877-1). Защитные планки лабиринтового уплотнения крышки люка механика-водителя отсутствовали.

Сварная башня № 811-74, установленная на корпусе № 811-78, была изготовлена в начале декабря 1940 г. по сборочному чертежу 34.30сб-1.

Сварка всех броневых деталей корпуса № 811-78 и башни № 811-74 производилась электродами марки «МД» с обычным покрытием (обмазкой). Сварка не броневых деталей с броневыми и не броневых деталей между собой производилась малоуглеродистыми электродами марки «1» и «2». Наибольшее количество надрывов, образовавшихся после сварки, имели следующие броневые детали: левый бортовой лист корпуса (деталь 34.29.006), лобовой лист башни (деталь 34.30.001), а также передний (деталь 34.30.008-1) и задний (деталь 34.30.017-1) листы крыши башни.

Второй предъявленный на испытания корпус № 314-45 был изготовлен в начале января 1941 г. по сборочному чертежу 34.29сб-1 с использованием новой технологии сварки, разработанной в конце 1940 г. бригадой НИИ-48 совместно со специалистами завода № 183. От корпуса № 811-78 корпус № 314-45 отличался главным образом конструкцией соединения основных броневых деталей:

      • в соединении бортовых листов (детали 34.29.005-1 и 34.29.006-1) с днищами подкрылков (детали 34.29.065-1, 34.29.066-1, 34.29.067-2, 34.29.069-1, 34.29.070-1 и 34.29.071-1) было упразднено заклепочное соединение;
      • в соединении бортовых листов с верхним (деталь 34.29.904-2) и нижним (34.29.905) листами носа введен внутренний фигурный угольник;
      • упразднен загиб днищ подкрылков в месте их соединения с листами подкрылков (детали 34.29.012-1 и 34.29.013-1);
      • упрощено соединение бортовых листов с листами днища корпуса (детали 34.29.009-2 и 34.29.010-2);
      • верхняя часть носового узла корпуса состояла не из двух броневых деталей 34.29.904 и 34.29.877-1 (как у корпуса № 811-78), а из одной – верхнего листа носа (деталь 34.29.904-2).
Корпус № 314-45 с установленными на нем башней № 314-65 и элементами ходовой части перед началом полигонных испытаний (Мариуполь, весна 1941 г.)

Корпус № 314-45 с установленными на нем башней № 314-65 и элементами ходовой части перед началом полигонных испытаний (Мариуполь, весна 1941 г.)

Корпус № 314-45 с установленными на нем башней № 314-65 и элементами ходовой части перед началом полигонных испытаний (Мариуполь, весна 1941 г.)

Корпус № 314-45 с установленными на нем башней № 314-65 и элементами ходовой части перед началом полигонных испытаний (Мариуполь, весна 1941 г.)

Корпус № 314-45 с установленными на нем башней № 314-65 и элементами ходовой части перед началом полигонных испытаний (Мариуполь, весна 1941 г.)

Корпус № 314-45 с установленными на нем башней № 314-65 и элементами ходовой части перед началом полигонных испытаний (Мариуполь, весна 1941 г.)

Корпус № 314-45 с установленными на нем башней № 314-65 и элементами ходовой части перед началом полигонных испытаний (Мариуполь, весна 1941 г.)

Корпус № 314-45 с установленными на нем башней № 314-65 и элементами ходовой части перед началом полигонных испытаний (Мариуполь, весна 1941 г.)

Напомним, что о совместной работе специалистов НИИ-48 и завода № 183 по разработке новой технологии сварки корпусов танка Т-34 и вызванных ею изменениях в конструкции соединения броневых деталей было подробно рассказано в главе 8 «Всё внимание на улучшение качества танков».

Сварка наиболее ответственных соединений корпуса № 314-45 – бортовых листов с листами носа, а также днищ подкрылков с бортовыми листами и с листами подкрылков – снаружи производилась аустенитовыми электродами марки «25-12» со специальным покрытием (обмазкой). Сварка остальных броневых деталей корпуса была выполнена электродами марки «МД» с обычным покрытием, а сварка не броневых деталей с броневыми и не броневых деталей между собой – малоуглеродистыми электродами марки «1» и «2».

Большинство из имевшихся на корпусе № 314-45 надрывов располагались на днищах подкрылков. Кроме этого небольшое количество надрывов имелось с внутренней стороны верхнего и нижнего листов носа, в местах их соединения с балкой носа (деталь 34.29.906).

Установленная на корпусе № 314-45 башня № 314-65 с литым корпусом была изготовлена на заводе № 183 в конце января 1941 г. по сборочному чертежу 34.30сб-3. Отливка корпуса башни (деталь 34.30.182-3) произведена 3 декабря 1940 г. на Мариупольском заводе им. Ильича. Приварка основных деталей (переднего листа крыши, оснований смотровых приборов, кронштейнов для установки пушки и др.) к литому корпусу башни производилась электродами марки «МД», а сварка не броневых деталей – электродами марки «1» и «2». На этом литом корпусе башни имелось 24 надрыва, расположенных главным образом в месте приварки угольника верхнего погона шариковой опоры башни. Кроме этого небольшое количество надрывов имелось на переднем листе крыши башни.

Полигонные испытания вышеуказанных броневых корпусов и башен были проведены с небольшим отставанием от запланированных сроков, в период с 1 по 22 апреля 1941 г.

Снарядный обстрел корпусов и башен производился с дистанции 50 м из 37-мм противотанковой пушки обр. 1930 г., 37-мм противотанковой трофейной пушки «Бофорс», 45-мм противотанковой пушки обр. 1932 г. и 76,2-мм дивизионной пушки обр. 1902/30 г. с длиной ствола в 40 калибров. В общей сложности в испытуемые корпуса и башни танка Т-34 было произведено 430 выстрелов снарядами указанных выше калибров, при этом ударная скорость снарядов регулировалась подбором массы порохового заряда.

Перед началом испытаний все обнаруженные комиссией трещины и надрывы на броневых корпусах и башнях были графически отображены на эскизах с указанием размеров и характера расположения, а на самих броневых деталях окончания трещин были отмечены керном. В ходе испытаний после каждого выстрела комиссия производила тщательный осмотр места попадания снаряда в броневую деталь и фиксировала «поведение» близлежащих надрывов.

На основании проведенных за время полигонных испытаний наблюдений комиссией было отмечено, что независимо от условий обстрела трещины и надрывы, имевшиеся на броневых деталях толщиной 40 и 45 мм (изготовленных из стали марки «8С»), не снижали показателей их противоснарядной стойкости – предела тыльной прочности (ПТП) и предела сквозного пробития (ПСП). Так, например, при обстреле 45-мм бронебойными снарядами левого бортового листа корпуса № 811-78, имевшего 46 надрывов у верхней кромки, предел тыльной прочности, определенный в зоне надрывов, оказался даже выше чем предел тыльной прочности, определенный в центральной части этой же детали, не пораженной надрывами. На других броневых деталях пониженной противоснарядной стойкости в зоне размещения надрывов также обнаружено не было. При этом прочность сварных соединений броневых деталей оказалась примерно одинаковой как в зонах, пораженных надрывами, так и в зонах без надрывов.

Разрушение днища подкрылка на корпусе № 314-45

Разрушение днища подкрылка на корпусе № 314-45

Кроме этого комиссией было отмечено, что при попадании бронебойных снарядов в непосредственной близости от надрывов, размеры последних, как правило не увеличивались или увеличивались, но незначительно. В отдельных случаях, после большого количества попаданий снарядов, длина надрывов увеличивалась в 2 – 3 раза. Образование на броневых деталях новых трещин и надрывов в результате обстрела наблюдалось сравнительно редко. Так, например, после 16 попаданий 45-мм бронебойными снарядами в левый бортовой лист корпуса № 811-78, имевшего на начало испытаний 46 надрывов, их состояние оказалось следующим: длина 36 надрывов не изменилась, длина 10 надрывов увеличилась на 70 – 75 мм, образовалось 3 новых надрыва длиной менее 40 мм и вскрылся один старый надрыв длиной 20 мм.

Значительно хуже обстояли дела с трещинами и надрывами на броневых деталях, имевших меньшую толщину и изготовленных из стали марки «1-П», в частности, на днищах подкрылков толщиной 13 мм:

«Трещины брони в зоне сварки на днищах подкрылка, несмотря на то, что они непосредственному обстрелу не подвергались, в процессе испытания соответствующих узлов танка или от ударов осколков брони и снаряда показали в ряде случаев заметный рост, и при значительном их количестве способствовали образованию проломов, выколов и продольных сквозных трещин брони».
[ЦАМО. Ф. 38. Оп. 11355. Д. 332. Л. 24]

В итоге на основании анализа результатов полигонных испытаний, комиссия относительно влияния трещин и надрывов на противоснарядную стойкость корпуса и башни танка Т-34 сделала следующие выводы:

«1. При снарядном обстреле в зону расположения трещин, последние растут незначительно, во многих случаях роста трещин не наблюдалось.
2. Наличие трещин и надрывов брони толщиной 40 и 45 мм в зоне сварки не снижает общей бронестойкости деталей, но является все же нежелательным дефектом, обусловленным качеством брони и сварки. В связи с этим, на заводе им. Ильича и заводе № 183 должны быть разработаны мероприятия по устранению указанных дефектов.
3. Наличие трещин и надрывов на бронедеталях толщиной до 20 мм в зоне сварки – недопустимо ввиду того, что они ведут к хрупким разрушениям брони при снарядном обстреле. В исключительных случаях могут быть допущены отдельные детали с единичными трещинами или надрывами при ограничении их».
[ЦАМО. Ф. 38. Оп. 11355. Д. 332. Л. 75]

Для определения тактических свойств броневой защиты танка Т-34, в соответствии с программой полигонных испытаний, два корпуса и башни были обстреляны следующими типами снарядов:

      • бронебойным остроголовым калибра 37 мм (чертеж 3882, эталон 0129);
      • бронебойным тупоголовым калибра 45 мм (чертеж 2-04830, эталон 0130);
      • бронебойным тупоголовым с двумя подрезами калибра 45 мм (чертеж 2-05013);
      • бронебойным плитопробным остроголовым калибра 45 мм (чертеж 2-01991);
      • бронебойным калибра 76,2 мм (чертеж 2-03545);
      • бронебойным плитопробным остроголовым калибра 76,2 мм (чертеж 2-06969);
      • осколочно-фугасным калибра 76,2 мм (чертеж 2-01635).

Показатели противоснарядной стойкости броневой защиты танка Т-34, определенные по результатам обстрела из 37-мм противотанковой пушки обр. 1930 г. штатными бронебойными остроголовыми снарядами (чертеж 3882, эталон 0129, начальная скорость снаряда 820 м/с) при различных курсовых углах движения танка относительно пушки, приведены в таблице:

[ЦАМО. Ф. 38. Оп. 11355. Д. 332. Л. 30]

[ЦАМО. Ф. 38. Оп. 11355. Д. 332. Л. 30]

Как видно из данных, приведенных в таблице, носовая часть корпуса танка Т-34 была неуязвимой для действия 37-мм бронебойных остроголовых снарядов при стрельбе из противотанковой пушки обр. 1930 г. под любыми курсовыми углами с любых дистанций.

Нарушение тыльной прочности (опасные поражения) вертикальных бортовых листов корпуса танка Т-34 при обстреле их из этой же пушки под курсовым углом 55° становилось возможным, начиная с дистанции 90 м. При стрельбе под курсовым углом 90° дистанция обстрела, при которой становилось возможным нарушение тыльной прочности вертикальных бортовых листов увеличивалась до 250 м. Сквозное пробитие этих броневых деталей становилось возможным при обстреле из той же пушки тем же снарядом под курсовым углом 90° с дистанции менее 170 м.

За счет расположения листов подкрылков корпуса под рациональным углом к вертикали, показатели противоснарядной стойкости этих броневых деталей, несмотря на их меньшую толщину (относительно вертикальных бортовых листов), оказались более высокими. Опасные поражения этих броневых деталей при обстреле под курсовым углом 90° становились возможными с дистанции менее 240 м, а сквозное пробитие – с дистанции менее 90 м.

Предел тыльной прочности башни танка Т-34, как изготовленной из катанных броневых деталей, так и с литым корпусом, составил 780 – 790 м/с, что соответствовало выстрелу с дистанции менее 100 м при стрельбе полным пороховым зарядом. При этом предел сквозного пробития оказался выше штатной скорости 37-мм бронебойного остроголового снаряда, выпущенного из противотанковой пушки обр. 1930 г., при стрельбе в упор снаряд за броневую преграду (деталь) не проходил, пробоина была меньше калибра.

По итогам обстрела двух корпусов и башен 37-мм бронебойными остроголовыми снарядами, в акте по полигонным испытаниям комиссией было отмечено:

«Рассматривая результаты обстрела можно прийти к выводу, что обстрел из 37 мм пушки остроголовыми снарядами не менее опасен для танка Т-34, чем описанный в следующем разделе обстрел тупоголовыми снарядами калибра 45 мм. Это следует приписать более эффективному бронебойному действию остроголовых снарядов, пробивающих гомогенную броню одного и того же качества и толщины при тех же скоростях удара, как и тупоголовые смежного большего калибра. Учитывая возможность дальнейшего повышения начальных скоростей пушки калибра 37 мм, действие ее необходимо признать, во всяком случае, не менее эффективным по танкам типа Т-34 чем 45 мм пушки, при обстреле из последней тупоголовыми снарядами».
[ЦАМО. Ф. 38. Оп. 11355. Д. 332. Л. 31]

При обстреле из 45-мм противотанковой пушки обр. 1932 г. штатными бронебойными тупоголовыми снарядами (чертеж 2-04830, эталон 0130, начальная скорость 760 м/с) комиссией были определены следующие показатели противоснарядной стойкости броневой защита танка Т-34:

Х) – ПРИМЕЧАНИЕ: Нижняя кормовая деталь в месте загиба имеет пониженную стойкость вследствие отсутствия наклона брони и пробивается снарядом при штатной скорости». [ЦАМО. Ф. 38. Оп. 11355. Д. 332. Л. 32]

Х) – ПРИМЕЧАНИЕ: Нижняя кормовая деталь в месте загиба имеет пониженную стойкость вследствие отсутствия наклона брони и пробивается снарядом при штатной скорости».
[ЦАМО. Ф. 38. Оп. 11355. Д. 332. Л. 32]

Из данных, приведенных в таблице, видно, что броневая защита в основном полностью обеспечивала танк от поражения этим типом снаряда при обстреле под всеми курсовыми углами и с любых дистанций, за исключением боковой проекции корпуса.

Нарушение тыльной прочности вертикальных бортовых листов корпуса танка Т-34 при обстреле их 45-мм бронебойными тупоголовыми снарядами (чертеж 2-04830, эталон 0130) под курсовым углом 90° становилось возможным с дистанции менее 150 м. При изменении угла обстрела опасная дистанция быстро сокращалась и при курсовом угле 60° практически равнялась нулю (стрельба в упор). Расположенные под углом к вертикали листы подкрылков противостояли действию 45-мм бронебойного тупоголового снаряда немного хуже, чем вертикально расположенные более толстые бортовые листы. При обстреле под курсовым углом 90° опасная дистанция, начиная с которой становилось возможным нарушение тыльной прочности листов подкрылков, достигала 300 метров. При обстреле под курсовым углом 60°, так же, как и в случае с вертикально расположенными бортовыми листами, опасная дистанция сокращалась до нуля.

тактическая диаграмма противоснарядной стойкости корпуса танка Т-34 при обстреле 37-мм и 45-мм бронебойными снарядами (по ПТП)

тактическая диаграмма противоснарядной стойкости корпуса танка Т-34 при обстреле 37-мм и 45-мм бронебойными снарядами (по ПТП)

Предел сквозного пробития для вертикально расположенных бортовых листов и листов подкрылков танка Т-34 оказался выше штатной скорости 45-мм тупоголового снаряда, выпущенного из противотанковой пушки обр. 1932 г. – при стрельбе с любых дистанций снаряд за броневую преграду не проходил. Таким образом, зона опасных поражений при обстреле боковой проекции корпуса танка образовывалась только за счет получения сквозных пробоин диаметром менее калибра, при которых основная часть бронебойных снарядов не попадала внутрь танка. На основании проведенных испытаний комиссией была дана следующая оценка степени опасности таких поражений:

«По установившимся до настоящего времени представлениям, при пробоине меньше калибра внутрь корпуса выбивается только одна пробка, которая в силу этого может произвести поражение лишь части экипажа танка или произвести только локализованные в небольшом объеме разрушения внутри танка, которые далеко не всегда поведут к потере боеспособности танка полностью. Вопреки этим представлениям, наблюдениями в процессе данных испытаний установлено, что кроме цилиндрической пробки из брони, в условиях, когда корпус снаряда не проходит за броню, внутрь танка попадают осколки головной, разрушаемой при ударе о броню, части снаряда. Кроме того, сама пробка часто разделяется на несколько частей и кроме пробки от брони отделяются отдельные небольшие осколки. Общее количество осколков брони и снаряда внутри корпуса иногда достигает более десятка при наличии пробоины менее калибра, и когда основная масса снаряда остается перед плитой. Следовательно, пробоина меньше калибра является более опасной для расположенных внутри танка экипажа механизмов и пр., чем это представлялось до сих пор. По своему действию такое поражение является достаточно опасным для экипажа. В отличие от поражения, когда снаряд проходит внутрь танка и взрывом производит разрушения поражение экипажа танка и механизмов его, как правило, ведущие к потере боеспособности его, при пробоине меньше калибра не всегда будет иметь место поражение всего экипажа и механизмов, и очевидно во многих случаях боеспособность машины будет сохраняться.
Приведенные соображения относятся ко всем типам и калибрам снарядов. Иллюстрацией к характеристике действия пробки при образовании пробоины менее калибра могут служить: выстрел № 41 при испытании первого корпуса и выстрелы № 99 и 176 при испытании второго корпуса. В первом случае удар снаряда был произведен по наклонной части борта (подкрылка), снаряд отразился, пробка диаметром меньше калибра, выбитая снарядом, ударила по днищу подкрылка, имевшему толщину 13 мм, и почти полностью пробила его. Во втором случае при таких же условиях испытания пробка ударила по специально подставленному экрану за наклонным бортом из брони высокой твердости толщиной 15 мм и прогнула экран на глубину 9 – 10 мм при радиусе изгиба 60 мм. При выстреле № 176 пробкой от 45 мм снаряда образовало пролом в днище подкрылка (см. фиг. 110).
Кроме приведенных примеров наблюдались многочисленные случаи образований разрушений внутри корпуса пробками, так наблюдалось пробитие обоих фальшбортов из мягкой углеродистой стали, имеющих толщину 3 мм или в сумме 6 мм, пробитие масляных баков-радиаторов, бензобаков и т.п. Приведенные наблюдения оказывают, что скорость движения пробки за броневой защитой весьма значительна.
В процессе наблюдений при обстреле корпусов выяснилась целесообразность проведения специальных исследований по изучению пробивного действия пробок и отколов на броне разных толщин и снарядах разных чертежей и калибров с тем, чтобы результаты исследования использовать при конструировании броневой защиты танков».
[ЦАМО. Ф. 38. Оп. 11355. Д. 332. Л. 33 – 35]

Необходимо отметить, что в ходе полигонных испытаний для получения сравнительных данных о пробивной способности бронебойных снарядов различной конструкции в корпус № 314-45 было произведено 20 выстрелов 45-мм бронебойными тупоголовыми снарядами с двумя подрезами (чертеж 2-05013). Показатели противоснарядной стойкости броневой защиты танка Т-34 против действия этого типа снаряда оказались примерно такими же, как и против действия 45-мм бронебойного тупоголового снаряда, изготовленного по чертежу 2-04830. При этом комиссией было отмечено более сильное действие бронебойного тупоголового снаряда с двумя подрезами (относительно снаряда, изготовленного по чертежу 2-04830) при соприкосновении снаряда с броневой преградой под углом близким к нормали, и более слабое действие при соприкосновении с броневой преградой, расположенной под углом к траектории движения снаряда. Однако делать какие-либо выводы о преимуществах или недостатках этого типа снаряда комиссия не стала, отметив, что окончательное решение по этому вопросу может быть произведено лишь на основании более обширных опытов.

Для определения тактических свойств броневой защиты танка Т-34 испытуемые корпуса и башни были подвергнуты обстрелу также и специальными 45-мм бронебойными плитопробными остроголовыми снарядами (чертеж 2-01991). Показатели противоснарядной стойкости, полученные комиссией по результатам обстрела из 45-мм противотанковой пушки обр. 1932 г. этими бронебойными снарядами приведены ниже в таблице.

Х) – ПРИМЕЧАНИЕ: по закруглению кормовой нижней детали непробитие имеет место при скорости 600 – 640 м/сек и меньше, что отвечает дистанции 600 – 800 м». [ЦАМО. Ф. 38. Оп. 11355. Д. 332. Л. 36]

Х) – ПРИМЕЧАНИЕ: по закруглению кормовой нижней детали непробитие имеет место при скорости 600 – 640 м/сек и меньше, что отвечает дистанции 600 – 800 м».
[ЦАМО. Ф. 38. Оп. 11355. Д. 332. Л. 36]

Из данных, указанных в таблице, видно, что броневая защита танка Т-34, за исключением носовой части корпуса, противостояла действию 45-мм бронебойных плитопробных остроголовых снарядов значительно хуже, чем действию бронебойных тупоголовых снарядов того же калибра.

Так, например, предел сквозного пробития вертикально расположенных бортовых листов корпуса при обстреле их бронебойными плитопробными остроголовыми снарядами (чертеж 2-01991) при курсовых углах 75° – 90° оказался равным 700 – 710 м/с, что соответствовало выстрелу из 45-мм противотанковой пушки обр. 1932 г. с дистанции в 250 – 300 м. Образование опасных поражений (нарушение тыльной прочности) вертикально расположенных бортовых листов корпуса танка Т-34 при обстреле их таким же типом бронебойного снаряда под курсовыми углами 75° – 90° становилось возможным с дистанции менее 700 м, а наклонно расположенных листов подкрылков – с дистанции менее 830 м.

правая сторона корпуса № 314-45 и башни № 314-65 после обстрела 37-мм и 45-мм бронебойными снарядами

правая сторона корпуса № 314-45 и башни № 314-65 после обстрела 37-мм и 45-мм бронебойными снарядами

В акте, составленном комиссией по итогам полигонных испытаний, относительно действия 45-мм бронебойных плитопробных остроголовых снарядов по броневой защите танка Т-34 было записано:

«Комиссия считает необходимым отметить значительно более сильное действие остроголовых бронебойных снарядов по сравнению с тупоголовыми такого же калибра, выявленное в процессе данных испытаний и подтверждаемое прежними многочисленными наблюдениями. В связи с тем, что остроголовые снаряды не приняты ни на одном из состоящих на вооружении калибров артиллерии ПТО, возникает необходимость возможно более скорого обсуждения и решения вопроса о типе снаряда. В частности, по данным испытаниям вытекает, что танк Т-34 имеет бронирование, удовлетворительно защищающее от действия пушки калибра 45 мм при обстреле снарядами тупоголовыми и неудовлетворительно защищающее от действия этой же пушки при обстреле остроголовыми снарядами.
Испытаниями показано, что обычное возражение артиллеристов, что острые снаряды бьют слабее при наличии угла наклона брони, по крайней мере, в отношении испытанных толщин является неверным. Кроме того, уже имеющийся опыт обстрела броневых плит показывает, что для защиты от удара острого снаряда калибра 45 мм при полной скорости пушки требуется толщина 60 мм, в тоже время как тупой снаряд практически удерживается 45 мм броней высокой твердости».
[ЦАМО. Ф. 38. Оп. 11355. Д. 332. Л. 37]

При рассмотрении результатов обстрела корпусов и башен танка Т-34 из 76,2-мм дивизионной пушки обр. 1902/30 г. штатными бронебойными снарядами (чертеж 2-03545) комиссией было отмечено, что бронирование танка Т-34, при проектировании не рассчитанное на сопротивляемость обстрелу снарядами калибра 76 мм, все же в части узлов обладает удовлетворительной снарядостойкостью. Прежде всего это касалось носового узла корпуса танка, который за счет расположенных под большим углом к вертикали верхнего и нижнего листов носа и связывавшей их литой балки, выдерживал попадания штатных 76,2-мм бронебойных снарядов при обстреле под любыми курсовыми углами и с любых дистанций. Для дополнительной проверки прочности носового узла танка Т-34 в корпус № 314-45 было произведено два выстрела 76,2-мм бронебойными плитопробными остроголовыми снарядами (чертеж 2-06969), имевшими большую чем у штатного 76,2-мм бронебойного снаряда пробивную способность. В результате обстрела было установлено, что носовой узел корпуса танка Т-34 и для этого типа 76,2-мм бронебойного снаряда является неуязвимым.

Ниже в таблице указаны пределы тыльной прочности и сквозного пробития, определенные при испытании двух корпусов и башен обстрелом из 76,2-мм дивизионной пушки обр. 1902/30 г. штатными бронебойными снарядами (чертеж 2-03545).

Х) – ПРИМЕЧАНИЕ: при обстреле под курсовым углом 75˚ получается безопасное поражение, но тыльная прочность нарушается». [ЦАМО. Ф. 38. Оп. 11355. Д. 332. Л. 40]

Х) – ПРИМЕЧАНИЕ: при обстреле под курсовым углом 75˚ получается безопасное поражение, но тыльная прочность нарушается».
[ЦАМО. Ф. 38. Оп. 11355. Д. 332. Л. 40]

Из приведенных данных видно, что при обстреле корпуса танка Т-34 из 76,2-мм дивизионной пушки обр. 1902/30 г. с любых дистанций под курсовыми углами от 0° до 40°, корпус не поражался. Нарушение тыльной прочности вертикально расположенных бортовых листов и листов подкрылков становилось возможным при обстреле корпуса под курсовыми углами более 40°.

Значительно меньшую противоснарядную стойкость показала башня танка Т-34, которая поражалась штатным бронебойным снарядом 76,2-мм дивизионной пушки обр. 1902/30 г. при стрельбе с полным пороховым зарядом под любыми курсовыми углами с дистанции менее 1000 м. В связи с этим комиссией было отмечено, что при обстреле носовой части корпуса танка имеется значительная неравностойкость между башней и корпусом.

тактическая диаграмма противоснарядной стойкости корпуса танка Т-34 при обстреле 76,2-мм бронебойными снарядами (по ПТП)

тактическая диаграмма противоснарядной стойкости корпуса танка Т-34 при обстреле 76,2-мм бронебойными снарядами (по ПТП)

Для оценки действия осколочно-фугасных снарядов по броневой защите танка Т-34 на завершающем этапе полигонных испытаний корпус № 314-45 был подвергнут обстрелу полностью снаряженными осколочно-фугасными снарядами калибра 76,2 мм (чертеж 2-01635). Ввиду позднего поступления осколочно-фугасных снарядов на полигон Мариупольского завода, их действие было изучено лишь на сохранивших свою прочность узлах корпуса, получившего к тому времени более 180 попаданий бронебойными снарядами калибров 37, 45 и 76,2-мм. Всего в корпус № 314-45 было произведено 3 выстрела 76,2-мм осколочно-фугасными снарядами. Результат был следующим:

«1. При попадании в нижнюю часть башни действием взрывной волны сломало крышу толщиной 20 мм и выбило днище ниши башни. Башню сбросило с корпуса (ранее она была сорвана с места).
2. При попадании в вертикальный борт между днищем подкрылка и верхней лентой гусеницы, днище подкрылка выломано действием взрывной волны внутрь корпуса.
3. При попадании в район ходовой части или вблизи от нее (в процессе отстрела – выше гусеницы – 100 – 150 мм) производится сильное разрушение ходовой части, безусловно ведущее к остановке танка.
4. Основной брони танка толщиной 40 – 45 мм фугасным снарядом при стрельбе в упор – не пробивают».
[ЦАМО. Ф. 38. Оп. 11355. Д. 332. Л. 41 – 42]

Кроме этого во время полигонных испытаний комиссией был проведен обстрел броневых плит толщиной 20 и 16 мм из 45-мм противотанковой пушки обр. 1932 г. для определения углов места цели (угол между линией прицеливания и горизонтом орудия), при которых становились возможными опасные повреждения и пробитие крыши корпуса танка Т-34.

При обстреле броневых плит 45-мм бронебойными тупоголовыми снарядами с двумя подрезами (чертеж 2-05013) было выяснено, что поражение танка через подбашенный лист толщиной 20 мм (нарушение его тыльной прочности) возможно с дистанции 50 – 100 м, в случае если отрицательный угол места цели составляет более 10° – 15°, что соответствовало углу встречи снаряда с броневой преградой в 75° – 80°. При стрельбе штатным бронебойным тупоголовым снарядом (чертеж 2-04830, эталон 0130) для поражения подбашенного листа требовался отрицательный угол места цели не менее 15° – 20° (углу встречи снаряда с броневой преградой в 70° – 75°). Сквозное пробитие подбашенного листа с попаданием снаряда внутрь танка становилось возможным при стрельбе с отрицательным углом места цели в 30°. Для сквозного пробития броневых деталей крыши над моторным и трансмиссионным отделениями танка Т-34 толщиной 16 мм отрицательный угол места цели должен был быть более 25°.

Также во время полигонных испытаний комиссией было определено соответствие качества ряда броневых деталей действовавшим техническим условиям на приемку танковой брони. В связи с тем, что по действовавшим техническим условиям определение пределов тыльной прочности и сквозного пробития броневых листов, из которых изготавливались броневые детали танка Т-34, производилось при обстреле контрольных карточек по нормали, на полигонных испытаниях комиссия смогла определить соответствие качества только для броневых деталей, не имевших конструктивных углов наклона. Такими деталями являлись вертикально расположенные бортовые листы обоих корпусов, а также лист подкрылка корпуса № 811-78, из которого комиссией была вырезана плита для проведения проверочного испытания.

Ниже в таблице приведены сравнительные данные пределов тыльной прочности, указанных в технических условиях на приемку танковой брони и определенных в ходе полигонных испытаний:

[ЦАМО. Ф. 38. Оп. 11355. Д. 332. Л. 25]

[ЦАМО. Ф. 38. Оп. 11355. Д. 332. Л. 25]

Как видно из данных, приведенных в таблице, противоснарядная стойкость испытанных броневых деталей корпусов полностью соответствовала действовавшим техническим условиям и была существенно выше указанных в них минимальных норм. Кроме этого полученные во время полигонных испытаний данные по противоснарядной стойкости башен были сопоставлены с данными испытаний, проведенных на АНИОПе и на полигоне Мариупольского завода им. Ильича в 1940 г. В результате этого выяснилось, что башни, как сварная, так и с литым корпусом, соответствуют показателям противоснарядной стойкости, установленным для валового производства, их противоснарядная стойкость оказалась не ниже показателей лучших башен, испытанных ранее.

По характеру поражений основные броневые детали корпусов и башен толщиной 40 и 45 мм также показали удовлетворительные результаты. Исключение составили левые вертикально расположенные бортовые листы обоих корпусов:

«Повышенную хрупкость (наличие трещин по броне от удара снаряда, выкол брони) при высокой снарядостойкости показала левая бортовая деталь танка № 811-78 (дет. 34-29-006 плавки 507302) – см. выстрелы 127 – 140 в журнале стрельб. При сварке корпуса эта броневая деталь характеризовалась большим количеством сварочных трещин по броне. По объяснению завода им. Ильича сталь этого броневого листа имела повышенное содержание углерода (0,29 % вместо 0,27 % по верхнему пределу Т.У.), что привело к увеличению хрупкости.
<…>
На корпусе № 314-45 наличие отколов с тыла детали показал левый вертикальный борт (дет. 34-29-006) плавки 512514 при большом количестве попаданий по верхней части (см. фиг. 131). В 4-х случаях наблюдались отколы более 3-х калибров, и кроме того образовалась трещина по броне. По характеру поражений при удовлетворительной снарядостойкости (и общей живучести в качестве элемента конструкции), деталь должна быть признана не вполне удовлетворительной».
[ЦАМО. Ф. 38. Оп. 11355. Д. 332. Л. 25, 29]

Также на обоих испытывавшихся корпусах неудовлетворительные хрупкие виды поражений оказались у днищ подкрылков, на которых в результате попадания снарядов и выбитых пробок образовывались многочисленные трещины и проломы. По мнению комиссии, днища подкрылков, изготовленные из броневых листов высокой твердости толщиной 13 мм, не обладали необходимой прочностью, и при снарядном обстреле не обеспечивали надежного соединения бортовых броневых деталей. Для всех броневых деталей крыши корпуса и башни танка Т-34, а также для днищ подкрылков, комиссией было рекомендовано установить в опытном порядке оптимальный тип брони и толщину, которые бы обеспечивали удовлетворительный характер поражений в условиях действительной службы деталей на танке.

В целях повышения противоснарядной стойкости броневых деталей танка Т-34 толщиной 40 и 45 мм, изготовлявшихся из стали марки «8С», представителями Мариупольского завода и филиала НИИ-48 было предложено изменить технологию их термической обработки. Согласно внесенному предложению охлаждение броневых деталей при окончательной (второй) закалке должно было производиться не в масле, как это было принято в валовом производстве, а в воде. По заявлению представителей Мариупольского завода и филиала НИИ-48 в случае внедрения этой технологии в производство, показатели противоснарядной стойкости броневых деталей – ПТП и ПСП повысились бы примерно на 20 – 30 м/с. Так, например, для расположенного под углом к вертикали листа подкрылка корпуса танка Т-34 толщиной 40 мм такое увеличение противоснарядной стойкости соответствовало бы сокращению дистанции обстрела 45-мм бронебойными снарядами, при которой становились возможными его опасные поражения, в среднем на 150 – 200 м. Для проверки этого предложения комиссией было испытано обстрелом 6 предоставленных Мариупольским заводом опытных броневых плит толщиной 40 мм, прошедших при второй закалке охлаждение в воде. Опытные плиты обстреливались 45-мм бронебойными остроголовыми и тупоголовыми снарядами под различными углами. Полученные при испытаниях результаты полностью подтвердили утверждение о том, что охлаждение в воде при второй закалке увеличивает противоснарядную стойкость броневых деталей, изготовленных из стали марки «8С».

Харьковские «тридцатьчетверки» Часть 13 Испытания броневой защиты «тридцатьчетверки»

Напомним, что еще в 1940 г. Мариупольский завод предлагал заводу № 183 и ГАБТУ КА внести эти изменения в режим термической обработки броневых деталей танка Т-34. Однако у предлагаемого процесса был один существенный минус – при закалке броневых деталей в воде происходило увеличение их геометрических размеров, в результате чего после окончательной термической обработки крупногабаритные детали, например, вертикальные бортовые листы корпуса, не «вписывались» в указанные в чертеже размеры, включая максимальные допуски. Завод № 183, в свою очередь, не соглашался на увеличение допусков размеров броневых деталей в чертежах и требовал от Мариупольского завода неукоснительного соблюдения действовавших размеров. Несмотря на это комиссия рекомендовала всем заинтересованным сторонам считать необходимым закалку наклонного борта в воду ввести немедленно, а также одновременно проработать вопрос о переводе других деталей этой толщины на новую технологию термической обработки. По мнению комиссии, увеличение противоснарядной стойкости наклонно расположенных броневых листов подкрылков позволило бы частично устранить выявленную во время полигонных испытаний неравнопрочность броневой защиты боковой проекции танка Т-34.

Необходимо отметить, что при проведении полигонных испытаний в броневой защите корпуса и башни танка Т-34 комиссией было обнаружено несколько ослабленных мест, противоснарядная стойкость которых оказалась значительно ниже общей тактической противоснарядной стойкости танка.

Как уже было сказано, при обстреле лобовой проекции танка 76,2-мм бронебойными снарядами выяснилось, что броневые детали башни по противоснарядной стойкости значительно уступают носовому узлу корпуса, особенно слабой оказалась броневая защита пушки Л-11. В связи с этим, в акте по полигонным испытаниям двух броневых корпусов с башнями комиссией было отмечено:

«В итоге, по снарядостойкости носового узла корпуса танк Т-34 имеет возможность борьбы с противотанковой пушкой калибра 76 мм (при начальной скорости 655 м/сек), а башня получит опасные поражения с дистанции 800 – 1000 метров и более.
<…>
Учитывая высокую степень поражаемости лобовой части башни танка, улучшение ее броневой защиты до уровня защиты носового узла следует считать целесообразным».
[ЦАМО. Ф. 38. Оп. 11355. Д. 332. Л. 44]

Также неравномерная противоснарядная стойкость элементов броневой защиты танка Т-34 по высоте была обнаружена при обстреле его боковой проекции из 45-мм противотанковой пушки обр. 1932 г. Наиболее высокой противоснарядной стойкостью против действия 45-мм бронебойных плитопробных остроголовых снарядов (чертеж 2-01991) обладали вертикально расположенный бортовой лист (за исключением верхней его части) и броневые детали башни, и более низкой – наклонно расположенный лист подкрылка. В верхней части бортовых листов, на всем их протяжении, на высоте около 100 мм от верхней кромки, была обнаружена ослабленная зона, образовавшаяся из-за наличия продольной четверти глубиной 10 мм, предназначенной для более прочного соединения бортовых листов с днищами подкрылков. При этом загнутые концы днищ подкрылков, вваренные в продольную четверть, не обеспечивали равную прочность этого соединения с остальной частью бортового листа. Нарушение тыльной прочности броневой защиты в этой ослабленной зоне вертикально расположенного бортового листа становилось возможным при обстреле из 45-мм противотанковой пушки обр. 1932 г. бронебойным плитопробным остроголовым снарядом с дистанции 1300 м, для остальной части бортового листа эта дистанция составляла менее 420 м.

Кроме этого комиссия отметила, что общую противоснарядную стойкость бортов корпуса танка Т-34 снижали дугообразные вырезы для цапф балансиров второго – пятого узлов подвески в вертикально расположенных бортовых листах, а также недостаточно прочные днища подкрылков:

«При обстреле через диски колес в вырез шахты борта снаряды имеют возможность проходить внутрь корпуса (см. выстрелы № 84 и 85 по второму корпусу), проникая в целом виде через вырез в борте, пружину балансира и стенки шахты.
При обстреле снаряды, отразившись от гусеницы могут пробить днище подкрылка и проходить внутрь корпуса (см. выстрел № 75 по второму корпусу). Кроме того, днище выламывается при взрыве фугасного 76 мм снаряда у верхней части вертикального борта».
[ЦАМО. Ф. 38. Оп. 11355. Д. 332. Л. 45]

Пределы тыльной прочности носовой части танка Т-34 при обстреле 76,2-мм бронебойными снарядами (чертеж 2-03545, курсовой угол 0˚, V0=650 м/с)

Пределы тыльной прочности носовой части танка Т-34 при обстреле 76,2-мм бронебойными снарядами (чертеж 2-03545, курсовой угол 0˚, V0=650 м/с)

Пределы тыльной прочности кормовой части танка Т-34 при обстреле 45-мм бронебойными тупоголовыми снарядами (чертеж 2-04830, курсовой угол 180˚, V0=760 м/с)

Пределы тыльной прочности кормовой части танка Т-34 при обстреле 45-мм бронебойными тупоголовыми снарядами (чертеж 2-04830, курсовой угол 180˚, V0=760 м/с)

Пределы тыльной прочности борта танка Т-34 при обстреле 45-мм бронебойными остроголовыми снарядами (чертеж 2-01991, курсовой угол 90˚, V0=760 м/с)

Пределы тыльной прочности борта танка Т-34 при обстреле 45-мм бронебойными остроголовыми снарядами (чертеж 2-01991, курсовой угол 90˚, V0=760 м/с)

При обстреле кормовой части корпуса танка 45-мм бронебойными тупоголовыми снарядами (чертеж 2-04830, эталон 0130) было выявлено, что нижний кормовой лист в месте его загиба по радиусу 100 мм из-за отсутствия наклона брони имеет пониженную противоснарядную стойкость. Также пониженная противоснарядная стойкость из-за меньшей толщины была выявлена у деталей броневой защиты картеров бортовых редукторов и у броневых колпаков, закрывавших вырезы (в верхнем кормовом листе) для труб выпуска отработавших газов. Для обеспечения равнопрочности броневой защиты кормы корпуса танка Т-34 комиссией было рекомендовано увеличить толщину этих броневых деталей с 25 до 40 мм. Также по мнению комиссии необходимо было усилить шаровую установку лобового пулемета ДТ и броневую защиту крыши над боевым и моторным отделениями танка.
В акте, составленном комиссией по итогам полигонных испытаний, относительно тактических характеристик броневой защиты танка Т-34 были сделаны следующие выводы:

«1. Испытанные корпуса и башни показали стойкость, соответствующую средне установленным показателям в валовом производстве.
2. Броневая защита танка Т-34 может быть признана удовлетворительной по сопротивляемости против 37 мм бронебойных остроголовых снарядов, при начальной скорости V0 = 820 м/сек, и против 45 мм бронебойных снарядов с притупленной головой (черт. 2-04830) при начальной скорости V0 = 760 м/сек.
Опасные для поражения танка этими снарядами зоны не велики и лежат в пределах курсовых углов 60° – 120° на дистанции до 150 – 200 метров, т.е. с дистанции, когда танк может вести эффективный прицельный огонь. При прочих курсовых углах танк Т-34 неуязвим 37 мм остроголовыми и 45 мм тупоголовыми бронебойными снарядами.
3. Броневая защита танка Т-34 недостаточная против действия 45 мм остроголовых (плитопробных черт. 2-01991) снарядов при начальной скорости V0 = 760 м/сек. Этими снарядами танк Т-34 поражается в основных узлах бронирования (борты, корма, башня) в широком диапазоне курсовых углов с дистанции 600 метров и ближе.
4. Наиболее надежно защищен носовой узел броневого корпуса, который благодаря большим конструктивным углам наклона броневых деталей и, особенно, благодаря введению мощной носовой соединительной балки оказался жестким, прочным и надежно защищает танк от поражения в лоб всеми снарядами противотанковой артиллерии вплоть до калибра 76 мм включительно (как тупоголовыми, так и остроголовыми). Однако, слабыми местами в носовом узле являются смотровые приборы, крепление люка водителя и шаровая установка «ДТ», ослабляющие общую защиту танка Т-34 с носа.
5. Лоб башни также отстает от защиты носа корпуса, особенно слабая броневая защита амбразуры орудийной установки. Это снижает тактические качества танка Т-34. При усилении защиты лобовой чести башни, танк Т-34 будет обладать возможностью прямого подавления в лоб орудий ПТО до 76 мм калибра включительно, ведя эффективный прицельный огонь с самых близких дистанций.
6. Наклонные бортовые листы (подкрылки), имеющие толщину 40 мм, несмотря на конструктивный угол наклона 40°, оказались несколько ниже по стойкости в сравнении с вертикальными 45 мм бортами, особенно против снарядов 45 мм калибра черт. 2-04830 и 2-01991. По снарядам калибра 76 мм черт. 2-03545 и калибра 45 мм черт. 2-05013 фактическая бронестойкость подкрылков несколько выше, чем вертикальных бортов. Эта неравнопрочность сохраняется в основном при всех курсовых углах. По данным Мариупольского завода им. Ильича стойкость подкрылков может быть повышена изменением режима термической обработки (закалка в воду). Радикальным усилением броневой защиты в этом месте являлось бы утолщение подкрылков до 45 мм.
7. При общем удовлетворительном бронировании танка Т-34 отдельные места значительно ослаблены и должны быть пересмотрены для сохранения общей мощи броневой защиты.
а) Выфрезерованная в бортовых деталях «четверть» для крепления отбортованных кромок днищ подкрылков утончает и ослабляет борт по всей протяженности на ширине 85 – 100 мм. Испытаниями установлено, что попадания в эту зону возможны во многих случаях, и что защита в этой зоне недостаточна. Выфрезеровку четверти необходимо отменить.
б) Перегиб кормового листа (дет. 29-007), проходящий на уровне доступном для обстрела, представляет опасное место вследствие возможных попаданий по нормали. Перегиб должен быть изъят в конструкции и заменен иным сочетанием деталей или дополнительно забронирован.
в) Днища подкрылков тонки и хрупки. При попадании в борт и подкрылки – днища растрескиваются, при выбитии пробок из наклонных бортов – днища подкрылков пробками пробиваются и проламываются, рикошетирующие от гусеницы снаряды также пробивают днище подкрылков. Фугасные снаряды проламывают днище при взрыве на 100 – 200 мм ниже его. Днища подкрылков должны быть усилены.
г) Недостаточно бронирование картеров бортовых передач. При 37 и 45 мм снарядов 25 мм броневая защита картеров и сами картеры пробиваются, и машина будет остановлена. Бронировку бортовых передач необходимо усилить до 40 мм.
д) Крыша корпуса должна быть усилена, так как при рикошетирующих от закругленного лобового листа башни 76 мм снарядах или взрыве в районе башни 76 мм фугасного снаряда в крыше получается пролом.
е) Неудовлетворительными в отношении защиты также являются колпаки воздухопритоков, имеющие значительные выступающие над уровнем крыши участки при толщине 16 мм; вырезы для выхлопных труб, которые трудно надежно защитить, вследствие чего через них возможны прямые попадания внутрь машины; вырезы в бортах для балансиров, которые недостаточно защищены дисками колес, пружинами подвески и бронировкой основания шахт. При непосредственном попадании снаряд проходит внутрь танка. Эти узлы должны быть в последующей конструкции машины – пересмотрены.
<…>
9. В отличии от установившихся до сих пор представлений об относительно небольшой опасности для экипажа пробоины меньше калибра снаряда, комиссией в процессе испытаний установлено:
а) При пробоине меньше калибра, т.е. когда основная масса снаряда остается перед броней, внутрь танка летят не только пробка, но и некоторое количество (8 – 12) осколков снаряда и брони.
б) Эти осколки летят со значительной скоростью и могут наносить поражения экипажу и механизмам.
При новом проектировании для последующей конструкции машины должны быть конструкторами проработаны дополнительные способы бронирования отдельных участков танка для улавливания этих осколков.
10. Помимо перечисленных недостатков самого бронирования, в процессе испытаний выявлены отдельные конструктивные недостатки в отношении жесткости отдельных узлов и недостаточности креплений и соединений отдельных деталей».
[ЦАМО. Ф. 38. Оп. 11355. Д. 332. Л. 75 – 78]

При проведении полигонных испытаний комиссия уделяла большое внимание проверке прочности конструкции корпуса, башни и элементов ходовой части танка Т-34. Оценка прочности конструкции производилась на основании данных, полученных в ходе обстрелов.

Всего за время полигонных испытаний по корпусу № 811-78 было сделано 153 выстрела, из них бронебойными снарядами калибра 37 мм – 37 выстрелов, 45 мм – 100 выстрелов и 76,2 мм – 16 выстрелов, а в установленную на нем башню № 811-74 – 29 выстрелов, из них бронебойными снарядами калибра 37 мм – 6 выстрелов, 45 мм – 19 выстрелов и 76,2 мм – 4 выстрела.

Корпус № 314-45 в процессе испытаний подвергся более интенсивному обстрелу, по нему было произведено в общей сложности 186 выстрелов, из них бронебойными снарядами калибра 37 мм – 3 выстрела, 45 мм – 150 выстрелов и 76,2 мм – 30 выстрелов, а также 3 выстрела были сделаны 76,2-мм осколочно-фугасными снарядами. В установленную на этом корпусе башню № 314-65, было произведено 43 выстрела, из них бронебойными снарядами калибра 37 мм – 4 выстрела, 45 мм – 27 выстрелов и 76,2 мм – 12 выстрелов.

корпус № 314-45 и башня № 314-65 после испытаний обстрелом

корпус № 314-45 и башня № 314-65 после испытаний обстрелом

Отметим, что перед началом испытаний на корпус № 314-15 вместо серийной крышки люка механика-водителя, для принятия окончательного решения о вводе в серийное производство, была установлена опытная литая крышка люка, изготовленная по чертежу 34.29.167сб. При этом из-за отсутствия ряда деталей крышка люка была смонтирован не полностью (отсутствовали смотровые приборы, верхние броневые крышки, а также механизм для открывания броневых створок).

По результатам проведенных обстрелов комиссия сделала следующие выводы:

«1. Общая конструктивная прочность броневого корпуса Т-34 удовлетворительная для защиты против 37 и 45 мм снарядов при достаточно большом количестве попаданий. Для защиты против 76 мм снарядов прочность отдельных узлов должна быть усилена. Носовой узел корпуса является наиболее жестким и прочным узлом, обеспечивающим защиту против 76 мм снарядов.
Скрепление вертикальных и наклонных бортов между собой и скрепление их с днищем и крышей выполнено сваркой, при существующей разгрузке швов – недостаточно удовлетворительно при обстреле 76 мм снарядами. Сварные швы, особенно по вертикальному борту с днищем подкрылка, по борту с днищем корпуса и по наклонному борту (подкрылку) с крышей, разрушаются при попаданиях (даже одиночных) 76 мм снарядов. Однако, ввиду больших габаритов, бортовые детали до конца испытаний, после большого числа попаданий и разрушения большой части швов, не были сорваны со своих мест.
В дальнейшем, при проектировании новых моделей необходимо конструкторам тщательно проработать разгрузку сварных швов приданием большей жесткости всему броневому корпусу по типу носового узла.
2. Наиболее слабым местом броневого корпуса по жесткости является кормовая часть на уровне детали 34-29-008 [верхний кормовой лист]. В этой части, на большой длине от перегородки между боевым и моторным отделением и до самой кормы включительно, наклонные борта не имеют никаких поперечных жестких опор: листы крыши съемные, корма съемная, вентиляционная перегородка съемная. Вследствие этого, наклонные борта в задней части корпуса при обстреле сильно вибрируют, отгибаются крепежные болты, и угольники по кормовому листу срываются.
Необходимо конструкторам проработать вопрос о введении в задней части корпуса Т-34 ужесточающей балки, арки или перегородки. При проектировании новых моделей этот узел (жесткость кормовой части корпуса) должен быть особо тщательно проработан.
3. Общая конструктивная прочность сварной башни из штампованных деталей катанной брони удовлетворительная для защиты против 37 и 45 мм снарядов при достаточно большом числе попаданий, но совершенно недостаточна для защиты против 76 мм снарядов. После первого же попадания 76 мм снарядом в боковую деталь башни – швы сильно разрушаются, а после 4-х попаданий 76 мм снарядами деталь боковина башни была сорвана со своего места со всех швов. Вследствие недостаточной жесткости сварной башни (небольшие габариты деталей; скрепление только сваркой; малая толщина крыши) попаданиями 45 и 76 мм снарядов срываются отдельные детали (основания смотровых приборов, листы крыши, люк лаза башни).
4. Башня с цельнолитым корпусом показала удовлетворительную общую конструктивную прочность для защиты против 37, 45 и 76 мм снарядов. В башню было дано 32 попадания 37 и 45 мм снарядами и 11 попаданий 76 мм снарядами. Корпус башни сохранил свою целостность, дав ряд трещин после попаданий 76 мм снарядом. Вследствие большей жесткости литого корпуса – меньше разрушений было и по прочим закрепленным деталям (смотровые приборы, детали крыши).
При проектировании новых конструкций необходимо признать основными типами башен для защиты против 45 и 76 мм снарядов – цельнолитые или цельноштампованные, и лишь в крайних случаях (необеспеченность производственных мощностей и оборудования) допускать сварные конструкции башен. При этом габариты деталей должны быть возможно большими, а закрепление деталей должно выполняться с максимальной разгрузкой сварных швов (замки, четверти и т.п.). В текущем валовом производстве максимальное количество башен выпускать литыми.
Необходимо срочно проработать конструкцию башни Т-34, удобную для штамповки.
5. На башнях Т-34, как литых, так и из катанной брони, несмотря на выявленные прежними обстрелами (16/X-40 г.) слабые места, заводом № 183 не устранены следующие недостатки, отмеченные в акте обстрела на АНИОПе в отчете комиссии от 16/X-40 г.:
а) Задняя дверца ниши имеет неудовлетворительное крепление. Резьба закрепляющих болтов весьма мелкая. Как и при прежних испытаниях – резьба сминается и дверца ниши вылетает со своего места. Планки для закрепления дверцы ниши срываются со сварки. Уплотнительные планки также со швов срываются.
б) Люк верхнего лаза имеет весьма слабые петли. Валики петель при всех испытаниях срезались, и люк лаза выбрасывался со своего места. Башня оставалась сверху совершенно открытой.
в) Листы крыши башни – тонки. Вследствие этого они срываются со швов и растрескиваются.
г) Болты, крепящие погон, как верхний, так и нижний, недостаточно прочны, при обстреле по башне болты срезаются. Необходимо на существующем танке Т-34 оставить болты из качественной стали, а на вновь проектируемой модели увеличить сечение болтов. Неудовлетворительно стопорение болтов, крепящих погон. После каждого выстрела болты сильно отходят.
д) Уплотнительная планка маски артсистемы вместе с бонками для крепления погона – срываются со швов. Крепление ее необходимо усилить.
е) Петли люка сигнализации и люка вентиляции – слабы; также недостаточно их крепление к люкам. Петли необходимо усилить.
[6.] Неудовлетворительно, при обстреле 76 мм снарядами, крепление оснований смотровых приборов. От попаданий 45 мм снарядов по броне, швы у оснований смотровых приборов разрушаются. Указания комиссии от 16.Х-40 г. о пересмотре способов крепления смотровых приборов, заводом № 183 не выполнены. Необходимо в самом срочном порядке отработать и ввести более надежные способы крепления смотровых приборов.
Испытаниями также снова установлена непригодность марки «40СХ» в качестве броневой стали. Смотровые приборы башни, стакан перископа, лобовой и боковые смотровые приборы на щитке водителя, изготовленные их марки «40СХ» – растрескиваются. Излом – весьма хрупкий, фарфоровидный. Эти же детали, изготовленные из стали марки «МЗ-2» («8С») показали результаты значительно лучше. Марку «40СХ» необходимо заменить на всех броневых деталях.
7. Недостаточно надежно также крепление крышек, защелок и налобников в смотровых приборах. Наружные защитные стекла смотровых приборов растрескиваются при ударах в башню 45 мм снарядами в значительном удалении от смотрового прибора, и даже по противоположной стенке башни.
Защелка груши с ребром жесткости достаточно надежна, но материал стержня-оси, на котором вращается защелка – необходимо изменить, так как стержень рвется, и защелка выходит из действия.
8. Люк водителя, как старой конструкции [серийный], так и литой – новой конструкции [изготовленный по чертежу 34.29.167сб.], для защиты против 76 мм снарядов ненадежен. Люк старой конструкции срывается с петли, имеет ненадежную конструкцию смотровых приборов. Люк новый (литой) имеет следующие недостатки:
а) Броня неравнпрочна броне носа, 76 мм снарядом была пробита.
б) Петли люка, на которых крепятся створки смотровых приборов срезаются при попадании 45 мм снарядами в створки. Замена створки после этого делается невозможной, необходимо менять весь люк. Эти недостатки должны быть устранены.
Комиссия считает, что вообще наличие люка в носовом листе сильно ослабляет лобовую защиту машины, и поэтому при проектировании новых моделей необходимо добиваться конструкции носового листа без люка водителя.
9. Картер поворотного механизма башни, изготовленный из чугунного литья – не годится. При попаданиях в стенки башни картер дробится, растрескивается, ушки для крепления картера отлетают, поворотный механизм срывается со своего места. Необходимо усилить ушки для крепления картера и выполнять картер из стального литья.
10. Слабы болты крепления съемных листов крыши. В дальнейшем, при проектировании новых моделей, крепление съемных листов должно выполняться болтами диаметром не менее 16 мм.
11. Применение углеродистых сталей для деталей, усиливающих конструктивную прочность броневых узлов – недопустимо, так как возможно их хрупкое разрушение от воздействия снарядов по броне».
[ЦАМО. Ф. 38. Оп. 11355. Д. 332. Л. 78 – 82]

опытная литая крышка люка механика-водителя (изготовленная по чертежу 34.29.167сб) после испытаний обстрелом

опытная литая крышка люка механика-водителя (изготовленная по чертежу 34.29.167сб) после испытаний обстрелом

Для определения прочности конструкции элементов ходовой части, установленных на корпусе № 811-78, за время испытаний по ним было произведено 26 выстрелов, из них бронебойными снарядами калибра 37 мм – 4 выстрела, 45 мм – 17 выстрелов и 76,2 мм – 5 выстрелов. Элементы ходовой части, установленные на корпусе № 314-45 подверглись обстрелу пятнадцатью 45-мм бронебойными снарядами и двумя 76,2-мм осколочно-фугасными снарядами. По итогам обстрелов комиссия пришла к следующему выводу:

«Ходовая часть танка не защищена. При попаданиях бронебойными снарядами в гусеницу с боку – разрыва гусеницы не происходит, и танк может еще небольшое расстояние двигаться.
При попадании в ступицу ленивца [направляющего колеса] или любого из колес [опорных катков] подшипники разрушаются. Также при попадании в ведущее колесо. Учитывая, однако, что при движении танка на местности попадания в ступицы весьма затруднены, так как ступицы находятся близко к грунту и скрываются в значительной степени неровностями местности, а также учитывая сложность усиления броневой защиты колес, комиссия не считает необходимым для данной машины вводить дополнительное бронирование по ходовой части танка.
При попадании фугасного 76 мм снаряда по ходовой части или по борту, вблизи гусениц и колес (до 100 – 200 мм), происходит разрушение гусеницы, ведущего колеса, ленивца и поддерживающих колес, ведущее к остановке танка».
[ЦАМО. Ф. 38. Оп. 11355. Д. 332. Л. 77]

Также необходимо отметить, что во время полигонных испытаний особое внимание уделялось проверке качества и прочности сварных соединений корпусов и башен подверженных обстрелу. В результате проверки состояния сварных швов, проводившейся комиссией после каждого выстрела, сварным соединениям корпуса № 811-78 была дана следующая оценка:

«а) Конструктивная прочность сварных соединений деталей носа и носа с бортами – вполне удовлетворительная.
б) Соединение наклонного листа носа и передней крыши корпуса имеет значительный непровар. Качество этого шва неудовлетворительно.
в) Прочность сварных соединений заднего моста корпуса удовлетворительна.
г) Приварка бонок, угольников крепления кормы, угольников крепления листов задней крыши – удовлетворительна.
д) Качество внутренних швов соединения донышек подкрылков с подкрылками по внешнему виду неудовлетворительно, имеются наплывы, свищи, крупночешуйчатость. Внутренние швы остались не разрушенными по левому подкрылку на длине 98 %, по правому 100 %. Слабое разрушение этих швов может быть объяснено тем, что донышки подкрылков разрушались раньше швов.
е) Качество наружных швов, соединяющих подкрылки с их донышками, определить не удалось, так как швы остались не разрушенными и не вскрытыми по правому подкрылку да длине 93 %, а по левому на длине 96 %.
ж) Приварка бонок к носовым, бортовым листам и донышкам подкрылков удовлетворительна.
Выявленные недостатки этого корпуса следующие:
1. Местные по длине шва непровары, особенно по шву крыши дет. 34-29-011 с наклонным листом носа 34-29-904.
2. Непровары, крупночешуйчатость швов, пористость их в швах крепления шахт.
3. Крупночешуйчатость, газовые свищи, наплывы внутренних швов подкрылков и их донышек (швы труднодоступны для сварки)».
[ЦАМО. Ф. 38. Оп. 11355. Д. 332. Л. 83 – 84]

корпус № 811-78 и элементы ходовой части после испытаний обстрелом

корпус № 811-78 и элементы ходовой части после испытаний обстрелом

Значительно более высокую оценку получили сварные соединения корпуса № 314-45, изготовленного по улучшенной технологии, разработанной в конце 1940 г. совместной бригадой НИИ-48 и завода № 183. В акте, составленном по итогам полигонных испытаний, относительно качества сварных соединений этого корпуса комиссия отметила:

«На основании результатов снарядного обстрела корпуса установлено, что стойкость целого ряда сварных соединений и швов выше, чем у корпуса № 811-78. Это объясняется с одной стороны применением в ряде узлов аустенитовых электродов, дающий высококачественный металл швов, с другой стороны, возросшей квалификацией сварщиков, что видно из того, что отдельных мест непроваров, наплывов и др. недостатков на этом корпусе обнаружено значительно меньше.
На основании анализа записей журнала полигонных испытаний и дополнительного осмотра после испытаний установлено:
«а) Конструктивная прочность сварных соединений деталей носа и носа с бортами, подкрылками и днищем вполне удовлетворительна.
б) Конструктивная прочность сварного соединения подкрылков с донышками подкрылков удовлетворительна.
в) Наружные швы, соединяющие донышки подкрылков с бортом, сваренные аустенитовыми электродами по излому плотные, без значительного количества пор и черновин. Конструктивная прочность сварного шва не выяснена вследствие слабости днищ подкрылков, разрушавшихся раньше швов.
г) Внутренние швы донышек подкрылков с бортами выполнены аустенитовыми электродами, имеют в местах разрывов (на длине 29 % от общей длины шва) непровары. В разорванных местах швов качество сварки неудовлетворительно. Профиль шва этого соединения канавочный, затрудняющий сварщику обеспечение надлежащего провара. По левому борту качество сварки определить не удалось, так как шов остался не разрушенным на длине 96 %.
д) Сварные швы соединения шахт с бортами по своему излому пористые, с непроварами в отдельных местах. Многие швы косынок боковин шахт с подкрылками неудовлетворительны из-за крупночешуйчатости, значительной пористости и местных непроваров.
е) Сварные швы угольников крепления кормы, крепления задних листов крыши, внутреннего шва крыши корпуса, приварки бонок по носовым, бортовым листам и по донышкам подкрылков – удовлетворительны.
ж) Прочность сварных соединений заднего моста удовлетворительна.
з) Шов приварки фланца картера бортовой передачи к борту разрушается только при непосредственном действии фугасного снаряда в районе картера.
Недостатки сварки по корпусу 314-45 являются:
1. Пористость швов, выполненных электродами «МД».
2. Трещины первых валиков швов, выполненных электродами «МД».
3. Непровары по канавочному шву донышек подкрылков с бортами.
4. Непровары, наплывы и крупночешуйчатость по швам шахт».
[ЦАМО. Ф. 38. Оп. 11355. Д. 332. Л. 84 – 85]

Качество сварных соединений башни № 811-74, установленной на корпусе № 811-78, оказалось выше, чем у башен первых выпусков, изготовленных по чертежу 34.30сб и испытанных осенью 1940 г., но, по мнению комиссии, все еще было недостаточным:

«а) Приварка оснований смотровых приборов удовлетворительна. По прочности эта приварка выше сварки башен первоначального выпуска, выявленной полигонными испытаниями 16/Х-40 г.
б) Сварное соединение лобовой части башни с правым листом и обечайкой удовлетворительно.
в) Сварное соединение правого листа башни удовлетворительно, за исключением недостаточной прочности соединения с задним листом крыши.
г) Приварка деталей крыши башни по качеству выше, чем установлено было на башнях, испытанных на полигоне 16/Х-40 г, однако, конструктивная сварная прочность все же недостаточна.
д) Приварка левого листа башни неудовлетворительна из-за наличия местных непроваров, трещин первого валика, повышенной пористости швов и местных отклонений профиля шва от чертежных размеров.
е) Неудовлетворительная проварка петли лючка сигнализации из-за частичного непровара и трещин шва.
ж) Сварные соединения бонок, угольника под погон, боковин крепления артсистемы, кронштейнов поворотного механизма и кронштейна уравновешивающего механизма люка – удовлетворительны.
Основные недостатки сварки башни:
1. Повышенная пористость швов, выполненных электродами «МД», причем в отдельных случаях в первых валиках она переходит в губчатое строение.
2. Местные по длине шва непровары.
3. Трещины 1-го валика».
[ЦАМО. Ф. 38. Оп. 11355. Д. 332. Л. 82 – 83]

башня № 314-65 после испытаний обстрелом

башня № 314-65 после испытаний обстрелом

Сварных соединения башни № 314-65 с литым корпусом при обстреле показали большую прочность, чем сварные соединения башни № 811-74, но также не были лишены дефектов:

«а) Сварные швы приварки оснований смотровых приборов удовлетворительны, так как разрушение швов происходило постепенно, участками, вначале весьма короткими в отличие от полного разрушения от одного попадания в боковой лист башни, наблюдавшегося при испытании 16/Х-40 г.
б) Неудовлетворительным оказался шов у петли лючка вентиляции из-за непровара и недостаточной конструктивной прочности крепления лючка.
в) Сварные соединения бонок, угольника под погон, боковин крепления артсистемы, кронштейнов поворотного механизма и кронштейна уравновешивающего механизма люка – удовлетворительны.
г) Установлена значительно большая стойкость сварных швов литой башни при снарядном обстреле, нежели башни из катанных и штампованных листов, в связи с более высокой жесткостью всей конструкции башни.
Недостатками сварки являются повышенная пористость швов и отдельные местные непровары».
[ЦАМО. Ф. 38. Оп. 11355. Д. 332. Л. 83]

Таким образом, комиссией, проводившей полигонные испытания, было выяснено, что несмотря на внедрение в производство на заводе № 183 в конце 1940 г. усовершенствованной технологии сварки корпусов и башен, качество их сварных соединений было еще недостаточным и требовало дальнейшего повышения.

Необходимо отметить, что кроме обстрела снарядами два броневых корпуса и башни танка Т-34 в рамках полигонных испытаний были подвергнуты и обстрелу из стрелкового оружия. Испытания пулевым обстрелом были проведены в ограниченном объеме для определения возможности проникновения внутрь танка свинцовых брызг и мелких осколков пуль, а также для определения прочности и степени защищенности элементов ходовой части и трансмиссии. Стрельба велась из 7,62-мм винтовки обр. 1981 г., 7,62-мм пулемета Дегтярева и 12,7-мм станкового пулемет «ДК» штатными патронами с обыкновенными и бронебойными пулями. В ходе испытаний были получены следующие результаты:

«При обстреле зазора между башней и крышей проникновения свинцовых брызг под погон [шариковую опору башни] не наблюдалось, равно как не происходило заклинивания башни.
При обстреле кромок кормового люка свинцовые брызги внутрь корпуса не проникали.
При обстреле люка водителя свинцовые брызги не проникали, но смотровые приборы повреждены. Старая конструкция не обеспечивает от непроникновения брызг пуль.
Обстрел через балансирные вырезы бортовой брони производился из пулемета ДК калибра 12,7 мм бронебойными пулями. Пули пробивают оба диска ската [опорного катка], проходят в шахту и повреждают балансирные пружины, бронировки шахты пули не пробивают.
Обстрел теми же пулями бронезащиты бортовой передачи [бортовых редукторов] показал, что пули не поражают защиты и не производят повреждений ходового механизма.
При выяснении возможности проникновения свинцовых брызг через жалюзи, последние были открыты. Свинцовыми брызгами фанера внутри корпуса была пробита, что указывает на возможность проникновения свинцовых брызг внутрь корпуса.
При попадании пуль ниже бронировки выхлопа, свинцовые брызги проникают через выхлопное отверстие внутрь корпуса и пробивают подставленный фанерный экран».
[ЦАМО. Ф. 38. Оп. 11355. Д. 332. Л. 51]

После завершения полигонных испытаний специалистами филиала НИИ-48 был составлен Акт, представлявший собой подробный отчет о проведенных комиссией испытаниях двух корпусов и башен танка Т-34. В заключительной части акта, подписанного 25 апреля 1941 г. председателем комиссии военинженером 2 ранга И.А. Бурцевым, на рассмотрение ГАБТУ КА, Главспецмаша НКСМ и 7-го ГУ НКСП были внесены следующие предложения:

«1. Предложить директорам завода им. Ильича и завода № 183 увязать все вопросы допусков по монтажным размерам, обеспечив возможность в срочном порядке переход на закалку деталей в воде. Мариупольскому заводу им. Ильича немедленно перевести на закалку в воду подкрылки, верхние листы носа и кормы, нижний лист носа.
2. Предложить заводу № 183 на корпусах серии 1941 года устранить слабые места бронирования, указанные в п. 6 раздел «Б» и п. 5 и 6 раздела «В» выводов:
а) Отменить строжку четвертей по верхней кромке бортов.
б) Отменить перегиб по верхней кромке детали 34-29-007 или разработать дополнительное бронирование в этом месте.
в) Увеличить толщину днища подкрылков до 16 мм, совместно с филиалом НИИ-48 установить оптимальную твердость для днищ подкрылков.
г) Немедленно перейти на 40 мм бронировку картеров бортовых передач.
д) Увеличить толщину подбашенного листа до 30 мм. Дополнительно усилить экраном заднюю выступающую часть крыши над мотором.
е) Увеличить толщину крыши башни до 30 мм.
ж) Усилить крепление верхнего листа кормы (34-29-008) и люка в этом листе.
з) Усилить крепление дверцы ниши башни.
и) Усилить петли люка лаза в крыше башни, люка вентиляции и люка сигнализации и стакана перископа.
к) Болты крепления верхнего и нижнего погона изготовлять из качественной малолегированной стали и улучшить стопорение болтов погона.
л) Усилить крепление уплотнительной планки маски артсистемы.
м) Изменить – усилить крепление оснований смотровых приборов в корпусе и башне, и усилить крепление защелок, крышек налобников смотровых приборов.
н) Прекратить изготовление броневых деталей из марки «40СХ» (смотровых приборов, стакана перископа и пр.).
о) Усилить конструкцию картера поворотного механизма. Изготовлять картер из стального литья.
п) Пересмотреть материал крепежных угольников, планок и пр., и ставить из материала, обладающего более вязкими свойствами.
3. Заводу № 183 доработать конструкцию щитка водителя, устранив недостатки, указанные в выводах, отработав в частности штампованный.
4. Заводу № 183 в срочном порядке представить план мероприятий по устранению недостатков, указанных в выводах, провести следующие мероприятия по улучшению качества сварки корпусов и башен:
а) Ввести обмазку электродов «МД», обеспечивающую получение беспористых швов.
б) До полного решения вопроса о заменителях, швы напряженных и нагруженных соединений корпуса и башню в целом выполнять только аустенитовыми электродами «25-12». Углеродистые электроды допускать только при сварке железных деталей, не испытывающих воздействия снарядных попаданий.
в) В срочном порядке уточнить и внедрить правила контроля сварных швов и соединений в части определения трещин в швах, плотность швов и приварка их для выявления дефектных швов в соответствии с результатами настоящих испытаний.
г) В кратчайший срок ввести отпуск отдельных сварных узлов (башню, нос, задний мост).
5. Заводу № 183 в двухнедельный срок разработать чертежи цельноштампованной башни танка Т-34, а заводу им. Ильича немедленно поставить работы по освоению штамповки.
6. 3 Гл. Управлению обеспечить на заводе им. Ильича и Кулебакском заводе производство цельнолитых башен в количествах, необходимых для выполнения программы 1941 г. Сварные башни допускать только до развертывания полного производства литых и цельноштампованных.
7. Для систематического контроля качества сварки заводу № 183 один раз в квартал производить детальный контрольный обстрел 1-й сварной башни. В дальнейшем производить 1 раз в год обстрел целого корпуса машины Т-34.
8. Заводу № 183 при проектировании новых танков учесть все выводы комиссии по результатам испытаний (см. п.п. 4, 5, 6, 7, 8 раздела «Б» и п.п. 1, 2, 3, 4, 8 раздела «В») и поставить опытные работы по отработке необходимой конструкции отдельных узлов и соединений.
9. Заводу им. Ильича уточнить постановку плавочного контроля по химическому анализу. Плавки с содержанием углерода и марганца по верхнему пределу должны проходить тщательную повторную проверку по химсоставу. Плавки «8С» с сочетанием предельного содержания углерода и марганца на изготовление свариваемых деталей с высокой твердостью не допускать. Указанные плавки использовать для изготовления деталей, поставляемых в высокоотпущенном состоянии с низкой твердостью взамен марки «1-П».
10. Заводу им. Ильича и Филиалу НИИ-48 совместно провести работы по установлению оптимальной марки стали и твердости, для днищ подкрылков и крыши танка. Работы закончить во II квартале 1941 г.
11. Филиалу НИИ-48 провести опытные работы по установлению способов защиты от действия пробок и осколков внутри танка и совместно с заводом № 183 проработать вопрос о дополнительных системах бронирования для защиты экипажа танка от действия осколков.
12. Филиалу НИИ-48 совместно с заводом № 183 проработать и испытать различные типы конструктивных соединений, рассчитанных на сопротивление воздействию нагрузок при снарядном обстреле.
13. На испытанных корпусах филиалу НИИ-48 провести испытания днищ корпуса подрывом мин».
[ЦАМО. Ф. 38. Оп. 11355. Д. 332. Л. 86 – 88]

Харьковские «тридцатьчетверки» Часть 13 Испытания броневой защиты «тридцатьчетверки»

Отметим, что мнение представителя завода № 183 инженера-конструктора Б.А. Черняка относительно необходимости введения ряда изменений в конструкцию корпуса и башни танка Т-34 не полностью совпало с мнением других членов комиссии. В особом мнении, приложенном к акту полигонных испытаний, Б.А. Черняк отметил, что завод № 183 считает нецелесообразным отмену строжки четвери в верхней части вертикальных бортовых листов корпуса (в месте соединения их с днищами подкрылков), так как это потребует изменения конструкции всех баков, что нарушит их взаимозаменяемость, уменьшится запас горючего, и кроме того потребует значительной подготовки производства. Также Б.А. Черняк посчитал нецелесообразным изменение способа крепления оснований смотровых приборов к корпусу башни, аргументируя это тем, что приварка их аустенитовыми электродами обеспечивает вполне надежное соединение.

У руководства Мариупольского завода также было собственное мнение относительно дальнейшего улучшения конструкции корпуса и башни танка Т-34, основанное прежде всего на желании максимально упростить конструкцию броневых деталей, сделав их менее трудоемкими и более технологичными. Сразу же после завершения полигонных испытаний главный инженер Мариупольского завода В.С. Ниценко отправил председателю комиссии И.А. Бурцеву, а также всем заинтересованным сторонам письмо следующего содержания:

«На протяжении всего периода времени в течении которого госкомиссия проводила работу по испытанию корпусов и башен машины А-34 на полигоне, для завода наиболее четко выкристаллизовались отдельные вопросы, которые завод считает необходимым поставить перед госкомиссией на предмет их разрешения. Речь идет о следующем:
1. В процессе полигонных испытаний при попадании снаряда в борт по месту, где проходит продольная четверть размером 40 × 10 (верхняя кромка борта, сопряженная с днищем подкрылков) и во втором попадании рядом несколько ниже, где нет четверти, при одной и той же скорости в первом случае обнаружилось явно слабое место – борт получил сквозную пробоину.
Этот факт свидетельствует о необходимости отменить четверть, о чем еще в сентябре месяце 1940 года с заводом № 183 было достигнуто соглашение, и несколько позже завод № 183 снова возвратился к четверти по верхней кромке борта, ссылаясь не невозможность переделки бензобаков в этом районе. Если в то время этот вопрос оставался неразрешенным, то сейчас, после обстрела, для всех совершенно ясно, что лучше подумать над тем, как переделать бензобак, нежели ставить под угрозу всю машину, имея в ней уязвимым местом район бензобаков.
2. При обстреле кормовой части машины, при попадании снаряда в верхнюю загнутую часть детали А-34-29-007-1 [нижний лист кормы], были получены сквозные пробоины этой части детали, в то врем как остальная плоская наклонная часть показала хорошие результаты по стойкости. Этот факт подтверждает справедливость требований Мариупольского завода на протяжении всего периода работы по изготовлению брони для машины А-34 об упрощении столь трудоемкой детали, как деталь кормы 34-29-007-1.
Наиболее удачным решением этого вопроса явилось бы следующее конструктивное оформление: нижняя перегнутая часть детали, сопрягающаяся с днищем корпуса – остается попрежнему, а верхняя часть, ранее загнутая по Р = 140 – выпрямляется, что создает продолжение наклона плоской части детали и устраняет расположенную почти по нормали опасную полоску в корме машины. Нужно отметить, что выпрямление загнутой части детали 34-29-007-1 влечет за собой удлинение смежной детали 34-29-008-1 (наклонный верхний лист кормы) и незначительное удлинение кормовой части борта, что можно сделать совершенно безболезненно (как показано на эскизе № 1).
Такое решение вопроса заводом выдвигалось еще в феврале месяце с.г. в г. Москве при пересмотре чертежей на 1941 год и так как в настоящее время принятие такого решения диктуется результатами обстрела, завод выдвигает этот вопрос перед госкомиссией.
3. Решением предыдущего вопроса достигается значительное технологическое упрощение, большая герметичность и, наконец, значительное облегчение в пригонке люка кормы (деталь 34-29-017 и 34-29-008-1). По этому вопросу, кстати сказать, выдвинутому заводом еще в 1940 году, но отвергнутому заводом № 183, в настоящее время представляется возможность принять решение об изготовлении люка кормы круглым (что дает возможность обработки на станке амбразуры и люка, а, следовательно, увеличить плотность прилегания люка), учитывая удлинение, а следовательно увеличение прочности в перемычке деталей (между кромкой люка и кромкой наружной).
4. В заключении завод считает необходимым поставить вопрос перед госкомиссией о люке водителя, результаты испытания которого следует считать неудовлетворительными, как в катанном, так и в литом варианте. На основании указанного выше следует признать необходимым и целесообразным для сохранения той высокой прочности, какую показал передний верхний наклонный лист при обстреле – люк водителя отменить вообще, обеспечив возможность выхода из машины водителю через башню. При необходимости несколько приподнять или отдалить от головы водителя смотровые приборы, можно сделать требуемую выштамповку».
[ЦАМО. Ф. 38. Оп. 11355. Д. 332. Л. 205 – 206]

эскиз изменения конструкции кормовой части корпуса танка Т-34, предложенный Мариупольским заводом им. Ильича

эскиз изменения конструкции кормовой части корпуса танка Т-34, предложенный Мариупольским заводом им. Ильича

Предложения главного инженера Мариупольского завода В.С. Ниценко были приобщены комиссией к акту полигонных испытаний двух корпусов и башен танка Т-34, который 9 мая 1941 г. вместе с препроводительным письмом № 510сс был отправлен руководству ГАБТУ КА, НКСМ и 3-го ГУ НКСП для рассмотрения и принятия окончательных решений.

Забегая вперед скажем, что в дальнейшем заводу № 183 было рекомендовано реализовать часть выдвинутых комиссией предложений по улучшению конструкции корпуса и башни при проектировании модернизированного варианта среднего танка Т-34 – танка Т-34М. О том, как разрабатывался проект этой боевой машины будет рассказано в следующей главе.

источник: https://t34inform.ru/publication/p03-13.html

Подписаться
Уведомить о
0 Комментариев
Межтекстовые Отзывы
Посмотреть все комментарии
Альтернативная История
Logo
Register New Account
Reset Password
Compare items
  • Total (0)
Compare