Город не сдавать!

16
8
Город не сдавать!

Город не сдавать!

Статья Александра Полищука и Андрея Уланова с сайта WARSPOT.

Первый бой танкистов полковника Н.М. Бубнова с наступавшими подразделениями 4-й танковой дивизии немцев состоялся вечером 16 марта 1943 года. В этот момент положение частей 3-й гвардейской кавалерийской дивизии было не просто критическим, а отчаянным. Окружённый 9-й гвардейский кавалерийский полк вёл ожесточённый уличный бой в селе Светово, соседний 10-й гвардейский кавалерийский полк также был связан тяжёлым боем с танками и пехотой противника. Как признают сами кавалеристы, только контратака с ходу вступивших в бой 10 танков 11-й гвардейской танковой бригады, отбросивших немцев, позволила кавалеристам «восстановить своё положение» и перейти к обороне.

Утро 17 марта началось с атаки 15 немецких танков при поддержке пехоты на Коростовку, занятую 9-м гвардейским кавалерийским полком (гв.кп). Первые атаки кавалеристы отбили, но после подхода подкрепления вражеской пехоте удалось с пятой попытки заставить части 3-й гвардейской кавалерийской дивизии (гв.кд) отойти из Коростовки. Это позволило немцам «направлять колонны пьяных фрицев с танками на Буковище против основных сил 9-го гв.кп».

Схема обороны частей 3-й гв.кд и контратаки танков 11-й гв.тбр 16 марта 1943 года

Схема обороны частей 3-й гв.кд и контратаки танков 11-й гв.тбр 16 марта 1943 года

В 14:00 17 марта противник силами до 12 танков и батальона пехоты перешёл в атаку из села Бересток на Борисово, силами до 30 танков с пехотой — из Коростовки на Борисово. Фактически 2-й танковый батальон 11-й гвардейской танковой бригады (гв.тбр) дрался против боевой группы командира 33-й панцергренадёрского полка (пгп) полковника Карла Маусса (Karl Mauss).

Стоявшие в селе Борисово (интересно, что, по мнению кавалеристов, оно было взято немцами) шесть Т-70 и три Т-70 из Лемешек открыли внезапный огонь из засад с места, а три Т-34 перешли в контратаку из Марицкого хутора через Буковище во фланг группе немецких танков, атаковавших из Коростовки на Борисово. В результате упорного боя, длившегося до наступления темноты, немцы были отброшены в исходное положение, понеся потери: сожжено семь и подбито девять танков, уничтожены два самоходных орудия и до 100 солдат и офицеров.

Собственные потери составили три сгоревших (один Т-34 и два Т-70) и три подбитых (один Т-34 и два Т-70) танка, пять убитых и пять раненых танкистов. В строю 2-го батальона оставались 21 Т-34 и 10 Т-70.

В 16:10 противник опять пошёл в наступление силами 18 танков в направлении на Наумовку, а также предпринял атаку на Борисово. Потери немцев составили один танк сгоревшим и один подбитым.

Бой 28-й лыжной стрелковой бригады 17 марта 1943 года

Бой 28-й лыжной стрелковой бригады 17 марта 1943 года

Особенно кстати в этот день пришлась помощь танкистов на участке обороны 28-й лыжной стрелковой бригады (лсбр). В 16:00 после артподготовки «до батальона пехоты с 30 танками» атаковали позиции бригады в деревне Сосница и «на западной опушке квадратной рощи». Находившиеся в боевых порядках три 76-мм орудия, вероятно, из 120-го истребительно-противотанкового артиллерийского полка (иптап), и две «сорокапятки» были раздавлены танками. Немцы захватили Сосницу и западную опушку рощи, но «были встречены огнём противотанковой артиллерии и огнём наших танков, которые к этому времени подоспели встать на огневые позиции в районе северной опушки рощи квадратная». Встретив огонь танков, продолжать атаку в наступающей темноте немцы не рискнули, отойдя в занятую Сосницу.

По итогам дня в 1-м батальоне 11-й гв.тбр оставалось 22 Т-34, из них 14 в строю, четыре в ремонте в Севске и четыре в пути в ремонт. Интенсивно действовавший 2-й батальон насчитывал 10 Т-34, из которых в строю оставались семь — ещё один был подбит, один сгорел и один отправился в ремонт. Легких Т-70 было 10, а ещё два сгорели, семь убыли в ремонт, а два не имели экипажей.

Схема обороны частей 3-й гв.кд и танков 11-й гв.тбр 17–18 марта 1943 года

Схема обороны частей 3-й гв.кд и танков 11-й гв.тбр 17–18 марта 1943 года

На 18 марта состав танковых засад бригады был такой: четыре Т-70 — на юго-западной окраине Борисова, рота Т-34 — у высоты 181.4, четыре Т-34 и три Т-70 — на северо-западной окраине Буковища, рота Т-34 — у деревни Горартель, три Т-70 — на западной окраине Марицкого хутора. В резерве в Севске оставались шесть Т-34.

В 12:00 18 марта немцы перешли в наступление, нанося главный удар в направлении Коростовка — Буковище — Севск. Для отражения атаки танков и пехоты противника командованием 11-й гв.тбр из резерва были выброшены три Т-34 в Княгинино, откуда совместно с находящимися там другими тремя Т-34 они перешли в контратаку через Борисово на Коростовку. Поддерживали контратаку три Т-70, оставшиеся в засаде в Борисово. Атака немецких танков из Коростовки была отражена, после чего советские экипажи переключились на отражение атаки немецких танков и пехоты в направлении на Михайловское. Для отражения атаки 30 танков из Калиновского на Кудеяр было выброшено из резерва шесть Т-34 в Кудеяр. Эти танки огнём с места и фланговым огнём трёх Т-34 из Марицкого хутора отразили атаку танков и пехоты на посёлок Калиновский.

Бой был очень тяжёлым — бригада была сбита с позиций и отошла на рубеж высота 216.6 — Марицкий хутор — посёлок Кудеяр. Фактически противник разгромил все танковые засады 11-й гв.тбр в районе Борисов — Буковище и у Марицкого хутора. Сгорело четыре Т-34 и девять Т-70, два Т-34 были подбиты. Предварительные потери в личном составе — 18 убитых и 50 раненых.

В этих боях в районе посёлка Буковище погиб командир взвода Т-70 Герой Советского Союза старший лейтенант К.И. Савельев. Скорее всего, это произошло в районе 13:50, когда восемь Т-70 совместно 3-м эскадроном 9-го гв.кп отбивали атаку на Буковище 15 танков и двух батальонов пехоты немцев.

К вечеру 18 марта в 11-й гв.тбр оставалось в строю 19 Т-34 и четыре Т-70, один из которых был не на ходу.

На 19 марта комбриг полковник Н.М. Бубнов решил поставить два Т-34 в Княгинино, восемь Т-34 — в районе высоты 216.6, три Т-70 — в Марицком хуторе, шесть Т-34 — в Кудеяре. Три Т-34 составляли резерв бригады в Севске.

Лёгкий танк Т-60 с десантом проезжает мимо сапёра, снимающего немецкие тарельчатые противотанковые мины

Лёгкий танк Т-60 с десантом проезжает мимо сапёра, снимающего немецкие тарельчатые противотанковые мины

На 20:00 18 марта штаб немецкой 4-я танковой дивизии (тд) сообщил о том, что в его распоряжении в исправном состоянии имеется 13 танков (16 марта было 16 танков) и 14 штурмовых орудий StuG.III против 16 и 10 машин на 16 марта соответственно.

Таким образом, по итогам дня 18 марта три «длинных» Pz.Kpfw.IV были подбиты — немцы признают, что два из них сгорели в районе Кудеяра. Интересно, что в документах 3-й гв.кд, на участке которой действовали танкисты, имеется запись: «18.03.1943 9-й гв.кп выбил противника из Марицкого хутора. Захвачен один тяжёлый танк, подбито 11 танков». В отчёте самого 9-го гв.кп захват исправного танка с экипажем относится к контратаке на Буковище, проведённой в 19:00 3-м эскадроном при поддержке восьми танков 11-й гв.тбр.

За подбитые машины, скорее всего, было посчитано всё, что имелось на поле боя, а вот захваченный танк вполне мог оказаться «длинным» Pz.Kpfw.IV. Увы, вытащить его в свой тыл кавалеристам, судя по всему, не удалось, поскольку к 20:00 немцы подтянули ещё семь танков и пехоту, вновь заняв Буковище.

Количество подбитых StuG III установить не удалось: немецкие ремонтные службы как всегда были на высоте. Учитывая, что поле боя оставалось за немцами, а оборонявшиеся советские части имели довольно мало артиллерии, немецкие ремонтники имели все шансы успешно вернуть в строй большую часть подбитых машин.

19 марта противник опять обрушился на боевые порядки советских танкистов и кавалеристов. 11-я гв.тбр к этому моменту после тяжелейших боев сосредоточилась в районе Слободы Стрелецкой, Кудеяра и на окраинах Севска. Потери бригады составили шесть Т-34 сгоревшими и три Т-34 подбитыми, один Т-70 был подбит, второй застрял в грязи, а третий пропал без вести. Было убито шесть человек, ранено ещё 12.

В боевом составе бригады оставалось 13 Т-34, при этом корпусные документы сообщали о 12 танках. На 20 марта командир 11-й гв.тбр решил сосредоточить силы бригады в центре Севска, чтобы быть готовым действовать во всех направлениях.

«Матильда» в СССР

«Матильда» в СССР

Немцы признают 19 марта безвозвратную потерю одного Pz.Kpfw.IV, сгоревшего на северной окраине Севска. Согласно немецким данным, на вечер в строю 4-й тд находились один «короткий» Pz.Kpfw.III и один «короткий» Pz.Kpfw.IV, 12 «длинных» Pz.Kpfw.IV и шесть StuG.III из 904-го дивизиона штурмовых орудий (дшо) — стало быть, по итогам дня сгорел один Pz.Kpfw.IV и восемь StuG.III были подбиты.

С учётом подошедшей, наконец, 160-й тбр — пусть и вооружённой «Матильдами» и лёгкими Т-60 — разница в количестве боеготовых машин у наступавшей 4-й тд и оборонявших Севск частей «конно-стрелковой группы» выглядит не такой уж страшной. Тем более, что на подходе была выдвинутая из резерва фронта 181-я стрелковая дивизия (сд). Однако боеспособность частей группы генерал-лейтенанта В.В. Крюкова была уже на пределе:

«Нужно сказать, что тяжёлые танки [противотанковые] средства дивизии [3-й гв.кд] не пробивали, а ружья ПТО не брали броню и средних танков. Противотанковые гранаты отсутствовали и появились лишь 24 марта. Боеприпасы поступали с перебоями, первые дни держались только на трофейных 75-мм и 50-мм пушках с запасом до 3000 снарядов».

20 марта немцы со всех сторон атаковали и обстреливали Севск, при этом танки 11-й гв.тбр использовались в роли пожарной команды. Потеряв три Т-34 подбитыми и одного члена экипажей раненым, советские танкисты заявили один вражеский танк уничтоженным и один подбитым. На ходу осталось 13 Т-34. По итогам дня шесть танков обороняли юго-западную окраину Севска, два — юго-восточную окраину Севска, шесть — северную окраину Севска в районе моста. Один танк Т-34 стоял у Юрасова Хутора. Сосед справа — 3-я гв.кд, сосед слева — 30-я лсбр.

С самого утра 21 марта 11-я гв.тбр наносила короткие контрудары, при этом пехота за танками не шла. Танкисты выбили немцев из посёлка Десятное. Комбриг жаловался на приказы на отражение атак противника из района северо-восточной окраины Севска, где якобы никаких серьёзных сил противника не было. Однако, согласно немецким данным, утром 21 марта на северной окраине Севска два «Мардера» и два StuG.III были безвозвратно потеряны во время контратаки русских танков и пехоты.

Наводчик 120-мм миномёта за работой

Наводчик 120-мм миномёта за работой

Боевое донесение штаба 30-й лсбр за этот день не менее интересно. Бригада претендовала на следующие трофеи: один танк, два 76-мм орудия, два противотанковых и два зенитных орудия, две подводы с продовольствием, штабную машину с документами. При этом про собственные потери оцениваются как «большие, особенно в комсоставе и матчасти». Точнее восстановить происходившее 21 марта сложно, но, судя по всему, немцы всё же попытались провести разведку боем и зацепиться за северную окраину Севска.

С 22 марта немцы не проявляли активности в полосе действия 11-й гв.тбр. Бригада оборонялась и ремонтировала танки — на ходу было уже 15 Т-34.

25 марта немцы опять попытались взять Севск силами пехоты под прикрытием артиллерийского огня при поддержке 18 танков. Два Т-34 было подбито, три человека ранены. Все вражеские атаки были отражены.

Конец обороны Севска наступил 26 марта. В 14:00 немцы атаковали с юга, раздавив две «сорокапятки» 120-го иптап и подбив три танка 11-й гв.тбр. Основная атака последовала ближе к вечеру; предварительно позиции оборонявшихся были накрыты мощным огневым налётом, под который, в частности, попали командный пункт 3-й гв.кд и узел связи. Бой за город продолжался до утра 27 марта. Остатки 11-й гв.тбр отошли в район Красного хутора, где оказались пять Т-34, и Юрасова Хутора — здесь заняли оборону четыре Т-34 и один Т-70.

Бой за Севск 26 марта 1943 года

Бой за Севск 26 марта 1943 года

Потери за 26 и 27 марта составили два сожжённых и два подбитых Т-34. В документах кавалеристов упоминается, что в городе «наши подбитые танки, использованные как неподвижные огневые точки в количестве восьми штук, были уничтожены». На ходу на 27 марта оставались восемь Т-34 и один Т-70, ещё три Т-34 требовали ремонта. Всего за период боев с 17 по 27 марта бригада потеряла 33 танка сгоревшими и оставленными на поле боя, было убито 53 и ранено 102 человека. Заявки были скромными — на три сожжённых и два подбитых немецких танка.

История 4-й тд подтверждает, что три «длинных» Pz.Kpfw.IV и четыре штурмовых орудия (два StuG.III и два «Мардера») не подлежали восстановлению и были списаны в безвозвратные потери. Помимо этого, 16 танков и штурмовых орудий (два «длинных» и два «коротких Pz.Kpfw.IV, один «длинный» Pz.Kpfw.III, шесть «Мардеров» и пять StuG.III) из числа подбитых и повреждённых были эвакуированы и находились в ремонте. Кроме потерь в технике, 4-я тд в боях под Севском потеряла 227 солдат и офицеров убитыми, 23 пропавшими без вести и 876 ранеными. Для сравнения, участвовавшие в боях против группы Крюкова 82-я и 88-я пехотные дивизии (пд) потеряли за март:

      • 82-я пд — убито 107, ранено 323, пропало без вести 8;
      • 88-я пд — убито 139, ранено 352, пропало без вести 8.

После боев под Севском немецкую 4-ю тд и советскую 11-ю гв.тбр ждали бои на Курской дуге. Там сразу два противника советских танкистов по боям под Севском погибли в один день 22 июля. Командир 12-го пгп полковник Йоахим фон дер Дамерау-Дамбровски (Joachim von der Damerau-Dambrowski) был убит, а его штаб разгромлен и взят в плен. Командир I батальона 35-го танкового полка гауптман Ганс-Детлоф фон Коссель (Hans-Detloff von Cossel) сидел в своём командирском танке, когда внезапно началась атака советских «тридцатьчетвёрок». По показаниям очевидцев не ясно — то ли снаряд пробил бортовую броню башни, то ли влетел в открытый люк, но фон Коссель получил тяжёлые ранения левой стороны лица и в грудь. Танк загорелся, и все, кто был рядом, кинулись вытаскивать командира, но все попытки были тщетными, и он сгорел вместе с раненным механиком-водителем.

К сожалению, судьба не была благосклонна и к командиру 11-й гв.тбр Николаю Матвеевичу Бубнову — он погиб 2 августа 1943 года в момент выдвижения бригады на рубеж атаки. 2 ноября 1943 года полковнику Бубнову было посмертно присвоено звание Героя Советского Союза.

источник: https://warspot.ru/19734-gorod-ne-sdavat

Подписаться
Уведомить о
2 Комментариев
Старые
Новые Популярные
Межтекстовые Отзывы
Посмотреть все комментарии
Альтернативная История
Logo
Register New Account
Reset Password
Compare items
  • Total (0)
Compare