0
0

— Да, были люди в наше время,

Не то, что нынешнее племя:

Богатыри — не вы!

 

— Ваше благородие, южане артиллерию прикатили, прямой наводкой по нашим бьют! — вбежал в блиндаж полковника молоденький адъютант  — Его благородие прим-майор Уор просил передать, что они долго не продержаться! 

— Что на правом фланге, у Кошена?
— Там танки, ваше благородие! Тяжелые, трехбашенные!  
Массаракш. Броню "Урагана" имеющиеся орудия не брали. На крайний случай были еще две самоходки, но это был последний козырь.
— Потери?
— Порядка четверти личного состава, ваше благородие. 

Массаракш и массаракш. Была половина штатного, теперь еще меньше. Но удержать позицию надо во что бы то не стало. Сзади разворачивается Второй гвардейский Его Императорского Высочества принца Визра бронемоторизированый корпус и нужно дать ему на это время. И продержаться. Еще часа полтора. А ведь позади, за три сотни километров столица. И кроме их, корпуса и горстки ополченцев ее никто не защищает. 
 — Лейтенант, дуй к Грену, передай, что бы он свои самоходки на правом в бой вводил. Живо!
— Есть, ваше благородие! — адъютант выскочил из укрытия. 
Деф опустился на стул. После какой-то чертовщины с кабелями полк лишился связи. Теперь роль связистов выполняли вот такие лейтенанты, как и тот парень. Он перевел взгляд на карту. По центру все было относительно нормально, там натиск был не таким сильным. На правом фланге федераты ввели в бой четыре "Урагана". Они были практически неуязвимы для орудий, их поразить могли только самоходки. Да и самоходками они назывались лишь теоретически — это были морские орудия от недостроенных кораблей которые устанавливались на грузовики и имели аж один бронелист для прикрытия расчета. Но это были самые мощные боевые машины, если не считать конечно тяжелые танки "Месть" которые почти все сгорели в атомном пламени еще полгода назад на Улумберском направлении… Ему бы хотя б один такой, бежали бы федераты! 120 мм орудие, броня из какого-то нового сплава, 4 пулеметные машинки — сказка, а не танк! Гордость империи… Вернее, уже бывшей империи. Месяц, как император от престола отрекся. Дезертиров тогда много было. Вон в соседнем "медвежьем" батальоне вообще офицеров солдатня перебила и сбежала. А через несколько дней две тысячи напоролись на нескольких кавалеристов и перестреляли их. Потом разбежались кто куда. В самой столице чертовщина твориться. Алые, черные, студенты…Тьфу! Массаракш! Из всего фронта в строю остались лишь от силы две дивизии. И то в основном гвардейские. А федераты прут. К столице уже подобрались. 
Грустные размышления полковника прервал нарастающий гул и крик наблюдателя:
— Бомбовозы!! Воздух!!!
Рявкнули где-то несколько зениток, вся оставшаяся полковая воздухобойная артиллерия. Деф выглянул из блиндажа. Приближались две трехмоторные твари. Облака разрывов были далеко за машинами. И тут полковник увидел летящий со стороны столицы истребитель. Старую, совсем устаревшую "Ишту-Хариту — 4" Она была одна. Со стороны бомбовозов к ней потянулись желтые нити. Пока истребитель уворачивался от них. Вот совершив разворот он зашел в мертвую зону к одному федерату. 
— Почему он не стреляет?! Почему?! — кричали солдаты. Полковник тоже этого не понимал. Он не знал, что машинки были давным-давно сняты, а заправлена "Ишта" была только в один конец. 
Истребитель немного приподнялся и на мгновение слился с бомбовозом. А в следующий миг оба самолета вспыхнули…
Второй самолет южан отклонился, что бы не столкнуться с остатками и попал под зенитный снаряд. Правая плоскость откололась и продолжила свой полет уже отдельно от бомбовоза. Жутко воя федерат завалился в штопор и под громкий вопль имперцев рухнул на землю. 
Тем временем враги бросили по центру свой резерв — полтора десятка танков "Вепрь" и дюжину бронетранспортеров. Потери в полку были все больше, поэтому на каждого северянина приходилось уже по 6-7 федератов, а не по 2-3 как в начале. Несколько 75 мм орудий пытались вывести из строя бронетехнику противника, но явно опытные экипажи не подставляли ни бок, ни корму. А лобовую броню обычные снаряды брали разве что в упор. Кумулятивных было только четыре штуки. Их берегли на самый крайний случай. 
— Храбрые воины! Сдавайтесь! Правительство Южной Федерации гарантирует вам безопасность! Убивайте офицеров, сдавайтесь нам и уже завтра вы отправитесь домой! — стал вещать в рупор очередной провокатор. Полковника предупреждали об этом, да он и сам знал. Это была новая техника южан. Был случай, как бойцы перебили командиров, подняли руки, вышли и их перестреляли, как на полигоне. У федератов, знаете ли, такая традиция — перед первым боем строят взвод на полигоне и выпускают три — четыре дюжины военнопленных северян. И расстреливают их. Называют это "Закалка огнем". 
На этот раз южане просчитались: на 40 процентов подразделение Дефа состояло из офицеров. И тем не менее один солдат крикнул:
— Братцы! Нам жизнь обещают! Бей золотопогонников!
Полковник потянул руку к револьверу, но его опередили. Бородатый капрал пристрелил паникера. Деф помнил его. Бородач был старшим из пришедших "медведей". Восемнадцать человек с десятью "Дурехами". А главное — с огромным боевым опытом. На фронте с начала войны. Полковник тогда отступал с двумя сотнями бойцов из которых большинство были будущими офицерами — кадетами Зоонского училища. Их спешно произвели в секунд-лейтенанты и собирались бросить в бой, но так как линия фронта откатывалась назад, Зоон оказался в тылу врага. К тому времени отступающий 11 полк, которым командовал Деф Насчитывал всего пятьдесят бойцов. Они зашли в город, где и нарвались на спешно готовящихся к бою кадетов. Вместе прорвались и потом курсантов официально присоединили к полку. После отречения Деф заявил, что не собирается складывать оружие и будет продолжать воевать. Его поддержал весь личный состав — авторитет полковника был непререкаемый. Он отправил десяток лейтенантов в ближайшие подразделения, что бы все, кто решил продолжать воевать знали, куда придти. Так и стали к нему стекаться солдаты и офицеры из разных подразделений и род войск. Вон там у пулеметной машинки сидит бывший пилот, а на правом фланге дюжина матросов с броненосца "Эрран Шестой". Артиллеристы приволокли два 75 мм орудия. В общем, на момент начала боя полк насчитывал 638 солдат и офицеров. 
Неосторожный водитель транспортера высунулся из-за танков и получил 75 мм "подарок". Еще два танка пылали подожженные кумулятивными снарядами. По так удачно отстрелявшейся пушке сосредоточили огонь все боевые машины федератов. Позиция была подвалена. Второе орудие добилось большего успеха — расчет подбил три танка и два БТРа. Но судьба его была такая же: федераты сравняли северян с землей. 
Заговорили "Дурехи".  Их пришлось распределять по всем направлениям и поэтому по центру находились только два ружья. Зато расчеты — самые опытные. Да и оружие отличное — на расстоянии до ста шагов пробивает броню почти всех танков, кроме, увы, "Урагана". Хотя говорили, что один умелец сумел таки его подбить. Еще два танка остановились. Тем временем, БТРы выскочили из-за прикрытия и стреляя из собственных машинок приблизились к траншеям. И напоролись на стену пламени — полковой огнеметчик с честью исполнил свой долг, остановив три боевых машины. Еще два транспортера были подбиты гранатами. Из оставшихся четырех посыпались южане. Они ворвались в траншеи и стали вырезать вооруженных неуклюжими винтовками солдат. Но быстро сориентировавшийся пулеметчик подхватил машинку и развернувшись в пол-оборота дал две длинные очереди вдоль окопа, расстреливая и оставшихся там северян, и ворвавшихся южан. Подоспевшие бойцы забросали опасный участок гранатами. Транспортеры постигла та же участь. 
— В-ваше благородие! Правый фланг прорван! Прим-майор Кошен погиб. 
Деф обернулся. За спиной стоял его адъютант. Правая рука была перемотана бинтом. 
— Как прорван?! Чем?!!
— Ротмистр Грен не дошел. Звено штурмовиков уничтожило его самоходки. А "Ураганы" добили отряд прим-майора. Нам в тыл заходят. Минут через десять будут здесь. Я и еще четверо солдат вырвались. 
Полковник глянул на часы. До окончания развертывания корпуса было аккурат 10-15 минут. "Может, успеют?" — пронеслась у него в голове мысль. 
— Громкоговоритель!
В руку полковника ткнулась ручка предмета, называемого солдатами "матюгальник". 
— Полк! Слушай меня. Через десять минут здесь будет Его Императорского Высочества принца Визра бронемоторизированый корпус! Нам осталось продержаться десять минут! К бою братья! 
… Одна за другой замолкали винтовки северян. Все реже можно было услышать трель пулеметных машинок. Зато южане были слышны все отчетливей. Полковник тоже вел огонь. А рядом гибли его солдаты. Вот упал его адъютант, вот заслонил Дефа бородатый капрал, последний оставшийся из медведей. 
Щелк! Полковник удивленно передернул затвор. Щелк! Деф опустился на дно окопа и сунул руку в лежащий на земле патронташ. Пусто. Он сел. "Вот и все. Отвоевался" — подумал он. "Хотя нет". Деф расстегнул кобуру и вынул револьвер.  Старый револьвер, семейную реликвию. На ручке была дарственная надпись: "Генерал-майору Варн Руну за верную службу" и вензель императора. "Эрран Одинадцатый". Револьвер отца. Лимитированная серия. К таким даже патроны уже несколько лет не достать. Осталось только четыре штуки. Полковник достал из кармана еще один подарок семьи — старенькую икону. Ну да, отец ему оружие подарил, когда провожал молодого прим-лейтенанта на войну, с мама икону. Раньше там еще и фотокарточка любимой была, но когда та после ранения Дефа за какого-то интенданта замуж вышла, он ее прострелил. Тоже история была — кто-то додумался написать, что царапина на виске — тяжелое ранение. Хорошо, что этот умник только ей послал, а не семье. 
— Где же, вашбродь, принц? — подполз к полковнику капрал Энц, с которым он начинал воевать — полчаса назад должны были быть. 
— Не знаю, Энц. Должен быть. У тебя патроны остались? 
— Нет, вашбродь, только граната одна. 
— Давай. И дуй отсюда. Сзади должен быть этот корпус. Скажешь им, что мы свой долг выполнили. 
-Вашбродь, а вы?  
— А я, Энц, тебе время выиграю. Бегом капрал! Это приказ. 
Ветеран покачал головой, достал гранату, отдал ее полковнику и сказал:
— Спасибо, вашбродь. Мы все вами гордились. Вы нам как отец были. 
Сказав это развернулся и побежал по окопу. Там была отрыта траншея для кабеля, но пролезть человек там вполне мог. 
Деф высунулся из-за бруствера. Метрах в пятидесяти бежала жиденькая цепь федератов. Еще ехал броневик и две танкетки. Полковник тщательно прицелился. Догх! Машущий руками человечек упал. Догх! Догх! Догх! Щелк! Он только хотел укрыться, как что-то обожгло ему плечо. Полковник выронил револьвер и упал на дно окопа. Взял гранату и вырвал кольцо. Это были гранаты нового типа. Они взрывались через три секунды после отпускания скобы. От боли полковник закрыл глаза. Перед его взглядом проплыла война: его первый бой, ранение, бои, бои, бои… Зоонский прорыв, отречение, формация 11 полка. И, наконец, сегодняшний день. 
На стороне южан бухнули разрывы. Странно. Мин у полка только несколько штук было. Неужели федераты все-таки напоролись на них? 
Но новые взрывы тоже не заставили себя ждать. С огромным трудом Деф открыл глаза. Со стороны столицы шли танки. Над первым гордо развевалось знамя.  Прищурив глаза полковник сумел прочитать: "Его Императорского Высочества принца Визра бронемоторизированый корпус". 
— Вашбродь! Вы живы?! 
К Дефу подбежал Энц. 
Он аккуратно вытащил гранату из его руки и выбросил ее. 
— Врача к господину полковнику! Деф, ты как?- Над ним опустился его друг — прим-майор Горт Уор.
— Нормально… Приподнимите меня над бруствером. 
Они выполнили его просьбу. Деф увидел горящие танкетки и бронемашины, спины бегущих федератов. Поднял револьвер. Уор помог ему засунуть его в кобуру. 
Первый  имперский танк переехал линию окопов и рванул вперед. Это был "Месть". 120 мм орудие, броня из какого-то нового сплава, 4 пулеметные машинки — сказка, а не танк! Гордость империи. Великой империи. 

Подписаться
Уведомить о
2 Комментариев
Старые
Новые Популярные
Межтекстовые Отзывы
Посмотреть все комментарии
Альтернативная История
Logo
Register New Account
Reset Password
Compare items
  • Total (0)
Compare