Год 1920-й: битва за Азовское море. Часть III

15
8
Год 1920-й: битва за Азовское море. Часть III

Год 1920-й: битва за Азовское море. Часть III

Статья Владислава Гончарова с сайта WARSPOT.

Содержание:

После летних боев в акватории и на берегах Азовского моря обе стороны не собирались брать передышку – началась осенняя кампания 1920 года. Эти события полны парадоксов: они показали, что победа в морском бою сама по себе не обеспечивает владения морем, и даже господство на море ничего не значит там, где исход войны решается на суше…

Последнее наступление Врангеля

12 сентября 1920 года было подписано советско-польское соглашение о перемирии, а 21 сентября в Риге возобновились мирные переговоры. В этот же день Реввоенсовет Республики принял решение о формировании Южного фронта (вместо Юго-Западного) в составе 6-й, 13-й и 2-й Конной армий – командующим новым фронтом назначался М. В. Фрунзе. Было очевидно, что после ликвидации Польского фронта Красная Армия бросит свои основные силы против Врангеля, поэтому командование Белой Армии решило упредить противника и нанести удар первым – до того, как ситуация на фронте станет безнадежной.

Наступление началось 14 сентября ударом 3-го конного корпуса на правом крыле фронта на участке Пологи–Ногайск с целью дальнейшего выхода на Юзовку (ныне – Донецк) и Мариуполь. 40-я и 42-я дивизии 13-й советской армии оказались разбиты и в беспорядке отошли на восток. Для поддержки приморского фланга белых войск и предотвращения возможных действий красных кораблей к северному побережью Азовского моря отправились канонерки «Урал», «Салгир», «Джигит» и «Гайдамак», а также катера «Петерель» и «Дмитрий Герой». 14 сентября после полудня белые корабли обстреляли гавань Бердянска, где, по сведениям разведки, красные сосредотачивали суда для высадки десанта в Геническ.

Канонерская лодка «Буденный». Ялта, начало 20-х годов Источник – журнал «Гангут», №28/2001

Канонерская лодка «Буденный». Ялта, начало 20-х годов Источник – журнал «Гангут», №28/2001

На самом деле никакого десантного отряда здесь не было, но уже в 10:30, через два часа после сообщения о появлении противника у Бердянска, командир Действующего отряда Азовского моря (так теперь называлась Азовская флотилия) С. А. Хвицкий вывел в море свои корабли: канонерские лодки («Буденный», «Красная Звезда», «Знамя Социализма» и «Свобода») в сопровождении сторожевых судов «Данай», «Пугачев» и «Пролетарий» (или «Троцкий» – данные разных источников расходятся). Канонерка «Знамя Социализма», самая быстроходная в отряде (10 узлов), взяла на буксир «Свободу» (4 узла), в итоге скорость движения красных сил выросла до 7 узлов.

Канонерская лодка «Свобода» Источник – Г. А. Бутаков. Бой у косы Обиточной

Канонерская лодка «Свобода» Источник – Г. А. Бутаков. Бой у косы Обиточной

Эскадры противников встречаются

Когда отряд Хвицкого в 19:45 подошел к Бердянску, белых кораблей здесь уже не было – пост наблюдения на Бердянской косе сообщил, что они ушли на запад. Хвицкий решил продолжить погоню, благо на закатном горизонте виднелись дымы. Ночью красный отряд обогнул длинную Обиточную косу и в рассветных сумерках обнаружил за ней стоящие на якорях корабли – это были «Салгир» и «Джигит», а также катера «Петерель» и «Дмитрий Герой». 15 сентября в 6:40 с дистанции в 40 каб корабли Хвицкого открыли огонь, но попаданий не имели. Из-за низкого качества запальных трубок темп стрельбы был очень низким. На «Красной Звезде» из строя вышли оба орудия – 130-мм и 102-мм.

Бой у Обиточной косы 15 сентября 1920 года, две фазы сражения Источник – Морской Атлас. Том III. Часть вторая

Бой у Обиточной косы 15 сентября 1920 года, две фазы сражения Источник – Морской Атлас. Том III. Часть вторая

В 7:30 Хвицкий решил выйти из боя и повернул на юг, причем белые корабли продолжали вести огонь до тех пор, пока дистанция не выросла до 85 каб. Помощник флагманского артиллериста отряда И. С. Фоменко на быстроходном «Данае» (12 узлов) обошел все суда и предпринял меры по ремонту артиллерии.

В 10:25 бой возобновился – на этот момент к белому отряду присоединились канонерки «Урал» и «Гайдамак», а также эсминец «Звонкий», державшийся вне колонны по ее левому борту. Поскольку белый отряд имел значительно больший ход (9 узлов против максимум 7), очевидно, что новое сближение произошло по инициативе его командира – начальника оперативного отдела штаба Азовского отряда капитана 2-го ранга Б. В. Карпова. Однако боя желали обе стороны – иначе Хвицкий, отряд которого в первой фазе боя находился мористее противника, ушел бы на восток, а не на юг.

Ледокол №2, впоследствии – белая канонерская лодка «Гайдамак» Источник – журнал «Гангут», №28/2001

Ледокол №2, впоследствии – белая канонерская лодка «Гайдамак» Источник – журнал «Гангут», №28/2001

В сумме красные корабли имели шесть 130-мм, три 102-мм и пять 75-мм орудий, а также четыре 76-мм зенитки и три 57-мм пушки. Вооружение белых советской стороной оценивалось в пять 152-мм орудий, три 75-мм и два 47-мм. На самом деле оно было немного мощнее: самые тихоходные «Салгир» и «Урал» имели по два 152-мм орудия, «Гайдамак» – одно 152-мм и два 75-мм орудия, «Джигит» – одно 102-мм орудие. При этом два последних корабля (бывшие портовые ледоколы) были больше и быстроходнее, развивая до 12 узлов. Однотипные катера «Петерель» и «Дмитрий Герой» несли по одному 47-мм орудию, а эсминец «Звонкий» – два 75-мм орудия и три торпедных аппарата (правда, без торпед).

День был ясный и солнечный, дул легкий юго-восточный ветер. Советские канонерки шли строем кильватера со скоростью всего 5 узлов, имея противника слева; сторожевые суда для безопасности держались правее. Белый отряд постепенно обгонял красных. В целом оба отряда держали курс на Керченский пролив.

Ледокол №3, впоследствии – белая канонерская лодка «Джигит» Источник – журнал «Гангут», №28/2001

Ледокол №3, впоследствии – белая канонерская лодка «Джигит» Источник – журнал «Гангут», №28/2001

Стрельба была начата с дистанции 65 каб, белые сосредоточили огонь по головной канонерке «Буденный». Снаряды ложились кучно, но попаданий не имелось, лишь один моряк был ранен осколками. К 11:30, оказавшись впереди советской колонны, белый отряд начал поворачивать вправо для охвата ее головы, делая классический прием «кроссинг Т». В ответ красные корабли тоже отвернули вправо. Тем временем на «Буденном» перехватили радиограмму открытым текстом: «Эскадренному миноносцу атаковать неприятельские суда». Зная, что у «Звонкого» нет торпед, Хвицкий поднял сигналы, приказывавшие сторожевым судам открыть огонь по миноносцу и перенести на него огонь 102-мм пушек. «Звонкий», идя 24-узловым ходом, пересек курс советской колонны, ушел вправо и больше в бою не участвовал.

Тем временем расстояние между противниками сократилось до 30 каб, и в 12 часов канонерская лодка «Знамя Социализма» получила попадание 152-мм снаряда. По счастью, снаряд прошел насквозь, перебив питательные трубы котлов; были тяжело ранены старший механик Ф. Лавриненко и старший машинист Ф. Погуляев, легко – кочегар Сковорода. Лодка лишилась хода и выкатилась из строя, а шедшей у нее на буксире «Свободе» пришлось обрубить буксирный канат. Однако пробоины на «Знамени Социализма» были оперативно заделаны, лодку взяла на буксир «Красная Звезда», а раненых моряков перенесли на сторожевик «Данай», откуда взамен приняли механика.

Скорость советской колонны упала до 2 узлов, но бой продолжался. В 12:45 130-мм снаряд с «Красной Звезды» попал в кормовую часть «Салгира», шедшего в колонне белых судов вторым. Канонерка запарила, потеряла ход и стала заметно оседать на корму. К ней подошел флагманский «Урал» и начал снимать команду (по некоторым данным, в этот момент ему снарядами снесло рангоут). Командир «Салгира» лейтенант Вирен (сын адмирала Р. Н. Вирена) покинул свой корабль одним из первых. Не успев снять весь экипаж, «Урал» дал полный ход и вышел из боя. К 13 часам «Салгир» затонул.

Колесный тральщик Т-260, впоследствии – канонерская лодка К-3 «Салгир», потопленная у Обиточной косы Источник – журнал «Гангут», №28/2001

Колесный тральщик Т-260, впоследствии – канонерская лодка К-3 «Салгир», потопленная у Обиточной косы Источник – журнал «Гангут», №28/2001

Когда белый отряд лишился сразу двух кораблей, Хвицкий приказал перенести огонь на «Гайдамак». С красных кораблей наблюдали одно близкое падение снаряда, после которого вражеская канонерка отвернула в сторону, но потом снова вернулась на курс. К 13:30, когда на юге уже открылся мыс Казантип, бой прекратился: белая эскадра, увеличив скорость, легко оторвалась от красных и ушла в Керчь. Одновременно навстречу ей из Керчи было выслано подкрепление – нефтяной эсминец «Беспокойный» (типа «Новик») и канонерка «Страж». На выходе из пролива «Беспокойный» подорвался на двух минах и повредил один из винтов. Повреждения от мин «Рыбка» с их небольшим зарядом оказались незначительными, эсминец сохранил ход и боеспособность, но его командир счел за лучшее вернуться в Керчь.

Отряд Хвицкого развернулся назад и двинулся на Мариуполь. На месте гибели «Салгира» из воды торчала мачта, с которой красным сторожевиком «Пугачев» было снято три человека: старший штурман канонерки лейтенант Олтаржевский, сигнальщик и кочегар. Еще трое или четверо моряков утонули. К этому времени на «Знамени Социализма» удалось исправить машину, Хвицкий приказал соединить все суда буксирами, и эскадренный ход увеличился до 3 узлов. К вечеру отряд подошел к Нижнему Бердянскому маяку, а утром 16 сентября вернулся в Мариуполь.

Бой у Обиточной косы. Художник – Г. В. Горшков Источник – Г. А. Бутаков. Бой у косы Обиточной

Бой у Обиточной косы. Художник – Г. В. Горшков Источник – Г. А. Бутаков. Бой у косы Обиточной

Победа, которая ни на что не повлияла

Значение боя у Обиточной косы оценить непросто. С одной стороны, он окончился победой красных, с другой – стало очевидно, что советские канонерки имеют крайне низкий ход и мало приспособлены к активным действиям: противник мог навязать им бой где и когда захочет. Тем не менее, красные продемонстрировали свое господство в северной части Азовского моря, а также эффективность тактики активных минных постановок. Белое командование (по показаниям пленного лейтенанта Олтаржевского) минными постановками пренебрегало, считая их оружием слабой стороны.

Налет на Геническ и бой у Обиточной косы вызвали беспокойство белого морского командования. Н. Н. Машуков был отстранен от руководства Азовским отрядом и заменен прибывшим с Дальнего Востока капитаном 1-го ранга М. А. Беренсом (младшим братом бывшего начальника Морских сил Советской Республики Е. А. Беренса). В состав отряда вошли нефтяные эсминцы типа «Новик», угольные эсминцы получили торпеды, а транспорты с зерном стали сопровождаться боевыми кораблями. К примеру, 24 сентября с этими целями в Азовское море выходили эсминцы «Дерзкий» и «Беспокойный» вместе с канонерками «Гайдамак» и «Кавказ».

Турбинный эсминец «Дерзкий», вид по состоянию на 1916 год Источник – Ю. В. Апальков. Боевые корабли русского флота 8.1914 г. – 10.1917 г. Справочник. СПб, 1996

Турбинный эсминец «Дерзкий», вид по состоянию на 1916 год Источник – Ю. В. Апальков. Боевые корабли русского флота 8.1914 г. – 10.1917 г. Справочник. СПб, 1996

Тем временем сухопутное наступление Врангеля развивалось успешно, еще раз продемонстрировав, что действиями на суше куда легче изменить обстановку на море, чем морскими действиями – ситуацию на суше. Левый фланг 40-й советской стрелковой дивизии еще удерживал Бердянск, но севернее основные силы конного корпуса генерала Абрамова прорвались далеко в сторону Юзовки. Прямая связь Мариуполя со штабом 13-й армии была потеряна и поддерживалась только через штаб Кавказского фронта. Для защиты подступов к Мариуполю была направлена Морская экспедиционная дивизия, а 22–26 сентября сюда из Ейска на кораблях была переброшена 2-я Донская дивизия (8000 штыков и сабель, 16 орудий и обоз), при этом одна баржа с пулеметной командой подорвалась на своей же мине и затонула.

Красные оставляют Мариуполь

26 сентября белые заняли Волноваху, перерезав железную дорогу, ведущую на север, из-за чего прекратился подвоз угля для флотилии. Сам Мариуполь оказался под угрозой окружения. На следующий день начальник Морских сил Черного и Азовского морей А. В. Домбровский отдал приказ об эвакуации Бердянска и Мариуполя и взрыве 152-мм и 203-мм батарей. Теперь единственной защитой прохода в Таганрогский залив оставались минные заграждения – всего до сентября 1920 года здесь было выставлено более тысячи мин в пять линий.

Частям 2-й Донской и Морской экспедиционной дивизий предписывалось отойти на другой берег реки Кальмиус – несмотря на протесты И. К. Кожанова, считавшего, что дивизия может удержать позиции западнее Мариуполя. Однако начальник 2-й Донской дивизии Б. К. Колчигин отказался от предложения Домбровского оборонять город изолированно, снабжаясь по морю.

28 сентября после полуночи суда Азовской флотилии вышли в море, где встали на якорь, чтобы не проходить минные поля ночью. С рассветом они двинулись в Таганрог. В 11 часов утра белые вошли в Мариуполь, а затем ударом в стык 1-й и 2-й бригад Морской дивизии заняли село Сартана, прорвав новую линию обороны красных на реке Кальмиус. Дивизии пришлось отойти к Новониколаевской. Начальник Морских сил Республики А. В. Немитц задним числом одобрил решение Домбровского об оставлении Мариуполя, хотя оно противоречило распоряжениям нового командующего фронтом М. В. Фрунзе.

К этому времени у Бердянска собрался весь белый Азовский отряд, к которому присоединились корабли, ранее конвоировавшие транспорты с зерном. Чтобы окончательно закрепить владение северной частью моря, сюда на буксире был приведен броненосец «Ростислав» со взорванными машинами. Его поставили на якорь на 24-футовой глубине возле Бердянска, в дальнейшем корабль предполагалось перевести в горловину Таганрогского залива (в проход между косами Белосарайская и Долгая).

Броненосец «Ростислав» в 1915 году Источник – Ю. В. Апальков. Боевые корабли русского флота 8.1914 г. – 10.1917 г. Справочник. СПб, 1996

Броненосец «Ростислав» в 1915 году Источник – Ю. В. Апальков. Боевые корабли русского флота 8.1914 г. – 10.1917 г. Справочник. СПб, 1996

Следующим этапом должен был стать прорыв в Таганрогский залив, для этого в его устье были сосредоточены все имевшиеся силы: нефтяные эсминцы «Дерзкий» и «Беспокойный»; угольный эсминец «Живой»; канонерки «Грозный» (флаг командира отряда), «Урал», «Джигит», «Всадник», «Страж», «Гайдамак» и «Кавказ»; тральщики «Дмитрий Герой», «Успех» и «Граф Игнатьев»; минный транспорт «Смоленск»; угольщик «Батум», а также сторожевые и вспомогательные суда. Интересно, что для экономии нефти эсминцы типа «Новик» часть пути прошли на буксире.

Прорыв через минную позицию начался 28 сентября – в день занятия белыми Мариуполя. Впереди белой эскадры шли тральщики. В 16 часов подорвался на мине и затонул «Дмитрий Герой» (80 т), в ночь с 28 на 29 сентября подорвались и погибли «Успех» (Т-247, бывший колесный буксир в 400 т) и «Граф Игнатьев». Больше тральщиков у эскадры не было, операцию пришлось остановить, а «Ростислав» отправить обратно в Керчь. Но вечером 29 сентября к белым прибыл перебежчик – начальник советского Управления безопасности кораблевождения Ломан, имевший с собой карты минных полей. Пользуясь ими, эскадра беспрепятственно прошла к Мариуполю и встала на якорь у входного буя; в гавань вошла одна канонерка.

Борьба за Таганрогский залив

Казалось, кампания на Азовском море завершилась полной победой белых. 30 октября командующий Морскими силами Республики А. В. Немитц отдал Азовской флотилии приказ: прекратить боевые действия, а морскую артиллерию, мины и все технические запасы эвакуировать в Царицын. Морская и 2-я Донская дивизии, а также часть сил 40-й стрелковой дивизии были объединены в Таганрогскую группу войск, временно подчиненную Кавказскому фронту, надежная связь с которым сохранялась. Впрочем, уже на следующий день этот приказ был отменен, а начальник Действующего отряда Азовской флотилии Хвицкий получил от начальника Морских сил Черного и Азовского морей распоряжение произвести разведку к западу от Кривой косы, выяснить состав противостоящих морских сил противника, установить наблюдение за проходами через тыловое минное заграждение и готовиться к наступательным операциям.

Тем временем положение на суше стремительно менялось. К 2 октября наступление Врангеля на Донбасс было остановлено по всему фронту, а основные силы белых – переориентированы на левый фланг, под Александровск (для форсирования Днепра и выхода на Левобережную Украину). Пользуясь этим, Фрунзе нанес противнику глубокий «укол рапирой». 2 октября 9-я кавалерийская дивизия прорвала фронт юго-восточнее Синельниково и, пройдя за сутки свыше 70 км, 3 октября заняла станцию Розовка глубоко во врангелевском тылу (50 км северо-западнее Мариуполя). Тылы белых были дезорганизованы, снабжение нарушилось. В тот же день Таганрогская группа начала наступление и 6 октября вновь заняла Мариуполь. Фрунзе телеграфировал Ленину: «Угрозу Донбассу можно считать ликвидированной». Лишь к 10 октября продвижение Таганрогской группы красных было остановлено на подступах к Бердянску.

6 октября группа из 19 белых кораблей подошла к Кривой косе и начала обстрел берега. Решив, что противник собирается высаживать десант, Хвицкий вывел в море свой отряд – 6 канонерок, 3 плавбатареи с буксирами, 4 сторожевых судна и 2 катера-истребителя. Однако обе стороны проявляли осторожность, избегая двигаться навстречу противнику. Боя так и не случилось. Советские самолеты бомбили противника и 7 октября доложили о двух попаданиях, в том числе, в миноносец. Кроме того, в этот день в 7 милях от Мариуполя подорвался на минах и затонул белый угольщик «Батум». В эти же дни (очевидно, при минных постановках) на советском заграждении устье Таганрогского залива погиб белый минный транспорт «Смоленск».

9 октября обстрел белыми Кривой косы повторился. Снова красная флотилия вышла в море – и снова стороны избегали боя. Штаб Южного фронта предположил, что белая флотилия пытается прорваться в Таганрогский залив для высадки десанта, однако целью этих действий было лишь прикрытие своих минных постановок у Мариуполя и Ейска. Убедившись в эффективности минного оружия, морское командование белых решило перекрыть красным выход из Таганрогского залива. 8 октября эсминец «Беспокойный» выставил 25 мин у Мариуполя (на траверзе Сартаны). Затем канонерка «Гайдамак» для экономии нефти взяла его на буксир и двинулась к выходу из залива. В 22 часа оба корабля с ходу вылетели на мель у Белосарайской косы – мелкосидящему «Гайдамаку» удалось быстро сняться с нее, а эсминец сел крепко, и для его защиты на косу высадился десант.

Эсминец «Беспокойный» (однотипный с «Дерзким») Источник – niklife.com.ua

Эсминец «Беспокойный» (однотипный с «Дерзким») Источник – niklife.com.ua

К этому времени красная флотилия уже успела восстановить здесь пост связи. 9 октября в 14 часов он сообщил в штаб флотилии о севшем на мель эсминце типа «Новик» и о том, что в море насчитывается 17 неприятельских судов. Из Москвы приказали выслать к Белосарайской косе корабли и принять самые энергичные меры для захвата эсминца. Однако выяснилось, что у красной флотилии нет подходящих тральщиков: мобилизация пароходов для этих целей началась только в сентябре, а до этого в качестве тральщиков использовались катера-истребители, применение которых теперь было затруднено плохой погодой. Вывести флотилии к устью Таганрогского залива удалось только 13 сентября – к этому времени белые успели снять корабль с мели. Председатель Реввоенсовета Республики Л. Д. Троцкий негодовал, что упущен столь ценный трофей – современный турбинный эсминец.

Перелом на суше, бездействие на море

В середине октября 1920 года командование Южного фронта вновь начало планировать общее наступление против врангелевских войск. На этот раз его целью было ударом с Каховского плацдарма отрезать основные силы армии Врангеля от перешейков и разгромить их прямо в Северной Таврии. 18 октября Азовская флотилия вновь получила приказ о подготовке десанта в Геническ (в двухнедельный срок). Кроме того, было предписано ускорить очистку Таганрогского залива от вражеских мин. В ходе этого траления 25 октября у Ейска подорвался и затонул тральщик «Зиновьев» (бывший колесный буксир «Павел Коцебу» 1869 года постройки, 116 брт).

20 октября Морская дивизия была отведена с фронта в Мариуполь, а затем переброшена в Ейск для пополнения. В Ростов для руководства морскими операциями прибыл А. В. Немитц. 31 октября он приказал подготовить боевые корабли флотилии к выходу в море 2 ноября, а транспорты – к 3 ноября.

Южный фронт перешел в наступление еще 28 октября. К исходу следующего дня 51-я дивизия 6-й армии, наступавшая с Каховского плацдарма, достигла Перекопа, а введенные в прорыв части 1-й Конной армии оказались на подступах к Чонгару. Врангелевским войскам пришлось сниматься с позиций по всему фронту и прорываться в Крым с боем. Части 13-й армии к исходу 30 октября вышли к Мелитополю. С 31 октября по 2 ноября у Чонгарского полуострова развернулись тяжелые бои, в ходе которых основным силам Русской Армии удалось отступить в Крым, хотя только пленными в Северной Таврии она потеряла около 20 000 человек. 3 ноября Геническ был занят подошедшими с севера красными войсками, бои на перешейках временно затихли.

Северная часть Азовского моя от Геническа до устья Миуса. Карта глубин 1855 года Источник – Л. Г. Конкевич. Летопись крушений и других бедственных случаев военных судов русского флота. СПб, Типография Морского министерства, 1874

Северная часть Азовского моя от Геническа до устья Миуса. Карта глубин 1855 года Источник – Л. Г. Конкевич. Летопись крушений и других бедственных случаев военных судов русского флота. СПб, Типография Морского министерства, 1874

Следующим этапом должен был стать штурм Крыма. Азовская флотилия не смогла принять участия в боях за Северную Таврию и теперь прилагала все усилия, чтобы успеть к последней операции. 3 ноября Фрунзе потребовал от Немитца не позднее 7 ноября перевести в район Геническа канонерки и плавбатареи, перекрыть этот район минными заграждениями с моря и установить артиллерию на косе Бирючий остров.

4 ноября Немитц из Ростова доложил, что из-за необычайно холодной погоды Таганрогский залив рано покрылся льдом, что крайне затрудняет траление фарватеров для выхода кораблей. В этот день Действующий отряд флотилии в составе 9 канонерок вышел из Таганрога в море, но был вынужден вернуться из-за неблагоприятной ледовой обстановки – по расчетам Немитца, в этих условиях путь до Геническа должен был занять пять дней.

Фрунзе намеревался поддержать наступление на Перекопе и Чонгаре атакой через Арабатскую стрелку, а для этого требовалось содействие флота. 5 ноября он отдал приказ о наступлении левофланговой 4-й армии по Арабатской стрелке с дальнейшим выходом в тыл Чонгарским позициям белых. Поскольку этой операции мешали стоявшие у Геническа корабли противника, Азовская флотилия должна была прибыть сюда не позднее 9 ноября.

8 ноября красная флотилия вновь попыталась выйти из Таганрога, но выяснилось, что толщина льда здесь составляет уже 15 см – его с трудом преодолевала даже канонерка «Знамя Социализма» (бывший ледокол «Донские Гирла»). Фрунзе с грустью констатировал:

«Убедившись, что на скорое прибытие нашего флота надежды нет… я с величайшим сожалением отказался от намерения использовать для удара Арабатскую стрелку… приходилось возлагать все надежды на прямую атаку в лоб Перекопских и Чонгарских позиций».

Штурм Перекопа начался в ночь с 7 на 8 ноября. Три дня продолжались тяжелые бои, 11 ноября позиции белых были прорваны одновременно на Чонгаре и Перекопе, а 9-я стрелковая дивизия красных переправилась на Арабатскую стрелку в районе Геническа.

Утром 10 ноября красная Азовская флотилия вновь вышла в море. На этот раз командующий решил идти по непротраленному пути, так как использовать тральщики было невозможно. Тем не менее, во льдах корабли двигались очень медленно: за пять суток удалось продвинуться лишь на 25 миль к западу от Беглицкого маяка. При этом три канонерки и три сторожевых судна получили повреждения корпуса и рулей, на исправление которых требовалось несколько дней. В итоге к 18 ноября флотилия смогла дойти только до Мариуполя. К этому времени кампания в Крыму завершилась: 14 ноября была занята Феодосия, 15 ноября – Севастополь. В этот же день последние белые войска эвакуировались из Керчи, уведя с собой большинство судов Азовского отряда. Гражданская война в Европейской России закончилась.

Начиная с сентября 1920 года, основные события кампании происходили на суше – несмотря на всю активность, флот не мог реально повлиять на ход боевых действий. Красивая победа красных у Обиточной косы вызвала перестановки в морском командовании белых, но никак не сказалась на сухопутном фронте, где решался исход борьбы.

Источники и литература

      1. Н. П. Липатов. 1920 год на Черном море. М.: Воениздат, 1958
      2. К. В. Агуреев. Разгром белогвардейских войск Деникина. М.: Воениздат, 1961
      3. А. А. Соболев. Красный флот в гражданской войне 1918–1920 г. Л., 1924
      4. Г. А. Бутаков. Бой у косы Обиточной. М.: Воениздат, 1970
      5. С. С. Бережной. Корабли и вспомогательные суда советского военно-морского флота (1917–1927 гг.). М.: Воениздат, 1981
      6. В. П. Заблоцкий. «Неизвестная война» на Азовском море // Гангут, №28, 2001
      7. Флот в Белой борьбе. Сборник. М.: Центрполиграф, 2002
      8. Морской Атлас. Том III. Часть вторая. ГШ ВМФ, 1966
      9. Гражданская война в России: Черноморский флот. М.: ACT, 2002
      10. Гражданская война в СССР. В двух томах. Том второй. М.: Воениздат, 1986

источник: https://warspot.ru/9467-god-1920-y-bitva-za-azovskoe-more-chast-iii

Подписаться
Уведомить о
0 Комментариев
Межтекстовые Отзывы
Посмотреть все комментарии
Альтернативная История
Logo
Register New Account
Compare items
  • Total (0)
Compare