Глазами фронтовиков: 120-мм полковой и 160-мм дивизионный миномёты

19
0

Глазами фронтовиков: 120-мм полковой и 160-мм дивизионный миномёты

Статья Андрея Уланова выкладывается с сайта WARSPOT на сайт АИ в честь Дня ракетных войск и артиллерии и 80-й годовщины начала наступления Красной армии.

Содержание:

Считается, что история советских тяжёлых миномётов началась во второй половине 30-х годов. Сначала появился 120-мм полковой миномёт образца 1938 года ПМ-38, а через пять лет к нему добавился знаменитый 160-мм дивизионный миномёт образца 1943 года МТ-13. Как оценивали это оружие в войсках, какие достоинства и недостатки находили миномётчики в своём оружии?

Иногда утверждают, что прототипом советского 120-мм миномёта мог стать весьма удачный французский 120 mm Brandt Mle 1935. Рациональное зерно в этом утверждении есть, но оба образца схожи лишь в той степени, что и все остальные миномёты крупного калибра того периода. В СССР действительно внимательно отслеживали зарубежные военные новинки, в число которых входили и миномёты. В частности, в самом начале 30-х в здесь проходил испытания опытный 107-мм «химический» МС — миномёт Стокса.

Работает наводчик 120-мм полкового миномёта образца 1938 года

Работает наводчик 120-мм полкового миномёта образца 1938 года

Но калибром 107 мм работы не ограничивались – в 1932 году на испытания подавались миномёты калибром до 165 мм. Интенсивная работа над крупнокалиберными системами велась и дальше – например, дело «Отчёты по опытным испытаниям 50-мм, 82-мм, 107-мм, 120-мм, 160-мм миномётов и боеприпасов к ним» датировано… 1938 годом. Однако создание крупнокалиберных миномётов оказалось не таким простым делом. К началу Великой Отечественной войны в штате РККА успел появиться только 120-мм полковой миномёт образца 1938 года, а 160-мм системы и их более крупнокалиберные собратья до войны так и остались опытными.

Эталонные 120 мм

Едва ли не наилучшей оценкой боевых качеств советского 120-мм миномёта является факт появления у немцев 12 cm Granatwerfer 42. «Стодвадцатка» представляет собой тот довольно редкий случай, когда «барахольщики всей Европы» не только приняли трофейный миномёт на вооружение вермахта, но и после захвата технической документации наладили его производство.

Знак признания: слева наводят 120-мм миномёт 12 cm s.Granatwerfer 42 немецкие миномётчики, справа опускает мину уже в ствол трофейного немецкого миномёта американский пехотинец

Знак признания: слева наводят 120-мм миномёт 12 cm s.Granatwerfer 42 немецкие миномётчики, справа опускает мину уже в ствол трофейного немецкого миномёта американский пехотинец

В опроснике 1945 года, составленном в Главном артиллерийском управлении, к 120-мм полковому миномёту относились следующие пункты:

«Удовлетворяет ли требованиям существующая штатная организация миномётной батареи? Не следует ли увеличить количество полковых миномётов, т.е. в полку иметь дивизион трёхбатарейного состава по четыре миномёта в каждой? Считаете ли Вы необходимым передать полковые миномёты на вооружение стрелкового батальона? Какие изменения должны быть внесены в тактико-технические требования к существующему последнему образцу полкового миномёта?»

Не забыли в опросе и про 160-мм миномёт:

«Не следует ли 160-мм миномёт иметь на вооружении в стрелковом полку, и в каком количестве?»

Красноармейцы ведут огонь из 120-мм полкового миномёта образца 1938 года. Западный фронт, 1941–1942 гг.

Красноармейцы ведут огонь из 120-мм полкового миномёта образца 1938 года. Западный фронт, 1941–1942 гг.

Проще всего было с техническими требованиями. Большинство солдат и офицеров, отвечавших на вопросы, были вполне довольны существующими тяжёлыми миномётами и боеприпасами к ним, приводя многочисленные примеры их эффективности в бою. Особенно много таких примеров по понятным причинам относилось к завершающему периоду войны, когда 120-мм миномёты оказывались зачастую единственной мощной артсистемой, успевавшей следовать за наступающей пехотой. Впрочем, имелись примеры и более раннего периода, когда 120-мм миномёты в условиях нехватки артиллерии цементировали оборону и позволяли осуществлять хоть какую-то артиллерийскую поддержку.

Ценность 120-мм миномётов в этот период трудно переоценить. Например, в докладной записке Особого отдела НКВД Северо-Западного фронта в марте 1942 года отдельно упоминается следующий факт:

«В подавляющем большинстве миномётных подразделений армии в первые дни наступления совершенно бездействовали 120-мм миномёты: занаряженный Главным артиллерийским управлением Красной Армии эшелон со 120-мм минами для 1-й ударной армии был перехвачен артиллерийским управлением Западного фронта».

120-мм фугасные мины при удачном попадании были опасны и для бронетехники – в частности, в одном из отчётов приводится случай, когда батарея 120-мм миномётов заставила отступить несколько немецких самоходных орудий, ведущих огонь из укрытий, при этом подбив одну самоходку.

Всё же отдельные замечания имелись и к «стодвадцаткам». Например, из-за частых осечек просили снять механизм образца 1940 года, оставив ударный спусковой механизм 1938 года. Опорную плиту просили переконструировать так, чтобы колёсный ход не отделялся от ствола при переходе из походного в боевое положение. Также имелись просьбы прочнее укрепить поперечный уровень на вертлюге и стержень прицела.

Расчёт 120-мм полкового миномёта образца 1943 года на улице Берлина. В 1941 и 1943 годах ПМ-38 дважды модернизировали, получив упрощённые версии ПМ-41 и ПМ-43

Расчёт 120-мм полкового миномёта образца 1943 года на улице Берлина. В 1941 и 1943 годах ПМ-38 дважды модернизировали, получив упрощённые версии ПМ-41 и ПМ-43

Выдвигались и другие претензии:

«Конструктивные и производственные недостатки: неудачен прицел, недостаточно прочен амортизатор и подъёмный винт. Мал угол горизонтальной наводки».

Также высказывались пожелания усилить возможности по буксировке миномётов, поскольку

«иногда, даже несмотря на плохие дороги, приходится совершать марш с большой скоростью».

По вопросу о месте полковых миномётов в штате один из наиболее исчерпывающих ответов пришёл из 28-й армии, штаб которой провёл обобщение ответов из подчинённых частей:

«Все без исключения высказывания и доклады отрицательно решают вопрос о необходимости передачи ПМ-120 на вооружение батальонов.

При прорыве обороны противника пехота располагает достаточным количеством приданных и поддерживающих средств; при преследовании 120-мм миномёты станут обузой для батальонов вследствие громоздкости. В скоротечном бою, который завязывается батальоном, 120-мм миномёты опоздают с открытием огня.

Для непосредственного сопровождения пехоты наилучшим образцом миномёта является БМ-82; он в любое суток, в любую погоду и на любой местности способен не отставать от боевых порядков пехоты. Подвижность ПМ-120 значительно меньшая, и в бою миномёты будут неизбежно отрываться от батальона…

Вся огневая мощь 120-мм миномётов не будет полностью использована при передаче их в батальоны, так как это будет означать дробление их и децентрализацию управления миномётами в полку. Подвоз боеприпасов в боевые порядки батальонов очень затруднён, и ПМ-120 будут испытывать недостаток в минах».

При этом в отношении 120-мм миномётов в полку большинство фронтовиков дружно высказывались в стиле «расширить и углубить», то есть предлагали увеличить и число самих миномётов, и структуру вокруг них (в первую очередь, подразделения управления), а также численность расчётов. Отмечалось, что по штату миномёты должны были иметь механизированную тягу, но на практике она часто заменялась лошадьми, которые «не тянули» миномёты с боезапасом и расчётом в нужном для наступающей пехоты темпе. Наилучшим видом тяги для 120-мм миномёта назывался автомобиль типа «Студебекер».

Отмечалось, что при наличии в полку дивизиона 120-мм миномётов полк будет меньше зависеть от артиллерии высшего уровня и обретёт способность к большей самостоятельности в решении боевых задач. Усилить 120-мм миномёты в некоторых ответах предлагалось за счёт сокращения батарей 76-мм полковой артиллерии.

Слева расчёт 120-мм миномёта образца 1938 года ПМ-38 на улице Бреслау, справа расчёт его упрощённой версии образца 1941 года (ПМ-41) на фоне знаменитого венского собора Вотивкирхе

Слева расчёт 120-мм миномёта образца 1938 года ПМ-38 на улице Бреслау, справа расчёт его упрощённой версии образца 1941 года (ПМ-41) на фоне знаменитого венского собора Вотивкирхе

Отмечалось, что увеличение количества 120-мм миномётов в полку вместо передачи их в батальоны даст возможность как массировать огонь при необходимости, так и оказывать поддержку батальонам, придавая им по мере необходимости отдельные батареи дивизиона. При этом обращалось внимание, что в настоящий момент полковая батарея 120-мм миномётов не имеет даже радиосвязи, что затрудняет эффективную поддержку пехоты в наступлении дальше трёх километров.

Имелись ссылки на уже имеющийся успешный опыт сведения батарей 120-мм миномётов в миномётный дивизион при дивизии, со своим командиром, штабом и так далее. Стоит отметить, что в этом наглядно проявился опыт войны, полученный бойцами Красной армии. Во многих ответах неоднократно указывалось, что лимитирующим фактором для эффективного использования миномётов будет являться не число стволов, а структура управления и снабжения.

«В стрелковом полку иметь… нецелесообразно»

По 160-мм миномётам уже упомянутая выше 28-я армия дала следующий ответ:

«Имеется всего три высказывания за передачу на вооружение стрелковых полков 160-мм миномёта. Группа офицеров-миномётчиков частей 96-й гвардейской стрелковой дивизии пишет, что в прошедших боях в Восточной Пруссии часто были случаи, когда для овладения опорным пунктом противника огневых средств полка было недостаточно, и чувствовалась острая нужда в 160-мм миномётах. В стрелковом полку необходимо иметь одну батарею из трёх 160-мм миномётов…

Подобное предложение без его мотивировки вносит начальник штаба 54-й гвардейской стрелковой дивизии. Командир 20-й стрелковой дивизии предлагает: на вооружении стрелкового полка обязательно следует иметь батарею 160-мм миномётов (четыре ствола) для выполнения особо важных задач на разрушение. Стрелковый полк, имея эти миномёты, сможет решать самостоятельно и своевременно задачи на разрушение зданий в ходе уличных боев, а также разрушать усиленные сооружения противника при обороне полевого типа.

Все остальные участники обсуждения этого вопроса считают, что в стрелковом полку иметь на вооружении 160-мм миномёты нецелесообразно».

Интересно, что и в других частях те из отвечавших, кто отмечал необходимость передачи 160-мм миномётов на полковой уровень, ссылались именно на опыт боев в Восточной Пруссии. Например, начальник штаба 566-го стрелкового полка по опыту штурма Кёнигсберга просил себе в штат целую батарею из четырёх 160-мм миномётов.

Редко, но встречались и более радикальные мнения, настаивающие на передаче 120-мм миномётов в батальоны, а 160-мм – в полки. В частности, в одном из ответов указывалось, что 120-мм миномёты обычно ведут огонь по целям в ближней глубине обороны противника, в то время как комбат не имеет средств, чтобы подавить мешающие продвижению пехоты огневые точки на передовой.

Расчёты 160-мм миномётов образца 1943 года МТ-13 ведут огонь на улице городского района Берлин-Шёнеберг

Расчёты 160-мм миномётов образца 1943 года МТ-13 ведут огонь на улице городского района Берлин-Шёнеберг

Что касается боевого применения 160-мм миномётов, то здесь больше могли рассказать массированно применявшие их отдельные миномётные бригады РГК. Так, в отчёте 29-й отдельной тяжёлой миномётной бригады отмечалось высокое фугасное действие 160-мм мин – от воронок диаметром от 2,5 до 4 метров ДЗОТы и блиндажи противника заваливались даже при отсутствии прямого попадания. Интересно, что в сводке за период боев с 16 октября по 11 ноября 1944 года бригада, помимо прочих достижений, заявила подбитыми два танка и одну самоходку «Фердинанд».

Завершая рассказ, хотелось бы особо подчеркнуть, что все эти мнения высказывались фронтовиками по опыту Великой Отечественной войны. Разумеется, они при этом никак не могли учитывать, например, темпы моторизации и механизации армии в значительно более позднее послевоенное время. Вместе с тем, практика локальных конфликтов последних десятилетий показала, что в послевоенное время советские военные теоретики чересчур увлеклись процессом пересаживания пехоты на колеса и гусеницы.

В реальности вместо стремительных бросков через радиоактивные пятна в равнинной Европе пехота вынуждена была воевать в горно-лесистой местности. Здесь зачастую обнаруживалось, что вооружение БМП, оставшейся где-то в километре ниже по склону, так же бесполезно, как и развёрнутая за пределами дальности огня артиллерия. Наступило запоздалое понимание, что самая лучшая поддержка – та, которая может быть у пехоты здесь и сейчас, то есть, именно такая, которую могут оказать расположившиеся в нескольких километрах от поля боя тяжёлые миномёты.

источник: https://warspot.ru/11001-glazami-frontovikov-120-mm-polkovoy-i-160-mm-divizionnyy-minomyoty

Подписаться
Уведомить о
1 Комментарий
Старые
Новые Популярные
Межтекстовые Отзывы
Посмотреть все комментарии
Альтернативная История
Logo
Register New Account
Compare items
  • Total (0)
Compare