Выбор редакции

Глава III. Фольке Толстый и Биргер Броса (Pax Nordica)

17
8

Доброго времени суток, уважаемые коллеги. Продолжаю публиковать свой альт-исторический цикл про Скандинавию, и сегодня будет продолжено описание жития рода Фольке Фильбютера до прихода к власти в Швеции. Речь пойдет о Фольке Толстом, Бенгте Снивиле, его детях и внуках, и гражданских войнах в стране.

Содержание

Фольке Толстый

Глава III. Фольке Толстый и Биргер Броса (Pax Nordica)

Инге Старший

Сын Ингевальда Фолькессона с детства обладал, как говорит сам Торстейн Книжник, «здоровьем жеребца и повадками хищной птицы, высматривающей свысока себе новую жертву». Не было еще, вероятно, среди представителей рода Спиальбода и Фолька Фильбютера человека, в котором амбициозность соседствовала с невообразимыми хитростью, двуличностью и сообразительностью. Уже в детском возрасте Фольке Ингевальдссон манипулировал своими сверстниками, и даже более старшими подростками. В юношеские годы он уже мог переубедить самого упрямого человека, и «склонить к близости святую». Жажда власти его быстро превзошла и отца, и деда, и практически всю свою жизнь он проведет в стремлении заполучить еще больше богатства и влияния в Швеции, что, в конце концов, приведет к созданию крепкой основы для дальнейшей борьбы его потомков за корону государства. При всем этом способности и таланты Фольке Ингевальдссона скрывались за его непритязательной внешностью и поведением. Он был высоким и физически сильным мужчиной, но при этом с ранних лет любил хорошо поесть, из-за чего набрал лишний вес, и стал зваться Фольке Толстым. Помимо чревоугодия, он также немало предавался похоти, и вопреки своей христианской религии, держал в Бьельбу наложниц. Кроме того, он вел себя как достаточно недалекий и простоватый человек, что вкупе с любовью к еде и тисканью девиц создавало о нем впечатление как об обычном зажравшемся магнате, и лишь немногие знали, насколько коварным и острым умом обладает Фольке Толстый.

Помимо чревоугодия и похоти, потомок Фольке Фильбютера обладал и иными грехами – алчностью и жадностью. Правда, здесь же он проявлял и изрядную долю предприимчивости и изобретательности, что характеризовало его уже с лучшей стороны. Именно при жизни Фольке Толстого род Фолькунгов начинает расширять свои владения не только в Эстергёталанде, но и в других частях государства. Земля покупалась, или передавалась в собственность теми или иными конунгами, но в первую очередь – заселялась и осваивалась силами самого Фольке и его людей. Так была распахана земля в Сёдерманланде, Нерке, Вестергёталанде, Уппланде, строились новые усадьбы и поселения, создавались сельские общины ландборов-арендаторов, которые платили за право пользования землей. В «Риксхронике» достаточно подробно расписывается, как велась масштабная внутренняя колонизация начала XII века в Швеции, причем не только сельскохозяйственная, но и промысловая – лесорубы, охотники и прочие начали движение на север, в дикие земли, принадлежащие саамам. С самими саамами велись переговоры и заключались договора о торговле и обложении данью, при этом шведы старались обходиться со своими северными соседями мирно, не желая выделять значительные воинские контингенты для походов на север. Все это приносило свои плоды, и стремительно развивало хозяйство государства, не говоря уж о богатстве Фольке Толстого, которого уже при жизни назовут самым могущественным человеком в Швеции [1].

Вся эта экономическая сила подкреплялась силой династической. Инге I, друг Ингевальда Фолькессона, решил позаботиться о его 17-летнем сыне, и даровал ему все те же должности и титулы, включая титул ярла Эстергёталанда. При этом часть из них была выборной, но конунг вместе с Фольке устроили все так, что выбрана была самая правильная кандидатура. Более того, конунг позаботился о заключении чрезвычайно выгодного для своего вассала брака. В 1099 году правители Дании, Норвегии и Швеции собрались в устье реки Гёта-эльв, чтобы добиться мира между своими государствами. В ходе переговоров Инге I выдал свою дочь, Маргариту, замуж за норвежского конунга Магнуса III. В то же время, дабы закрепить связь с датчанами, он также решил устроить династический брак. Однако так сложилось, что у датчан «свободной» оказалась лишь внебрачная дочь Кнуда IV Святого, Ингегерда, и потому ей подобрали соответствующего муженька в лице Фольке Толстого. Брак с представительницей королевского рода, пускай и внебрачной, сильно поднял политический престиж Эстергёталандского стурмана, и позволил ему начать искать союзников и укреплять связи среди датской знати. Правда, сам семейный союз оказался не образцовым – Ингегерда, как говорят хроники, была девушкой благочестивой и глупой, да к тому же смогла родить Фольке двух детей, сыновей Бенгта (1108) и Кнута (1110), лишь спустя почти десятилетие брака. Сам же Фольке был бабником, и мало уделял внимания супруге. Жили они раздельно – Ингегерда в Уппсале, а ее знатный супруг в Бьельбу. Больше о внебрачной дочери датского конунга ничего неизвестно – ни того, чем она занималась по жизни, ни даже даты смерти или места захоронения.

Конунг умер, да здравствует конунг

Хитрость, дипломатичность и изворотливость Фольке Толстому была нужна не только для того, чтобы накапливать богатство или соблазнять девиц, но и для сохранения своего положения в стране, где выборность конунгов приводила к частым изменением общего политического курса на 180 градусов. В интересах самого Фольке была стабильность в государстве, или на крайний случай – чтобы одна часть знати цапалась с другой без его участия. Нечто подобное хотел видеть в стране и Инге I, благодаря чему в Швеции в первые годы XII века воцарилась стабильность и порядок. В 1105 году по совету Фольке конунг даже назначил племянника Филипа своим соправителем. Причина была проста – собственный сын и наследник, Рагнвальд, был слишком юн, чтобы быть избранным королем, и потому Инге предпочел сделать своим наследником сына старшего брата, Хальстена. Также этот шаг отрезал возможность манипуляций при выборе нового правителя, так как «конкурирующая» ветвь Сверкеров теперь также была при делах. Решение оказалось удачным – Инге I умер в 1110 году, и выборы конунга Филипа прошли без особых проблем. Правление этого короля Швеции оказалось настолько спокойным и мирным, что в хрониках о нем практически не осталось никаких упоминаний, даже у Торстейна Книжника. Указывается лишь, что после смерти Инге I Старшего Филипп по настоянию знати (то бишь Фольке Толстого) назначил своим соправителем брата, Инге II Младшего. Это опять отрезало любые возможности для интриг, и укрепило стабильность государства.

Филип умер в 1118 году, и Инге Младший стал единовластным правителем в Швеции. Первые годы его самостоятельного правления в стране царили все те же мир и спокойствие, но уже в начале 1120-х дела обострились из-за ситуации в Смоланде. Этот регион был относительно слабо заселен, формально являлся ничейной территорией, хотя местные языческие племена регулярно сношались с северным Эстергёталандом, а в Уппсале считали этот регион своей территорией. Однако соседние правители имели на это свое мнение, и одним из них стал норвежский конунг Сигурд I Крестоносец. Он успел принять участие в крестовых походах, был истовым христианином, и наличие где-то поблизости территорий, населенных исключительно язычниками, вызывало у него нездоровое раздражение. В результате этого в 1123 году он обрушился со своим войском на смоландцев, а Швеция получила перспективу быть зажатой норвежскими владениями с двух сторон. В результате этого Инге Младший вместе с Фольком Толстым, чьи владения соседствовали со Смоландом, фактически поддержали смоландцев против норвежцев, отправив к ним в поддержку оружие и людей из числа собственных язычников. Это заставило конфликт затянуться, норвежская армия истекала кровью, и Сигурд Крестоносец предпочел отправиться обратно домой.

Вскоре после этого, в 1125 году, Инге II из дома Стенкилей умер. Новым конунгом избрали Рагнвальда Ингессона, сына Инге Старшего. Выбор этот был, в общем-то, естественным, так как прямых потомков дома Стенкилей больше не было, но сама кандидатура оказалась крайне посредственной. О происхождении Рагнвальда ходили слухи, что на самом деле его отцом был Олаф Несконунг, представитель мелкого свейского рода, который соблазнил супругу конунга, Хелену, в результате чего родился Рагнвальд. Причиной для подобных слухов были явные дефекты избранного в 1125 году конунга – низкорослый, болезненный, худой, он к тому же отличался явно слабыми умственными способностями, и при этом – упрямством осла, а значит по понятиям времени мог и не быть сыном столь влиятельного и выдающегося отца. Государство при нем управлялось из рук вон плохо, к тому же Рагнвальд оттягивал начало эриксгаты до 1129 года, а когда все же начал церемониальную поездку по стране – то делал это медленно, и практически в каждом поселении вел себя вяло и странно, из-за чего быстро заслужил прозвище Рагнвальда Глупого. Целиком подтвердилось оно в Вестергёталанде. Местные рода до сих пор не спешили признавать верховную власть Уппсалы над собой, хоть и относились к свеям лучше, чем к норгам или данам – и Рагнвальд по какой-то причине решил не брать на время эриксгаты заложников из ее числа. Вестергёталандцы восприняли это как оскорбление – дескать, конунг не считал их угрозой, потому и не взял заложников. За это Рагнвальд Глупый поплатился жизнью, будучи убитым в 1130 году, после чего Вестергёталанд избрал своим правителем Магнуса Эстридсена из Дании, который тут же признал себя вассалом датского конунга.

Впрочем, последние события Фольке Толстый уже не застал, умерев в 1128 году в возрасте 48 лет. Не без иронии Торстейн Книжник перечисляет 33 разных версии смерти самого могущественного человека в Швеции, от более или менее правдоподобных (продолжительная болезнь) до откровенно фантастических (убит упавшей с неба звездой во время купания нагишом в озере Веттерн). Среди более или менее правдоподобных версий называются также смерть от переедания, пищевого отравления или полового истощения. Еще одну версию называет сам Торстейн Книжник, которая на фоне прочих звучит наиболее адекватно. Дело в том, что еще при Ингевальде Фолькессоне род фактически разделился на две ветви – христианскую основную, и младшую языческую. Стивальд Младший, племянник Ингевальда, еще в юношеском возрасте полюбил девушку из языческого рода, и ради нее отказался от Христа. В ответ на это Ингевальд изгнал его из семьи. Фольке Толстый неоднократно пытался воссоединиться с родичами, и последняя такая попытка была принята как раз в 1128 году. По неизвестным причинам встреча с сыновьями Стивальда вылилась в потасовку, в которой сын Ингевальда был убит. Это привело к продолжительному разрыву между двумя ветвями дома Фолька Фильбютера, конец которому придет лишь в середине XIII века. Насколько правдива эта версия – сказать сложно, хотя с учетом того, что Торстейн являлся потомком Стивальда Стивальдссона, то у него не было причин оговаривать своего предка, не будь это правдой.

Бенгт Снивиль

Глава III. Фольке Толстый и Биргер Броса (Pax Nordica)

Церковь, на выходе из которой был убит Эрик Святой

Сын Фольке Толстого и датской принцессы, как и отец, получил свое прозвище в детстве. Но если сам Фольке был Толстым, то Бенгт Фолькессон стал Снивилем – т.е. «Маленьким», причем прозвище это содержало в себе немало иронии. Сам по себе Бенгт был человеком рослым и сильным, и уж никак не мог считаться «маленьким», но вот по масштабу своей личности он явно уступал всем своим предкам из дома Фольке Фильбютера. За всю свою самостоятельную жизнь, с 1128 по 1164 годы, он не сделал ничего великого или выдающегося, и либо держался в стороне, либо поддерживал текущих конунгов, что порой было весьма непросто. Постепенно от него ускользнули и высокие титулы, и должности, и максимально высоким постом, который занимал Бенгт, стал пост херадсхёвдинга в родных владениях. Сам Торстейн Книжник удивляется, как Бенгт Снивиль умудрился не растерять все могущество своего рода. Не сильно помогал делу его младший брат, Кнут, который занимался непонятно чем, ни разу не женился, не имел детей, и умер после чрезмерного возлияния в возрасте 27 лет. Женат Бенгт был на знатной свейской дворянке, Сигрид Лакман, которая подарила ему трех сыновей – Биргера (1140), Магнуса (1150) и Карла (1156). Торстейн Книжник также предположил, что у Бенгта Снивиля были несколько дочерей, родившихся между 1140 и 1156 годами, но подтверждений этому нет, как и более подробной информации о его супруге. Из всех глав рода Фольке Фильбютера до 1250 года именно этот Фолькунг является наименее известным, и практически не оставил в роду памяти о себе.

Между тем, ситуация в Швеции обострялась. Государство после смерти Рагнвальда Глупого фактически распалась, и прямых наследников у убитого не было. Вестергёталанд перешел в состав Дании, и требовалось его каким-то образом вернуть. Стране срочно требовался лидер – и он нашелся в лице внука Блот-Свена, эстергёталандского стурмана Сверкера. Его вне принятой традиции избрали конунгом в Эстергёталанде уже в 1130 году, и после этого он сначала заставил признать эти выборы свеев (1131), а затем за несколько лет вернул контроль над Вестергёталандом (1134), жестоко покарав сепаратистов. Вслед за этим последовал новый период спокойствия, процветания и постепенной христианизации страны. Именно при Сверкере в Швеции появляются монастыри, первым из которых стал монастырь Альвастра (1143), также конунг пытался, хоть и безуспешно, создать независимый от Бремена церковный диоцез, дабы прекратить попытки вмешательства германцев в религиозные дела свеев и гётов. Активная политика династических браков укрепляла мир и спокойствие в государстве – конунг несколько раз женился, при том что его первая супруга попросту сбежала от него. Не забывал он и о внешней политике – «Риксхроника» сохранила упоминания о двух войнах Швеции за это время. Первая из них, начавшаяся в 1142 году, была направлена против Новгорода, который отверг своих князей, и стал республикой. Формально Сверкер вступил в конфликт как союзник русских князей, пытаясь «наказать отступников», но сами русские князья об этом были не в курсе, и конфликт свелся к грабежу и попытке взимать с новгородских торговых судов пошлину в пользу Швеции. Второй конфликт вновь коснулся Смоланда, который в начале 1150-х годов попытались завоевать датчане. Сверкер выступил на стороне смоландцев, и одержал внушительную победу, заставив данов признать своего пасынка Кнута, правителя Северной Ютландии, конунгом Дании в 1154 году.

А в 1156 году Сверкера I, бывшего по всем статьям отличным правителем, убили по заказу дальнего потомка дома Стенкилей, Магнуса Хенрикссона, который сам метил в конунги. Убийство ему, правда, не помогло, так как на выборах конунгом избрали другого человека – Эрика IX, выдающегося вестергёталандского стурмана, женатого на внучке короля Инге Старшего. Тот еще в начале 1150-х годов предпринял попытку завоевать Финляндию вместе с епископом Уппсалы Хенриком, но потерпел неудачу из-за слабости собранного воинства. Теперь же, став конунгом, он объединил усилия всей Швеции, и в 1157 году организовал крупный крестовый поход, обрушившись на финские племена, проживавшие на берегу напротив Аландских островов. Среди участников крестового похода были и представители рода Фольке Фильбютера, которые искали ставшую полулегендарной тайную базу своего предка с тех времен, когда он был морским разбойником. Для них поход закончился ничем, зато конунг Эрик завоевал племена суомов, и вынудил их принять христианство, что укрепило его власть в самой Швеции [2]. Впрочем, долго править ему не довелось – 18 мая 1160 года после мессы в храме Уппсалы он на улице был убит людьми Магнуса Хенрикссона, вслед за чем стал почитаться как христианский святой и страстотерпец.

Лишь после этого Магнус был избран конунгом, но еще до эриксгаты его отказались признать и дом Сверкеров, и дом Эриков, чьих представителей он убил. Началась непродолжительная гражданская война, закончившаяся уже в 1161 году сражением при Эребру, в ходе которого Магнус Хенрикссон погиб. Новым конунгом был избран потомок Сверкера, Карл Сверкерссон, еще с 1155 года бывший ярлом Эстергёталанда, а в 1158 году провозгласивший себя в одностороннем порядке конунгом. Таким образом, в 1161 году он по сути лишь добился своего всеобщего признания в Швеции. В историю Швеции он вписал свое имя тремя крупными событиями. В первую очередь он в 1163 году окончательно покорил Смоланд, и ускорил его христианизацию. Вторым событием стало создание в 1164 году архиепископства в Уппсале, что наконец-то обеспечило церковную независимость шведской христианской церкви. В этом же году произошло еще одно крупное событие – военный поход против Новгорода, который завершился полным провалом. На фоне всех этих крупных событий, убийств, войн и интриг как-то мимо внимания большинства свеев и гётов прошел тот факт, что в том же 1164 году скончался Бенгт Снивиль, словно в насмешку над собственной жизнью умерший в уборной после продолжительной диареи, что не забывает особо отметить и Торстейн Книжник.

Биргер Броса

Глава III. Фольке Толстый и Биргер Броса (Pax Nordica)

Биргера Бросу «Риксхроника» называет первым настоящим рыцарем Швеции. Даже его сохранившиеся с XII века изображения, общие и схематичные, всегда показывают его со щитом и мечом в руках, верхом на коне, скачущем в бой. С особым смаком Торстейн Книжник рассказывает о десятках подвигов этого представителя рода Фолька Фильбютера, и свершениях государственного масштаба. Достаточно быстро ему удалось восстановить престиж и положение своего рода, и оставить серьезный след в истории Швеции. За всеми этими великими делами почти неизвестной осталась обыденная жизнь этого человека. Прозвище «Броса» означало «Улыбающийся», и прицепилось к Биргеру из-за его очаровательной и обезоруживающей улыбки, которую он постоянно демонстрировал всем окружающим. Женой его была Бригитта Харальдсдоттер, дочь норвежского короля Харальда IV. Ее первым супругом был Магнус Хенриксен, и после его гибели девушку под свою защиту взял тогда еще молодой сын Бенгта Снивиля, а новый конунг Карл счел уместным устроить их брак. Невеста была старше жениха на 4 года. Союз этот оказался весьма успешным, Биргитта родила Биргеру целых семь детей – Филипа (1164), Кнута (1165), Фольке (1168), Магнуса (1170), Ингегерду (1180), Кристину (1181) и Маргариту (1182). Магнус и Маргарита умерли в молодости, Филип так и не женился, Кнут женился на Сигрид Кнутсдоттер, дочери короля Кнута I, Кристина вышла замуж за знатного шведского рыцаря, а Ингегерда стала супругой конунга Сверкера Младшего. На этом информация о личной жизни Биргера Бросы заканчивается.

А вот о его подвигах и государственных делах известно намного больше. Судя по всему, с королем Карлом Сверкерссоном Биргера связывали не самые лучшие отношения, так как сам Биргер, до того участвовавший во всех военных кампаниях, не принимал участия в походе 1164 года на Новгород. А в 1167 году Карла убили в замке Нес (остров Висингсё), по заказу Кнута Эрикссона, сына Эрика IX, которого сам Карл, если верить «Риксхронике» также пытался несколько раз убить. Кнут с момента убийства своего отца скитался за границей, терпел лишения, и лишь в 1167 году смог вернуться в Швецию. Его избрали конунгом, но далеко не все части Швеции – в Эстергёталанде себя королями-соправителями объявили два родича Карла Сверкерссона, Коль и Бурислев [3], и стали собирать большое войско. Кнут же увяз в мелких дрязгах со свейской знатью, и остро нуждался в сильных союзниках внутри страны. Таковым для него выступил как раз Биргер Броса. В 1168 году он решительно занял сторону нового конунга, а в 1169 произошла масштабная битва у усадьбы Бьельбу между сторонниками домов Эрика и Сверкера. Победа досталась первым, конунг Коль погиб в сражении, а Бурислев был вынужден бежать в Данию, и искать ее поддержки в войне за корону Швеции. В 1172 году датское войско под началом претендента вторглось в Вестергёталанд, но было остановлено войсками Биргера Бросы, а в 1173 году разбито. После генерального сражения тело Бурислева так и не нашли – лишь его залитую кровью лошадь. С этого момента Кнут Эрикссон стал неоспоримым правителем Свеа Рике.

За это время конунг и Биргер Броса сблизились, и стали хорошими друзьями и соратниками. При этом Кнут во многом зависел от своего друга, который сосредоточил в своих руках лучшие войска и значительные земельные владения в стране, из-за чего был вынужден идти тому на уступки, и делиться властью. Специально для Биргера Бросы в 1174 году была создана должность риксярла (ярла Швеции) – второго после конунга человека в государстве. Почти все вопросы внешней политики теперь не обходились без советов и поддержки этого важного государственного чиновника. В любой другой ситуации это должно было уменьшить эффективность правительства, но Кнут и Биргер отлично наладили взаимодействие, и потому в конце XII века в стране стремительными темпами запустилась централизация управления в стране, и бюрократизация центрального аппарата по континентальному (римскому) образцу. В это время значительно увеличивается штат писцов, основные действия правителей документируются, формируются государственные архивы, и в стране начинает насаждаться верховенство права и закона, чьим гарантом является конунг. Устанавливаются регулярные дипломатические отношения с рядом западных государств, заключаются крупные торговые договора с Любеком и Саксонией, расширяется чеканка шведских монет. В целом этот период истории Швеции можно назвать очередным временем бурного прогресса и развития государственности.

Впрочем, Биргеру Бросе приходилось заниматься и военными делами. В наследство от Карла Сверкерссона Швеции досталась война с новгородцами, причем с каждым годом она только набирала обороты, теперь уже из-за конкуренции за обложение данью финских и карельских племен. В 1187 году новгородцы, решив перейти от обороны к наступлению, организовали крупный морской поход карельских и эстонских племен прямиком в Свитьод, сердце вражеского государства. Нападение было неожиданным, и первое время не встретило никакого сопротивления. Разграблению подверглись участки побережья моря и озера Меларен, а Сигтуна в результате то ли внезапности, то ли наличия шпионов, которые открыли городские ворота, оказалась опустошена. Карелы вывезли все, что только могли, включая ворота в главный городской храм, искусно изготовленные в Германии и обошедшиеся свеям в целое состояние. Биргер Броса, молниеносно собрав дружину, обрушился на грабителей, и рассеял тех, кто не успел покинуть Сигтуну. На их же кораблях риксярл отправился в погоню за противником, и отбил часть награбленного, включая пленников, но ворота вернуть ему так и не удалось [4]. В следующем году настал черед шведов наступать – все новгородские купцы во владениях Кнута Эрикссона были арестованы, а Биргер Броса, собрав лейданг (морское ополчение), обрушился на торговые пути и новгородское побережье Ладожского озера, основательно их разорив. В дальнейшем взаимные набеги случались практически ежегодно, но никогда более русичи и союзные им карелы не решались на столь же дерзкое нападение на Свитьод, тем более что его побережье после набега было сильно укреплено.

В 1195 году конунг вместе с риксярлом решили повторить крестовый поход в восточном направлении, на сей раз – в земли ливов и эстов. Правда, организовать крупное мероприятие не вышло, да и силы были нужны в том числе против новгородцев, потому в море вышли лишь немногочисленные войска свеев и гётов, которые возглавил лично Биргер Броса. Несмотря на малочисленность, скандинавские воины во главе с талантливым военачальником стали одерживать победы. За считанные месяцы они навели шороху среди племен ливов и эстов, громя их, вынуждая приносить вассальные клятвы, облагая данью. Под началом храброго риксярла шведское войско не знало поражений, и одерживало победы с минимальными потерями и невиданной легкостью. Собрав богатую дань и приведя местные племена к присяге, Биргер Броса отплыл обратно домой, и получил еще большую славу и почести по возвращению. Правда, ливы и эсты тут же забыли о вассальных договорах, а шведам вскоре стало не до сбора дани с них, из-за чего то, что изначально планировалось как крестовый поход, на деле завершилось лишь большим грабежом и охотой за воинской славой.

В 1196 году конунг Кнут Сверкерссон умер естественной смертью, что было крайне нетипичным событием для Швеции XII века. Новым правителем был избран сын убитого ранее Карла Сверкессона, Сверкер Карлссон, ставший известным как Сверкер Младший. Впрочем, «избрание» на деле вылилось в раздачу риксярлом указаний стурманам, за кого следует голосовать – настолько высоким был авторитет Биргера Бросы. В результате этого новый конунг почти полностью оказался в воле потомка Фольке Фильбютера, без которого не мог сделать и шагу. Это позволило в тех же высоких темпах продолжить развитие экономики, государственного аппарата и централизации власти в стране. Авторитет Биргера Бросы после 1196 года в стране стал абсолютным – даже вольнолюбивая местная знать прекращала споры, когда в дело вмешивался улыбчивый сын Бенгта Снивиля. Увы, продолжалось все это недолго – уже в 1202 году Биргер Броса умер в возрасте 62 лет. После себя он оставил богатое наследство, уже не только для своего рода, но и для государства, укрепив и усилив центральный государственный аппарат. Однако на каждое действие есть свое противодействие, и именно после риксярлства Биргера Бросы начинается внутренний раскол свеев и гётов не только между династиями, но и между идеологическими партями – сторонниками централизации и наследственной власти монархов, и Фолькунгарной («Народными королями») [5], движением за старые права и обычаи, максимальную децентрализацию власти и выборность конунгов в Швеции. А очередная гражданская война в стране началась уже на следующий год.

Гражданские войны

Старший сын Биргера Бросы, Филип, стал ярлом в Норвегии, но погиб во время местных гражданских войн в 1200 году. Таким образом, прямым наследником риксярла стал его второй сын, Кнут Биргерссон. Увы, конунг Сверкер Младший, лишившись опеки всемогущего эстергёталандца, назначил новым риксярлом своего сына Юхана, надеясь таким образом сконцентрировать власть в своих руках. На деле это привело к разброду и шатанию среди шведских стурманов, и выступлению претендентов на корону, которые уже не боялись покойного Биргера Бросы. В 1203 году в Норвегию сбежали сыновья Кнута Эрикссона и, заручившись там поддержкой, начали войну за корону свеев и гётов против представителя рода Сверкеров. Первое вторжение случилось в 1205 году, и завершилось их разгромом, причем в бою из четырех братьев выжил лишь младший, Эрик. Но победа далась Сверкеру Младшему дорогой ценой, во многом из-за разброда и шатания среди его войск. Юхан как риксярл показал себя посредственно, и потому уже в 1206 году новым риксярлом все же стал Кнут Биргерссон. Ему удалось мобилизовать значительные силы свеев и гётов, но талантами отца он не обладал, и в сражении под Леной в 1208 году сторонники Сверкеров потерпели сокрушительное поражение. Кнут Биргерссон при этом погиб, а его дядя, Магнус Бенгтссон Миннешёльд был тяжело ранен. Сверкеру пришлось бежать из страны в Данию, где он получил поддержку, и в 1210 году попытался вернуть свою корону, но потерпел еще одно поражение при Гестильрене, где сложил свою голову. По иронии судьбы, перед своей гибелью он успел сразить Магнуса Миннешёльда – представителя рода Фолька Фильбютера, который в прошлый раз бился за Сверкера, и выжил, но на сей раз не смог уйти от судьбы [6].

Эрик из рода Эриков, став конунгом в 1208 году, столкнулся с неожиданной и неприятной особенностью Швеции, в которой более ничего не могло происходить без участия Фолькунгов. Из-за этого он буквально сразу же был вынужден пойти навстречу еще одному сыну Биргера Бросы, Фольку, и сделал его риксярлом. Фольке к тому моменту был женат на некоей Ульфхильде, знатной свейской даме, и уже имел детей, включая двух сыновей – Суне и Хольмгера. Человеком он был весьма своеобразным, и, в отличие от отца, являлся сторонником старых традиций и выборных бесправных конунгов, считая, что так будет удобнее манипулировать монархами и управлять государством, навечно закрепив за должностью риксярла функции серого кардинала в государстве, а саму должность – за своими потомками. Он даже организовал сторонников старых взглядов вокруг себя, и тем самым фактически сформировал Фолькунгарну как единое движение [7]. Однако долго побыть риксярлом ему не удалось – в 1210 году он выиграл битву при Гестильрене, но лишь заплатив за это своей жизнью.

В любой другой ситуации такая убыль главных претендентов на пост риксярла должна была привести к тому, что род Фольке Фильбютера перестал бы избираться на это место – но не тут-то было! После Гестильрена старшим в роду стал Карл Бенгтссон Дёве (Глухой), младший брат Биргера Бросы, который сосредоточил в своих руках все могущество рода… И потребовал у Эрика X пост ярла Швеции. Выбора у конунга особо не было – даже глухой и в возрасте, Карл обладал достаточным влиянием для того, чтобы при желании заменить его на Юхана Сверкерссона, претендента на трон из рода Сверкеров. Впрочем, решение короля оказалось вполне удачным – после 1210 года Швеция наконец-то смогла отдохнуть от смут, и хотя бы немного восстановиться после предыдущих потрясений. Это сказалось и на внешнеполитическом авторитете государства – в 1216 году Папа Римский признал за королями Швеции суверенные права на их территории, а также те земли, которые шведы получат от язычников, неся им крест. Правда, письмо об этом Эрик X получить не успел, умерев в замке Нес. Его единственный сын еще находился в утробе матери, Софии Новгородской, потому Карл Дёве не нашел иного выхода, как избрать новым конунгом Юхана Сверкерссона, хотя выборы на сей раз были уже полной фикцией.

Но о былом процветании времен Биргера Бросы можно было уже лишь мечтать. Швецию разрывали противоречия, а попытки продолжить централизацию саботировала Фолькунгарна, в которую вошли многие влиятельные стурманы. Пытаясь как-то консолидировать внутренние силы в стране, король Юхан в 1219 году объявил о крестовом походе в Эстляндию, дабы восстановить шведский сюзеренитет над ними. Поход готовился с большой помпой, в нем должны были участвовать и датчане, и вообще казалось, что этим язычникам вскоре настанет хана, и многие представители шведской знати, включая 64-летнего риксярла, отправились на восток. Однако на деле эстонские язычники умудрялись одерживать победы, причем в первую очередь – над шведами. В 1220 году они близ Лихулы разгромили отряд в 500 человек, который возглавляли Карл Дёве и епископ Линчёпинга Карл Магнуссон. Из всего шведского воинства выжило несколько десятков человек, остальные погибли. В числе последних были и епископ, и ярл.

К великому облегчению конунга Юхана, нового риксярла после этого избирать не понадобилось, так как пост существовал, в общем-то, исключительно для рода Фольке Фильбютера, но все оставшиеся в живых представители этого рода были еще или слишком молоды, или имели недостаточно влияния – родственники успели сильно разойтись во мнениях, и теперь каждый существовал по отдельности, что было лишь на руку конунгам, которых не радовало наличие столь могущественных вассалов, как Биргер Броса или Карл Дёве. Однако наслаждаться полноценной властью королю Юхану довелось недолго – в 1222 году он умер, не оставив наследников, и на нем пресеклась династия Сверкеров. Новым конунгом стал 6-летний Эрик Эрикссон, прозванный Шепелявым и Хромым из-за явных физических дефектов. Так как он был слишком молод, то был сформирован особый риксрод (государственный совет) для регентства, а его главой избрали Кнута Лонге («Длинного»), родственника Эрика. При этом пост риксярла перестал быть вакантным, и на него назначили Ульфа Фасе («Ужасного»), сына Карла Дёве [8]. И Кнут, и Ульф были ярыми сторонниками Фолькунгарны, и намеревались любой ценой ослабить власть конунгов и государственный аппарат, дабы сохранить народные свободы. Правда, под народными свободами на деле они понимали свободы знати, из-за чего их действия быстро перестали нравиться широким массам населения. С 1222 года в стране фактически начинается одна непрерывная гражданская война, с периодами спадов и обострений.

Одно из самых крупных обострений случилось в 1229 году. Глава риксрода, Кнут Лонге, устал от регентства при несовершеннолетнем родиче, и попросту устроил переворот, свергнув его, и объявив королем себя, с обязательным соблюдением фарса под названием «выборы конунга». Этим шагом он превратил 13-летнего болезненного юношу в символ движения за централизацию и укрепление власти в государстве, и за Эрика выступили многие стурманы в государстве, не заинтересованные в полной вольнице для знати. Они собрали армию, и двинулись на столицу – но благодаря умениям Ульфа Фасе сторонников Эрика удалось разбить бри Олустре. Юный конунг был вынужден бежать в Данию, и искать поддержки там. Сторонники Эрика в Швеции также не сложили оружие, в результате чего последующие годы прошли в сражениях. Даже когда в 1231 году Кнут заставил региональные тинги признать себя конунгом, сражения не прекращались. Не прекратились они и в 1234 году, когда Кнут умер, и Эрика вновь избрали королем. Расклады сил остались теми же – рядом с конунгом сосредотачивались те, кто выступал за сильную королевскую власть и развитие государства, а противостояла им Фолькунгарна, которую возглавил всесильный риксярл Ульф Фасе. По факту он и его сторонники не признавали королевскую власть, и по большей части дублировали ее функции, вплоть до чеканки собственных монет. До крупных сражений противостояние конунга и риксярла доходило редко, но мелкие стычки, крестьянские выступления, волнения в городах случались регулярно. Масла в огонь подливало все еще идущее противостояние между христианами и язычниками – сбавившее обороты, но никуда не исчезнувшее. Сильная власть в стране, чьей основой были конунг, лагманы и херадсхёвдинги, утекла словно вода сквозь песок, и Швецию захлестнула волна анархии и беззакония. Ни одна из сторон не обладала достаточными средствами для быстрой победы над другой, и никто не знал, когда же этому противостоянию суждено будет завершиться.

Примечания

  1. Суровый реал, причем известный даже не по шведским, а по датским источникам – настолько влиятельными были на тот момент Фолькунги.
  2. Вообще, никаких материальных подтверждений этому крестовому походу в Финляндию нет, но с другой стороны – нечто подобное ему определенно должно было случиться в XII веке, так как финские церковные диоцезы и христианизация финнов появились как раз в это время.
  3. Очень странные и нетипичные для свеев и гётов имена. Хотя, Коль еще куда ни шло, но Бурислев…
  4. Поначалу думал таки отбить эти ворота, но потом решил, что пускай будет так, как в реале. Хотя в реале тоже было непонятно как – шведы считают ворота Софийского собора в Новгороде своими, а вот многие русские историки склоняются к тому, что это скорее ворота из Полоцка, вывезенные оттуда литовцами и перекупленные новгородцами, или же изначально заказанные в Германии для Новгорода. Плюс, есть еще другие версии, какая из них соответствует истине – сейчас сказать уже не представляется невозможным.
  5. Здесь пришлось пойти на некоторую хитрость. Дело в том, что Фолькунгами называется не только династия аф Бьельбу, но и движение за свободы и демократию в Швеции (с явно олигархическим средневековым оттенком). Здесь имеет место быть особенность лингвистики: фамилия «Фолькунги» образована примерно по тому же принципу, что и «Рюриковичи», от имени основателя дома и окончания «-унг» («-ич» у славян). Политическая же партия называется по иному принципу – «народные короли», т.е. «Фольк кунгс», или, если быть точным – Folkungar. Ровно так же, как будет писаться на шведском и фамилия рода Фольке Фильбютера. К счастью, в шведском языке относительно партии употребляется также слово Фолькунгарна, потому на русском эти два термина – фамилию, и политическую партию – можно разделить, хотя они все равно звучат почти идентично.
  6. Вообще есть информация, что Магнус Миннешёльд погиб уже в 1208 году, но тогда получается маленькая проблема, ибо его младший сын Биргер родился в 1210 году, а Ингрид Ильва, конечно, хоть и была выдающейся женщиной, но удерживать в себе ребенка минимум лишний год точно не могла.
  7. Да, забавные повороты судьбы с ранними Фолькунгами получаются – пока одни представители рода упорно усиливали центральную власть, другие ее раскачивали.
  8. Вообще считается, что Ульф Фасе стал риксярлом лишь в 1231 году, но это чисто формально – по факту он уже с 1222 года выполнял функции, соответствующие этому посту.
Подписаться
Уведомить о
2 Комментариев
Старые
Новые Популярные
Межтекстовые Отзывы
Посмотреть все комментарии
Альтернативная История
Logo
Register New Account
Reset Password
Compare items
  • Total (0)
Compare