Феодосийский десант: фон Шпонек сосредотачивает силы

13
7
Феодосийский десант: фон Шпонек сосредотачивает силы

Феодосийский десант: фон Шпонек сосредотачивает силы

Статья Владислава Гончарова с сайта WARSPOT.

Содержание:

30 декабря стало решающим днём операции. Советские войска относительно легко заняли Феодосию, но теперь им требовалось не просто удержать плацдарм, но и развернуть с него наступление, чтобы перерезать коммуникации немецкой 46-й пехотной дивизии. В свою очередь, командир 42-го армейского корпуса граф Ганс фон Шпонек пожертвовал Керченским полуостровом и приказал 46-й дивизии выходить из мешка, но был полон решимости разгромить десант в Феодосии.

Немцы подтягивают резервы

29 декабря в 17:00 командир 42-го армейского корпуса генерал-лейтенант фон Шпонек отдал 8-й румынской кавалерийской бригаде новый приказ. Ранее бригада была направлена для уничтожения советских десантов на Керченском полуострове, но 29 декабря повернута обратно к Феодосии. Теперь ей следовало правым флангом установить связь с немецкими частями на западной окраине Феодосии, а левым флангом примкнуть к берегу южнее Дальних Камышей. Затем во взаимодействии с группой фон Альфена бригаде следовало блокировать плацдарм, предотвратив его расширение. Командиру 8-й румынской кавбригады подчинялся моторизованный отряд Корне и немецкий 173-й противотанковый дивизион. К 20 часам по Берлину кавбригада развернулась вторым эшелоном севернее Феодосии, от Дальних Камышей до высоты 105 юго-западнее Владиславовки.

Ближе к полуночи командование немецкими войсками в районе Феодосии вместо фон Альфена принял командир 46-го инженерного батальона майор Бундесен. Сама бывшая группа фон Альфена вместе с 8-й кавбригадой (включая 3-й кавполк и моторизованный полк Корне) была передана в подчинение штаба 3-го румынского горного корпуса из резерва 11-й армии.

Генерал-лейтенант граф Ганс фон Шпонек. historic.de

Генерал-лейтенант граф Ганс фон Шпонек. historic.de

Командование 11-й армии бросило все силы на штурм Севастополя, поэтому в качестве резервов вынуждено было использовать румынские соединения из состава приданной Манштейну 3-й румынской армии. На фоне немцев румыны не блистали боевыми качествами — но и отнюдь не представляли собой пустое место, как иногда принято считать. Их кавалерийские бригады были полностью мобильными и частично моторизованными: так, 8-я бригада имела в своём составе 4-й полк регулярной кавалерии «рошиори», 2-й и 3-й полки территориальной кавалерии «калараши», первый из которых являлся моторизованным, а также 3-й полк конной артиллерии. Численность бригады составляла около 4500 человек.

Моторизованный отряд полковника Раду Корне (точнее, Корнеа) являлся весьма заслуженной частью. Он был создан 29 июля 1941 года (перед форсированием Буга) на базе 6-го моторизованного полка «рошиори» 5-й кавалерийской бригады, а с октября 1941 года имел следующий состав:

      • 6-й моторизованный полк «рошиори»;
      • 10-й моторизованный полк «рошиори»;
      • 54-й моторизованный тяжёлый артиллерийский дивизион;
      • противотанковый дивизион;
      • мотоциклетная рота.

В конце октября «отряд Корне» входил в состав знаменитой «бригады Циглера», осуществившей прорыв к Севастополю, а затем входил в состав 54-го армейского корпуса под Севастополем, одновременно выполняя роль армейского подвижного резерва. Численность отряда Корне составляла около 2500 человек; каждый моторизованный полок «рошиори» по штату имел 6 легких пулемётных танков R-1, то есть в отряде насчитывалось 12 таких танков.

От горного корпуса здесь находилась только 4-я горная бригада бригадного генерала Джордже Манолиу — она также направлялась на Керченский полуостров, но к 29 декабря ещё не дошла до Феодосии. Основные силы бригады находились в районе Старого Крыма, в 20 км от города; два батальона — у Коктебеля.

Бригада имела два горнострелковых и один артиллерийский полк, по численности она соответствовала горной дивизии (через три месяца её переименуют в дивизию). Однако 18-й и 20-й батальоны были оставлены для охраны дороги на Алушту, поэтому под Феодосией оказались только четыре горнострелковых батальона (13-й, 14-й, 17-й и 19-й), один горный сапёрный батальон (4-й) и 4-я горная артиллерийская группа (полк). Общая численность бригады составляла около 10 000 человек, из них под Феодосию было направлено около 8000.

Румынская мотокавалерийская часть на марше. На заднем плане видны лёгкие танки R-1

Румынская мотокавалерийская часть на марше. На заднем плане видны лёгкие танки R-1

Вместе с горной бригадой в район Старого Крыма по шоссе был направлен 2-й дивизион 2-го артиллерийского полка (две батареи), 22-й зенитно-пулемётный дивизион (из 22-й пехотной дивизии) и 1-я рота 560-го корпусного противотанкового дивизиона. Кроме того, по железной дороге на Владиславовку спешно направлялся 52-й противотанковый дивизион армейского резерва, а также 173-й противотанковый дивизион и 213-й полк из состава 73-й пехотной дивизии, уже предназначенной для переброски под Ростов. В общей сложности к Феодосии перебрасывалось около 15 000 румынских и порядка 4000 немецких солдат, к которым должны были присоединиться вышедшие из города остатки гарнизона.

Войска прибывали в разное время, но фон Шпонек рассчитывал, что основная их часть может быть сосредоточена вокруг Феодосии уже к утру 30 декабря. Он приказал в 8:10 одновременно атаковать город с запада, севера и северо-востока, сбросив десант в море; позднее время атаки перенесли на 9:10.

План контрудара был таков: части 4-го горного корпуса и бывшая группа фон Альфена сосредотачивались в районе Старого Крыма и наступали на Феодосию с запада, вдоль Симферопольского шоссе. Одновременно 8-я румынская кавбригада с подчинённым ей отрядом Корне собирались у Владиславовки, разворачивались на рубеже Ближняя Байбуга — Ближние Камыши, после чего атаковали город с севера. 173-й противотанковый дивизион разворачивался в тылу кавбригады у Кой-Асана, а 1-й батальон 213-го полка уже на рассвете должен был начать выгрузку на станции Владиславовка.

К этому времени в районе Феодосии окончательно сосредоточился 240-й противотанковый дивизион, а днём 30 декабря в районе Дальних Камышей развернулся переброшенный по железной дороге 52-й противотанковый дивизион. Интересно, что оба дивизиона получили приказ по возможности вести борьбу с кораблями противника.

Продолжался отход 46-й пехотной дивизии от Керчи. Утром 30 декабря её основные силы должны были выйти в район Кошай, Арма-Эли и станция Кият в 30 км к северо-востоку от Феодосии.

Боевые действия 46-го инженерного батальона с 29 по 31 декабря 1941 года. А.В. Неменко. История одного десанта

Боевые действия 46-го инженерного батальона с 29 по 31 декабря 1941 года. А.В. Неменко. История одного десанта

Высадка 1-го отряда и соотношение сил на 30 декабря

В эту же ночь с 29 на 30 декабря в Феодосии начал высаживаться первый эшелон главных сил советского десанта — 236-я стрелковая дивизия генерал-майора В.К. Мороза. Швартовка и разгрузка техники затруднялись сильным отжимным ветром и отсутствием буксиров, поэтому окончательно разгрузить транспорты удалось только к вечеру 30 декабря. Около 17 часов этого же дня тральщик №11 (Т-401) снял с крейсера «Красный Крым» штаб 9-го стрелкового корпуса во главе с генерал-майором Дашичевым и высадил его на Широкий мол. В 19 часов «Красный Крым» вместе с эсминцем «Шаумян» ушли в Новороссийск, возле Феодосии оставался только «Красный Кавказ» в сопровождении эсминца «Бойкий» и двух быстроходных тральщиков. В половине второго ночи на 31 декабря крейсер с эсминцем ушли в Туапсе, командир высадки капитан 1-го ранга Басистый перешёл с него на эсминец «Сообразительный».

Несмотря на плохую погоду, днём 30 декабря над Феодосией снова появилась немецкая авиация, хотя и в небольшом количестве. В общей сложности порт атаковали пять He 111 и одиннадцать Ju 88 из состава 1-й группы 27-й бомбардировочной эскадры. Пилоты доложили об одном попадании в мол рядом с бортом крупного транспорта и взрыве боезапасов на причале. В ходе этой атаки был потерян один «Юнкерс». Ещё четыре пикировщика Ju 87 под прикрытием четырёх истребителей атаковали советскую пехоту, продвигавшуюся на запад от Феодосии. Советские бомбардировщики в этот день из-за погодных условий почти не действовали (четыре вылетевших экипажа вернулись, не достигнув цели), истребители 44-й армии сделали 6 вылетов в район Владиславовки на прикрытие войск и штурмовку вражеской пехоты; ещё 7 вылетов сделали истребители флота для прикрытия портов погрузки.

После выгрузки части дивизии сразу же направлялись на правый фланг плацдарма — там линия соприкосновения с противником пока отсутствовала, и его оборона здесь считалась наиболее слабой. 236-я стрелковая дивизия получила приказ после сосредоточения наступать на Владиславовку и далее на север для выхода к Сивашу и полного перехвата перешейка.

Бригадный генерал Раду Корне, бывший командир румынского «моторизованного отряда Корне». Фото из журнала «Aripi Românești», 1943, №6

Бригадный генерал Раду Корне, бывший командир румынского «моторизованного отряда Корне». Фото из журнала «Aripi Românești», 1943, №6

На этот момент силы сторон в районе Феодосии были примерно равны. Румынская 8-я кавбригада, 4-я горная бригада, моторизованный полк Корне, немецкий сапёрный полк, связной, инженерный и пехотный батальоны, а также в общей сложности шесть артиллерийских, зенитных и противотанковых дивизионов насчитывали порядка 22 000 человек личного состава. Даже с учётом того, что не все они прибыли вовремя, к утру 30 декабря численность войск противника под Феодосией (с учётом отступившего из нее гарнизона) составляла не менее 15 000.

С советской стороны в первые два дня высадки было выгружено 17 000 человек, однако окончательное сосредоточение этих войск также завершилось лишь к исходу дня. Таким образом, наращивание сил сторон шло примерно равными темпами, а к вечеру 30 декабря немецко-румынские войска даже имели некоторое превосходство, причём не только в численности, но и в транспорте и полевой артиллерии. Таким образом, о подавляющем превосходстве советских войск, о котором до сих пор пишут многие исследователи, речи идти не могло — оно является выдумкой командующего 11-й армией фон Манштейна, стремившегося оправдать свою неудачу. Увы, мемуары Манштейна долгое время служили единственным описанием Керченско-Феодосийской операции с немецкой стороны.

Высадка в Феодосии и боевые действия 29-31 декабря 1941 года. Фрагмент отчётной карты Крымского фронт

Высадка в Феодосии и боевые действия 29-31 декабря 1941 года. Фрагмент отчётной карты Крымского фронт

Советские войска выходят к Дальней Байбуге и Владиславовке

Утром 30 декабря (в 6:30 по Москве) части передового отряда начали наступление с горы Лысая на северо-запад и к 8 часам вышли к Ближней Байбуге. Противник спешно готовил контрудар, но все силы для этого ему сосредоточить пока не удалось. В 6:30 по Берлину (7:30 по Москве) румынская кавбригада сообщила, что заняла позиции западнее Сарыголя до Ближней Байбуги, однако 2-й кавалерийский полк отстал и ещё находился у Дальних Камышей.

Наступление 46-го сапёрного батальона и 8-й румынской кавалерийской бригады к северу от горы Лысой началось в 9:10 по Берлину. Несмотря на поддержку наступавших румынскими лёгкими танками из отряда Корне, 633-й стрелковый полк майора Андреева легко отбил атаку. Немецкие донесения жалуются на «плотный миномётный и пулемётный огонь» и нехватку боеприпасов; по докладу 46-го сапёрного батальона, «румын невозможно было заставить сделать хотя бы один шаг вперёд». Вдобавок немцы потеряли в Феодосии всю артиллерию, поэтому не смогли организовать артподготовку. 53-й противотанковый дивизион ещё не прибыл, 3-й батальон 213-го полка только в 11:50 начал разгружаться во Владиславовке.

Вскоре после полудня советский передовой отряд сам перешёл в наступление при поддержке только что прибывшего 79-го танкового батальона (танкетки Т-38), доставленного транспортом «Жан Жорес». Как докладывал штаб 42-го армейского корпуса штабу 11-й армии,

«в 11:45 противник предпринял контрудар тремя батальонами с танками. Противотанковый дивизион ещё не подтянулся. Положение критическое. Автоматическое оружие на правом фланге молчит».

Порт Феодосии утром 30 декабря 1941 года, немецкая аэрофотосъёмка. Хорошо виден транспорт «Ташкент», выгружающий личный состав на Защитный мол

Порт Феодосии утром 30 декабря 1941 года, немецкая аэрофотосъёмка. Хорошо виден транспорт «Ташкент», выгружающий личный состав на Защитный мол

Оборона немцев и румын была смята. Как констатирует журнал боевых действий 11-й армии, «паническое отступление румын, к сожалению, увлекло за собой и немецких солдат». Две оставшиеся у 46-го сапёрного батальона противотанковые пушки заклинило из-за мороза, и они достались десантникам майора Андреева в качестве трофеев. Кроме того, согласно советским донесениям, было захвачено три пулемёта, противник потерял 40 солдат.

По немецким данным, около часа дня советские войска силой примерно двух батальонов достигли Дальней Байбуги. Немцы и румыны отошли на запад, а северное направление оказалось открыто.

К этому времени только что высаженный 814-й полк 236-й дивизии выдвинулся на северную окраину Сарыголя и, не встречая сильного сопротивления, начал наступление в сторону Владиславовки. Уступом влево от него продвигался 509-й полк, левый фланг дивизии в направлении Розальевка — Сейт-Эли обеспечивал 818-й полк. Справа вдоль берега было выдвинуто боевое охранение: оно заняло Аджиголь и вышло к селу Дальние Камыши. В 15:15 румынская кавбригада донесла, что русские заняли Тамбовку и Петровку в 6 км севернее, на полпути к Владиславовке.

Возникла непосредственная угроза Владиславовке и шедшим через неё железной и грунтовой дорогам — путям отхода 46-й дивизии. В 16:45 по Берлину штаб 11-й армии категорично заявил штабу корпуса: «Высадившийся противник должен быть уничтожен любой ценой».

Район Дальних Камышей должен был удерживаться 2-м полком 8-й румынской кавбригады, в помощь ему направлялся 52-й противотанковый дивизион. Кроме того, с востока двигался 173-й противотанковый дивизион, имевший целью Ново-Покровку в 8 км западнее Владиславовки, но к 15 часам по Берлину его передовая рота только достигла Ак-Моная.

Немецкий пленный, взятый моряками в Феодосии. feodosia1945.blogspot.com

Немецкий пленный, взятый моряками в Феодосии. feodosia1945.blogspot.com

В 15:45 штаб армии сообщил в штаб 42-го корпуса, что румынская горная бригада уже сосредотачивается в Старом Крыму, пока выдвинутая вперёд немецкая рота удерживает Карагоз. Выходящей с Керченского полуострова 46-й пехотной дивизии ставилась задача закрепить позиции и наступать на юго-запад, в сторону Феодосии. Корпусу обещали отправить 22-й зенитный батальон люфтваффе, моторизованный сапёрный батальон и 4 тяжёлые батареи. В 16:45 задачу конкретизировали: «Высадившийся противник любой ценой должен быть уничтожен». Для этого предлагалось к следующему утру двумя полками (42-м и 97-м) выйти в район Кой-Асана.

Однако 46-я дивизия не успевала с сосредоточением, в то время как из-за поспешного отступления румын путь на Владиславовку внезапно оказался открыт. В 19:00 по Берлину штаб 42-го армейского корпуса отдал 8-й румынской кавбригаде приказ удерживать «достигнутые позиции», а в случае неудачи отходить на гряду холмов юго-западнее Владиславовки и защищать этот рубеж любой ценой. Интересно, что при этом 3-й батальон 213-го пехотного полка получил приказ «брать или занимать» Владиславовку — отсюда следовало, что штаб корпуса сам не знал, в чьих руках находится станция. Более того, вечернее донесение 46-й пехотной дивизии содержит такой пассаж:

«В 18:30 слышен шум боя южнее Владиславовки. В штабе дивизии наблюдают панику, которая начинается во Владиславовке».

В итоге советское наступление удалось задержать, но не остановить. Отразив в метели несколько румынских контратак, передовой отряд майора Андреева к исходу дня занял Дальнюю Байбугу, Насыпкой и Султановку, обойдя противника на высотах Тете-Оба и выстроив линию обороны к западу от Феодосии в сторону Старого Крыма. В то же время с наступлением темноты части 814-го полка вышли на южную окраину Владиславовки.

Отвод 46-й пехотной дивизии с Керченского полуострова

К 19 часам 30 декабря штаб 46-й пехотной дивизии уже развернулся в селении Кой-Асан в 7 км северо-восточнее Владиславовки. В это время 97-й пехотный полк дивизии двигался по северной дороге и находился между Семью Колодезями и деревней Огуз-Тобе, до района Кой-Асана ему оставалось ещё 15 км. Основные силы 42-го пехотного полка, отступавшего по главному (южному) шоссе Керчь-Феодосия, разворачивались на отдых в Караче в 20 км восточнее Кой-Асана. 72-й пехотный и 114-й артиллерийский полки отстали ещё на десяток километров — они шли вдоль дороги Англо-Индийского телеграфа и пока находились на марше между Ленинским и Кенегезом.

С утра началась метель, дорогу перегораживали снежные заносы, в которых застревали грузовики и пушки. Журнал 97-го полка отмечал:

«Маршевая дорога от Семи Колодезей была забита войсками дивизии и корпуса. Каждое подразделение, каждое транспортное средство стремились на запад, на обозначенные приказом позиции на высотах Парпач. <…> Дорога к отступлению была отмечена брошенными машинами и повозками, запряжёнными лошадьми, околевшими от перенапряжения, брошенным снаряжением».

В 20:45 по Берлину в Караче штаб 72-го полка получил сообщение о том, что противник у Феодосии прорвался на север. Полку предписывалось до рассвета 31 декабря пройти ещё 15 км, сосредоточившись в районе Парпача.

Командир 236-й стрелковой дивизии В.К. Мороз (довоенное фото) feodosia1945.blogspot.com

Командир 236-й стрелковой дивизии В.К. Мороз (довоенное фото) feodosia1945.blogspot.com

Итоги дня

Днём 30 декабря советские войска окончательно очистили Феодосию от противника. К утру 31 декабря в городе были учтены как трофеи пять складов с зерном, два склада боеприпасов, 400 автомашин, четыре 105-мм орудия (3-я батарея 147-го артдивизиона на мысе Ильи), два 37-мм орудия (на Защитном моле), две 150-мм гаубицы, 34 миномёта, 18 пулемётов и 800 винтовок, в порту захвачены 3 исправных баржи, 4 катера и 3 исправных сейнера. Кроме того, в городе были освобождены 2000 пленных и арестован городской голова Грузинов.

Несмотря на оперативно переброшенные резервы, противник не сумел отбить Феодосию или хотя бы остановить продвижение советских войск севернее города. Немецкие отчёты объясняли поражение низкой стойкостью румын, а также появлением советских танков. Таким образом, даже лёгкие пулемётные Т-38 произвели неизгладимое впечатление на противника. Результат этого впечатления проявился на следующий день.

Источники и литература

      1. Керченская операция (декабрь 1941 г. — январь 1942 г.). ГШ КА, Военно-исторический отдел. М.: Воениздат, 1943
      2. Битва за Крым. 1941-1944 гг. М. : Яуза, Эксмо, 2016
      3. А.Н. Первушин. Дороги, которые мы не выбирали. М.: Изд-во ДОСААФ, 1974
      4. Э. фон Манштейн. Утерянные победы. Воспоминания фельдмаршала. М.: АСТ, 2007
      5. Victor Nitu. Romanian army: Crimean Campaign — 1942 (http://www.worldwar2.ro)
      6. А. Неменко. Крымские десанты 1941-1942 гг. «Черные бушлаты» в бою. М.: Яуза; Эксмо; Якорь, 2017
      7. ЦАМО, ф. 209, оп. 1089, д. 14 — Отчет о десантной операции по захвату Керченского полуострова и городов Керчь и Феодосия 26–31.12.41
      8. ЦАМО, ф. 216, оп. 1142, д. 9 — Доклад об итогах десантной операции на Керченский полуостров, 1941 г.
      9. ЦАМО, ф. 216, оп. 1142, д. 14 — Оперсводки штабов Закавказского и Кавказского фронтов 22 ноября 1941 — 15 января 1942 г.
      10. ЦАМО, ф. 216 оп. 1142 д. 15 — Оперсводки справки и ведомости 44 А с 28 декабря 41 по 17 января 1942 г.
      11. NARA Т314, R1668
      12. NARA Т314, R1669

источник: https://warspot.ru/19007-feodosiyskiy-desant-fon-shponek-sosredotachivaet-sily

Подписаться
Уведомить о
0 Комментариев
Межтекстовые Отзывы
Посмотреть все комментарии
Альтернативная История
Logo
Register New Account
Reset Password
Compare items
  • Total (0)
Compare