Дыренков-стайл(Часть2)Гы-гаубичный танк

1
0

Сильно расстроенный «пролётом» с доработкой двухорудийной башни, Николай Иваныч хандрил не долго и быстро загорелся новой идеей, сопряжённой со всё той же «ДДД» (сейчас, наверное сказали бы 3Д:)). Оценив получившийся объём внутри башни, и смекнув, что танкам, имеющим на вооружении короткостволые трёхдюймовки, наверняка потребуется более мощная артподдержка, он придумал как её обеспечить.

Конечно, втиснуть 122 мм гаубицу даже в такую башню сложно (вес не хилый, габариты ого-го и откат метр!), зато на вооружении кавалерии РККА по-прежнему в большом количестве состояли английские 114,3 мм лёгкие гаубицы «Ковентри», полученные царской армией во время ПМВ (на 1.11.36 г. 211 штук). Вот эта гаубица, помещалась в «длинной» башне просто идеально! Она была и легче, и компактнее, и длина отката меньше чем у КТ-28! К дополнительным бонусам относились клиновый затвор, механизм быстрого приведения ствола на угол заряжания и существенно больший, по сравнению со 122 мм гаубицей, боекомплект, который можно было загрузить при тех же весе и объёме.

Одно плохо – перекос массы башни на одну сторону, из-за которого, просто обязаны были возникнуть проблемы с вращением и наведением в горизонтальной плоскости. Но, эту проблему Николай Иваныч предполагал решить, сделав часть башни с гаубицей предельно тонкобронной (8 мм – как на  башнях бронеавтомобилей), а противоположную и толстобронной, и функциональной. Её он хотел мощно (и увесисто) забронировать наипростейшим (как он полагал) методом экранирования из трёх последовательных слоёв стандартной (для сборки башен танков Т-26 и БТ) 15 мм брони, а в  большой рамочной установке (чтоб для точного на ведения на цель не требовался поворот всей башни), поставить либо крупнокалиберный пулемёт ДК, либо станковый пулемёт «Максим» с принудительным, постоянно циркулирующим, охлаждением ствола. Защиту уязвимого кожуха ствола предполагалось сделать как у броневиков ПМВ – просто приклепав к башне по бокам от амбразуры большие бронещитки, на расстоянии, обеспечивающем угол ГН пулемёта в рамке. А что? Отбомбился из гаубицы, развернулся толстобронной стороной башни к противнику (её и снаряд противотанковой пушки не возьмёт) и пошёл косить из станкового пулемёта, не чета жалкому ДТ! При эффективном охлаждении ствола, хорошей вентиляции башни и большом БК патронов – натуральная коса смерти получится! А используя для перевозки гаубичных боеприпасов прицеп, патронов в танк для «Максимушки» можно загрузить не меньше чем в «Остины» Империалистической возившие аж по 10 000 штук! Сейчас такой БК патронов имел только пятибашенный Т-35А!

С очередным своим «проектом» он лично явился на приём к Халепскому, который моментально понял идею и, чтоб загладить вину за пролёт с «ДДД», по старой памяти, свёл его с ещё одним любителем всяких военно-технических вывихов сознания, тогдашним начальником вооружений РККА Тухачевским.

Хотя очередное «изобретение» Дыренкова, высокопоставленным дилетантам опять понравилась, напрасно ждал Николай Иваныч правительственной телеграммы с приглашением к заключению договора на реализацию столь блестящей идеи. Он маялся и томился как всем известный товарищ Бывалов в ожидании вызова из Москвы и ему от зуда нетерпения тоже страшно хотелось «всё рвать и метать!». Но, увы, как и в истории с башней «ДДД», реализацию идеи Дыренкова передали тем, кто мог сделать расчёты, на высоком уровне отработать все детали и выполнить чертежи (последнее, впрочем, не сильно актуально – под началом Дыренкова ходили несколько чертёжников).

Всё чем мог утешить себя Дыренков, это в очередной раз набросать эскизик своего гаубично-пулемётного штурмового танка и помечтать, насколько этот суровый «котопёс» мог быть крут и полезен в бою.

 

А какое-то время спустя, на полигоне в Кубинке, шустро закопошились три странных танка. Два БТ-5 с длинным башнями, из каждого конца которых торчало по орудийному стволу, а третьим был новенький БТ-7. Но в его ненормально большой, но скромно тонкобронной (всего 10 мм) башне имелось только одно  орудие – та самая 114 мм лёгкая гаубица, оснащённая к тому же массивным дульным тормозом. (Поскольку это был не арттанк непосредственной поддержки, а именно САУ, хоть и башенная, ГАУ установку дульного тормоза разрешило). А вот пулемётной установки с противоположного конца башни не было. Как и толстой многослойной брони. САУ это было ни к чему. Вместо всего энтого, там, в качестве противовеса, красовалась огромная кормовая ниша, благодаря которой, возимый БК удалось довести до приемлемой величины и без прицепа.

Единственное что во всей этой испытуемой троице не нравилось АБТУ – это практически полная потеря колёсного хода. Резиновые бандажи катков уже не выдерживали столь внушительно увеличившейся нагрузки на дорогах с твёрдым покрытием, а на размякших просёлках и целине, катки-колёса наоборот просаживались в грунт и, единственная ведущая пара, начинала беспомощно пробуксовывать. Это было плохо.

Впрочем, проблему брался решить ещё один известный изобретатель Цыганов, придумавший как сделать у БТ привод не на одну, а на три пары колёс. Его БТ-ИС с таким приводом успешно был испытан в 1935-ом году. Применительно к гаубичному танку, он же предложил взять более прочные колёса от значительно более тяжёлого танка Т-29. Ну, это конечно, если К-Г ход – штука для самоходной гаубицы архипотребная. Сугубо на гусянках машина чувствовала себя нормально и без всяких дополнительных заморочек.

Ещё одной проблемой был вопрос – а захочет ли кавалерия расставаться со своими замечательными гаубицами? Если мы надумаем заменить в мехкорпусах те 150 арттанков БТ-7А на гаубичные БТ-7Г (ну или дополнить их в таком же количестве), нам тех гаубиц с лихвой хватит. Тем более, к концу 30-х, кавалерию в РИ всё равно перевооружили на стандартные 122 мм….

В любом случае, последнее слово, принимать эти танки на вооружение или нет, оставалось за руководством АБТУ.

Дыренков-стайл(Часть2)Гы-гаубичный танк

 

Именно самая нижняя машина натолкнула меня на мысль сочинить эту альтернативу. Финны сделали её буквально на коленке, взгромоздив на стандартные трофейные БТ-7 башнищи с теми самыми английскими 114 мм гаубицами. И проделали они это вполне успешно.

Дыренков-стайл(Часть2)Гы-гаубичный танк

Что касается собственно 114,3 мм гаубицы. В СССР они очень долго оставались на вооружении кавалерии и для них производились боеприпасы. Не смотря на то, что после 1939 года в советских источниках гаубицы эти уже не упоминаются, они несомненно дожили до ВОВ и в ней участвовали — какое-то их количество даже оказалось среди немецких трофеев.

Дыренков-стайл(Часть2)Гы-гаубичный танк

Р. С. Может я сейчас крамольную вещь скажу, но ИМХО – после революции, перспективнее было полностью перейти именно на этот калибр. Тогда, гаубица нового поколения, принятая на вооружение в 1938-ом году (М-30) не была бы столь фатально тяжёлой, стрелковые дивизии РККА имели бы не по 16 лёгких гаубиц против немецких 32, и боеприпасов промышленность, смогла бы выпустить больше, из того же количества металла и пороха. При этом, 114 мм снаряд был мощнее чем немецкий 105 мм.

Большой разрыв между 76,2 мм и 122 мм оказался для советской оборонной промышленности непреодолимой преградой для создания САУ. 122 мм гаубицы были слишком тяжелы и мощны для установки на тогдашние основные танки (Т-26 и БТ), а САУ с короткостволыми 76,2 мм пушками себя не оправдывали даже в виде арттанков.

Жаль, что в СССР в своё время не сделали ставку на калибр 114 мм и не разработали такое…

Дыренков-стайл(Часть2)Гы-гаубичный танк

Подписаться
Уведомить о
57 Комментариев
Старые
Новые Популярные
Межтекстовые Отзывы
Посмотреть все комментарии
Альтернативная История
Logo
Register New Account
Compare items
  • Total (0)
Compare