Чёрное лето 41-го: Балтийский флот против немецких конвоев

12
0

Чёрное лето 41-го: Балтийский флот против немецких конвоев

Статья Владислава Гончарова с сайта WARSPOT.

Содержание:

Несмотря на все успехи вермахта в Прибалтике, приморский фланг оставался очень важным для немцев. Основные линии коммуникаций были перегружены снабжением наступавшей на Ленинград группы армий «Север», а снабжение 26-го армейского корпуса держалось фактически лишь на железнодорожной ветке через Елгаву, Ригу и Валгу. Летом 1941 года Рижский залив был для немцев важнейшей транспортной магистралью, кроме того, отсюда предполагалось начать наступление на Моонзундский архипелаг — эта операция получила кодовое название «Беовульф», её планировалось начать вскоре после захвата Риги.

6 июля: бой в Ирбенском проливе

Немецкое сухопутное командование потребовало от флота организовать морское сообщение с Ригой, а по возможности и с Пярну, а также подготовить средства для высадки на Моонзунд. Для этого выделили так называемое «Экспериментальное соединение Балтийского моря» в составе восьми вспомогательных канонерок (немцы именовали их плавучими батареями), 12 быстроходных десантных барж, 13 небольших каботажных теплоходов, 12 буксиров, 30 десантных катеров, а также множества самоходных и несамоходных барж. Кроме того, этому соединению придали 128-й моторизованный сапёрный батальон: 26 десантных паромов типа «Зибель». Заметим, что одни только десантные паромы и баржи этого соединения по суммарному водоизмещению превосходили все советские корабли на Моонзунде, а малая осадка обеспечивала им практически неуязвимость от торпед.

Прорыватель минных заграждений Sp-6. Erich Gröner. Die deutschen Kriegsschiffe 1815-1945, Band 3

Прорыватель минных заграждений Sp-6. Erich Gröner. Die deutschen Kriegsschiffe 1815-1945, Band 3

Уже 5 июля сосредоточение «Экспериментального соединения» и других судов для Рижского залива в Виндаве обнаружила советская воздушная разведка. На следующий день его атаковала авиация Балтийского флота — 26 бомбардировщиков в сопровождении 10 истребителей. Пилоты доложили о потоплении двух транспортов и повреждении ещё двух судов. В действительности пострадали прорыватели минных заграждений Sp-6 и Sp-11.

6 июля в Ирбенском проливе состоялся первый надводный бой советских эсминцев во Второй мировой войне. Утром отряд советских кораблей (эсминцы «Сильный», «Сердитый» и «Энгельс», сторожевики «Туча» и «Снег») вышел из пролива Муху-вяйн на минную постановку в Ирбенском проливе. Операцией руководил командир Охраны водного района (ОВР) капитан 1-го ранга Б.В. Хорошхин, находившийся на «Туче», но эсминцами командовал командир 2-го дивизиона эсминцев капитан 2-го ранга Г.С. Абашвили, находившийся на «Сердитом». Этот корабль не нёс мин и должен был прикрывать постановку.

На подходе к Ирбенскому проливу отряд разделился: «Сильный» и «Сердитый» составили правую колонну, а «Энгельс» возглавил левую, двигавшуюся в 5 милях южнее. Около полудня у «Снега» обнаружились неполадки в механизмах (неисправность подшипника), и его отправили назад.

В 12:29, когда отряд находился в районе маяка Овизи, на юго-западе обнаружили мачты вражеских кораблей, входивших в пролив со стороны Балтики. С советских эсминцев эти корабли опознали как прорыватель минных заграждений и два миноносца типа «Ягуар». Позднее в документах штаба флота «прорыватель» превратился в более привычный «вспомогательный крейсер», под которым подразумевалось большое вооружённое торговое судно.

В действительности это была плавбаза катерных тральщиков MRS-11 в сопровождении тральщиков М-23 и M-31. Плавбаза, переоборудованная из океанского теплохода «Оснабрюк» вместимостью 5094 брт, несла два 105-мм орудия и внешне отличить её от прорывателей (или же настоящих вспомогательных крейсеров) вряд ли было возможно (тральщики образца 1939 года также имели по два 105-мм орудия, и по силуэту в самом деле напоминали миноносцы).

Абашвили приказал «Сильному» и «Сердитому» развернуться на курс 227, увеличить ход до 23 узлов и идти навстречу противнику. Однозначно оценить этот приказ трудно: «Сильный» имел на борту 70 мин, и любое попадание несло для него смертельную опасность.

В 13:09 немцы открыли огонь с дистанции около 120 каб, но первые залпы упали с недолётом. В 13:15 «Сердитый» ответил из носовых орудий и после двух залпов перешёл к стрельбе на поражение всеми четырьмя орудиями с дистанции 108 каб. Через минуту начал стрелять «Сильный». Увы, управляющий огнём «Сердитого» капитан-лейтенант Бурчаков начал путать всплески своих снарядов со всплесками снарядов второго эсминца и в итоге не смог корректировать огонь с помощью центрального автомата стрельбы. Тем не менее в 13:19 с «Сердитого» было отмечено попадание в шедший первым миноносец и даже «столб густого чёрного дыма». В 13:20 105-мм снаряд попал в корму «Сильного» возле 4-го орудия. Взрывом было повреждено орудие и убито четыре краснофлотца, загорелась мина, которую с трудом удалось вывалить за борт.

Тем временем «Сердитый» перенёс огонь на плавбазу. Одновременно с этим командир дивизиона приказал «Сильному» выходить из боя на норд-ост, прикрываться дымовой завесой и избавляться от мин. Дистанция до противника в этот момент составляла 85–90 каб. «Сильный» отвернул влево, лёг на обратный курс и до 13:35 сбросил все мины. «Сердитый» продолжал преследовать противника, но в 13:36 командир отряда приказал прекратить огонь и выйти из боя. В 14:45 Хорошхин приказал кораблям вновь повернуть на юго-запад и продолжить преследование, но к этому времени враг уже скрылся с горизонта. После недолгого поиска советские эсминцы легли на обратный курс и ушли в Курессааре, удобный рейд которого надолго стал манёвренной базой Отряда лёгких сил (ОЛС).

Схема боя в Ирбенском проливе из отчёта эсминца «Сердитый»

Схема боя в Ирбенском проливе из отчёта эсминца «Сердитый»

Балтийский щит Ленинграда

Всего «Сердитый» израсходовал 115 снарядов, «Сильный» — 33. Мины были выставлены, но в беспорядке и в стороне от намеченного места. Советские моряки были уверены, что достигли попадания в «прорыватель блокады» и потопили или как минимум тяжело повредили один миноносец: согласно рапорту командира «Сердитого», он «обволокся дымом и в дальнейшем в ходе боя не обнаруживался (возможно, затонул)». На самом деле тральщик М-23 отстал от своих в начале столкновения, а потому в перестрелке не участвовал — советские моряки приняли его исчезновение за потопление. Два других немецких корабля выпустили вместе 198 снарядов, повреждений не получили и беспрепятственно проследовали в Усть-Двинск (по другим данным — отошли в Виндаву).

Сейчас этот бой принято называть немецкой победой, но победа обеспечивается двумя факторами: выполнением боевой задачи и сохранением контроля над полем боя. Контроля над Ирбенским проливом немцы в тот день не добились. Советское командование считало, что врагу удалось прорваться в Усть-Двинск, для его поиска и уничтожения туда даже направили подлодку С-102. Однако воздушная разведка порта, проведённая 7 июля, кораблей противника там не обнаружила. Между тем 7 и 8 июля «Сторожевой» выходил в Ирбенский пролив и на буксире доставил туда торпедные катера для организации постоянного дозора.

12–13 июля: прорыв «Экспериментального соединения» в Рижский залив

Немцам пока не удавалось провести в Рижский залив боевые корабли крупнее тральщика, хотя в штаб Балтийского флота постоянно приходили фантастические известия о наличии здесь не только эсминцев, но и крейсеров противника. Утром 7 июля поступили сведения, что в Усть-Двинске стоит немецкий крейсер, но высланные сюда десять бомбардировщиков его не нашли и отбомбились по портовым сооружениям Риги. 10 июня по данным войсковой разведки в районе Усть-Двинска были обнаружены два эсминца и тральщик противника. Наконец, днём 13 июля в самом центре Рижского залива, в 15 милях южнее острова Рухну, четыре бомбардировщика ДБ-3 якобы атаковали сразу три крейсера типа «Кёнигсберг».

Тральщик образца 1935 года. К этому типу относились М-21 и М-23; тральщик М-201 имел такой же вид, но принадлежал к упрощённой мобилизационной модификации 1939 года. Die Deutsche Kriegsmarine 1935-1945. Band 2. Podzun-Palas Verlag 1994

Тральщик образца 1935 года. К этому типу относились М-21 и М-23; тральщик М-201 имел такой же вид, но принадлежал к упрощённой мобилизационной модификации 1939 года. Die Deutsche Kriegsmarine 1935-1945. Band 2. Podzun-Palas Verlag 1994

Прорвавшиеся в залив немецкие корабли сразу же начали нести потери от мин. 10 июля в Ирбенском проливе восточнее мыса Домеснес подорвался тральщик М-201 (был отбуксирован в Германию и восстановлен не раньше 1942 года). На следующий день возле Пярну подорвался и затонул тральщик более ранней версии М-23 (позднее был поднят, восстановлен и введён в строй 22 апреля 1943 года).

Лишь 12 июля немецкий флот в Рижском заливе добился существенного успеха. В этот день «Экспериментальное соединение Балтийского моря» наконец вышло из Виндавы для прорыва в Рижский залив. Успешному прорыву способствовало то, что 11 и 12 июля корабельного дозора в Ирбенском проливе не было, а флотская авиация действовала против наступавшей на Псков немецкой танковой группировки. Поэтому когда в 16 часов береговые наблюдательные посты на полуострове Сырве обнаружили в проливе крупную группировку немецких судов, для флота это стало полной неожиданностью. Береговые наблюдатели насчитали 42 транспорта и мелких судна, шедших в Рижский залив под охраной восьми эсминцев, трёх сторожевых кораблей и большого количества торпедных катеров.

Тральщик М-201 в доке после подрыва на мине Кригсмарине. Военно-морской флот Третьего рейха

Тральщик М-201 в доке после подрыва на мине Кригсмарине. Военно-морской флот Третьего рейха

В штаб Балтийского флота донесение о прорыве врага в Рижский залив поступило лишь в 17:20. Тем временем 180-мм береговая батарея №315 на Сырве обстреляла конвой, а затем самолёты с аэродромов острова Сааремаа совершили несколько разрозненных атак. Артиллеристы и лётчики Балтийского оборонительного района донесли о потоплении пяти неприятельских транспортов, эсминца и сторожевого корабля; в действительности атакой с воздуха был легко повреждён всё тот же тральщик М-31, да и то не в южной части залива, а возле Пярну.

В 19:32 шедший к Усть-Двинску конвой был обнаружен подлодкой С-102 юго-восточнее мыса Колкасрагс — «южных ворот» Рижского залива. Немецкие суда шли у самого берега, поэтому субмарина не могла их атаковать и лишь до 22 часов сопровождала противника. Вылетевшие вечером для поиска конвоя самолёты 73-го авиаполка ВВС КБФ врага уже не нашли, лишь около двух часов ночи он был вновь обнаружен воздушными разведчиками ближе к устью Двины, между мысами Мерсрагс и Рагациемс.

Поздно вечером 12 июля командующий Балтийским флотом адмирал Трибуц отдал командующему ВВС флота приказ со следующего утра продолжить атаки конвоя. Одновременно из Таллина в Рижский залив были высланы эсминцы ОЛС под командованием контр-адмирала В.П. Дрозда: «Стерегущий» (флагман), «Сердитый», «Смелый», «Страшный» и «Свирепый». С этого момента и вплоть до эвакуации Таллина Рижский залив стал основной ареной действия ОЛС.

13 июля в 6 часов утра в районе Кумару в Муху-вяйне корабли Дрозда соединились с моонзундской группой эсминцев, куда входили «Сильный», «Гордый», «Грозящий» и «Энгельс». Эсминец «Стойкий» присоединиться к походу не смог, так как накануне в Моонзунде коснулся винтами грунта, повредил правый вал и отправился на ремонт в Кроншдтадт.

Выйдя в Рижский залив, отряд разделился на три группы и приступил к поиску немецкого каравана. Во избежание неприятностей командование отозвало находившиеся здесь подлодки С-101 и С-102.

Боевые действия в Прибалтике и Рижском заливе летом 1941 года. Морской атлас. Том III. Военно-исторический. Часть вторая. ГШ ВМФ, 1963

Боевые действия в Прибалтике и Рижском заливе летом 1941 года. Морской атлас. Том III. Военно-исторический. Часть вторая. ГШ ВМФ, 1963

Тем временем в 4:10 конвой был атакован четырьмя торпедными катерами с острова Сааремаа — атака прошла безуспешно, поскольку десантные баржи имели слишком малую осадку, и торпеды проходили под ними. В 7:15 восемь самолётов ДБ обнаружили и атаковали караван на подходах к Усть-Двинску, позднее самолёты нанесли по немецким судам ещё несколько ударов (в общей сложности в атаках участвовали 54 машины). В 11:30 конвой вошёл в устье Двины. Эсминцы настигнуть его не успели — они подошли сюда лишь к 13 часам.

По итогам атак 12–13 июля было доложено о потоплении 4 эсминцев, 13 транспортов и одной баржи с танками; при этом за два дня советская авиация потеряла восемь самолётов разных типов. Реальность была куда печальнее: немцы потеряли всего один штурмбот, а две плавучие батареи и несколько барж получили повреждения; погибло пять моряков, было ранено 27.

Из пушек по воробьям

На следующий день, 14 июля, эсминец «Страшный», оставленный в дозоре к норд-осту от острова Рухну, подвергся атаке нескольких немецких самолётов. За час с лишним двухмоторные Ju-88 сбросили 16 бомб весом 50–100 кг. Прямых попаданий противнику добиться не удалось, но на эсминце имелось множество мелких осколочных пробоин, а главное — от близких разрывов бомб вышли из строя два котла и турбодинамо.

15 июля дислокация эсминцев в Рижском заливе была следующей: эсминцы «Гордый», «Грозящий», «Страшный» и «Энгельс» и сторожевик «Снег» находились на рейде южнее Курессаре, а ЭМ «Сердитый» и «Свирепый» — на рейде Кюбасааре. Сторожевик «Туча» вместе с одним торпедным катером вёл разведку в районе Ирбенского пролива, а эсминец «Смелый» — в районе мыса Колкасрагс. Здесь он был атакован пятью немецкими торпедными катерами и донёс о потоплении двух из них (в реальности ни одна из сторон потерь не имела).

Хуже пришлось «Страшному»: его вновь атаковали самолёты. Прямых попаданий не было, но корабль получил множество осколочных пробоин, погибло семь членов экипажа. Были повреждены кабели и топливные цистерны, загорелись заряды в кормовом погребе, правда, их удалось быстро потушить. Но кораблю требовался ремонт, поэтому вечером его в сопровождении эсминца «Энгельс» и танкера №12 отправили в Таллин.

Увы, на рассвете 16 июля в 5 милях от мыса Пакри эсминец «Страшный» подорвался на мине. Взрыв произошёл под полубаком, в районе 15-го шпангоута, однако нос корабля вплоть до первого орудия оказался разрушен, а отсеки вплоть до 58-го шпангоута быстро заполнились водой. От сотрясения корпус эсминца деформировался, течь образовалась и в корме. От короткого замыкания погас свет, отключились автоматы турбогенераторов, вышло из строя рулевое управление. Но хуже всего оказалось то, что из-за трещин в обшивке в котельные отделения начала проникать вода.

Корабль развернулся и два часа шёл вперёд кормой. Лишь у мыса Суроп его принял буксир С-31 и дотащил до Таллина, где эсминец поставили в док и отрезали носовую часть. 31 июля «Страшный» на буксире привели в Кронштадт, где поздней осенью 1941 года приделали новую носовую часть. В апреле 1942 года корабль вновь встал в строй.

Боевые повреждения эсминца «Страшный» при подрыве на мине утром 16 июля. С. Балакин. Легендарные «семёрки». Эсминцы «сталинской» серии

Боевые повреждения эсминца «Страшный» при подрыве на мине утром 16 июля. С. Балакин. Легендарные «семёрки». Эсминцы «сталинской» серии

В дальнейшем действовавшие в Рижском заливе советские эсминцы базировались на гавань Рохукюля в глубине пролива Муху-вяйн, где имелись портовые и ремонтные мощности. В качестве манёвренных баз использовались рейды Куйвасте на острове Муху у южного входа в пролив, а также Курессааре на острове Сааремаа. Малые корабли (тральщики и катера) постоянно базировались на Курессааре и бухты острова Сааремаа. Среди эсминцев постоянно проходила ротация, они сменялись, уходили в Таллин и возвращались обратно, однако главным приложением усилий ОЛС до конца августа оставался Рижский залив.

В ночь на 18 июля эсминцы «Сердитый» (флаг командира ОЛС контр-адмирала Дрозда), «Грозящий» и сторожевики «Снег» и «Туча» вышли на постановку мин на подходах к Риге. Видимо, по опыту боя 6 июля мины ставили сторожевики, а эсминцы их прикрывали. Около часа ночи под кормой у «Тучи» взорвалась мина, разворотив кормовую часть корабля и погнув гребные валы. Вышло из строя рулевое управление, были затоплены румпельное отделение и кубрик №3. Погибло два человека, ещё семь было ранено. Видимо, корабль подорвался на мине, выставленной накануне советскими самолётами, а сообщение о постановке не успели довести до ОЛС. Несмотря на подрыв, постановка мин была завершена на буксире у «Снега», после чего систершип отвёл «Тучу» в Муху-вяйн. Далее повреждённый сторожевик перевели в Кронштадт, где вновь он получил повреждения при артобстреле и ремонтировался до 1943 года.

В то же время эсминцы получили радиосообщение, что через Ирбенский пролив прошёл очередной вражеский конвой, и вновь бросились его искать. С 6 до 7 часов утра 18 июля они маневрировали между мысом Мерсрагс и мысом Колкасрагс, но никого не обнаружили, после чего из-за нехватки топлива ушли к Кюбасааре.

Именно в этот момент от воздушной разведки пришло сообщение сразу о двух конвоях: один только подходил к Ирбенскому проливу, второй уже миновал его и находился в районе мыса Колкасрагс, откуда только что ушли эсминцы. Для атаки первого из Мынту вышли четыре торпедных катера, однако из-за сильного волнения и противодействия немецкой авиации успеха они не добились, при этом катер №123 был потоплен. Второй конвой был атакован авиацией, доложившей о потоплении шести транспортов (на самом деле немцы потерь не имели). «Грозящий» не мог вернуться для его атаки из-за нехватки топлива, поэтому из Кюбасааре вышел один «Сердитый», а из Муху-вяйна ему на помощь выслали эсминец «Стерегущий», успевший отбункероваться с танкера на рейде Кумари.

Не успев соединиться, около половины четвёртого вечера корабли подверглись атаке советских же самолётов, вылетевших на поиски пресловутых немецких эсминцев. Четыре бомбы, сброшенные бомбардировщиком СБ, легли рядом с бортом «Сердитого», осколками были выведены из строя один котёл, оба дальномера и командно-дальномерный пост, погиб один краснофлотец. Эсминец сохранил боеспособность, но вынужден был снизить ход.

Тем временем в 16:40 «Стерегущий» подошёл к Усть-Двинску и обнаружил вражеский конвой, который под прикрытием дымовой завесы уже втягивался в Западную Двину. В течение получаса эсминец с дистанции в сотню кабельтовых выпустил около 300 снарядов, но попаданий не добился, хотя командир корабля капитан-лейтенант Е.П. Збрицкий доложил о потоплении аж пяти транспортов. В 17:13 огонь прекратили, и корабль отвернул на северо-запад, а в 17:24 к нему наконец присоединился «Сердитый». Так был упущен крупный успех: в составе немецкого конвоя, помимо нескольких каботажных судов, шёл танкер с авиационным бензином.

Под ударами торпедных катеров и авиации

Постепенно выяснилось, что для сосредоточенной в Рижском заливе крупной группировки эсминцев нет достойных целей: ставить мины и гоняться за мелкими вражескими судами могли бы и корабли класса миноносца, подобные «Снегу» и «Туче». Сами же эсминцы подвергались серьёзной опасности с воздуха: так, ещё утром 17 июля немецкие бомбардировщики атаковали стоявшие на рейде Куйвасте эсминцы «Грозящий» и «Сердитый», а возле Кумари в проливе Муху-вяйн — «Стерегущий», «Свирепый» и «Гордый». Кроме того, были атакованы эсминцы на рейде Кюбасааре. Дневное движение через Муху-вяйн на этот момент ещё было запрещено из-за установленной немцами в Виртсу 150-мм полевой артиллерии, поэтому командующий флотом адмирал Трибуц приказал коменданту Балтийского оборонительного района при поддержке эсминцев ОЛС высадить десант в Виртсу и очистить его от противника. Десант высадили утром 18 июля при огневой поддержке трёх эсминцев и береговых батарей с острова Муху. Одновременно наступавшие на Таллин немецкие войска потерпели поражение в районе Марьямаа и отошли к Пярну.

Высадкой десанта в Виртсу угроза судоходству в Муху-вяйне с суши была ликвидирована, но угроза с воздуха никуда не исчезла. Трагедия случилась уже на следующий день, 19 июля. Около 17 часов четыре Ju-88 с пологого пикирования атаковали стоявший в проливе эсминец «Сердитый». Корабль имел только один разожжённый котёл, поэтому успел дать лишь малый ход и не мог маневрировать.

Боевые повреждения и гибель эсминца «Сердитый» 19 июля. С. Балакин. Легендарные «семёрки». Эсминцы «сталинской» серии

Боевые повреждения и гибель эсминца «Сердитый» 19 июля. С. Балакин. Легендарные «семёрки». Эсминцы «сталинской» серии

В 17:15 одна 500-кг бомба попала в район мостика, пробила надстройку полубака и верхнюю палубу и взорвалась на второй (жилой) палубе. Она разрушила работавшее 1-е котельное отделение, вдобавок от сотрясения вышли из строя аккумуляторы аварийного освещения — корабль оказался полностью обесточен, прекратили работу пожарные и водоотливные насосы. Ещё одна бомба взорвалась вплотную к левому борту в районе 50–58 шпангоутов, сделав в нём пробоину 4 на 5 м по правому борту. Из пробитых цистерн хлынуло топливо, разливаясь по воде вокруг корабля. На эсминце и вокруг него начался сильный пожар, потушить который не удалось даже с помощью подошедшего эсминца «Гордый». Быстро вспыхнула носовая надстройка и оба передних котельных отделения.

Наконец, в 18:02 в кормовой части эсминца произошёл сильный взрыв: от огня сдетонировали глубинные бомбы и снаряды в кранцах первых выстрелов кормовых орудий. Корма корабля за 180-м шпангоутом была полностью разрушена, «Сердитый» повалился на левый борт и затонул на мелководье. Пожар продолжался, и в 18:30 на эсминце взорвались носовые погреба — корабль оказался полностью разрушен.

На «Сердитом» погибло 35 человек, остальных успели снять эсминцы «Стерегущий» и «Гордый». В следующие дни предпринимались попытки поднять эсминец с помощью спасательного судна «Сатурн», прекращённые из-за атак немецкой авиации. Лишь в 1949–1952 годах остов корабля разобрали по частям и отправили на металлолом.

В ночь на 21 июля эсминец «Грозящий» и сторожевик «Буря» вышли в Ирбенский пролив на новую минную постановку. У южного берега пролива поставили 90 мин (60 с эсминца и 30 со сторожевика). В 2:36, сразу после окончания постановки, «Грозящий» подорвался на мине, подтянутой параваном к левому борту. К счастью, повреждения оказались незначительными: в носовой части разошлись швы обшивки, и вылетели заклёпки, отчего носовое помещение оказалось затоплено. Корабль задним ходом на 15 узлах вернулся в Муху-вяйн, затем ушёл в Таллин и далее в Кронштадт, куда прибыл 24 июля. Ремонт продлился до 2 сентября.

Повреждения корпуса эсминца «Грозящий» в ночь на 21 июля в результате взрыва подтянутой параваном мины. С. Балакин. Легендарные «семёрки». Эсминцы «сталинской» серии

Повреждения корпуса эсминца «Грозящий» в ночь на 21 июля в результате взрыва подтянутой параваном мины. С. Балакин. Легендарные «семёрки». Эсминцы «сталинской» серии

22 июля в Рижском заливе впервые обнаружились вражеские торпедные катера: в 11 милях восточнее острова Абрука они перехватили ледокольный буксир «Лачплесис», доставлявший из Трийги в Мынту торпеды для советских катеров. Сопровождавший буксир торпедный катер №171 был потоплен огнём автоматических пушек. На «Лачплесисе» немцы взяли 19 пленных, однако появление в воздухе советского самолёта заставило их бросить трофей и уйти. Спрятавшиеся в машинном отделении эстонские моряки (второй механик Август Парейз и кочегар Арвид Гринерт) закрыли кингстоны и смогли заделать пробоины, после чего буксир удалось оттащить в Ромсааре и посадить на грунт, а торпеды с него перегрузить на катера.

На следующий день минзаг «Ристна» в сопровождении малых охотников ставил мины у южного берега Ирбенского прохода в районе деревни Ладзиниеми. Но выставить удалось лишь 15 мин: у шестнадцатой при прохождении через лацпорт был повреждён колпак, и она взорвалась за кормой, повредив минные скаты. Операцию прервали, и корабли вернулись в Трииги на северном побережье острова Сааремаа. В тот же день, маневрируя на Кассарском плёсе при уклонении от немецких воздушных атак, эсминец «Смелый» коснулся винтами грунта и слегка погнул левый вал. Центровка вала нарушилась, быстро исправить повреждение было невозможно, и в дальнейшем эсминец ходил лишь под одной машиной.

В ночь на 26 июля минзаг «Суроп», сторожевик «Буря» и быстроходный тральщик «Фугас» снова выходили на постановку мин в Ирбенском проливе, но в темноте обнаружили силуэты вражеских кораблей. Приняв их за эсминцы, командир отряда предпочёл увести корабли в Куресааре. На самом деле это была лишь группа немецких вспомогательных тральщиков, утром их атаковали семь ДБ-3 из 8-й авиабригады КБФ и потопили тральщик R-169.

Одновременно самолёты обнаружили у мыса Колкасрагс шедший в сторону Риги немецкий конвой, на перехват которого в 11:30 из Муху-вяйна был выслан эсминец «Смелый», а из Мынту — три торпедных катера под прикрытием четырёх истребителей. Стоявший на рейде Курессааре эсминец «Стерегущий» выйти не смог из-за неисправности машин. Увы, шедший всего на 14 узлах «Смелый» противника не нашёл, зато торпедные катера донесли о фантастических результатах атаки: потоплении двух миноносцев типа «Ягуар» и большого транспорта в 6000 т, ещё один сторожевой корабль якобы был повреждён. Получается, что из шести торпед в цель попало не менее четырёх! К сожалению, это оказалось не более чем фантазией: все торпеды прошли мимо

В ночь на 27 июля минный заградитель «Суроп» вместе со сторожевиком «Буря» и тральщиком «Фугас» выставили в Ирбенском проливе ещё 137 мин. Постановку прикрывал эсминец «Смелый», который в 2:49 в 35 каб западнее мыса Колкасрагс был атакован немецким торпедным катером S-54. Катер находился в засаде, выпускал торпеды с малого хода и поэтому обнаружен не был, долгое время считалось, что эсминец подорвался на мине. В результате взрыва носовая часть в районе 40–50 шпангоута была надломлена, надстройку и первую трубу сдвинуло вправо, второй котёл сорвало с фундамента, а полубак с обоими орудиями прогнулся и ушёл под воду. На эсминце погибло 20 человек, а остальных быстро перевели на подошедший тральщик «Фугас».

Боевые повреждения и гибель эсминца «Смелый» утром 27 июля. С. Балакин. Легендарные «семёрки». Эсминцы «сталинской» серии

Боевые повреждения и гибель эсминца «Смелый» утром 27 июля. С. Балакин. Легендарные «семёрки». Эсминцы «сталинской» серии

Сторожевик «Буря» взял повреждённый корабль на буксир и пытался увести в Куйвасту, однако эсминец постепенно принимал воду и к 6 часам утра погрузился до второй трубы. Скорость буксировки не превышала двух узлов, а затем надломленная часть уткнулась в грунт. Опасаясь атак немецких самолётов, находившийся на «Буре» начальник штаба ОЛС капитан 2-го ранга И.Г. Святов приказал торпедным катерам сопровождения потопить эсминец. В 6:12 «Смелый» затонул в семи милях северо-западнее мыса Колкасрагс. Командир «Смелого» капитан 3-го ранга В.С. Быков был разжалован в старшие лейтенанты и отправлен на фронт.

30 июля три СБ, семь И-153, три Як-1 и пара МиГ-3 атаковали неприятельские тральщики в Ирбенском проливе, доложив о попаданиях 100-кг бомб в два тральщика и 132-мм РС в третий. В действительности имело место лишь последнее попадание (тяжело повреждён малый тральщик R-170).

Утром 1 августа советская авиация обнаружила на подходах к Ирбенскому проливу очередной немецкий конвой, определённый как восемь транспортов под конвоем пяти эсминцев. В 11 часов западнее мыса Колкасрагс его атаковали самолёты, а около 13 часов — четыре торпедных катера, высланные из Мынту и Ромассааре. Вновь доложили о попадании во вражеские эсминец и миноносец.

Через полчаса конвой был обнаружен пришедшими из Муху-вяйна эсминцами 3-го дивизиона («Артём» и «Энгельс»). Но командир дивизиона не проявил должной настойчивости, и немецкий караван ускользнул на юго-восток, прижимаясь к берегу (это ещё раз подтверждает, что в его составе были лишь малотоннажные суда). В Куйвасту сообщение о конвое пришло с запозданием, поэтому лишь в 13:15 отсюда выслали эсминцы «Статный» и «Суровый» под флагом самого командира ОЛС. У юго-восточного побережья залива корабли появились только в 18 часов, прошли от мыса Мерсрагс до мыса Колкасрагс и никого не нашли, после чего вернулись в Куйвасту.

Август: эсминцы против берега

Наличие в Рижском заливе советских эсминцев не пресекло здесь немецкого судоходства, хотя сильно его затруднило. До начала августа немецкие суда (в основном малые) с минимальными потерями перевезли в Ригу и другие порты залива порядка 50 000 т военных грузов. Командование Балтийского флота оправдывало это наличием в Рижском заливе немецких эсминцев и даже крейсеров. Из состава ОЛС выбыл эсминец «Сильный» – в конце июня у банки Норвейн он зацепился кормой за затонувшее судно, повредил винты, и был отправлен для ремонта в Кронштадт.

В первых числах августа главком Северо-Западного направления К.Е. Ворошилов специальной директивой предписал флоту уничтожить вражеские плавучие средства и портовые сооружения в малых портах Рижского залива, чтобы затруднить их использование для снабжения немецких войск. В порядке исполнения этой директивы 6 августа в море вышел сам командир ОЛС контр-адмирал Дрозд на эсминце «Суровый» в сопровождении эсминца «Статный». Вскоре после 13 часов «Статный» обстрелял порт Айнажи (выпущено 11 снарядов), а «Суровый» — порт Салацгрива на западном побережье Рижского залива (выпущено 60 снарядов). Вскоре корабли попали под огонь немецкой трёхорудийной батареи, располагавшейся у маяка Айнажи. Из-за плохой видимости стрельба велась по площадям, её результаты определить не удалось.

Затем эсминцы направились на другую сторону залива для обстрела гаваней Мерсрагс и Ройя, но в 16 часов получили сообщение о том, что у Салацгривы обнаружены немецкие транспорты, идущие в Пярну. Эсминцы вернулись к западному побережью залива и прошли вдоль него на север до залива Пярну, но так ничего и не обнаружили. В 23 часа корабли вернулись в Рохукюля.

В тот же день старые эсминцы «Артём» и «Энгельс», а также тральщики «Крамбол», ТЩ-83 и ТЩ-87 в сопровождении четырёх малых охотников и четырёх торпедных катеров высадили две роты морской пехоты на ранее оставленном острове Рухну в центре Рижского залива: здесь предполагалось организовать наблюдательный пост и береговую батарею.

7 августа немцы несколько раз бомбили советские корабли на рейде Рохукюля. В 19 часов под удар попал эсминец «Энгельс», вернувшийся из рейда к острову Рухну и принимавший топливо с наливного транспорта «Спиноза». Бомбы попали в транспорт и упали в 3–5 м за кормой. «Спиноза» затонул, а на старом «Энгельсе» от сотрясения вышли из строя обе машины, разошлись швы обшивки, затопило кормовые помещения. К полуночи левую машину удалось запустить, и корабль своим ходом ушёл в Таллин.

8 августа, выполняя директиву Ворошилова, эсминцы «Статный» и «Суровый» (флаг командира ОЛС) вновь выходили в Рижский залив для действий против занятых противником портов юго-западного побережья. С 15:00 до 15:30 «Статный» обстреливал гавань Мерсрагс (72 снаряда), а «Суровый» — Ройя (24 снаряда). Стрельба велась с дистанции 45–60 каб, в Ройя был повреждён стоявший у пристани немецкий каботажный пароход «Эгерланд».

Уже на отходе «Статный» попал под огонь немецкой трёхорудийной батареи, установленной в двух милях южнее маяка Мерсрагс. Немцы продолжали вести огонь, пока дистанция не увеличилась до 160 каб. На обратном пути корабли осмотрели Ирбенский пролив, а затем вернулись в Муху-вяйн: «Суровый» — в Куйвасте, а «Статный» — в Трииги.

В тот день произошли ещё два важных события. Советские бомбардировщики с аэродрома Кагул на острове Сааремаа впервые совершили налёт на Берлин, а на материке немецкие войска вышли к берегу Финского залива у Локсы и мыса Юминда. На следующий день были взорваны расположенные восточнее, у Кунды, 130-мм и 100-мм береговые батареи. Оборонявшие район Таллина войска 10-го стрелкового корпуса оказались отрезаны от основных сил 8-й армии.

11 августа советские самолёты СБ бомбили доставившую столько неприятностей немецкую береговую батарею у маяка Мерсрагс, а другая группа из десяти машин 10-й авиабригады атаковала транспорты противника возле Колкасрагса. По докладам лётчиков, один транспорт был потоплен, а другой подожжён; в действительности повреждения получил немецкий каботажный пароход «Селмар». В тот же день флот понёс ещё одну серьёзную потерю: у Куйвасте подорвался на мине и затонул пришедший из Таллина минный заградитель «Суроп».

13 августа стоявший в Рохукюля эсминец «Суровый» получил небольшие повреждения при налёте немецких бомбардировщиков. Ещё более тяжёлые потери принесло 18 августа: в этот день у Рохукюля в 8 милях от маяка Вормсисаар подорвался на немецкой магнитной мине эсминец «Статный». В 10:10 корабль был атакован немецкой авиацией, снялся с якоря и начал маневрировать, уклоняясь от бомб. В 10:25 под эсминцем взорвалась неконтактная донная мина, поставленная немецкими самолётами, носовая часть с первым орудием была оторвана до 40-го шпангоута и через 10 минут затонула, погиб командир корабля капитан 3-го ранга Н.Н. Алексеев. 1-е котельное отделение было затоплено почти мгновенно, а, покидая 2-е, команда не закрыла водонепроницаемые люки, из-за чего оно также быстро заполнилось водой. В результате дать ход и запустить водоотливные насосы не удалось, но глубина в этом месте составляла 8 м, и эсминец просто сел носом на грунт без опрокидывания, его корма осталась на плаву.

Повреждения эсминца «Статный» от подрыва на мине 18 августа. С. Балакин. Легендарные «семёрки». Эсминцы «сталинской» серии

Повреждения эсминца «Статный» от подрыва на мине 18 августа. С. Балакин. Легендарные «семёрки». Эсминцы «сталинской» серии

Команда корабля была снята спасательным судном «Сатурн» и пятью малыми тральщиками, после чего «Сатурн» попытался начать откачку воды, но прервал работы из-за нового воздушного налёта. В течение следующих нескольких дней корабль пытались спасти, однако 22 августа разыгрался 11-балльный шторм, откачка воды прекратилась, эсминец повалился на левый борт и затонул. В тот же день у южного выхода из Муху-вяйна около острова Виирелайд взорвался на мине и погиб тральщик ТЩ-80.

Флот покидает Рижский залив

Во второй половине августа бо́льшая часть ОЛС была переведена в Финский залив для обороны Таллина и обеспечения его коммуникаций с Кронштадтом. В Муху-вяйне остались лишь эсминцы «Суровый» и «Артём». Рано утром (в 4:30) 21 августа они вышли из Рохукюля в Рижский залив для перехвата шедшего из Виндавы немецкого конвоя, о котором накануне вечером донесла воздушная разведка. Корабли дошли до Рижского буя, а затем повернули к мысу Мерсрагс, где около 11:40 встретили два транспорта и моторную шхуну в сопровождении шести катеров.

Наконец-то эсминцам улыбнулась удача: они настигли беззащитного противника. Корабли открыли огонь с дистанции 67 каб и за 45 минут выпустили 145 130-мм снарядов и 110 102-мм. При этом огонь был разделён: «Артём» стрелял по первому транспорту, «Суровый» — по второму. По докладам команд, были потоплены два катера, оба транспорта водоизмещением в 4000–5000 т были подожжены огнём, а шхуна выбросилась на берег. В свою, очередь эсминцы были атакованы немецкой авиацией, но благополучно вернулись в Рохукюля, хотя на «Артёме» от осколков погибло шесть человек.

В действительности никаких транспортов в 5000 т здесь не было и в помине: атаке подвергся конвой быстроходных десантных барж и катеров из состава всё того же «Экспериментального соединения», причём потерь он не имел.

Немецкие тральщики из состава 5-й флотилии в Риге, август 1941 года. Кригсмарине. Военно-морской флот Третьего рейха

Немецкие тральщики из состава 5-й флотилии в Риге, август 1941 года. Кригсмарине. Военно-морской флот Третьего рейха

Тем временем немецкие войска развернули наступление на Таллин, порты Хаапсалу и Рохукюля оказались под прямой угрозой с суши. 26 августа эсминец «Суровый» обстреливал немецкие войска у поселка Тойбала. На следующий день в связи с приказом об эвакуации из Рохукюля в Таллин вышли оставшиеся в Муху-вяйне крупные корабли: оба эсминца, быстроходные тральщики БТЩ-206, БТЩ-211, БТЩ- 215, тральщики ТЩ-84 и ТЩ-88, ледокол «Тасуя», гидрографическое судно «Лоод», три малых охотника и буксир КП-12. В районе банки Неугрунд (северо-восточнее острова Осмуссаар) в параване эсминца «Суровый» взорвалась мина, корабль получил незначительные повреждения корпуса, но своим ходом дошёл до Таллина, а затем двинулся в Кронштадт.

На этот момент войска Балтийского оборонительного района, прикрывавшие пролив Муху-вяйн, ещё удерживали позиции в районе станций Поливере и Лихула в 20–25 км от берега. 29 августа начался их отход к Рохукюля для эвакуации на остров Хийумаа и к Виртсу для эвакуации на остров Муху и далее на Сааремаа. В тот же день на рейде Трииги немецкие самолёты потопили транспорт «Хельга».

30 августа на Сааремаа прибыла баржа с бензином, отправленная двумя днями ранее из Таллина. 2 сентября советские войска оставили Виртсу — последний населённый пункт на материковой территории Прибалтики. Борьба за Рижский залив завершилась, началась борьба за Моонзундские острова.

Оценивая действия Балтийского флота летом 1941 года, нужно признать, что к такой войне флот готов не был. Балтийский флот готовился к совершенно другим действиям: он должен был обеспечивать лишь сам себя и не предназначался для защиты протяжённых коммуникаций. Ведь таких коммуникаций на Балтике у Советского Союза в 20–30-х годах просто не было, они появились лишь в 1940 году.

Литература

      1. Хроника Великой Отечественной войны Советского Союза на Балтийском море и Ладожском озере. Выпуск 1. С 22 июня по 31 декабря 1941 г. М.-Л.: Управление Военно-Морского издательства НКВМФ Союза ССР, 1945
      2. Балтийский щит Ленинграда. Сборник воспоминаний. СПб.: Остров [б.г.]
      3. Труды научно-исследовательского отдела Института военной истории. Том 3. Военно-морской флот (специальный выпуск). СПб, 2012
      4. С. Патянин, М. Морозов, В. Нагирняк. Кригсмарине. Военно-морской флот Третьего рейха. М.: Яуза, Коллекция, Эксмо, 2009
      5. С. Балакин. Легендарные «семерки». Эсминцы «сталинской» серии. М.: Яуза, Коллекция, Эксмо, 2007
      6. А. Б. Морин, А. А. Чернышев. Сторожевые корабли типа «Ураган» в бою. 1941-1945. М, 2005 («Морская коллекция», 2005, №5)
      7. С. Б. Булдыгин. Оборона Лиепаи. СПб.: Гангут, 2012
      8. С. Б. Булдыгин. Героический Таллин. Оборона города летом 1941 г. СПб.: Гангут, 2014
      9. С. В. Богатырев, Р. И. Ларинцев, А. В. Овчаренко. Морская война на Балтике 1941-1945 гг. Справочник-хроника. Часть I. Потери флота противника на Балтийском море в 1941-1943 гг. Архангельск, 1997
      10. И. Г. Святов. Корабли эскадры и отряда легких сил в битве за Ленинград // Краснознаменный Балтийский флот в битве за Ленинград, 1941-1944 гг. М.: Наука, 1973
      11. Erich Gröner. Die deutschen Kriegsschiffe 1815-1945. Band 2, 3, 5, 7. Koblenz: Bernard & Graefe, 1983-1990

источник: https://warspot.ru/13389-chyornoe-leto-41-go-baltiyskiy-flot-protiv-nemetskih-konvoev

Подписаться
Уведомить о
2 Комментариев
Старые
Новые Популярные
Межтекстовые Отзывы
Посмотреть все комментарии
Альтернативная История
Logo
Register New Account
Reset Password
Compare items
  • Total (0)
Compare