Черное превосходство «Блека» над «Россией»

8
0

Не мы такие, жизнь такая. О тяжелой судьбе «России»
…или почему наши броненосные крейсера получились такими, хм, странными.

Не пытаясь кого-то поразить блеском интеллекта, просто копирую статью из Википедии с небольшими иллюстрациями.

Рюрик — броненосный крейсер I ранга, был отнесён к категории «большой крейсер фрегатского ранга». Заложен 19 мая 1890 года, спущен на воду 22 октября 1892 года, введён в состав флота 16 октября 1895 года.

Крейсер стал первым кораблём из планировавшейся серии (последующие крейсера «Россия» и «Громобой» оказались не однотипными, а последовательно усиливавшимися проектами) океанских броненосных крейсеров увеличенного водоизмещения (вдвое от водоизмещения предшественника крейсера I-го ранга «Память Азова»), в числе требований к проекту — возможность перехвата британских коммерческих судов в случае войны с Великобританией, а также возможность перехода с Балтики на Дальний Восток без дозаправки углём. После постройки крейсера британские эксперты отмечали, что крейсер выглядит устаревшим по сравнению с британскими кораблями аналогичного класса [i](еще бы, обладая скоростью и водоизмещением, как у броненосца, он обладал бронированием и вооружением, как у крейсера II ранга — ARTemAA)[/i]

Схема бронирования и вооружения «Рюрика», на которой хорошо видно, что ни бронирования, ни вооружения он практически не несет

Предыстория создания

В 1881 году разработанная 20-летняя судостроительная программа (программа создания тихоокеанского крейсерского флота) наряду с созданием эскадр из мореходных броненосцев, предусматривала постройку 30 крейсеров: 21 «малых» — корветского — и 9 «средних и больших» — фрегатского рангов. Крейсерам, с учётом решаемых ими тактических задач, было отдано предпочтение. Реализация этой программы ознаменовала очередной этап в развитии броненосных крейсеров и характеризуется созданием более мощных, мореходных парусно-винтовых крейсеров с металлическим корпусом, обеспечивающим существенное снижение его относительной массы. Развитие крейсеров по прежнему в значительной мере стимулировалось соперничеством России с Англией, остро нуждающейся в крейсерах способных надёжно защитить её морские коммуникации от возможных попыток России нарушить её торговлю с многочисленными колониями. Предъявляемые к крейсерам тактические требования: способность действовать самостоятельно в условиях отсутствия собственных опорных пунктов и баз снабжения, наносить быстрые и ощутимые удары не рассчитывая на внешнюю поддержку, добиваться эффекта не столько вступая в боевое соприкосновение с одиночными кораблями противника, сколько созданием паники и моральной угрозы неприятельской морской торговле — определяли, вплоть до 1895 года, основные характеристики как для русского, так и для английского крейсера: повышенная мореходность, высокая скорость хода, автономность, комфортные условия обитания, сберегающие силы экипажа в длительном плавании, мощное вооружение. Плавание и ведение боевых действий в водах Тихого океана, в условиях жестоких штормов, изнурительных температурных нагрузок (почти 50-градусные перепады от тропической жары к холоду ледовых вод), сложности снабжения и невозможность производства большого ремонта ввиду крайней удалённости от своих берегов требовали предельного напряжения человеческих сил и исключительно надёжной техники. В этих условиях русские и английские крейсера непрерывно взаимно оценивались в качестве вероятных противников, конструктивно развивались и совершенствовались в направлении повышения их тактико-технических характеристик. Англичане строили крейсера серийно, тем самым обеспечив численное превосходство.

Тем не менее, необъятные просторы Тихого океана обеспечивали русским крейсерским силам практическую неуловимость и целесообразность присутствия. В свою очередь, специалисты русского морского технического комитета (МТК) формировали тактико-технические требования к броненосным крейсерам «фрегатского ранга», главным образом учитывали передовой английский опыт создания аналогичных кораблей. В частности, броненосный крейсер «Адмирал Нахимов» был построен Балтийским заводом по заданию МТК по образцу английского броненосного крейсера «Имперьюз». В этом состязании англичане добивались устойчивого превосходства, сохраняя монополию в создании корабельных силовых установок (паровых котлов и паропоршневых двигателей). Выполняя исключительно выгодные русские заказы, английские производители заведомо занижали свои возможности, а для своих кораблей реализовывали наиболее совершенные образцы. В этой связи, заказанные в Англии силовые установки для русских крейсеров, как правило, уступали английским образцам по удельной мощности, экономичности, массо-габаритным параметрам. Кроме того, англичане первыми отказались от парусного вооружения на своих крейсерах ввиду наличия нескольких баз для пополнения запасов топлива, в то время как русские крейсера имели единственную базу — Владивосток.

Непрерывное и явно выраженное соперничество между Англией и Россией в создании океанских крейсеров с большой скоростью и автономностью плавания, к середине 1880-х годов вышло на качественно новый уровень, в связи с созданием первоклассных трансатлантических коммерческих пароходов, которые при водоизмещении более 12 000 тонн и длине корпуса до 152 м обыкновенно совершали океанские переходы со средней скоростью до 18,5—19 узлов. При этой скорости и длине корпуса, примерно в полтора раза превышающей среднестатистическую длину океанской волны — 103 м, эти пароходы, имея заострённые обводы и большую удлинённость корпуса с разгруженными оконечностями, закрытый полубак до середины длины — не поднимались на встречную волну, а прорезали её. В то же время, новейшие броненосные океанские крейсера типов: «Имперьюз» (96 м, 16,7 уз), его русский аналог «Адмирал Нахимов» (101,5 м, 16,38 уз), «Орландо» (91.44 м, 18,5 уз) могли развивать проектные скорости лишь на спокойной воде, а в штормовых условиях эти «бронебокие коротышки» (относительно короткие, широкие и низкобортные) — безнадёжно теряли свои скоростные качества (развивая не более 5 узлов) и не могли преследовать быстроходных «коммерсантов». В этой связи, англичане, превосходно изучив особенности постройки океанских пароходов, упорно сопротивляясь экстремистским призывам Э. Рида «брать при постройке крейсеров пример с длинных трансатлантических пароходов», в конце концов пришли к определённым выводам. По мнению английских специалистов длинные коммерческие пароходы в силу особенностей их конструктивной компоновки (разгруженные носовые оконечности, горизонтальные палубы и платформы удалённые от нейтральной оси «эквивалентного бруса») по условиям нагружения аналогичны бронепалубным крейсерам. Палубная броня, лежащая на бимсах всей своей массой подобно внутреннему грузу, не создаёт разрушающих напряжений в конструкции корпуса, в то время как бортовая броня в случае значительного увеличения длины корпуса обязательно вызовет дополнительные напряжения в конструкции и потребует её усиления, а значит и увеличения водоизмещения в ущерб весовых лимитов на вооружение и запасы топлива. Труды Уайта, Рида, Нормана теоретически определили сравнительные, среднестатистические величины относительного веса корпусов для океанских пароходов в пределах 39—40 % от водоизмещения и для броненосного крейсера большой длины (более 103 м) — 41—42 % водоизмещения. В результате, английские специалисты сочли столь высокое приращение относительной массы конструкции корпуса — чрезмерно большой платой за высокую скорость в ущерб боевым элементам крейсера.

Признавая неудовлетворительную мореходность и быстроходность броненосного крейсера «Адмирал Нахимов», являющегося по относительной удлинённости корпуса, системе бронирования более «броненосцем с крейсерским вооружением», русские кораблестроители Балтийского завода, предприняли попытку добиться для перспективного крейсера увеличения мореходности и быстроходности при сохранении бортовой брони. С учётом французского опыта создания бронепалубных крейсеров был спроектирован «полуброненосный фрегат» — «Память Азова». По водоизмещению и мощности машин, он соответствовал категории «средний крейсер фрегатского ранга». Превосходя своего предшественника «Адмирала Нахимова» по абсолютной длине корпуса на 14 м, и относительному удлинению корпуса 7,57 против 5,46, этот проект предполагал значительно меньшее проектное водоизмещение — 6000 тонн, против 8500 тонн. За счёт увеличения абсолютной длины и относительной удлинённости корпуса, предполагалось применить менее мощную (4000 против 8000 л. с.) и, соответственно, облегчённую и экономичную силовую установку, которая смогла бы обеспечить увеличение скорости в штормовых условиях до 18 узлов, и при запасе топлива 1000 тонн, приемлемую дальность плавания — 3000 миль. Однако, на этапе рабочего проектирования и постройки крейсера, фактическое водоизмещение значительно превысило проектное, в значительной мере по параметрам заказанной в Англии силовой установки, которая превысила установленные массо-габаритные лимиты. В этой связи, ещё на этапе достройки крейсера «Память Азова», был сделан вывод о том, что при условии сохранения бортовой бронезащиты, для обеспечения высокой скорости хода и большой дальности плавания (увеличения запаса угля), необходимо ещё более увеличить абсолютную длину корпуса, что неизбежно приведёт к значительному увеличению водоизмещения и соответственно потребует более мощной энергетической установки.

К этому времени англичанам удалось создать необыкновенно мощную, экономичную и компактную паросиловую установку, открывающую для перспективного быстроходного океанского крейсера новые возможности, но при условии отказа от бортовой брони. С учётом этих обстоятельств была начата разработка проекта самого длинного в мире бронепалубного океанского крейсера типа «Блейк», проектным водоизмещением 9000 тонн, имеющего размерения 121,94×19,81×7,32 м, суммарную мощность энергетической установки — 13 000 л.с. при естественной тяге и 20 000 л.с. при искусственной (форсированной) тяге дымовых газов, обеспечивая ему проектную скорость хода — 20—22 узла и максимальную дальность плавания — 10 000 миль при экономической скорости — 10 узлов. Примечательно то, что английское адмиралтейство сочло этот проект настолько удачным, что вообще отказалось от постройки броненосных крейсеров 1-го класса для английского флота на неопределённый срок (после того как  растиражировало «Блейка» в большом количестве, 2 шт типа «Блейк» и еще 9 улучшенных типа «Эдгар«). Фактически, этот срок истёк лишь в 1900 году, в силу качественных достижений в развитии военно-морской техники, вооружения и тактических требований к перспективному крейсеру.

Крейсер типа «Эдгар» — тоже нихрена не защищен, зато маленький, дешевый, дальноходный и быстрый

Характеристики.

Мы хотели сделать дальнего рейдера, который смело шастал бы по всему океану и топил вражеские торговые суда, а сделали унылое говно, ни украсть, ни покараулить — бортовой залп сравним с броненосцем, но бронезащиты нет и в бою сражаться толком не может, одно попадание в элеватор БК и все.  А по массе весит как хороший ЭБР, значит и по деньгам сравним, его нельзя отправлять в одиночное рейдерство, от него толку — никакого.

Ни догнать никого не может, ни убежать ни от кого не может.

Почему так? Железо. У Англии богатейшие рудные залежи оказались в 25 км от богатейших угольных шахт, в Ньюкасле, а у нас, до широкого развития железных дорог, чисто технологически не было возможностей строить огромные домны и плавить помногу сталь, чугун — а без этого никакая техника невозможна.

В 18 веке железо делали в горнах, перековывая криницу, и Россия спокойно обеспечивала себя самым современным оружием, для 19 века нужен каменный уголь, добыть его мы могли, а доставить — нет. 

Подписаться
Уведомить о
34 Комментариев
Старые
Новые Популярные
Межтекстовые Отзывы
Посмотреть все комментарии
Альтернативная История
Logo
Register New Account
Reset Password
Compare items
  • Total (0)
Compare