Canon de 75 modele 1897. Пушка, изменившая историю

19
2

Мало о каком образце вооружения можно сказать, что он переломил ход истории. К ним можно отнести танки, ядерное оружие, баллистические ракеты, бомбардировочную авиацию, дредноуты. А конкретная модель, хоть и могла сильно влиять на бои и даже отдельные битвы, в общем потоке времени всё-таки не могла оставить значительного следа. Но это не относится к героине сей статьи — французской 75-мм скорострельной полевой пушке обр. 1897 года, она же canon de 75 modèle 1897.

Canon de 75 modele 1897. Пушка, изменившая историю

Начну с того, как пушка увековечила себя. Касаясь Первой Мировой войны, в первую очередь люди представляют себе километры окопов, годы боёв на одном месте, лунный ландшафт, творимый тяжёлой артиллерией, пулемёты, загнавшие людей в окопы, и танки, сломавшие позиционный тупик. Но… Всё было немного не так. Пулемёт вещь хорошая, однако к началу войны их было очень мало (например, в русской пехотной дивизии числилось 32 пулемёта и 48 пушек). И тут на сцену выходит 75-мм француженка и пушки, сделанные по её образу и подобию. Батарея из 4 орудий с опытными расчётами могла выпустить весь возимый БК из 120 снарядов на ствол за 5-6 минут, т.е. доводя скорострельность до 24 в/мин. Средне подготовленные бойцы — до 15 в/мин, что всё равно очень много. Представьте себе атакующую пехоту, одна часть которой попадает под огонь 4 пулемётов Максима, а вторая — под батарею Mle. 1897. За минуту первые смогут выпустить до 1000-1200 пуль (практическая скорострельность Максима 250-300 в/мин). За это время пушки выпустят 60-96 шрапнельных снарядов, каждый из которых нёс 260 или 291 свинцовую пулю в зависимости от модели, плюс разрывной пороховой заряд. Итого пехоту засевало от 15,6 до 28 тыс. пуль! Двадцатикратное превосходство, как вам такое? Более того, пулемёты размазывались ровным слоем по батальонам, так что фактически одиночный пулемёт ну никак не мог представлять угрозу большую, чем батарея полевых пушек.

Именно скорострельная артиллерия со снарядом-шрапнелью сделала попытки прорыва обороны бессмысленной мясорубкой. Подвижные кавалерийские части тоже не могли ничего поделать — им не хватало скорости сблизиться и уничтожить батарею, даже стоящую на передке на прямой наводке. Если где-то происходил прорыв, туда могли быстро подкинуть батарею, которая остановит противника. Были случаи, когда атаку полка срывали всего лишь несколько залпов шрапнели. Тактика лёгких полевых батарей — приехал, за короткое время выпустил десятки снарядов, засыпал противника шрапнелью. Это заставило всех срочно окапываться. И эти окопы Первой Мировой зачастую были только от шрапнели — широкие, прямые, с насыпанными козырьками с устроенными в них бойницами. В них легко залетали гаубичные снаряды и миномётные мины, но эти средства были на то время слишком косые и с низкой скорострельностью, умение точно поражать цели с закрытых позиций только оттачивалось, что выливалось в гигантскую трату снарядов по площадям с минимальным эффектом. А вот трёхдюймовая шрапнель она тут, рядом. Не зароешься как крот в землю, не сделаешь насыпи и бойницы и тебя мигом сметёт шрапнель.

 Боеприпасы Mle. 1897


Боеприпасы Mle. 1897

Это всё изменило и тактику применения самой артиллерии — если ранее полевые пушки предназначались для стрельбы прямой и полупрямой наводкой с дистанции 3-5 км, более тяжёлые орудия вели зачастую стрельбу до 8 км, то сейчас батарея на прямой наводке несла огромные потери от шрапнели, вынуждая вести огонь с закрытой позиции на большем удалении от передка противника, чем ранее. В тыл стали утаскивать и тяжёлые орудия, что потребовало увеличить их дальность, точность. Потребовалось развивать корректировку стрельбы, контрбатарейную борьбу. Если вначале войны, цитируя Полевой устав французской армии за 1913 год, считалось, что «артиллерия не подготавливает атаку, она её поддерживает», то вскоре пришли к легендарному «артиллерия — бог войны». Загнав пехоту в окопы, шрапнель не была способна их оттуда выкурить, посему стало рости количество гаубиц, ныне практически вытеснивших другие классы ствольной артиллерии. Став основным огневым средством армии, орудиям пришлось повышать мобильность, чтобы можно было оперативно сосредотачивать кулак для прорыва вражеской обороны или отражения наступления. Артподготовки стали гораздо скоротечнее, интенсивнее, точнее, смертоноснее. Начали прицельно уничтожать вражескую артиллерию и огневые точки в обороне противника. Это положило началу того пути, что приведёт к созданию дивизионных дальнобойных САУ с АСУНО, способных быстро нанести удар и уйти с позиции.

 Так располагалась в поле батарея 75-ок по предвоенной доктрине. Расчёты и орудия фактически оказывались беззащитны от вражеской шрапнели.


Так располагалась в поле батарея 75-ок по предвоенной доктрине. Расчёты и орудия фактически оказывались беззащитны от вражеской шрапнели.

Чтобы прорвать оборону полей ПМВ что только не изобрели, и танки тогда были не единственным ноу-хау. Да, они были успешны, но всё равно страдали от полевой артиллерии. Фактически, броня была рассчитана на ружейно-пулемётный обстрел. Пехота ранее атаковала с большой дистанции, теперь нужно было преодолевать нейтральную полосу быстро, рывком. Появились штурмовые группы, снайпера. Развивалась разведывательная и ударная авиация, причём неизвестно, которая больше оказывает влияние на ход войны. На совершенно новую ступень поднялась логистика, обеспечивающая поставки тысяч тонн боеприпасов, ГСМ, продовольствия, эвакуацию раненых, переброску подкреплений. Менялась полевая оборона, постепенно отказываясь от крепостей. Много стала значить маскировка. Про развитие артиллерии уже сказал и тут добавлю, что именно она в первую очередь и способствовала выходу из позиционного тупика. Не танки, а именно артиллерия. Генерал Жозеф Жоффр уже в 2 января 1915 пишет: «Успех каждой атаки обусловливается могучей артиллерийской подготовкой». Сухопутные войска обросли бронёй танков, а вскоре потребовались БТР, БМП, способные преодолевать заградительный огонь артиллерии. Так одна единственная пушка с шрапнельным снарядом привела к созданию тех армий, что мы видим сейчас.

 Производство 75-мм снарядов


Производство 75-мм снарядов

Мle. 1897 было поистине революционным орудием, первым образцом современной полевой артиллерии. Главным, что обеспечило высокую скорострельность, являются гидропневматические противооткатные устройства, которые не дают пушке сильно отпрыгивать на позиции, чтобы её нужно было после каждого выстрела возвращать и наводить на цель. Отдача была очень мягкой ещё и потому, что длину отката сделали большой. Впервые линия прицеливания была независима от ствола, наводчику не надо было бегать за приборами наведения, состоящими из коллиматора, угломера и уровня для ведения огня как прямой наводкой, так и с закрытой позиции. Применяемые на орудиях предыдущего поколения диоптр и мушка сохранились как дублирующие. Точность Mle. 1897 была на высоком уровне. Заряжание ускорилось за счёт унитарного выстрела и нового эксцентрического затвора, приводимого в движение одним движением рычага. Сам выстрел 75х350 имел заряд с бездымным порохом, что также повышало скорострельность, орудие не затягивало дымом, что ещё и плюс к снижению заметности позиций и комфорту работы расчёта. БК включал в себя только разрывные боеприпасы — фугасный с зарядом из 170 г чёрного пороха и шрапнельный снаряды. Чуть позже появился совершенный для своего времени фугас Mle. 1900 массой 5,4 кг с зарядом из 695 г мелинита и дальностью стрельбы в 8,5 км, в ходе ПМВ за счёт улучшения аэродинамики повысили до 11 км. Заряд для своего времени был очень крупный из-за конструкции с достаточно тонкими стенками. Для сравнения, 152-мм пушки на русском флоте в те годы снабжались фугасами с 1 кг порохового заряда. Чтобы удобнее было стрелять на короткие дистанции (до 4 км) по навесной траектории были применены тормозные пластинки Маландрина. Схожее устройство сейчас можно встретить на РСЗО. Для защиты от пуль установлен броневой щит.

И коротко по ТТХ. Масса в боевом положении — 1140 кг, в походном положении — 1970 кг. Длина ствола — 34,5 калибров, из которых 30 калибров нарезная часть. Углы вертикального наведения от -11 до +18 град, горизонтальный сектор обстрела ограничен 6 град. Скорость буксировки 7-8 км/ч.

Разработка началась в 80-х годах, в 1891 была создана опытная 57-мм пушка, автором которой был капитан Сент-Клер Девиль. В течение нескольких лет пушку доводили, повысили калибр. На испытаниях орудие продемонстрировало фантастическую живучесть, выпустив без серьёзных поломок 10 тыс. снарядов со скорострельностью 20 в/мин. На то время показанные Mle. 1897 результаты были просто за гранью фантастики. Французские военные были просто без ума от новой игрушки, а остальные страны принялись копировать после того, как в 1899 году Mle. 1897 была продемонстрирована в Китае. Военные прозвали её «королевской пушкой», «нашей замечательной семьдесятпятой», либо просто «семьдесятпятой». Конечно, были и недостатки, но они, главным образом, обуславливались временем создания — небольшой угол горизонтального наведения и возвышения, зато сильно опускается ствол вниз, не самое удобное расположение элементов наведения и т.п., что вообще присуще орудиям годов так до 30-х — 40-х. И это привело… в целом к деградации французской артиллерийской мысли, отпечаток чего можно проследить до сегодняшнего дня. Военные посчитали, что 75-ммки будет достаточно для решения всех задач на поле боя, тяжёлая артиллерия, по их мнению, была не нужна. На начало войны у них было лишь 308 орудий полевой артиллерии калибра 120-155 мм. Подобное чуть позже с армией США смогла провернуть лишь атомная бомба.

 6-й прототип Mle. 1897


6-й прототип Mle. 1897

В своё время это было основное орудие французской армии. В составе пехотной и резервной пехотной дивизии к началу войны имелось 9 батарей Mle. 1897 по 4 пушки в каждой, территориальные дивизии — 3-6 батарей. Основную силу из-за особенности формирования представляла корпусная артиллерия, имеющая от одного до трёх артполков с 12 батареями лёгких пушек. При этом тяжёлая артиллерия представлялась отдельными батареями посредственных 155-мм гаубиц Римальо 1904 года и 120-мм устаревших пушек 1878 года и гаубиц 1890 года. Итого в полевом корпусе могло насчитываться от 120 до 252 орудий, почти все из которых 75-ммки, что в манёвренной войне представляло собой огромную огневую мощь, которая достаточно быстро вогнала немцев в окопы и, как уже писал, весь фронт в позиционный тупик. Тут проявились проблемы подготовки и слабости 75-мм фугасного снаряда — французы не смогли ни вести эффективную контрбатарейную стрельбу, ни маскироваться самим и вести борьбу с замаскированными целями. Что страшнее, не было взаимодействия со своей пехотой. Это заставило французов менять всю тактику, наладить производство тяжёлой артиллерии и массово поставлять её в войска. Тем не менее, наша героиня работала на поле боя с первого до последнего дня. О её востребованности говорит то, что в 1915-ом в сутки французская промышленность выпускала до 70000 75-мм снарядов в сутки. На базе Mle. 1897 были выпущены и зенитные, и морские, и казематные орудия. Насытить же современными тяжёлыми орудиями армию так и не удалось до конца войны.

 Батарея 75-ок на марше


Батарея 75-ок на марше

На секунду отклонюсь от темы — насколько близка нам французская артиллерия тех лет. Для решения проблем нехватки современных тяжёлых орудий в 1917 году была принята на вооружение пушка Canon de 155 Grande Puissance Filloux (GPF) Mle.1917, или просто пушка Фийю. Она стала родоначальником 155-мм западной дальнобойной артиллерии, а её снаряд, с глубокой модернизацией, известен под американским индексом М107 и активно используется и ныне.

После войны французы несколько раз улучшали 75-ку. Первой крупной модернизацией была Mle. 1897/33 с новым лафетом с раздвижными станинами, обеспечивающими на позиции горизонтальный обстрел в 58 град. Колёса цельнометаллические, были закреплены на станинах и разворачивались вместе с ними, обеспечивая дополнительную защиту расчёта. Пушки получили бронебойный боеприпас и порой Mle. 1897/33 называют противотанковой. Сделали их очень мало — всего 71 штуку. Применялись в основном в альпийских укрепрайонах. Чтобы 75-ку можно было тягать автотранспортом, придумали специальные тележки, на которые необходимо было затаскивать орудие на марше, что повышало его скорость перемещения с 7-8 до 20-25 км/ч. В 38-ом была модернизация менее амбициозная — менялись колёса и щит.

Модернизация 1938 года

Модернизация 1938 года

Даже не смотря на то, что француженка была первым образцом современной полевой артиллерии, она долго оставалась лучшей в своём классе (фактически, до появления грабинских дивизионок Ф-22 УСВ), что позволило ей оставаться на вооружении самой Франции до поражения в 1940-ом, постоянно модернизируясь. За счёт численности и хороших характеристик пушка получила некоторый успех на рынке вооружений. В ходе ВМВ её применяли в существенных количествах ещё и Германия, США, Польша. В незначительных количествах — Румыния, СССР, Англия и прочие, поживившиеся на польских и французских запасах. Пушка неплохо себя зарекомендовала во время боёв в Африке. Американцы из своей М1897А4 (Mle. 1897 американского производства) наделали танковые и противотанковые орудия. В бывших французских колониях 75-миллиметровки использовались до 70-х. Дальний потомок её, танковая М6 на Чаффи, служила вообще почти до конца Холодной войны — в Чили лишь в середине 80-х заменили на 60-мм HVMS. Фактически, актуальность пушка потеряла вместе со всем классом 3-дюймовых скорострелок, которых повсеместно вытеснили гаубицы калибра 105-122 мм. Сейчас нашу героиню можно встретить в качестве салютного орудия.

Сравним под конец Mle. 1897 с её 3-дюймовыми коллегами. Сперва — с родными нам дивизионками обр. 1900 и 1902 г., далее — с главным оппонентом, немецкой 7,7-cm Feldkanone 96 n. A., под конец — японская мобильная полевая пушка Type 38. В России пушку нового поколения стали делать в середине 90-х на основании французских взглядов на современную манёвренную войну. Предыдущая полевая пушка обр. 1887 успела устареть, причём и её модернизированная версия 1895-го года — вот так быстро шёл прогресс в те годы! В итоге в войска пошла дивизионка образца 1900 года. Она была легче француженки — 1065 кг в боевом положении (правда в походном 2017 кг), но не обладала щитом, что делало расчёт уязвимым для пуль и осколков, а особенно мешало странное расположение противооткатных систем — в станине. Скорострельность была сильно выше старых орудий, но не слишком высока — до 10 в/мин. Были и некоторые другие проблемы, что привели в итоге к принятию на вооружение в 1902-ом трёхдюймовки. Её у нас принято называть лучшей в своём калибре в годы русской-японской и Первой Мировой. Она получила современные противооткатные системы, прицел, позволяющий успешно вести стрельбу с закрытой позиции, щит, защищающий расчёт (панорама и щит с 1906-го года), в производстве была дешёвой и простой в эксплуатации. Хорошая рабочая лошадка войны. Но вот скорострельность была ниже Mle. 1897 за счёт поршневого затвора (до 10-12 в/мин), ствол короче (в итоге модернизации его таки удлинили до 40 калибров, но это будет гораздо позже). Трёхдюймовка была хуже, но противникам вполне хватало.

На бумаге немецкий ответ французам приняли раньше, в 1896 году, но… Первый вариант 7,7-cm Feldkanone 96 был максимально упрощён и не имел противооткатных систем и унитарного заряжания, это были попытки немецкого военного руководства сэкономить. Как говорится, скупой платит дважды и пришлось Круппу срочно в 1904 создавать скорострелку на базе имеющейся пушки. Так появилась 7,7-cm FK n. A. (neuer Art). В конструкции был применён клиновый затвор — самый прогрессивный вариант. Скорострельность была на уровне нашей пушки 1900 года, но главный недостаток — это короткий 27-калиберный ствол под не самый мощный патрон 77х234 (против 75х350 у Mle. 1897 и 76,2х385 у нас), что отразилось на начальной скорости в 465 м/с и эффективной дальности стрельбы в 5,5 км. Но у немки был козырь в кармане — разнообразие снарядов. Основной снаряд шрапнель содержал 300 свинцовых пуль, но был ещё чистый фугасный Feldgranate 96 со 150 г тротила (что, конечно, маловато), многоцелевой Feldkanone Geschoss 11 — смешанный фугасный со 250 г тротила и 294 пулями шрапнели, дымовой, осветительный и химический снаряды, позже появился бронебойный. Да, немцы смогли уже в конце 19 века получить фугасы с толом, когда многие широко использовали чёрный порох. Но недостатки пушки это не сильно компенсировало. В 1916 году пушка прошла ещё одну глубокую модернизацию, сильно удлинили ствол, а дальность повысилась аж до 10,7 км. Правда, масса выросла до 1350 кг (ранее — 1020 кг), что сказалось на мобильности.

  Немецкая 77-мм полевая пушка. По иронии судьбы, гидропневматические противооткатные системы немец Конрад Хаусснер создал раньше французов, но Крупп отказался их применять


Немецкая 77-мм полевая пушка. По иронии судьбы, гидропневматические противооткатные системы немец Конрад Хаусснер создал раньше французов, но Крупп отказался их применять

Японцы в 1905-ом приняли на вооружение свою Type 38, спроектированную Круппом по их заказу. И что сказать — она получилась у немцев лучше, чем для своей армии. Максимально лёгкая (947 кг в боевом положении), достаточно скорострельная, даже не смотря на поршневой затвор (до 15 в/мин), дальнобойность на уровне мировых образцов. Плюсом была достаточно прочная конструкция, простота производства. Эффективность вкупе со слабостью японской промышленности задержало 38-ю на вооружении до конца Второй Мировой, правда уже в модернизированном варианте. В целом, пушка была схожа с нашей трёхдюймовкой.

  Японская Type 38


Японская Type 38

Как видим, никому не удалось до ПМВ, ни во время неё, сравняться и превзойти Mle. 1897, хотя все пытались. И вот так одна единственная пушка смогла изменить ход Большой войны, повлиять на развитие артиллерии, тактики ведения боя армий. Стоит отдать должное французам, которые смогли создать современную полевую артиллерию.

Автор — Алексей Борзенков

Источник — https://vk.com/@artillery333-pushka-izmenivshaya-istoriu

Подписаться
Уведомить о
5 Комментариев
Старые
Новые Популярные
Межтекстовые Отзывы
Посмотреть все комментарии
Альтернативная История
Logo
Register New Account
Reset Password
Compare items
  • Total (0)
Compare