Быстроходная «коса смерти»

16
9

   Пару лет «потренировавшись на кошках», в 1933 году, ХПЗ перешёл с выпуска кое как адаптированной версии экзотического танка Кристи (БТ-2) на поточное производство настоящего боевого танка БТ-5.

   Массовое производство танка развернули более чем вовремя. С 1932 года в РККА началось формирование механизированных бригад и даже корпусов, в которых БТ-5 должны были играть чрезвычайно важную роль «быстроходного крыла» (одна из бригад мехкорпуса вооружалась именно БТ-5).

Быстроходная "коса смерти"

   Кроме того, отдельные бригады, вооружённые БТ, предполагалось использовать для самостоятельных действий, либо в составе конно-механизированных групп, совместно с дивизиями и корпусами «стратегической конницы».

   И всё бы не плохо, кабы не проблема артиллерийского сопровождения. РККА в принципе не имела артиллерийских орудий, которые можно было бы таскать на скоростях, сопоставимых со скоростями БТ. Проблему пытались решить. Сперва, просто погрузкой орудий в кузова грузовиков, что было, согласитесь, не очень удобно. Потом, сверхактивный изобретатель-самоучка Дыренков, пользующийся всемерной поддержкой начальника УММ РККА Халепского, пообещал смастачить для БТ башню под трёхдюймовку и с этой задачей предсказуемо не справился – рисовать картинки – это одно, а правильно рассчитать веса и всё грамотно скомпоновать – это совсем другое.

Быстроходная "коса смерти"

   Позже, по-настоящему грамотные специалисты, сделали для бригад БТ САУ («арттанк»)  БТ-7А, который даже выпустили в необходимом тем бригадам количестве. Правда, с короткостволой КТ (Ф-32, что на фото БТ-7А внизу, появилась значительно позже и серийные БТ-7А ею, увы, уже не вооружались).

Быстроходная "коса смерти"

   А какой толк в «жестяной» САУ с 16-калиберной пушкой КТ? Чай уже не ПМВ! Короткостволая пушка-«окурок» с ужасной баллистикой, на не шибко стабильной платформе с низкой скорострельностью и ограниченным боекомплектом, плохо подходила для сопровождения бронетехники. Тем более, что имея главной задачей поражать огневые точки – включая противотанковые пушки и ДЗОТы, машина с таким орудием находилась в заведомо проигрышном положении – при баллистике «короткой» пушки, стрелять надо прямой наводкой, с короткой дистанции и то, не факт что попадёшь с первого-второго выстрела. А вот для ПТП, даже ПТР или тем более ККП противника, расстрелять словно в тире, остановившуюся в нескольких сотнях метров для стрельбы САУ – задача простая и до трагичности быстрореализуемая. Для просто артподдержки в виде «стрельбы по площадям» с безопасной дистанции (или вообще с закрытой позиции), у САУ слишком ограниченный возимый БК.

   Опять же, ПВО! Конечно, можно поставить на платформу грузовика спарку, а то и счетверёнку «Максимов», но и эффективность не велика, и сам тот грузовик, за БТ пройдёт далеко не везде.

   Поэтому! Волею создателя… данной АИ, откатываемся в февраль 31-го, когда танк Кристи был принят на вооружение РККА под маркой БТ-2.

Быстроходная "коса смерти"

   Ещё в утверждённой в 1929 году и скорректированной позже «Системе» автобронетанкового вооружения РККА, предусматривалось создание САУ самых различных классов на танковых шасси. Одной из наиболее перспективных боевых машин, считалась «универсальная» САУ, в виде «зенитного танка» с 37 мм автоматической пушкой.

   Поскольку никаких 37 мм автоматических пушек в СССР тогда не производилось, заводу «Большевик» (бывш. Обуховский) предписывалось форсировать работы по восстановлению выпуска автоматов Виккерса (почти освоенных в годы ПМВ, но выпускавшихся небольшими партиями перед и сразу после революции, пока завод не постигла т. н. «разруха») с перекалибровкой этой модели на 37 мм ради улучшения баллистики (Виккерс выпускал АП калибра 40 мм).

Быстроходная "коса смерти"

   Эту АП в РИ разработали и даже приняли на вооружение под маркой АП обр. 28 г. Вот только точность стрельбы была не очень хорошей (как утверждали специалисты, не по вине орудия, а сугубо из-за неудачной формы поясков снарядов), да и все работы по АП решено было передать на новый артиллерийский з-д №8 в деревне Подлипки, построенный на базе импровизированного предприятия, возникшего в результате эвакуации оборудования нескольких питерских заводов во время ПМВ и ГВ.

   Новый завод ещё только начал осваивать эту артсистему (успев присвоить ей собственный заводской индекс 11К), когда получил распоряжение все работы прекратить и начать осваивать немецкие 20 и 37 мм АП, на покупку проектов которых, были потрачены большие деньги. Но, увы – тема разочаровала, будучи пустышкой. Пушки, изготовленные по немецким чертежам, оказались неработоспособными, а доработка упёрлась в полную недоводимость данных конструкций.

   Так вот. В АИ, выпускать АП обр. 28 г. поручили всё тому же «Большевику» — одному из головных предприятий оборонпрома страны – а что, дело для з-да уже привычное! И только в случае успеха з-да №8 в деле освоения немецких АП, АП обр. 28 г. снимут на «Большевике» с производства. При этом, чисто чтоб подстраховаться, артКБ «Большевика» поручили оказывать всяческое содействие «молодому» з-ду №8 в освоении немецких разработок. Глядишь вместе, они с теми, недоводимыми немецкими «вундервафлями» разберутся быстрее и РККА получит новые АП (либо эти же, но кардинально перепроектированные – что сделали сами немцы, либо вообще другие) на несколько лет раньше, чем в РИ. А пока, «Большевик» доводит и осваивает в серии АП обр. 28 г.

   Именно эту пушку, в качестве эксперимента, установили на тумбе в БО танка БТ-2, с которого частично демонтировали крышу. Начатые на БТ-2 испытания, в 1933 году продолжили уже на шасси нового, более надёжного БТ-5.

Быстроходная "коса смерти"

   Пушка была довольно громоздкой, корпус танка узким и о круговом обстреле даже никто не заикался. Имея сектор обстрела всего 30 гр. прямо по курсу, эта САУ, тем не менее, могла в этом самом секторе, работать и по наземным и по воздушным целям. Однако, такие жёсткие «ограничения» военных не устроили. Они желали круговой обстрел… и точка.

   Конструктора ответили самым простым решением – просто подняли штатную тумбу-карусель на корпусе бэтэшки, дополнив этот самый корпус узкими откидными бортовыми панелями, которые вместе с крышей корпуса образовывали удобный «круг обслуживания».

   Сектор обстрела получился на все 365 гр., а в бывшем БО, теперь можно было разместить большой боекомплект. Вот тока, никакой защиты ни расчёт, ни орудие, не имели… и военные строго указали на сие досадное упущение.

   Упущение было признано справедливым и устранено… частично. Круг обслуживания сделали постоянным и дополнили бронебортиками с отрицательным углом наклона, высотой менее чем до середины спин расчёта. Выше – не позволял вполне необходимый угол склонения пушки. А поднимать орудие выше было крайне не желательно из-за неизбежной потери устойчивости при бортовом огне и резких поворотах машины на приличной скорости. Зато орудие дополнили ещё и щитом, прикрывавшим расчёт с фронта.

Быстроходная "коса смерти"

   В общем, по большому счёту, это был паллиатив, который и задачу защиты расчёта с орудием решал лишь частично и саму работу расчёта уже несколько стеснял. Тем не менее, именно в таком виде, после относительно успешных испытаний опытного образца, выпустили установочную партию из десяти машин для войсковых испытаний. Поскольку в то время в серии уж во всю штамповали «линейный» танк БТ-5, САУ присвоили индекс БТ-5У (универсальный) обр. 1934 г.

В тоже самое время, на испытания вышла ещё одна САУ – БТ-5А в большой башне которой, устанавливалась скорострельная полуавтоматическая трёхдюймовка ПС-3 обр. 1933 г., доведение до ума которой и освоение в серии, были существенно облегчены за счёт применения лишь одного вида патрона – полкового (В РИ от пушки требовали безотказной стрельбы бронебойными и осколочными патронами и полковых и дивизионных пушек (причём дивизионных аж двух видов – и старыми и новыми, усиленными) что при соответственно аж шести различных усилиях отката, до крайности осложняло доведение до ума полуавтоматики орудия), недостаточную мощность которого, частично компенсировали удлинением ствола с 21,5 до 26 калибров. Причём опять-таки, ради упрощения конструкции, ствола с постоянной крутизной нарезки.

АИ САУ БТ-5А

АИ САУ БТ-5А

   Башня изначально строилась вокруг этой пушки с чётко прописанном в ТТТ обеспечении удобства использования орудия и комфортности для расчёта.

   По предложению УММ РККА, в эту же башню тиснули и АП обр. 28 г. Результат был не плох – АП уверенно и эффективно крошила и шинковала в салат любые цели… кроме воздушных. Но, увы, не долго. Комфортная башня быстро наполнялась пороховым дымом, переставая быть комфортной и чтоб не угореть, расчёту приходилось прекращать стрельбу и выбираться на свежий воздух. При темпе стрельбы АП, даже открытые настежь люки не спасали.

Опытная машина БТ-5У

Опытная машина БТ-5У

   Но, опыт не пропал даром! Большую и довольно удобную башню тут же начали курочить и переделывать под возможность ведения интенсивного огня, включая, разумеется, и зенитный.

   Прежде всего, с передней части башни, которой придали коническую форму, просто срезали на фиг крышу, оставив её только над кормовой нишей. В непогоду и на марше, проём просто затягивали брезентовым тентом. Саму установку орудия, подняли значительно выше, чтоб обеспечить требуемый угол ВН (в ТТТ не менее 60 гр.). Для совершенно необходимого быстрого вращения башни в режиме ПВО, ввели двухскоростной электропривод, как на среднем танке Т-28… И было им счастье… которое с 1934 года пошло в серию под маркой БТ-5УМ, а с 35-го, уже на шасси БТ-7, под не столь «УМной» маркой БТ-7У.

Быстроходная "коса смерти"

   Теперь, в соответствии с ОШС танковых бригад МК, каждый батальон БТ, получил не только батарею из шести САУ с полуавтоматической 26-калиберной трёхдюймовкой ПС-3 обр. 33 г., но и батарею из четырёх универсальных БТ-7У с 37 мм АП обр. 28 г. которую в 1937 году начали менять на новую 37 мм АП обр. 37 года.

   П. С. А ещё, возвращаясь уже в 1934 год, согласно донесению разведки, в следующем, 1935 году, польская армия намеревалась принять на вооружение противотанковые ружья, выпускать которые, польская промышленность, теоретически конечно, могла бы многими тысячами. А поскольку ТТХ этих ПТР были неизвестны, ориентироваться стоило на худшее – т. е. на бронепробиваемость собственного бронебойного патрона калибра 12,7 мм обр. 30 г. разработанного для крупнокалиберного пулемёта ДК. Этот патрон пробивал до 15 мм брони с дистанции 500 м и до 20 мм с дистанции 100 м.  Поэтому, в ТТЗ по новой модификации БТ были внесены изменения. Лобовую броню УММ требовало усилить с 13 мм (у БТ-5) до 22 мм, а бортовую (с тех же 13 мм) до 20 мм (борт у БТ двойной и за основной бронёй, ещё имеется 4 мм стенка из обычной стали). О том, чтоб довести броню вкруговую до 25 мм и более, гарантирующих значительно более эффективную защиту от ПТР и ККП (да и от малокалиберных снарядов с дистанции более 500 м), пока не заикались – такое увеличение массы потребовало бы серьёзных работ по усилению трансмиссии и подвески. Тем более при остром желании военных, со временем перевести БТ-7 на более тяжёлые дизеля и вооружать БТ-7 сугубо трёхдюймовкой – благо старательно доведённая до ума ПС-3 успела зарекомендовать себя как очень мощное и эффективное орудие (бронепробиваемость была на уровне «сорокапятки», а ОФС – не в пример мощнее). Т. е., БТ и так было на что использовать весь запас по массе! Артанку же, на шасси БТ-7, «сосватали» лёгкую танковую 107 мм гаубицу, разработанную на базе лёгкой горной гаубицы Грабина того же калибра. Излишне говорить, и горную и танковую гаубицы, «великий унификатор» В. Г. Грабин разрабатывал на базе «качалки» новой танковой пушки Ф-32.

Альтернативный БТ-7А со 107 мм танковой гаубицей

Альтернативный БТ-7А со 107 мм танковой гаубицей

   Опять-таки в рамках реакции на всё ту же информацию по ПТР, в батальонах БТ-5, начали получать комплекты навесной брони, толщиной 10 мм (такой же толщины была корма корпуса БТ-5), для установки на лобовую часть корпусов и башен с которыми, общая защита увеличивалась до 23 мм – что примерно соответствовало 22 мм цельной лобовой броне нового БТ-7.

   Эх, знали бы наши специалисты, что те убогие польские ПТР, на самом деле, имели винтовочный калибр 7,92 мм и при простой до примитивности конструкции (никакой полуавтоматики и магазин на три патрона) и ресурсе всего в 300 выстрелов, на основных дистанциях боя, пробивали лишь до 12 мм брони! Т. е. и имеющихся 13 мм на БТ и Т-26, было против них, в большинстве случаев, вполне достаточно! Другое дело, закупленные поляками в очень ограниченном количестве 13,2 мм ККП «Гочкис» обр. 30 г. пробивавшие специальной бронебойной пулей до 30 мм брони с дистанции до 200 м! Тут уж и те 25 мм – прожиточный минимум! Т. е. знать бы точно ТТХ тех польских ПТР, не было бы нужды юзать «промежуточную» броню в 20-22 мм, а сразу при замене БТ-5 на БТ-7, следовало усилить агрегатную часть и подвеску, дабы  перейти с 13 на 25-30 мм, а то и вовсе на 35 мм (хотя бы с передней проекции) сугубо на перспективу, против более серьёзных противников в виде тех же 37 мм танковых и противотанковых пушек. А то, у нас до таких толщин «созрели» тока к концу 30-х, когда объективно, этого было уже недостаточно.

   Вообще, крайне труднообъяснимо, ПОЧЕМУ в РИ, БТ-7 не получил существенно усиленного бронирования – ладно, дохляк Т-26, такого просто не мог себе позволить, но БТ-7! А то, что сделать это было совершенно необходимо, можно было сообразить ещё в том же 31-ом, когда купили у немцев 37 мм ПТП – мода на которые, распространялась в мире со скоростью эпидемии, только эпидемии, которая выкашивала бы не мирных граждан, а танкистов вместе с их танками-жестянками…

   И ещё. Касательно «универсльной» САУ уже на шасси альтернативного БТ-7 (БТ-7У). Я очень надеюсь, что не увязнув на несколько лет в пустопорожней маяте с теми недоводимыми немками, в СССР гораздо раньше начнутся серьёзные работы над новыми АП и универсальная САУ на шасси БТ-7, получит уже новую АП того же калибра с лучшими ТТХ (включая скорострельность для ПВО и бронепробиваемость для ПТО).

Альтернативные БТ-7 и БТ-7У

Альтернативные БТ-7 и БТ-7У

   В идеале, последняя модификация семейства БТ-7 в виде универсальной САУ, должна была ездить на шасси БТ-7М с дизелем В-2, при броне 35-25 мм и вооружаться НОВОЙ 37 мм АП. А потом, передать «вахту» принципиально новой машине. Думаю, едва ли кто отказался бы от «зенитного» Т-34, в специальной башне которого, стояла бы спарка новых 37 мм автоматических пушек. Вот только «вдруг» получить такую машину намного сложнее, чем в процессе эволюции.

Быстроходная "коса смерти"

Подписаться
Уведомить о
81 Комментариев
Старые
Новые Популярные
Межтекстовые Отзывы
Посмотреть все комментарии
Альтернативная История
Logo
Register New Account
Reset Password
Compare items
  • Total (0)
Compare