Броненосцы типа «Князь Святослав»: башенные тараны для Черного Моря

1
0

История:

В результате неудачной для России Крымской Войны, Российская Империя лишилась права держать военный флот на Черном Море. Однако, в тексте Парижского Трактата была найдена лазейка, с помощью которой запрет удалось частично обойти; запрещая содержать военный флот на Черном и Азовском Море, договор совершенно не оговаривал военные флотилии на впадающих реках.

В 1862-1864, для обороны низовий Днепра в Николаеве были спешно построены броненосные батареи “Симаргл” и “Горыныч”, близкие по конструкции к речным броненосцам американских федералистов, действовавших на Миссисипи. Эти мелкосидящие колесные броненосцы были построены на случай казавшейся вполне вероятной войны с Британией и Францией. В 1867-1868, формально тоже для действий на реках, для обороны Дона и Днепра были построены два больших двухбашенных монитора, названных “Крепость” и “Бастион”; корабли были спроектированы по образцу приобретенной в 1867 году американской “Онондаги”. Однако, все это были только полумеры, и лишь с отменой условий Парижского Трактата в 1871году, Россия вновь получила право создать полноценный военный флот на Черном Море.

Сразу же после снятия ограничений, Всероссийское Конституционное Собрание[1] постановило воссоздать военный флот на Черном Море, для чего предполагалось в 1872-1876 построить два крупных, мореходных броненосца. Возникли некоторые разногласия по поводу проекта: так, Адмиралтейство хотело построить два брустверно-башенных монитора по образцу английского HMS “Девастейшен”, в то время как Бюро Судостроения считало более подходящим типом большие быстроходные тараны, по образцу американского USS “Мискатоник”[2]. Окончательный проект, подготовленный в октябре 1871 года, объединял черты обеих проектов в корабле новой конструкции.

Конструкция:

 

Броненосцы типа "Князь Святослав": башенные тараны для Черного Моря

Броненосцы типа “Князь Святослав” имели полное водоизмещение около 8500 тонн. Построенные под явным влиянием французской и американской школы, они имели мощный завал бортов в верхней части, и огромный, выдающий вперед таранный нос. Предполагалось, что такая форма будет как способствовать защите корпуса при таранном ударе, так и улучшать всходимость на волну, повышая плавучесть носа корабля.

Корабли имели две дымовые трубы, три расположенные в диаметральной плоскости башни и две мачты с легкими наблюдательными марсами. Верхняя палуба их была столь узка, что основания башен делили ее на четыре не соединяющиеся части. В корме, борт был срезан до уровня средней палубы, чтобы уменьшить нагрузку.

Боевая рубка была, по американскому опыту, установлена на крыше носовой башни. Рубка удерживалась в неподвижном положении центральным стержнем, проходившим сквозь всю башню.

Вооружение:Броненосцы типа "Князь Святослав": башенные тараны для Черного Моря

Вооружение броненосцев типа “Князь Святослав” состояло из шести 305-миллиметровых нарезных орудий, созданных в 1868 году Обуховским заводом. Эти весьма мощные по меркам времени пушки перезаряжались с казеной части, и вели огонь тяжелыми Паллизеровскими снарядами, разрывными фугасными бомбами, шрапнелью и тяжелой вязаной картечью на дальность до 5 километров.

Орудия были установлены попарно в трех расположенных по длине корабля вращающихся башнях, спроектированных известным американским инженером Джеймсом Идсом. Башни эти имели паровые приводы, были высоко механизированы, и впервые в мировой практике имели подбашенное отделение в виде неподвижного броневого цилиндра, спускающегося вниз до броневой палубы корабля. Орудийная платформа располагалась на центральной опоре, проходившей внутри цилиндра. Сама же башня, лишенная пола, представляла не более чем вращающийся броневой экран для независимо вращающихся орудий.

По первоначальному проекту, корабль типа “Князь Святослав” не нес вспомогательного вооружения. Однако, в ходе постройки было решено переработать проект, оснастив броненосцы восемью 152-мм пушками, стоявшими открыто на средней палубе. Орудия стреляли через боковые порты и предназначались для поражения небронированных судов, незащищенных частей кораблей противника и обстрела побережья.

Противоминное вооружение броненосцев состояло из восьми 37-миллиметровых револьверных орудий Гочкисса. Орудия были смонтированы на крышах башен и на навесной палубе броненосцев.

Броневая защита:Броненосцы типа "Князь Святослав": башенные тараны для Черного Моря

Броневой пояс кораблей типа “Князь Святослав” тянулся вдоль всей ватерлинии, от штевня до штевня. Высота его не превышала 2,4 метра из которых около 0,5 метра при нормальной загрузке находилось под водой. Необычной деталью было то, что с целью повышения снарядостойкости, пояс был наклонен под углом около 30 градусов от вертикали.

Пояс был набран из двух рядов кованых железных плит; верхний ряд плит имел прямоугольную форму и толщину 400 миллиметров в центре корпуса и 350 миллиметров в оконечностях. Нижний ряд плит имел форму трапеции, и сужался к нижней кромке (располагавшейся ниже ватерлинии) до 300 миллиметров. Броневой пояс располагался на мощной подкладке из 680 миллиметров тика.

Палуба броненосцев опиралась на верхнюю кромку пояса. Она состояла из двух слоев 25 миллиметровых железных плит, перекрывающихся в шахматном порядке. В носовой части, палуба опускалась до ватерлинии и подкрепляла таранную оконечность, защищая нос от деформаций.

Броневые башни корабля были защищены двумя слоями 180 миллиметровых кованых железных плит. Изготовить сплошные выгнутые плиты большой толщины, промышленность Российской Империи еще не могла. Броневая рубка защищалась одним слоем 180 миллиметровых плит, усиленным накладкой четырех слоев 25 миллиметровых листов.

Силовая установка:

Броненосцы типа “Князь Святослав” были двухвинтовыми. В движение их приводили две вертикальные паровые машины двойного расширения, спроектированные в Петербурге. Пар обеспечивали шестнадцать котлов, размещенных двумя группами; полная мощность силовой установки составила 8500 л.с., а скорость на пробе – 14,5 узлов.

Запас хода был рассчитан на 4000 морских миль.

Служба:Броненосцы типа "Князь Святослав": башенные тараны для Черного Моря

Головной корабль серии, “Князь Святослав” вступил в строй 11 мая 1877 года, уже после начала русско-турецкой войны. Второй корабль, “Князь Олег”, задержался с постройкой и был готов только в августе 1877 года. Оба корабля, вместе с броненосным корветом “Витовт”[3], составили Практическую Эскадру Черноморского Флота. В начале войны, их основной задачей было прикрытие русских коммуникаций и защита черноморских портов. Так, 8 июня 1877, “Святослав” и “Витовт” вышли в море в связи с сообщением о появлении у Одессы трех турецких броненосных корветов, но турки отступили без боя. Позднее, в июле 1877, “Святослав” догнал и потопил турецкий винтовой корвет "Бейрут", захвативший три русские шхуны у Очакова.

В сентябре 1877 года, турецкий флот вознамерился преломить ход войны путем большой десантной операции, целью которой было восстановить турецкий контроль над Дунаем и рассечь коммуникации русской армии на Балканах. 14 сентября, сильный турецкий отряд в составе броненосных фрегатов “Мессудие”, “Османие”, “Махмудие”,  броненосных корветов “Ассари-Тефвик”, “Фетх-и-Буленд” и “Мукаддем Кхаир”, поддерживаемых винтовыми корветами и канонерками, появился в устье Дуная. Командование русского флота, немедленно извещенное по телеграфу, отдало приказ русским кораблям выйти из Севастополя и вступить в сражение.

Морское сражение произошло у острова Змеиный, 15-го сентября. Турецкая эскадра состояла из названных выше броненосцев; русская – из “Святослава”, “Олега”, “Витовта” , двухбашенного монитора “Крепость”, а также четырех быстроходных пароходов, снаряженных как тараны и вооруженных буксируемыми минами Макарова[4]. Завидев русский флот, турецкая эскадра выстроилась линией фронта, в то время как русская эскадра была построена двойным клином, с тремя броненосцами впереди.

Обе эскадры шли навстречу друг другу быстрым ходом[5]. С дистанции около двух километров турки открыли огонь погонными орудиями, на который русские не отвечали, пока не сблизились до одного километра. Затем русская эскадра резко повернула и атаковала фланг турецкой линии, давая сосредоточенные залпы с дистанции 500-800 метров. Ставший основной целью русских орудий, турецкий фрегат “Мессудие” не выдержал обстрела, и, с пробитой батареей и поврежденными машинами, был вынужден выйти из боя. Русские корабли, действуя согласованно, интенсивно маневрировали, уклоняясь от таранных атак турок (которые, в свою очередь, сами были вынуждены избегать тарана со стороны русских кораблей и пароходов) и давая сосредоточенные залпы. Турецкие капитаны, со своей стороны, действовали храбро, но недостаточно организованно; командующему Али-Паше пришлось даже на некоторое время вывести из боя “Османие”, “Махмудие” и “Мукаддем Кхаир”, чтобы организовать отряд броненосцев для дальнейших действий.

Броненосцы типа "Князь Святослав": башенные тараны для Черного Моря

Воспользовавшись передышкой, русские броненосцы окружили корвет “Ассари-Тефвик”, сильно его расстреляв и атаковав таранами и минами. Однако, корвету все же удалось уцелеть, благодаря своевременному приходу на помощь Али-Паши. Вновь сойдясь друг с другом, эскадры кружили, обмениваясь залпами, при этом русские таранные пароходы предприняли ряд храбрых атак (потеряв два корабля в процессе).

В ходе сражения, турецкий броненосный корвет “Фетх-и-Буленд” пытался несколько раз взять на абордаж монитор “Крепость”, но из-за слишком большого диаметра циркуляции никак не мог сойтись с ним вплотную, и, жестоко пострадавший от огня монитора, был вынужден в итоге ретироваться. Спущенные с него катера пытались еще раз абордировать монитор, но два из них были расстреляны орудиями “Крепости” и огнем морских стрелков с крыши башен, один налетел на выступающий борт монитора и разбился на куски и еще один, после часа безуспешных попыток, отказался от этого бессмысленного занятия и вернулся на свой корабль. Турецкое командование было очень недовольно бессмысленными действиями капитана “Фетх-и-Буленда”, так как “он мог бы и догадаться, что взять на абордаж паровой корабль не получится” и понизило его в звании.

Сражение завершилось с наступлением сумерек, без потерь в числе броненосцев у обеих сторон. Однако, сильно избитые турецкие корабли были вынуждены ретироваться в Стамбул, ибо их состояние не позволяло рисковать новой стычкой. Потери русских были умеренными, и в основном за счет храбро кидавшихся в атаку таранных пароходов; на броненосцах не было ни одного убитого. После этого, до конца войны русские броненосцы участвовали лишь в эпизодических стычках с турецкими кораблями.

После войны, оба броненосца составляли основу русского флота на Черном Море и Средиземном Море до середины 1880-ых, когда в строй начали вступать более совершенные корабли. В 1880-ом, “Князь Олег” стал первым русским броненосцем, воспользовавшимся правом свободного прохода проливов, даруемым Тулонским Трактатом 1878 года. Существенным переделкам корабли не подвергались; в 1881-1882 на них усилили вспомогательное вооружение и установили аппараты для пуска самодвижущихся мин. При этом “Князь Олег” получил два боковых аппарата для торпед Уайтхэда, а “Князь Святослав” два штевневых аппарата Уайтхэда и один поворотный аппарат Александровского в корме.

Броненосцы типа "Князь Святослав": башенные тараны для Черного Моря"Князь Олег" в Босфоре в 1885 году: снимок с управляемого аэростата.

К началу 1890-ых эти броненосцы уже явно устарели. Тем не менее, флот все еще считал их достаточно ценными для эксплуатации, по крайней мере, в качестве кораблей береговой обороны. “Князь Святослав” был переоборудован в 1894 со снятием центральной башни и установкой на ее месте каземата для восьми скорострельных орудий. “Князь Олег” модернизацию не проходил, и в 1892 был выведен в резерв.

 


[1] Всенародный парламент, созданный в 1868 по инициативе императора Александра II.

[2] Назван в честь сражения на реке Мискатоник, штат Массачуссетс, в 1815 году.

[3] Заложен в 1870 как “потайной пароход” – формально гражданское судно с усиленной конструкцией, которое в случае войны предполагалось быстро перестроить в казематный броненосец. Ввиду отмены Парижского Трактата в 1871, достроен как военный корабль.

[4] Так называемые “крылатые” мины, буксируемые за кормой корабля либо параллельно борту. Предназначались для повышения вероятности успешной таранной атаки, а также для защиты от неприятельского тарана.

[5] Ход русского флота, вероятно, не превышал 10 узлов из-за наличия в строю медлительного монитора.

Подписаться
Уведомить о
77 Комментариев
Старые
Новые Популярные
Межтекстовые Отзывы
Посмотреть все комментарии
Альтернативная История
Logo
Register New Account
Reset Password
Compare items
  • Total (0)
Compare