Броненосные крейсера типа «Цзинъюань»

0
0

ФЛОТ НА ПЕРЕПУТЬЕ

21 июня 1885 г., спустя две недели после окончательного завершения неудачной войны с Францией, цинский двор издал меморандум о необходимости укрепления морской обороны империи. Этот документ впервые в новой китайской истории признавал за флотом самостоятельное и весьма важно значение. Авторы меморандума сделали немало правильных выводов из проигранной кампании: отмечалось отсутствие единого командования ВМС в масштабах страны, растянутость коммуникаций, отсутствие взаимодействия с сухопутными войсками, а самое главное – слабость боевого состава флота. В документе указывалось, что поскольку основные потери в столкновении с французами понесла эскадра провинции Фуцзянь, первоочередной задачей уцелевших соединений становится защита оголенного Формозского пролива, Пескадорских островов и Тайваня – именно этот сектор китайского побережья составлял зону ответственности злосчастной Фуцзяньской эскадры. В итоговой части документа региональным деятелям империи, имеющим в распоряжении военные корабли европейского типа, предлагалось внести соответствующие предложения.

Одним из первых, кто исполнил августейшую волю, был наместник провинций Чжили и Шаньдун «вице-король» Ли Хунчжан. В немалой степени усердие сановника было продиктовано опасением. Его любимый Бэйянский (Северный) флот выгодно смотрелся в сравнении с Наньянским и Гуандунским, а значит, был в глазах двора первым кандидатом на «распил». Осенью 1884 г., после разгрома фуцзяньцев на Мавэйском рейде, Ли уже сталкивался с требованием предоставить лучшие корабли – рэнделовские крейсера «Чаоюн» и «Янвэй» – для экспедиции по деблокированию Тайваня. Справедливо полагая, что корейское направление вскоре станет главным во внешней политике Китая, Ли Хунчжан попытался избежать ослабления сил Севера. Однако в ответ на его доводы Пекин принял еще более неудобное решение: заменить «Чаоюн» и «Янвэй» устаревшими композитными кораблями из состава Наньянского (Южного) флота. Даже в случае благополучного исхода встречи с французскими кораблями, возвращения крейсеров можно было ждать очень долго – такова была обычная практика в отношениях полунезависимых провинциальных наместников. Хитрость помогла Ли Хунчжану вернуть корабли и сохранить репутацию, однако в этот раз двор действовал гораздо решительнее. Тем не менее вице-король Севера мог использовать в своих интересах любую ситуацию. В представленном им докладе указывалось на дороговизну строительства крупных броненосцев и предлагалось заказать взамен их шесть бронепалубных крейсеров типа «Цзинъюань». С этим кораблем, находившимся на пути в Китай, были связаны особые надежды Ли Хунчжана. Несмотря на наличие определенных недостатков, «Цзинъюань» превосходил устаревшую пару «Чаоюн»-«Янвэй». И если нехватка личных средств вынудила Ли Хунчжана отменить заказ второго бронепалубного крейсера, то теперь он почувствовал возможность воспользоваться средствами имперской казны – заполучить готовый корабль для опытного интригана было уже «делом техники».

4 августа 1885 г. Пекин одобрил заказ за границей четырех кораблей типа «Цзинъюань». В телеграмме двора выражалось согласие финансировать сделку и предлагалось начать переговоры с подрядчиками в Великобритании и Германии. Сам Ли Хунчжан не собирался обращаться к англичанам, однако его бывшие партнеры Армстронг и Митчелл решили обойтись без вице-короля. Не ограничиваясь помощью главного инспектора китайских морских таможен Роберта Харта, они задействовали для продвижения своего бренда такую мощную силу, как британское посольство в Пекине. Поскольку Форин Офис также беспокоил альянс Ли Хунчжана с немцами, дипломаты получили приказ всячески содействовать успеху британских кораблестроителей на китайском рынке. Вскоре влиятельные лица из окружения императора ощутили личную заинтересованность в делах Армстронга – именно так китайский историк Чэнь Юэ объясняет требование двора строить корабли не только в Германии, но и в Великобритании. По другой версии это был сознательный выбор, обусловленный желанием Китая сравнить достоинства и недостатки судостроительных школ двух европейских стран.

Получив депешу из Пекина, Ли Хунчжан в тот же день обратился к цинским посланникам в Берлине и Лондоне – Сюй Цзинчэну и Цзэн Цзицзэ. В послании к первому он ограничился требованием заказать фирме «Вулкан» два корабля типа «Цзинъюань», уточнив лишь то, что скорость крейсера не должна быть менее 16 узлов. Цзэн Цзицзэ получил гораздо более подробные указания. Вице-король требовал, чтобы крейсера, заказываемые в Великобритании, строились по германским чертежам, несли германскую броню и вооружались только германским оружием (включая минное). Цинский посол при дворе королевы Виктории представлял собой не менее яркую личность, чем сам Ли Хунчжан. Именно этот дипломат в 1881 г. блестяще проявил себя в Санкт-Петербурге, сумев с выгодой для Китая разрешить многолетний Илийский кризис [1].

Броненосные крейсера типа «Цзинъюань»

Броненосные крейсера типа «Цзинъюань»

Ознакомившись с требованиями Ли Хунчжана, Цзэн немедленно пришел к заключению о нецелесообразности заказа немецкого крейсера на английской верфи – причем не только по политическим, но и по чисто техническим причинам. В конце июля 1885 г. посланник получил извещение о том, что ему на смену направлен другой дипломат – Лю Жуйфэн. Понимая, что времени остается в обрез, Цзэн решил действовать через голову Ли Хунчжана и уже 15 августа 1885 г. направил в Цзунли ямынь (цинский МИД) доклад о недостатках «Цзиюаня». Ссылаясь на мнение британских инженеров и командира броненосца «Динъюань» Лю Бучаня, посол рекомендовал отложить вопрос о продолжении строительства крейсеров типа «Цзинъюань» до получения результатов службы головного корабля. Как и следовало ожидать, Ли Хунчжан был очень недоволен. Упирая на то, что суда прибудут только через 2 месяца, наместник требовал незамедлительного заключения контрактов. Цзэн Цзицзэ продолжал стоять на своем, ссылаясь на заключение британских морских офицеров и кораблестроителей:

«Цзинъюань» именуется скоростным кораблем, но на деле тихоходен; несет броню, но не выдержит удара».

В конце концов Ли Хунчжан согласился с тем, что фирма «Вулкан», сконструировавшая и построившая «Цзинъюань», должна переработать проект. Затем, по мысли вице-короля, заказ на два из четырех крейсеров по новому проекту следовало отдать британцам. К тому времени Сюй Цзинчэн уже провел переговоры с «Вулканом», который живо заинтересовался новым китайским заказом.

Главный инженер фирмы Рудольф Хаак оперативно представил посланнику два варианта исполнения заказа. Первый представлял собой простую доработку проекта крейсера «Цзинъюань».

Броневую палубу предлагалась поднять на 13 см – таким образом ее бортовые скосы оказывались выше ватерлинии, а полезный объем подпалубных помещений увеличивался.

Длину крейсера предлагалось увеличить на 2,5 м, а ширину – на 30 см.

Благодаря этому увеличивалась вместимость угольных ям, но осадка также возрастала на 15 см. На ходовых качествах корабля все эти переделки не отражались: проектная скорость оставалась на уровне 16 узлов. Заявленная стоимость постройки подобного корабля составляла 3 млн.марок.

Альтернативный проект заслуживал более пристального внимания. Он подразумевал строительство совершенно нового корабля с увеличенным водоизмещением (2900 т против 2355 т у «Цзиюаня») и принципиально иной схемой бронирования. Все жизненно важные элементы крейсера прикрывались броневым поясом толщиной от 130 до 230 мм, тянущимся вдоль ватерлинии. Его дополняли броневые траверзы и палуба, толщина которой на скосах достигала 76 мм. По степени защищенности крейсер нового проекта приближался к новым китайским броненосцам. При этом корабль должен был брать на борт не менее 300 т угля и выполнять задачи, присущие именно крейсеру. Реализацию нового проекта «Вулкан» оценил в 2 млн 950 тыс. марок.

Держась в курсе последних судостроительных инноваций конца XIX в., «Вулкан» предложил Китаю проект броненосного крейсера. Корабли этого класса начали появляться в европейских флотах всего за 10 лет до начала нового витка цинского военно-морского строительства. Ли Хунчжан, обычно с энтузиазмом воспринимавший западные технические новинки, на этот раз отдал предпочтение первому из немецких проектов. Сюй Цзинчэн получил предписание заключить с «Вулканом» сделку на строительство двух модернизированных крейсеров по образцу «Цзиюаня». Исполнив пожелание сановника, посол уже 18 сентября 1885 г. подписал с фирмой соответствующий контракт. Первый корабль оценивался в 3 млн марок и должен был быть готов к 20 января 1887 г. Второй штеттинские корабелы брались построить к 20 апреля того же года, при этом заказчик получал скидку в размере 60 тыс. марок. Расчеты с подрядчиком были поручены гонконгскому банку «Жуйфэн», причем первый из трех траншей был переведен на счета «Вулкана» уже 26 сентября 1885 г.[2]. Интересно, что средства для расчетов не только с немецкими, но и с британскими судостроителями поступали из доходов морских таможен провинций Цзянсу, Чжэцзян и Фуцзянь, львиную долю которых обеспечивало обложение ввозимого в Китай индийского опиума. Для участия в строительстве в распоряжение Сюй Цзинчэна были направлены инженеры Фучжоуского адмиралтейства Чэнь Хэцин, Цю Гоань и Цзэн Цзунъин [3].

Едва вернувшись в Китай, Цзэн Цзицзэ стал помощником главы морского ведомства и одновременно получил высокий пост в министерстве финансов. Бывший посланник в Лондоне так активно противодействовал планам вице-короля, что Ли Хунчжану пришлось пойти на компромисс: оставшиеся два крейсера должны были проектироваться британцами, однако артиллерию главного калибра для них должна была поставить фирма Круппа за 44 тыс. марок. В октябре 1885 г. заказ достался Армстронгу, построившему два бронепалубных крейсера по проекту Уильяма Уайта.

Тем временем в судьбе двух кораблей, заложенных в Штеттине, грянули новые перемены. 15 октября 1885 г. глава только что учрежденного морского ведомства Цинской империи (кит. Цзунли хайцзюнь шиу ямэнь) великий князь Чунь получил два анонимных послания из-за границы. В письмах содержалась резкая критика крейсера «Цзинъюань» и бывшего посла в Берлине Ли Фэнбао, надзиравшего за постройкой этого корабля. Можно предположить, что анонимки были заброшены по инициативе Цзэн Цзицзэ, а их доставку адресату взял на себя кто-то из придворных недоброжелателей вице-короля. Как бы то ни было, великий князь Чунь – отец императора Гуансюя и непосредственный начальник Ли Хунчжана в военно-морских делах – был сильно обескуражен. Одним из первых его приказов по ведомству стало распоряжение о приостановке строительства систер-шипов «Цзинъюаня», изданное 16 октября. Так как первая часть контрактной суммы уже поступила на счет германской верфи, требовалось срочно принять окончательное решение. Далекий от реальной компетенции морской министр не решился взвалить на себя такую ответственность и вынес вопрос на рассмотрение фактической правительницы Китая – вдовствующей императрицы Цыси. Последняя была глубоко равнодушна к флоту, но никогда не упускала возможности осадить чрезмерно вознесшегося сановника – в данном случае таковым выступал Ли Хунчжан. «Цзинъюань» прибыл в порт Дагу 31 октября 1885 г., но еще до этого стало совершенно ясно, что крейсер в серию не пойдет.

Ли Хунчжану ничего не оставалось, как согласиться на строительство «Вулканом» броненосных крейсеров – иначе императрица чего доброго могла сократить и без того урезанное финансирование проекта. Интересно, что в книге Лоуренса Сондхауса вынужденное решение Ли Хунчжана преподносится, как свидетельство отсутствия влияния в Китае идей «молодой школы». Между тем главный вдохновитель цинской судостроительной программы вовсе не был фанатиком брони. В случае с крейсерами наместник по-прежнему придерживался иного взгляда: в одном из писем к Цзэн Цзицзэ в конце 1885 г. вице-король высказался в пользу небронированных мелкосидящих кораблей, развивающих высокую скорость и вооруженных минными аппаратами.

Разнотипность заказанных кораблей немедленно стала объектом критики. Сюй Цзинчэн и Цзэн Цзицзэ сразу же высказались на эту тему в своих донесениях, при этом каждый из послов возложил ответственность на другого. Пекинский двор не стал искать виноватых, мягко рассудив, что «флот только формируется и нуждается в судах обоих типов». Для британцев и немцев параллельный китайский заказ стал возможностью продемонстрировать собственное превосходство. Между корабелами двух стран немедленно развернулось ожесточенное соперничество, выходящее за рамки обычной конкуренции и активно подогревавшееся прессой. Германский посол в Пекине Максимилиан фон Брандт в срочной депеше указывал на политический эффект сделки и заклинал правительство взять исполнение китайского заказа под государственный контроль. Такая ситуация была, безусловно, на руку китайцам, традиционно стремившимся играть на противоречиях различных сил Запада. Китайские миссии в Берлине и Лондоне вели активную переписку, оперативно обменивались информацией и старались «выжать» из подрядчика дополнительные льготы. Так, Сюй Цзинчэн ссылался на обязательства Армстронга и требовал от «Вулкана» увеличения контрактной скорости крейсеров с 16 до 18 узлов. Хаак объяснял, что его корабли несут больше брони и потому заведомо тихоходнее. В конце концов немецкий инженер предложил повысить проектную мощность крейсеров, что требовало увеличения основных размерений и вело к удорожанию строительства. Ограниченный рамками финансирования Сюй снял требование и после незначительных согласований детальный проект был наконец утвержден в феврале 1886 г. Общая стоимость работ «Вулкана» была оценена в 1 млн 739 тыс. серебряных лян против 1 млн 697 тыс. у Армстронга: разница объяснялась большей площадью бронирования.

Если в случае с броненосцами и «Цзиюнъанем» Сюй Цзинчэну приходилось доделывать работу своего предшественника Ли Фэнбао, то строительство новых крейсеров курировалось им от начала и до конца. Деятельность подрядчика посол держал под неусыпным контролем: за несколько месяцев, проведенных в Германии, Сюй Цзинчэн составил о «Вулкане» нелестное мнение. В одном из писем Ли Хунчжану он писал:

«[Фирма] не имеет достаточного опыта, не работает над улучшением качества, а ее ответственные лица неохотно признают недостатки».

Тем не менее, приехав в Штеттин в мае 1886 г., посланник застал строительство новых кораблей в разгаре. Набор первого из крейсеров был полностью сформирован, первые поясfя обшивки днища также заняли свое место. Второй был готов на уровне набора и лишь незначительно отставал от своего собрата. Фуцзяньские инженеры тщательно следили за ходом работ и качеством материалов, не высказав в докладах посланнику никаких серьезных претензий. «Вулкан» постарался не ударить в грязь лицом, поэтому спуск на воду, достройка и вооружение крейсеров прошли без помех. Головной корабль сошел на воду в начале декабря 1886 г. и вышел на заводские испытания 3 января 1887 г. Второй крейсер спустили 1 марта 1887 г. и подготовили к испытаниям уже через 25 дней.

ОСОБЕННОСТИ КОНСТРУКЦИИ

Крейсера, получившие в октябре 1886 г. китайские названия «Цзинъюань» («Несущий закон») и «Лайюань» («Несущий усердие»), стали первыми броненосными крейсерами германской постройки. Они представляли собой относительно небольшие корабли водоизмещением 2900 т, длиной 82,4 м, шириной 11,9 м. Из-за особенностей распределения нагрузки имел место небольшой дифферент на корму: при загрузке более 250 т угля нос уходил в воду на 4,72 м, тогда как осадка кормовой части составляла 5,11 м. Крейсера строились из стали по отработанной «Вулканом» бракетной схеме и разделялись на 60 (по другим данным – 66) водонепроницаемых отсеков. Повышению живучести кораблей способствовали двойное дно, тянувшееся на две трети длины корпуса, а также наличие бортовых коффердамов с заполнением из пробки. Палубе была придана некоторая седловатость, однако высокий фальшборт в средней части корпуса делал ее незаметной. Характерными чертами силуэта новых кораблей были массивный таранный форштевень, две широко расставленные дымовые трубы, установленная за ними единственная стальная мачта с боевым марсом и корма крейсерского типа. Еще одной особенностью облика крейсеров был заметный завал бортов внутрь в средней части корпуса. Помимо бронированных боевых рубок суда имели только легкие надстройки – два мостика (главный и кормовой) и деревянную ходовую рубку позади боевой.

Броненосные крейсера типа «Цзинъюань»

На уровне ватерлинии корпус защищался броневым поясом шириной 1,8 м и толщиной 230 (по другим данным – 240) мм. В оконечностях и у нижней кромки толщина пояса уменьшалась до 130 мм. Два броневых траверза толщиной 170 мм превращали среднюю часть корпуса обоих судов в цитадель по типу броненосцев. Сверху ее защищала броневая палуба, имевшая толщину 37, а на скосах – 76 мм. Общая длина защищенной части корпуса составляла 42 м.

Позиция орудий главного калибра находилась в носовой части и была заключена в барбет грушевидной формы со стенками из 203-мм броневых плит. Барбет прикрывался бронеколпаком толщиной 37 мм, открытым в задней части, а элеваторы подачи боеприпасов были заключены в бронированную трубу с толщиной стенок 40 мм. Располагавшаяся за барбетом боевая рубка была защищена 150-мм броней. Наконец, имеются указания, что площадка 37-мм револьверной пушки на марсе также защищалась противопульной броней, однако ее характеристики неизвестны.

Броненосные крейсера типа «Цзинъюань»

Создатель крейсеров Р. Хаак считал, что они не могут противостоять тяжелым кораблям, однако в достаточной мере защищены от огня судов равноценного класса.

Силовая установка включала четыре цилиндрических котла весом 38 т каждый, с длиной основания 5,5 м и суммарной площадью нагрева около 900 м². Они располагались в двух котельных отделениях и вырабатывали пар для двух горизонтальных компаунд-машин общей мощностью 3400 л.с., имевших цилиндры диаметром 85, 115 и 169 см с рабочим ходом поршня 75 см. Рабочее давление составляло 10 кг/см2. Машины вращали два бронзовых винта диаметром 4 м каждый. Рудольф Хаак в своей статье, посвященной крейсерам, указывал, что при искусственной тяге мощность достигала 4400 л.с., однако средняя скорость крейсеров на испытаниях в Эккернфёрдской бухте оказалась не слишком велика – 15,5 узлов у «Цзинъюаня» и 15,75 узлов у «Лайюаня». При этом сообщается, что мощность машин последнего достигла даже 5700 л.с..

Техническая оснащенность новых кораблей была весьма передовой для своего времени. Управление осуществлялось с помощью паровой рулевой машины, а в случае поломки последней – не только вручную, но и с помощью гидравлических механизмов [4]. Гидравлика также применялась для горизонтального наведения орудий главного калибра, подачи боеприпасов и спуска на воду паровых катеров – для этого предусматривались две грузовые стрелы с опорой на мачту. Бортовая электросеть каждого корабля включала 250 электроламп и 2 прожектора мощностью 40 тыс. свечей каждый. Последние были установлены в районе главного мостика. Ток вырабатывался двумя динамо-машинами с паровым приводом. Трюмное оборудование включало центробежные воздушные насосы и аварийную водоотливную помпу производительностью 120 т/ч. Для питания вспомогательных механизмов предназначался отдельный котел. Вместимость угольных ям значительно увеличилась по сравнению с крейсером «Цзинъюань» и составляла 325 т (полная – 350 т). Каждый крейсер брал на борт запас пресной воды на 10 суток и продовольствия – на 25.

Основное вооружение кораблей составляли 210-мм орудия Круппа образца 1880 г. с длиной ствола 35 калибров. Они были абсолютно идентичны тем, что состояли на вооружении крейсера «Цзинъюань», и также представляли собой спаренную установку, смонтированную в барбете в носовой части судна. Угол обстрела составлял 270°, подача боеприпасов и горизонтальное наведение были механизированы, но в случае необходимости последняя операция могла выполняться расчетом из 8 человек вручную. Журнал «Морской сборник» в ноябре 1894 г. назвал корабли «барбетными крейсерами». Утверждения о наличии на крейсерах типа «Цзинъюань» башенных установок главного калибра являются ошибкой.

Броненосные крейсера типа «Цзинъюань»

Средняя артиллерия была представлена двумя 150-мм орудиями Круппа образца 1880 г. – длина их стволов также составляла 35 калибров, а позиции располагались на спонсонах побортно. Угол обстрела каждого орудия составлял 180°, наводка осуществлялась вручную, а прислуга защищалась наклонным щитом толщиной 37 мм [5]. Боекомплект орудий главного и среднего калибров составлял 50 снарядов на ствол, что никак нельзя признать достаточным.

Поскольку вся носовая часть крейсеров находилась в зоне действия собственных тяжелых орудий, вся противоминная артиллерия оказалась сосредоточена в корме и на площадке боевого марса. Данные о ее составе противоречивы. Наиболее распространено мнение о том, что крейсера несли по два 47-мм скорострельных орудия и по пять 37-мм револьверных пушек Гочкиса. Хаак писал о семи револьверных пушках. Китайские источники сообщают о более внушительном вооружении, состоявшем как минимум из трех скорострелок Гочкиса (две 47-мм и одна 40-мм), а также пяти 37-мм револьверных пушек. Более того, имеются сведения о двух дополнительных 75-мм орудиях Круппа – все эти разноречивые данные отражают реальную пестроту вооружения китайских кораблей конца XIX в. В случае с 75-миллиметровками речь может идти о неких пушках устаревшего образца. Известно, например, что их предшественник – крейсер «Цзинъюань» – вскоре после прибытия в Китай получил четыре бронзовых орудия калибра 70 мм, изготовленных на одном из казенных оружейных заводов.

В процессе строительства Сюй Цзинчэн предлагал установить в корме каждого крейсера по дополнительному 150-мм орудию. Это не удалось сделать, поскольку в кормовой части располагались каюты и столовая комсостава, мешавшие дополнительному подкреплению палубы. К тому же погреба 150-мм снарядов находились в средней части корпуса, что создавало трудности с боепитанием кормового орудия. Незадолго до начала конфликта с Японией в Вэйхайвэе были получены пять 120-мм скорострельных орудий производства Цзяннаньского арсенала. Два из них сразу же попытались установить на кормовых позициях броненосных крейсеров. Как и в случае со 150-мм орудиями, из этой затеи ничего не вышло.

Минное вооружение каждого крейсера включало четыре аппарата Шварцкопфа калибра 350 мм. Две трубы располагались в штевнях, при этом носовой был подводным, а кормовой – надводным. Носовой аппарат находился на уровне тарана, однако Р. Хаак подчеркивал, что «труба» не мешает применению последнего. Еще два аппарата были установлены побортно и вели огонь по курсу корабля под углом 45° к диаметральной плоскости. Чэнь Юэ утверждает, что они были установлены в районе мачты, однако на известных изображениях кораблей крышка бортового аппарата просматривается только в одном случае. Для зарядки торпед и аппаратов сжатым воздухом имелись два воздушных компрессора.

Каждый крейсер имел два стальных паровых катера, два рабочих баркаса и два разъездных яла. Последние подвешивались на шлюпбалках в кормовой части, остальные шлюпки устанавливались на рострах вокруг мачты, в зоне действия грузовых стрел.

Броненосные крейсера типа «Цзинъюань»

На момент прихода кораблей в Китай экипаж крейсера «Цзинъюань» состоял из 202 человек, включая 7 строевых офицеров, 10 механиков (в т.ч. 3 германских инженеров), 1 инструктора минного дела, 1 инструктора артиллерийского дела и 183 нижних чина. За время службы численность экипажа обоих кораблей варьировалась, что можно объяснить ротацией личного состава и прикомандированием дополнительных специалистов.

Броненосные крейсера типа «Цзинъюань»

ИСТОРИЯ СЛУЖБЫ

15 января 1887 г. германский посол в Пекине обратился к Ли Хунчжану с настоятельной просьбой укомплектовать крейсера штеттинской постройки перегонными экипажами, состоящими исключительно из немецких моряков. Желание М. фон Брандта объяснялось опять-таки боязнью осрамиться перед англичанами: любой прокол, допущенный китайской командой во время долгого океанского перехода, был бы использован британской прессой как повод для выпадов в адрес Германии. Вице-король обоснованно отверг притязания дипломата. К началу 1887 г. цинский флот не только располагал высокопрофессиональными кадрами, но и успел накопить опыт перегона боевых кораблей из Европы собственными силами. Так, в начале 1881 г. более 200 китайских моряков на гражданских судах были доставлены в британский Ньюкасл, где составили команды крейсеров «Чаоюн» и «Янвэй». Эти корабли, построенные на верфи Ч. Митчелла при участии фирмы У. Армстронга, успешно совершили трехмесячный переход в Китай. Командовали крейсерами китайские же офицеры, а общее руководство операцией было возложено на командующего Бэйянским флотом адмирала Дин Жучана. Он же осуществлял подготовку к приему новых кораблей. По приказу командующего были сформированы четыре экипажа во главе с опытными китайскими офицерами. Командиром крейсера «Цзинъюань» стал Линь Юншэн, «Лайюаня» – Цю Баожэнь.

Броненосные крейсера типа «Цзинъюань»

Общее командование перегоном новых кораблей осуществлял британский советник Бэйянского флота Уильям М. Лэнг. В связи с этим Сюй Цзинчэн получил указание направить крейсера немецкой постройки в Великобританию. От Штеттина до Портсмута корабли дошли с немецкими командами на борту, а в точке рандеву были переданы китайским морякам и подняли военно-морские флаги Цинской империи. 12 сентября 1887 г. отряд покинул берега Англии, при этом «Лайюань» вел на буксире миноносец «Цзои», построенный фирмой Ярроу по китайскому заказу. Плавание проходило без помех – уже 28 ноября эскадра достигла Гонконга, а 1 декабря перешла в Сямэнь (Амой). Там новые корабли встречал сам адмирал Дин Жучан во главе основных сил Бэйянского флота. Под его командованием находились броненосцы «Динъюань» и «Чжэньюань», крейсера «Цзинъюань», «Чаоюн», «Янвэй», «Канцзи» и «Вэйюань», а также крейсер Наньянского (Южного) флота «Чэньхан». Несколько дней спустя флот пришел в Шанхай, где Бэйянский флот был впервые представлен китайской и иностранной общественности. Завершившие океанский переход новые крейсера были поставлены на докование. При этом корабли были открыты для посещения китайским чиновникам, любопытствующим иностранцам и представителям прессы.

Укрепление Бэйянского флота вызывало горячий интерес стран, чьи интересы фокусировались в зоне его действия. Россия, не без основания видевшая в китайских кораблях угрозу безопасности своих дальневосточных территорий, внимательно следила за судьбой германских и британских заказов Ли Хунчжана. Стоило «Вулкану» окончательно определиться с характеристиками новых китайских крейсеров, как подробная информация о них появилась в майском номере «Морского сборника» за 1886 г. Отсутствие единого определения класса броненосных крейсеров привело к тому, что «Цзинъюань» и «Лайюань» оказались отнесены корреспондентом русского журнала к броненосцам. Впоследствии эту ошибку нередко повторял не только «Морской сборник», но и некоторые европейские морские издания. Корреспондент шанхайской английской газеты «Норт Чайна Геральд», побывавший на борту «Цзинъюаня», более верно назвал корабль «крейсером с броневым поясом» (англ. belted cruiser). Вскоре все вновь прибывшие корабли сменили заводской серый цвет на принятую в китайском флоте викторианскую окраску.

Очередное пополнение сделало Цинскую империю обладательницей мощнейшей военно-морской группировки во всей Восточной Азии. Еще 16 мая 1886 г. адмирал Дин Жучан во главе отряда из двух кораблей посетил о-ва Комундо (Порт Гамильтон) у южного побережья Кореи. За год до этого они были заняты британским флотом на случай конфликта с Россией. В феврале 1887 г., во многом под впечатлением от новых китайских броненосцев, Лондон свернул присутствие своих ВМС на островах. Япония, издавна имевшая свои интересы на Корейском полуострове, пыталась противопоставить бэйянской броне тяжелые орудия построенного во Франции крейсера «Унэби». Эта попытка провалилась: на переходе между Сингапуром и Иокогамой корабль бесследно исчез где-то в Южно-Китайском море [6].

Россия, формально имевшая на Тихом океане два соединения боевых кораблей, в 1886 г. могла выставить только один крейсер, реально сопоставимый с бэйянскими. Визит во Владивосток, предпринятый Дин Жучаном в июле 1886 г., заставил творцов российской азиатской политики в срочном порядке отказаться от планов использования порта Лазарева (Вонсан) на восточном побережье Кореи. В то же время флотское начальство поставило перед правительством вопрос о срочном усилении эскадры Тихого океана. Интересно, что цинских сановников в не меньшей степени пугала перспектива переброски балтийских кораблей к берегам Китая. По выражению русского посланника в Пекине Алексея Кумани, информация агентства Рейтер о предстоящем плавании русских крейсеров вызвала у Цзэн Цзицзэ «смущенное любопытство». В начале февраля 1887 г. посланник нанес помощнику морского министра визит, в ходе которого обвинил журналистов в извращении фактов и отнес возможное увеличение русской эскадры на два-три вымпела к 

«необходимости проверки качеств новых судов и упражнения экипажей в дальних походах». 

Хотя собеседники 

«распростились несколько приязненнее прежнего», 

умный Цзэн не поверил утверждениям Кумани.

В течение следующих двух лет в состав Сибирской флотилии вошли четыре новые канонерки, а во Владивостоке полным ходом шло строительство крепости. В 1889 г. Ли Хунчжан и Цзэн Цзицзэ, вставший во главе цинского МИДа, решили повторить демонстрацию Бэйянского флота в водах соседней державы. На этот раз визит должен был носить более мирный характер: в состав эскадры включили всего четыре корабля, разделив их на два отряда.

Из новых судов во Владивосток решили направить оба броненосных крейсера германской постройки. Вечером 16 июля в бухте Золотой Рог появился «Лайюань» под флагом адмирала Дин Жучана, сопровождаемый учебным крейсером минного отряда Бэйянского флота «Канцзи». На этот раз русским было что показать «вероятному противнику»: на рейде красовался новейший броненосный крейсер «Адмирал Нахимов», а на батареях мыса Голдобина все было готово к подъему флага новой морской крепости. Тем не менее, гостям было оказано подчеркнутое внимание. Поскольку чин и должность китайского командующего соответствовали рангу полного адмирала, начальник эскадры Тихого океана вице-адмирал В.П. Шмидт и командир Владивостокского порта контр-адмирал П.И. Ермолаев утром 17 июля первыми явились с визитом на борт «Лайюаня». Когда вечером того же дня Дин Жучан прибыл на русский крейсер, его встречали залпы салюта, почетный караул и оркестр, исполнивший китайский гимн. Будучи «хозяином» гавани, П.И. Ермолаев предложил китайским морякам помощь местного адмиралтейства [7]. Предписанный этикетом прием на квартире командира порта пришлось отложить: в апартаментах контр-адмирала шел ремонт. Только 20 июля П.И. Ермолаев смог прибыть на «Лайюань» с приглашением, а сам раут состоялся в тот же день в 3 часа пополудни. Дин Жучана и У. Лэнга вновь встречал оркестр, а также цветы и легкое угощение на террасе. Прощаясь, китайский адмирал посетовал на невозможность задержаться во Владивостоке для празднования тезоименитства императрицы Марии Федоровны и обещал заглянуть через год. Командующий русской эскадрой на встрече не присутствовал. В.П. Шмидт скрыл от китайцев неприятность, постигшую крейсер «Адмирал Нахимов» за несколько дней до их прихода. У входа в Амурский залив корабль задел подводную скалу, что вынудило команду срочно заканчивать программу учений и готовиться к ремонту в Нагасаки. Зато В.П. Шмидт смог принять офицеров второго китайского отряда, посетившего Владивосток 24 июля, – они были в полном составе приглашены на завтрак по случаю именин Государыни. В состав отряда входили «Цзинъюань» и учебный крейсер «Вэйюань» – их командиры Линь Юншэн и Линь Инци поддерживали беседу на английском и произносили приличествующие случаю тосты. 26 июля китайские корабли покинули Владивосток. В современном российском сетевом пространстве можно встретить утверждения о том, что в 1889 г. китайцы вели 

«демонстративные промеры глубин»

в акватории владивостокской гавани. Материалы местной печати того времени, подробно освещавшей визит, не содержат упоминаний о подобных инцидентах.

Посещение Владивостока в 1889 г. послужило прологом долгой череды заграничных плаваний, начатых Бэйянским флотом и продолжавшихся вплоть до начала Японско-китайской войны 1894-1895 гг. «Цзинъюань» и «Лайюань» принимали активное участие во всех этих походах. В декабре 1889 г. корабли отправились на юг: вояж продолжался до мая 1890 г. и сопровождался посещением Гонконга, Манилы, Сайгона и Сингапура. В 1891 г. крейсера побывали в Нагасаки и участвовали в больших учениях цинских ВМС. Весной 1894 г. оба крейсера сопровождали броненосец «Динъюань» при выполнении дипломатической миссии в Пенанге и Малакке, где моряки обеспечивали учреждение китайских консульств. На обратном пути «Лайюань» снова посетил Сингапур, где обменялся салютом с крейсером «Адмирал Нахимов». В начале мая 1894 г. все крупные корабли Бэйянского флота участвовали в последних предвоенных маневрах, проводившихся в заливе Талиенван (Даляньвань) на Ляодунском полуострове. Судьбе было угодно и здесь свести китайские крейсера с «Нахимовым», офицеры которого внимательно наблюдали за ходом учений. Интересно, что в своем рапорте командир русского корабля капитана I ранга В.М. Лавров без колебаний отнес «Цзинъюань» и «Лайюань» к классу броненосных крейсеров. После учений на «Нахимове» вновь принимали адмирала Дин Жучана.

Броненосные крейсера типа «Цзинъюань»

Броненосные крейсера типа «Цзинъюань»

По состоянию на 1889 г. содержание каждого из броненосных крейсеров обходилось в 550 серебряных лян в месяц. Жалованье командиров кораблей составляло 1296 лян в год, еще 1944 ляна выплачивалось за участие в кампаниях. Размер жалованья остальных офицеров, в зависимости от чина, колебался от 96 до 1056 лян в год. Нижние чины получали от 3 до 24 лян в месяц (самыми высокооплачиваемыми были старшины минно-торпедной части).

Главным событием недолгой службы крейсеров стало сражение при устье реки Ялу 17 сентября 1894 г. На первом этапе битвы, начавшейся в 12.50, крейсера действовали на флангах китайского боевого построения: «Лайюань» в паре с бронепалубным эльсвикским крейсером «Цзинъюань» составлял основные силы правого крыла, а его систершип в паре с крейсером «Чжиюань» находился на левом крыле [8].

Хотя во время майских маневров 1894 г. Бэйянский флот продемонстрировал неплохую сплаванность, в боевой обстановке его порядки быстро смешались. Кроме того, главные силы японского Соединенного флота обладали преимуществом в скорости. Позднее Р. Хаак отмечал, что износ котлов привел к сильному ухудшению скоростных качеств китайских броненосных крейсеров. «Летучий отряд» японцев стал наседать на правый фланг китайского фронта, тогда как бронепалубные крейсера типа «Мацусима» быстро вышли из-под огня бэйянских броненосцев. В результате огонь самых мощных кораблей адмирала Дин Жучана оказался направлен против слабейших японских судов – броненосного корвета «Хиэй» и штабного корабля «Сайкё-мару». Против них действовали флагманский броненосец «Динъюань» и поддержавший его броненосный крейсер «Цзинъюань».

Китайский историк Чэнь Юэ утверждает, что за 5 минут боя «Хиэй» выпустил по «Цзинъюаню» 1500 снарядов из трех скорострельных орудий. В свою очередь «Цзинъюань» якобы выпустил по корвету 2 торпеды – сначала из кормового, а затем и из бортового аппаратов. Чэнь Юэ называет это «первой торпедной атакой в истории китайского флота», а ее неудачу объясняет невозможностью точного наведения «труб». Кроме того, «Хиэй» получил от «Цзинъюаня» как минимум одно попадание в среднюю часть корпуса. В 13.55 «Хиэй» загорелся.

Между тем «Лайюань», «Чжиюань» и устаревший крейсер «Гуанцзя», не интересуясь судьбой флагмана, упорно обстреливали небольшую канонерку «Акаги». Как следствие, этот кораблик водоизмещением 600 т понес не менее тяжелые потери, чем «Мацусима» – флагманский крейсер адмирала Ито Сукэюки. Получив несколько попаданий с дистанции 800 м, «Акаги» потеряла командира, двух офицеров и прислугу скорострельного орудия. Командование принял штурман, капитан-лейтенант Сато, после чего китайский снаряд поразил котельное отделение канонерки, убив 4 матросов и ранив еще одного. Из-за повреждения паропровода упала скорость, а к носовому орудию прекратилась подача снарядов. Даже в таком положении «Акаги» продолжала  маневрировать и вести ответный огонь из кормового орудия. Сбитый флаг японцы ухитрились поднять несмотря на повреждения рангоута. В 14.15 «Лайюань» и другие китайские корабли были уже в 300 м, продолжая осыпать канонерку снарядами. На «Акаги» был разбит кормовой мостик, а капитан-лейтенант Сато получил ранение. Однако в 14.20 японцам удалось поджечь «Лайюань» выстрелом из 120-мм орудия. Пожар быстро распространился – Чэнь Юэ объясняет это воспламенением боеприпасов, поданных к скорострельным орудиям. Поддавшись панике, команда упустила момент, и вскоре вся корма корабля была охвачена пожаром, который поначалу, по выражению Херберта Вильсона, «можно было залить ведром воды». К чести Цю Баожэня следует сказать, что он быстро пришел в себя и сумел организовать борьбу с огнем, однако участие «Лайюаня» в бою прекратилось.

«Цзинъюань» около 16 часов попал под сосредоточенный огонь японского «Летучего отряда». Крейсер «Такатихо» обстреливал его с дистанции 3100 м, а «Ёсино» – с 2300 м. В 16.48 «Цзинъюань» накренился на правый борт, в средней части корпуса и в корме бушевали пожары. Руль не действовал, и крейсер описывал циркуляцию. Флаг-офицер адмирала Ито так описывал дальнейшее:

«Китайские артиллеристы стреляли из пушек до самого конца, когда «Цзинъюань» медленно погрузился, кормой вперед, нос же судна еще минуты полторы выставлялся из воды, пока наконец не погрузился разом и он».

Броненосные крейсера типа «Цзинъюань»

Японцы больше всего гордились этим достижением, называя его

«единственной победой крейсера над броненосцем»

и подчеркивая тот факт, что «Цзинъюань» был уничтожен исключительно артиллерийским огнем [9]. Вместе с крейсером погибли его командир Линь Юншэн и более 230 членов экипажа. Никто не выжил, хотя, по другим данным, на месте потопления корабля все же были подобраны 7 моряков.

К 17 часам диспозиция Бэйянского флота была такова: в строю оставались только броненосцы, крейсера «Цзинъюань» и «Гуанцзя» позорно удирали, а «Лайюань», бронепалубный «Цзинъюань» и небольшой «Пинъюань» продолжали тушить пожары, медленно двигаясь в сторону Порт-Артура. Около 17.30 японцы прекратили бой и занялись устранением полученных повреждений. Китайские броненосцы направились в Порт-Артур, по пути собрав уцелевшие корабли в некое подобие соединения [10].

В 9 часов утра 18 сентября основные силы Бэйянского флота добрались до ближайшей базы. «Лайюань» представлял собой страшное зрелище: весь корпус и надстройки, по выражению того же Вильсона, «имели вид скорлупы». Причина столь разрушительного пожара крылась в неисполнении экипажем приказа адмирала Дин Жучана, отданного незадолго до сражения, – избавить палубы от деревянных вещей. Броненосные крейсера несли щегольские палубные настилы из толстых тиковых досок, которые служили предметом гордости и заботы экипажей. Вместе с лакокрасочными изделиями, потраченными при наведении красоты, это дерево послужило отличной пищей для огня. Механизмы и система управления не пострадали благодаря броневой палубе и упорству команды. Кочегарам и машинистам пришлось несколько часов трудиться в адских условиях, командование ими взял на себя первый лейтенант крейсера Се Баочжан. При обследовании в Порт-Артуре на корабле было обнаружено 225 попаданий, а убыль экипажа составила 17 человек убитыми и 28 ранеными.

Броненосные крейсера типа «Цзинъюань»

Самоотверженная работа судоремонтников позволила Бэйянскому флоту уйти в Вэйхайвэй уже 18 октября 1894 г., задолго до захвата Порт-Артура японцами. «Лайюань» успел закончить лишь самые необходимые работы, касающиеся восстановления боеспособности. Условия обитания на выгоревшем крейсере с наступлением зимы были крайне тяжелыми. Несмотря на это, экипаж активно поддерживал огнем китайские войска, защищавшие материковые укрепления базы. Чэнь Юэ даже утверждает, что именно выстрелом из 210-мм орудия «Лайюаня» был убит генерал-майор Одэра Ясудзуми – самый высокопоставленный из погибших участников осады Вэйхайвэя. Однако командир 11-го пехотного полка императорской армии пал 9 февраля 1895 г., тогда как судьба «Лайюаня» решилась несколькими днями ранее.

С началом блокады Вэйхайвэя японское морское командование поставило задачу нейтрализации остатков Бэйянского флота, укрывавшихся под берегом о-ва Люгундао. Для этого решено было задействовать миноносцы. Проходы, соединявшие внутреннюю гавань Вэйхайвэя с морем, прикрывались двумя рядами минных заграждений и плавучим боном. Первая попытка ночной атаки не удалась, однако японцы не сдавались и в ночь на 4 февраля 1895 г. смогли подорвать броненосец «Динъюань». Третья атака была назначена на 6 февраля. Накануне командир японского минного отряда тщательно изучил китайские заграждения с материкового берега и наметил план операции. К участию в ней были назначены миноносцы № 7, 11, 13, 23, а также миноносец I класса «Котака». Операция началась в 4 часа утра, вскоре после этого на миноносце №7 лопнул штуртрос, и ему пришлось повернуть назад. Остальные не без труда смогли проникнуть в акваторию базы. При этом миноносец №23 трижды оказывался в лучах китайского прожектора, однако тревога была поднята только тогда, когда японцы приблизились к месту стоянки бэйянских кораблей на расстояние 300 м. К тому времени миноносцы разделились: №11 и №13 занялись поисками броненосца «Чжэньюань», а №23 и «Котака» проникли в восточную часть гавани.

Один из этой пары и стал убийцей «Лайюаня» – обычно честь победы приписывается «Котаке». По другим данным, удачный выстрел сделал миноносец №23, тогда как торпеда «Котаки» якобы прошла под днищем китайского крейсера, зарылась в ил, а потом взорвалась и потопила небольшой пароход, стоявший ближе к берегу острова! «Лайюань» был поражен в левый борт, ближе к корме. Площадь пробоины была такова, что корабль уже через 10 минут перевернулся и пошел ко дну, унося с собой 170 членов команды. Части моряков удалось спастись и вытащить из воды командира крейсера. Последнему китайскому броненосцу в ту ночь удалось уцелеть: жертвой второго отряда японских миноносцев стал устаревший учебный крейсер «Вэйюань». 17 февраля Вэйхайвэй капитулировал, а по окончании боевых действий останки всех погибших кораблей были подняты со дна гавани и утилизированы.

ЗАКЛЮЧЕНИЕ

«Цзинъюань» и «Лайюань» примечательны во многих отношениях. Они стали первыми полноценными броненосными крейсерами, спроектированными и построенными в Германии, а также первыми – да и последними! – подобными судами в истории китайских ВМС. По мере развития данного класса боевых кораблей «Цзинъюань» и «Лайюань» оказались во главе списка самых маленьких из когда-либо построенных броненосных крейсеров, лишь незначительно уступив японскому крейсеру «Тиёда» (2478 т против 2900 т у «китайцев»). На момент постройки штеттинские близнецы могли бы считаться передовыми судами, если бы не ряд объективных недостатков. Низкая скорость хода и несбалансированное вооружение делали корабли уязвимыми со стороны кормы, что в сочетании со слабым бронированием оконечностей привело к быстрому окончанию их боевой жизни.

Броненосные крейсера типа «Цзинъюань»

Автор выражает признательность И. Цареву (Нижний Новгород) за предоставленные материалы.

ПРИЛОЖЕНИЕ 1

Броненосные крейсера типа «Цзинъюань»

Линь Юншэн (1853-1894) – уроженец г. Фучжоу. В 1867 г. поступил в только что созданную Мавэйскую военно-морскую школу, кадет первого выпуска. В 1871-1875 гг. совершил несколько практических плаваний в азиатских водах на учебном судне «Цзяньвэй». В 1875 г. зачислен в состав экипажа корвета «Янъу» – флагмана Фучжоуской эскадры. В 1876 г. в составе большой группы китайских морских офицеров направлен на практику в Великобританию. Служил на батарейном броненосце «Минотавр» в составе Флота Канала. Весной 1880 г. вернулся в Китай. В 1881 г. был зачислен в состав Бэйянского флота и назначен командиром «алфавитной» канонерки «Чжэньчжун». В 1882 г. стал командиром композитного крейсера «Канцзи». Летом того же года принимал участие в подавлении восстания Сон Сун Гиля в Корее, за что получил награду и чин IV класса (кит. дусы). В 1887 г. назначен командиром крейсера «Цзинъюань», за успешный переход из Великобритании в Китай получил почетный титул «богатыря-колесничего» (кит. юйюн батулу). В 1889 г. повышен в звании до капитана I ранга (кит. фуцзян) с возложением обязанностей командира левого отряда левого крыла флота. В 1891 г. отличился в ходе маневров в присутствии Ли Хунчжана, удостоен почетного титула «почтительного богатыря» (кит. муцинь батулу), а в 1892 г. назначен командиром правого отряда левого крыла флота. 17 сентября 1894 г. погиб в сражении при Ялу.

Броненосные крейсера типа «Цзинъюань»

Цю Баожэнь – уроженец г. Фучжоу, ровесник и однокашник Линь Юншэна по учебе в Мавэйской военно-морской школе. Плавал на учебном судне «Цзяньвэй», в 1875 г. зачислен в состав экипажа корвета «Янъу». В 1876 г. переведен на север и назначен командиром «алфавитной» канонерки «Хувэй», в 1877 г. переведен на канонерку «Цэдянь». В 1879 г., после вступления в строй канлодок новой серии, назначен командиром «Чжэньдун». В августе 1880 г. подвергнут наказанию за бездействие и неоказание помощи однотипной канонерке «Чжэньнань», севшей на камни у о. Хайяндао в Желтом море. В 1887 г. назначен командиром крейсера «Лайюань», по прибытии в Китай удостоен почетного титула «богатыря отваги и мощи» (кит. цзиньюн батулу). В 1889 г. назначен командиром левого отряда правого крыла Бэйянского флота. После сражения при Ялу довел корабль до Порт-Артура, после ремонта перешел в Вэйхайвэй. Командовал крейсером «Лайюань» при обороне главной базы флота, во время гибели корабля спасен подчиненными. После войны вернулся на родину, где вскоре скончался.

ПРИЛОЖЕНИЕ 2

Офицерский состав крейсеров к началу войны 1894-1895 гг.

«Цзинъюань»:

Линь Юншэн – командир
Чэнь Жун – старший офицер, выпускник Мавэйской военно-морской школы
Чэнь Цзинъин – первый лейтенант, выпускник Тяньцзиньской военно-морской школы 
Ли Ляньфэнь – начальник минно-торпедной части 

Офицеры артиллерийской части:

Вэй Цзинь – выпускник Тяньцзиньской военно-морской школы 
Чжан Буин 
Ли Цзайхань
Сунь Цзян – старший корабельный инженер 

Офицеры инженерно-механической части:

Лу Вэньцзинь – старший механик 
Чэнь Инъюй – второй механик
Лю Чжаолян – второй механик, выпускник Мавэйской военно-морской школы 
Гао Лай – третий механик
Ван Цзюйсянь – третий механик, выпускник Тяньцзиньской военно-морской школы 
Чэнь Эньчжао – артиллерийский инструктор 
Цзян Южэнь – артиллерийский инструктор

«Лайюань»:

Цю Баожэнь – командир
Линь Вэньбинь – старший офицер, выпускник Мавэйской военно-морской школы
Се Баочжан – первый лейтенант, выпускник Мавэйской военно-морской школы

Офицеры минно-торпедной части:

Чжан Чжэжун – начальник, выпускник Мавэйской военно-морской школы
Сюй Сиянь – выпускник Тяньцзиньской военно-морской школы 
Тан Чуньгуй – старший артиллерист Офицеры инструментальной части:
Цай Хаоюань – выпускник Тяньцзиньской военно-морской школы 
Цю Вэньсюнь
Дай Сихоу – заведующий гребными судами 
Жэнь Тиншань – старший корабельный инженер 

Офицеры инженерно-механической части:

Сюй Дэхэ 
Чэнь Цзинци 
Мэй Э
Чэнь Гочжэнь 
Чжань Чэнтай 
Чэнь Тяньфу 
Ян Чуньян

Источники и литература:

Архив внешней политики Российской империи (АВПРИ), ф. 148, оп. 487, д. 1 368. Переписка об увеличении русской эскадры в Тихом океане (1887-88 гг.), л. 103-109.
Арбузов В.В. Броненосный крейсер «Адмирал Нахимов». -СПб., 2000.
Вильсон X. Броненосцы в бою. – М., 2003.
Кладо Н.Л. Военные действия на море во время японо-китайской войны // «Морской сборник», 1895, №№ 4,5,6,7,8.
«Морской сборник», 1886, №№ 5, 10; 1894, №№ 9, 10, 11; 1895, №№ 3-8 – морская хроника.
Павлов А.С. Корабли китайского флота. – Якутск, 1996.
Путята Д.В. Положение о Северной эскадре (Хайцзюнь чжан-чэн) // Сборник географических, топографических и статистических материалов по Азии. Вып.41, СПб. : 1890.
Стеценко В. Старое и новое. Сражение при Хайянге // «Морской сборник», 1895, №2.
Haack R. Ueber die in Deutschland gebauten chinesischen Panzerschiffe // Zeitschrift des Vereins zur Beforderung des Gewerbefleisses, 1896, v.75.
Inouye J. The Japan-China War: Naval Battle of Haiyang. – Kelly & Walsh Limited [1895?].
Wright R. The Chinese Steam Navy 1862-1945. – London, 2000.
Sondhaus L. Naval Warfare, 1815-1914. – London/New York. 2001.
Цзэн Миньтай. Чжудэ гунши Сюй Цзинчэн юй вань Цин цзюнь-бэй гоубань (Деятельность посла в Германии Сюй Цзинчэна в сфере военных закупок в период поздней Цин) // Дисс. на соискание степени магистра. – Институт истории Университета  
«Чэнгун» (Тайвань), 2009. – На кит. яз.
Цзян Мин. Лунци пяоян ды цзяньдуй. Чжунго цзиньдай хайцзюнь синъи ши (Флот под драконовым флагом. История военно-морских сил Китая в новое время). – Бэйцзин, 2003. – На кит. яз.
Чэнь Юэ. Бэйян хайцзюнь цзяньчуаньчжи (Описание кораблей и судов Бэйянского флота). – Цзинань, 2009. – На кит. яз.
Интернет-ресурсы:

История Бэйянского флота (КНР) // www.beiyang.org
Chinese Warship Museum // http://60.250.l80.26/chin/
Eberspaecher С. Arming the Beiyang Navy. Sino-German Naval Cooperation, 1879-1895 //www.ijnhonline.org


  1. Дипломатический конфликт, вызванный оккупацией части Китайского Туркестана русскими войсками в 1871 г.
  2. Банк «Жуйфэн» – родоначальник современной финансовой корпорации HSBC Holdings
  3. Все они прошли обучение во Франции и обладали богатым практическим опытом
  4. Из ходовой и боевой рубок, а также с кормового поста, располагавшегося позади мачты
  5. По сообщениям прессы, они должны были выдерживать прямое попадание снаряда 37-мм револьверной пушки, что не подтвердилось в ходе боевой практики
  6. «Унэби» нес полное парусное вооружение и, по всей вероятности, стал легкой жертвой тайфуна
  7. Нынешний Дальзавод
  8. Созвучие имен некоторых китайских кораблей не должно вводить читателя в заблуждение: они записываются разными иероглифами и в силу этого совершенно различны по смыслу
  9. Китайцы, напротив, приняли взрыв котлов крейсера за попадание торпеды.
  10. Поскольку флагман полностью лишился рангоута, флаг командующего пришлось поднять на бронепалубном крейсере «Цзинъюань».

источник: Дмитрий КИСЕЛЁВ «Броненосные крейсера типа «Цзинъюань»» «Арсенал-Коллекция» № 6'2013

Подписаться
Уведомить о
3 Комментариев
Старые
Новые Популярные
Межтекстовые Отзывы
Посмотреть все комментарии
Альтернативная История
Logo
Register New Account
Reset Password
Compare items
  • Total (0)
Compare