2
1

Уважаемые коллеги,

Отложил на время работу над линкором и решил вернуться к «малым формам». Недавно ува­жаемый коллега dragon.nur предложил идею прелестного крейсера. Точнее, ну, о-о-очень большого контрминоносца. Вот я и подумал – «А почему бы и нет?». Кораблик небольшой, дешевый. Всяко был бы нам полезен во время русско-японской войны. Итак, маленький «охотник за головами».

В русском Главном Морском Штабе (ГМШ), оперативно-тактическое задание (ОТЗ) на проекти­рование «малого» крейсера для Тихоокеанского театра начало формироваться в 1895 году, сразу же после обострения отношений с Японией. Японская «Большая судостроительная программа на 1895—1902 гг.», помимо крупных боевых кораблей, предусматривала размещение в Англии и США заказов на постройку новых «малых» крейсеров и техническую модернизацию старых крейсе­ров «эльсвикского типа» с установкой новейшего артиллерийского вооружения фирмы «Армст­ронг».

С ноября 1895 года по декабрь 1897 года на совещаниях по вопросам усиления русских во­енно-морских сил на Тихом океане, в частности, обсуждался вопрос: …нужны ли при эскадре ма­лые крейсеры-разведчики водоизмещением в 2000÷3000 т.?… Данный вопрос возник в связи с тем, что малые крейсера уступают средним крейсерам в скорости, мореходности, дальности плавания, вооружении, но вследствие меньшего водоизмещения на их проектирование и постройку требова­лось сравнительно меньше средств.  Кроме того, предполагалось, что малые крейсера смогут заменить на Тихоокеанском театре устаревшие мореходные канонерские лодки и будут противодействовать превосходящим минонос­ным силам противника.

С 12 по 18 декабря 1897 года некоторые участники совещаний письменно изложили свои сооб­ражения относительно необходимых на Тихом океане сил… В частности:

Вице-адмирал И. М. Диков главным качеством крейсера полагал скорость, ради которой следо­вало жертвовать всеми остальными элементами, ибо быстроходный корабль «может и должен ук­лониться от всякого боя, во время разведки, заботясь не о мелких победах и боевом отличии личного состава, а об исполнении данного ему поручения».

Вице-адмирал Е. И. Алексеев полагал, что при эскадре должно находится «четыре крейсера-разведчика водоизмещением 3000÷3500 тонн и четыре — менее 1500 тонн…». Задачи перед крейсерами небольшого водоизмещения он ставил следующие: «служить при эскадре форзей­лями, разведчиками, посыльными крейсерами для передачи важных и спешных поручений от­дельно оперирующим от флота отрядам или судам». Самые малые из указанных им кораблей предназначались также для промеров, рекогносцировок у берегов и при входах в порты.

27 декабря 1897 года, в ходе итогового совещания, под председательством генерал-адмирала (в присутствии вице-адмиралов: управляющий Морским министерством П. П. Тыртов 1-й, Н. И. Казнаков, В. П. Верховский, И. М. Диков, С. П. Тыртов 2-й, С. О. Макаров, Ф. К. Авелан и Е. И. Алексеев), генерал-адмирал, не сомневав­шийся в необходимости крейсеров I ранга, поставил вопрос о целесообразности постройки вместо 10 малых разведчиков еще одного или двух эскадренных броненосцев… Однако совещание с ним решительно не согласилось, в связи с тем, что, кроме прочего, крейсерами водоизмещением в 2000÷2500 т., предполагалось заменить в эскадре Тихого океана устаревшие канонерские лодки («Кореец», «Манджур», «Гремящий» и другие)…

В течение марта 1898 года Морской технический комитет (МТК) разработал программу — тактико-техническое задание (ТТЗ) на проектирование крейсера II ранга, в которой были определены основные тактико-технические элементы: водоизмещение — не более 3000 тонн (при нормальном запасе угля — 360 т), общий объем угольных ям должен обеспечить дальность плавания 5000 миль при экономической скорости 10 уз.; наибольшая скорость — 25 уз; состав вооружения: 6×1-120-мм; 6×1-47-мм орудий и одна десантная пушка Барановского; минное вооружение — шесть аппаратов с 12 торпедами, 25 мин заграждения и 30 якорей к ним; броневая палуба — «возмож­ной толщины». Документ был утвержден председателем МТК вице-адмиралом И. М. Диковым и главными инспекторами: кораблестроения — Н. Е. Кутейниковым, артиллерии — генерал-майором А. С. Кротковым, минного дела — контр-адмиралом К. С. Остелецким, механической части — Н. Г. Нозиковым. Параллельно была также разработана программа на проектирование крейсера того же водоизмещения, но со скоростью 30 узлов…

В конкурс на право заключения контракта на проектирование и постройку малого быстроходного крейсера-разведчика, включились фирмы: германские: «Ховальдтсверке» (г. Киль), «Ф. Шихау», «Крупп», «АГ Вулкан Штетин»; английские: «Лондон энд Глазго инжениеринг энд айрон шипбилдинг компани» и «Лейрд»; итальянская — «Ансальдо»; французская — Общество «Шантье де ла Жи­ронд» (г. Бордо); датская фирма «Бурмейстер Вайн», а также Невский судостроительный завод при технической помощи английских фирм. Кроме этого за проект пытались бороться общество судо­строительных, механических и литейных заводов в Николаеве, Товарищество механического и чу­гунолитейного завода Беллино-Фендерих в Одессе, столичные – Охтинский судостроительный фирмы «Крейтон и К°», Судо- и машиностроительный завод «Ланге и сын» в Риге, Сормовский и Машино и мостостроительный завод в Гельсингфорсе. Первой на объявленный МТК конкурс от­кликнулась немецкая фирма «Ховальдтсверке» из Киля. Её поверенный Ф.Гох 10 апреля 1898 года получил в ГУКиС требования к «25-узловому», а через день — и к «30-узловому» крейсе­рам… Уже 28 апреля последовал ответ, что в первом случае крейсер будет иметь длину 103,63 м, ширину 12,8 м, осадку 4,88 м. Проект предусматривал установку двух вертикальных ма­шин тройного расширения мощностью по 9000 л.с. каждая и водотрубных котлов Торникрофта. Прилагался расчет, из которого следовало, что для достижения кораблем 30 уз необходима ма­шина в 25 000 л.с., масса которой составит не менее 1900÷2000 т, и при заданном водоизмеще­нии — 3000 тонн, на корпус, артиллерию и топливо остается всего 1000 т… И. М. Диков счел эти расчётные аргументы убедительными и, препро­вождая документы на рассмотрение в корабле­строительное отделение, сопроводил их резолюцией: «Полагаю, что 25-узловой ход достаточен. Больше требовать едва ли возможно».

В июне 1898 года на рассмотрение в МТК поступил проект итальянской фирмы «Ансальдо». В первоначальном варианте предполагалось использование двух машин с шестью цилиндрами каж­дая, во втором — с четырьмя цилиндрами. В обоих случаях 14 котлов Ярроу должны были обеспе­чить развитие суммарной мощности в 16 500 л.с. Толщина броневой палубы находилась в преде­лах от 20 до 50 мм, боевая рубка с толщиной стенок 125 мм.

Проект Невского судостроительного завода был разработан при технической помощи англичан, включал: корпусную часть выполнил инженер Э.Рид, механическую часть — разработки фирмы «Модсли, Филд энд сан». Крейсер должен был иметь длину 117 м и ширину 12,2 м, то есть отли­чался необычайно большим, для того времени, отношением длины к ширине — 9,6. Проектное водоизмещение составляло 3200 тонн, бронезащита в горизонтальной части палубы и в оконечностях — 30 мм, на скатах у машин и котлов — 80 мм. Пар для двух машин обеспечили 16 котлов Ярроу, скорость и артиллерийское вооружение соответствовали заданию, минное — уменьшено до четырех аппаратов.

Представили свои чертежи так же и германские фирмы — «Ф. Шихау» и «Крупп».

3 июля 1898 года, на заседании МТК, все проекты были рассмотрены и оценены на неофициальной конкурсной основе… В итоге, лучшим был признан вариант «Шихау» со скоростью 25 уз (имелся еще и 28-узловой, но эта скорость достигалась за счет ослабления вооружения и бронирования).

5 августа 1898 года начальник ГУКиС вице-адмирал В. П. Верховский и представлявший в России интересы фирмы «Ф. Шихау» Р. А. Цизе подписали контракт на постройку будущего «Новика».

В 1892 году германская фирма «Вулкан» приобрела небольшую верфь «Томас Шмидт», г. Ревель. С 1893 по 1895 года верфь перестроили для возможности строительства судов свыше 6000 тонн. В 1895 году на верфь «Шмидт-Вулкан» поступил молодой корабельный инженер Алексей Павлович Кутайсов, тесно связанный с российским флотом. Он-то и предложил руководству «АГ Вулкан Штетин» участвовать в конкурсе. Большого опыта в проектировании крейсеров у него не было. Не мудрствуя лукаво, он решил проектировать будущий крейсер для борьбы с миноносцами в виде гибрида крейсера и увеличенного эскадренного миноносца. При водоизмещении в 1500 тонн, корабль должен был развить скорость в 30 узлов. Такая скорость впечатлила МТК, но вооружение при данном водоизмещении было явно слабоватым и состояло из 4х1х75-мм и 4х47-мм орудий. Проект был отвергнут в пользу Шихау.

Тем не менее, пронырливый и пробивной А.П. Кутайсов, используя свои связи и происхождение (а он был внучатым племянником героя войны 1812 года, графа Александра Кутайсова), пробился на прием к вице-адмиралу Е. И. Алексееву. Алексеев, будучи сторонником малых крейсеров и больших скоростей, принял деятельное участие в проекте молодого инженера. Кроме того, ему удалось заручиться поддержкой вице-адмирала Ивана Михайловича Дикова, который, как уже было сказано выше, полагал скорость, ради которой следовало жертвовать всеми остальными элементами, ибо быстроходный корабль «может и должен уклониться от всякого боя, во время разведки, заботясь не о мелких победах и боевом отличии личного состава, а об исполнении данного ему поручения». Русская бюрократическая машина скрипнула и потихоньку заработала. В октябре 1898 года проект Вулкана-Кутайсова был рассмотрен в МТК, как внеконкурсный. Почти сразу же он подвергся разгрому. Сказалась недостаточность знаний Кутайсова по проекти­ро­ванию крейсеров. В нем не нравилось решительно все. И малое водоизмещение, и слабое вооружение. Кроме того, члены комитета полагали, совершенно недостаточное бронирование (отсутствие броневого пояса) с его явной избыточностью (палуба — 35 мм, в районе котлов 35+20, рубка 40 мм, щиты орудий – 25 мм.). При этом они справедливо замечали, что при таком бронировании ВИ возрастет до 1700-1800 тонн и достичь скорости в 30 узлов будет невозможно. Вызывали сомнения маневренность и мореходные качества корабля. Впрочем, справедливости ради, члены комиссии отметили хорошее отношение длины к ширине корабля 9,7:1,0 и очевидную дешевизну крейсера. А.П. Кутайсов полагал, что стоимость крейсера не превысит 1 млн. рублей.

Казалось, что после такого разгрома Кутайсов откажется от проекта. Но тут в дело вмешалось руководство верфи «Вулкан». Им импонировали настойчивость и упорство молодого, но несомненно талантливого инженера, а также его связи в высших сферах Российского императорского флота. Кроме того, если бы дело выгорело, то «Вулкан» ожидал крупный куш в виде военного заказа от морского ведомства России. В результате сотрудничества Кутайсова и Вулкана, проект был полностью переработан в соответствии с требовании МТК.

Летом 1899 года, заручившись рекомендательными письмами от Алексеева и Дикова, Кутайсов вновь направился на штурм МТК. В этот раз отзывы были весьма благосклонны. Бронирование было заметно облегчено, и хотя оно признавалось совершенно недостаточным, тем не менее, для борьбы с миноносцами противника его сочли допустимым. «Вулкан» жаждал протолкнуть свои котлы. Однако Кутайсову было «рекомендовано» установить котлы Ярроу, миноносного типа, производства Харьковского паровозостроительного завода, со смешанным (уголь/нефть) сжиганием топлива и мощностью по 1750 л.с. каждый. Дебаты разгорелись по поводу вооружения. Крейсер был явно не полноценный, но вооружение русские адмиралы хотели как у полноценного. Кутайсов предложил вариант с 4-я орудиями. При этом носовое и кормовое орудие должны были быть 120-мм, а два 75-мм орудия располагаться побортно. Адмиралы хотели два варианта: либо 4х1х120 мм. орудиями, либо с 5-ю орудиями: 3х1х120 мм и 2х1х75-мм побортно. Кутайсову с трудом удалось уговорить членов МТК, что такие варианты ухудшат скоростные характеристики корабля. В конце концов, победил миноносный вариант с 3-я 120-мм орудиями, расположенными в диаметральной плоскости. Крейсер также получил один 381-мм торпедный аппарат. Что же до мореходности, дальности хода, маневренности и обитаемости экипажа, то её сочли хоть и недостаточными, но соответствующими столь малому крейсеру. В 1899 году на заседании МТК проект был признан удовлетворительным.

«АГ Вулкан» не удалось получить весь заказ. На реализацию ему было передано только 2 крейсера, кроме того за 175 тыс. руб. у него была выкуплена вся техдокументация на строящиеся крейсера. Один из крейсеров был заложен на «АГ Вулкан Штетин» в г. Штетине, другой на «Шмидт-Вулкан» в Ревеле. Постройку еще двух крейсеров поручили «Акционерное общество Крейтон и К°, Механический завод и корабельная верфь» г. Або. Один крейсер строил Судо- и машиностроительный завод «Ланге и сын» в Риге, а еще один заказ был передан на верфи Sandvikens Skeepsdocka (Сандвикский док) в Гельсингфорсе.

Первый крейсер в 1901 году сдала верфь «АГ Вулкан». На испы­таниях крейсер превысил про­ектную мощность, показав 1950 л.с. (15600 л.с.) и скорость – 29,5 узлов. К сожалению это был самый высокий результат показанный крейсерами. Обычная скорость при форсаже не превышала 29 узлов, а скорость крейсеров, построенных на Крейтоне, в Або, вообще не превышала 28,5 узлов.

Тем не менее, с 1901 по 1902 год серия из 6-ти крейсеров вошла в строй. Так как крейсера строились по программе 1898 года «… для нужд Дальнего Востока», то и названия они получили первооткрывателей и исследователей Дальнего Востока – «Михаил Корсаков», «Николай Буссе», «Осип Биллингс», «Василий Головнин», «Николай Хвостов», «Алексей Чириков». Кроме того стоимость крейсеров и вправду оказалась небольшой. Крейсера, построенные на «АГ Вулкан» обошлись казне в среднем по 1 550 000 руб. Построенные в России – 1 420 000 руб.

Большие судьбы маленьких крейсеров

Крейсер-контрминоносец III ранга «Михаил Корсаков»

Водоизмещение: 1470  тонн. Размерения (ДхШхО): 95,5х9,8х3,1 м. СУ: 2 ПМ, 8 ПК, 15 200 л.с. Макс. скор. – 29,2 узла., Дальность – 2800 миль (на 10 узлах). Броня: палуба – 20 мм, щиты орудий – 8 мм, рубка – 20 мм. Вооружение: 3х1х120-мм/45, 2х1х47-мм, 2 пулемета, 1х1х381-мм надводный ТА. Запас топлива – 100 тонн угля и 170 тонн нефти.

Несмотря на многочисленные нарекания, крейсер вышел неплохим. Долго гадали, как определить его классификацию. Так как основной задачей крейсера было противодействие вражеским миноносцам, то в конце концов решили в официальных документах именовать – крейсер-контрминоносец III класса. Однако только контрминоносными функциями задачи крейсера не ограничивались. Он мог быть и ближним эскадренным разведчиком, и лидером миноносцев, и собственно контрминоносцем, и крейсером для самостоятельного крейсирования, и посыльным судном. Мог поддерживать высадку десантов, служить пограничным крейсером и стационером в любом порту, демонстрируя русский флаг. Имея чрезвычайно высокую скорость, он мог служить дипломатическим судном, доставляя наиболее важные документы, не предназначенные для передачи почтой или телеграфом.

С 1902 по 1903 год 4 из 6-ти крейсеров («Михаил Корсаков», «Николай Буссе», «Осип Биллингс», «Алексей Чириков») были переправлены на Дальний Восток.

Утром 26 января (8 февраля) 1904 года капитан крейсера «Осип Биллингс» – лейтенант Михайлов 2-й получил приказ на передислокацию во Владивосток, для смены находящегося там крейсера «Михаил Корсаков». Но из-за задержек при получении документов не смог выйти вовремя. Михайлов принял решение выходить затемно, чтобы затем в море нагнать упущенное время. В 11.00 ч. «Осип Биллингс» покинул рейд Порт-Артура. На выходе его провожали два миноносца – «Бесстрашный» и «Расторопный». В Порт-Артуре готовились к выходу в море дежурные крейсера «Аскольд» и «Диана». В 11.20 ч. «Осип Биллингс» лоб в лоб столкнулся с отрядом японских миноносцев. Те поняли, что раскрыты и открыли по крейсеру огонь. На помощь товарищу бросились «Бесстрашный» и «Расторопный». Завязалось сражение. Вполне возможно, что шансы русских кораблей против 8-ми японских миноносцев и были, но тут на выручку своим подоспели японские броненосные крейсера. Крохотный отряд начал отступление к Порт-Артуру. Первым погиб «Расторопный». Михайлов просемафорил «Бесстрашному» спешить в Порт-Артур, а сам остался прикрывать товарища. «Осип Биллингс» отчаянно сражался. Ему удалось повредить один из японских миноносцев. В 11.47 ч. избитый крейсер, у которого действовало только одно кормовое орудие. начал тонуть. В 00.12 ч. 27 января (9 февраля) 1904 года крейсер «Осип Биллингс» погиб. Японцы достали из воды только 6 русских моряков из 114 чел. экипажа.

Меж тем стрельба уже была слышна в Порт-Артуре, и на кораблях пробили боевую тревогу. 7 японских миноносцев, несмотря на то, что они раскрыты, с упорством продолжали выполнять приказ, пробиваясь на рейд Порт-Артура. На выходе их встретили «Аскольд и «Диана». Больше всех не повезло «Диане». Она получила две пробоины и с трудом дотянула до мелководья. «Аскольд» увернулся от торпед и сразу же открыл огонь по миноносцам. Расстояние было так мало, что он практически в упор расстрелял один из японских миноносцев и повредил еще один. В 00.32 ч. оставшихся пять японских миноносцев выпустили торпеды. Выпущенные торпеды попали в «Палладу» и «Алексея Чирикова». «Паллада» оказалась серьезно повреждена. А «Алексей Чириков» от попадания двух торпед взорвался. Торпеды, предназначавшиеся стоящему неподалеку «Цесаревичу», принял на себя «Алексей Чириков». Из двух торпед, выпущенных по «Ретвизану», цели достигла только одна, да и та не произвела необратимых разрушений. Это был последний успех японских миноносцев. Русская эскадра открыла беспорядочный, но плотный огонь.

Один японский миноносец, пытавшийся удрать, перехватили «Новик» и «Николай Буссе», заставив его выброситься на берег. Впоследствии вся его команда была пленена. Еще два японских миноносца погибли на рейде Порт-Артура, и лишь двоим удалось спастись. Потери русской эскадры были не столь значительны, как могли бы быть.

27 января 1904 г. Япония объявила войну России.

Утром 27 января (9 февраля) 1904 года под Порт-Артуром появились главные силы Того: 6 броненосцев, 5 броненосных и 5 бронепалубных крейсеров. Русская эскадра в составе оставшихся в строю 6 броненосцев, 1 броненосного и 3 бронепалубных крейсеров под командованием адмирала Старка вышла навстречу противнику. Перед этим Старк выслал крейсера «Новик» и «Николай Буссе» на разведку. Увидев японскую эскадру, командиры обеих крейсеров предприняли попытку атаковать ближайший к ним крейсер «Якумо». При атаке «Новик» получил повреждение, а «Николай Буссе» вполне удачно пустил торпеду, попавшую в «Якумо». Справедливости ради стоит отметить, что особого повреждения «Якумо» нанесено не было. Тем не менее, эта крохотная победа воодушевила русских моряков. Меж тем на выход из Порт-Артура подтянулась вся русская эскадра. Бой длился около 40 минут на контркурсах, причем при приближении японцев к берегу в бой вступила крепостная артиллерия с Золотой горы и Электрического утеса. Видя порт-артурскую эскадру почти в полном составе, которая к тому же осыпала его снарядами, и тактическую невыгодность положения, Того немедленно отступил. Старк не преследовал его.

7 (20) февраля в Порт-Артур прибыл вызванный из Владивостока крейсер «Михаил Корсаков».

Впоследствии крейсера «Николай Буссе» и «Михаил Корсаков» наряду с крейсером «Новик» стали весьма востребованными крейсерами русской эскадры. Они не раз прорывали блокаду, отправляясь с различными поручениями командования. Как говорили об этих крейсерах – «Они способны убежать от всего, что их может утопить и утопят все, что способно их догнать».

11 (24) февраля в Порт-Артур прибыл новый командующий Первой Тихоокеанской эскадрой – Степан Осипович Макаров.

Особое внимание командующий флотом обратил на организа­цию разведки. Для выяснения мест нахождения японских сил вблизи Порт-Артура почти каждую ночь высылались в море ми­ноносцы. Ночью 25 февраля отряд эскадренных миноносцев «Выносливый», «Властный», «Внимательный», «Бесстрашный», а так же крейсеров-контрминоносцев «Николай Буссе» и «Михаил Корсаков» под командованием капитана 1 ранга Матусевича у Ляотешана завязал бой с отрядом японских миноносцев («Сиракумо», «Асасиво», «Касуми» и «Акацуки»). В ходе боя, длившегося около полутора часов, были уничтожены миноносцы «Сиракумо» и «Касуми»; оставшихся два японских миноносца, получив ряд повреждений, под прикрытием темноты ушли в море. У нас серьезные повреждения получил миноносец «Властный» и незначительные крейсер «Николай Буссе».

Адмирал Того решил скрытно поставить напротив выхода из гавани минное заграждение, а затем выманить на него русскую эскадру отрядом — «приманкой» из крейсеров. Для минной постановки предназначался наскоро переделанный из транспорта минный заградитель «Корю Мару». 31 марта (13 апреля) 1904 года при поддержке 4-х отрядов миноносцев «Корю Мару» отправился ко входу в бухту для постановки мин. Но одновременно с ними из Порт-Артура вышел отряд в составе 8 миноносцев и крейсеров «Михаил Корсаков», «Николай Буссе», «Новик». Вскоре командир миноносца «Бойкий» капитан II ранга Цвингман обнаружил один из вражеских отрядов. Завязался бой. На выручку подоспели крейсера. Японским миноносцам пришлось туго. При одной из вспышек лейтенант Трухачев, командир миноносца «Бесстрашный», заметил транспорт и, подобравшись вплотную, выпустил по нему торпеды. В трюме сдетонировали мины. Взрыв был такой силы, что повредил «Бесстрашного» и его пришлось брать на буксир. Вскоре на помощь японцам подоспели крейсера «Идзумо» и «Адзумо». Минная постановка была сорвана.

10 (23) июня 1904 года русская эскадра нанесла поражение японскому флоту в Желтом море. В январе 1905 года пал Порт-Артур, но при превосходящих силах I-я Тихоокеанская эскадра ушла во Владивосток. Говоря о русско-японской войне, нельзя не вспомнить еще об одном «подвиге» крейсера «Николай Буссе». В мае 1905 года из Петербурга была привезена и смонтирована очень мощная радиостанция. Крейсеру «Николай Буссе» поручалась крайне важная операция, по сути он должен был стать плавучим радиомаяком для связи I и II Тихоокеанских эскадр. Пять дней, с 7 (20) по 12 (25) мая, он сновал как челнок между двумя эскадрами, неоднократно уходил от вражеских крейсеров, пока наконец, 12 (25) мая 1905 года Объединенная эскадра не проследовала во Владивосток. Адмирал Того так и не решился напасть, за что был предан суду. 2 (15) июня 1905 года состоялось Второе сражение в Желтом море, в котором японский флот потерпел серьезное поражение, от которого так и не оправился до конца войны. 7 июля 1905 года Объединенная эскадра сорвала высадку японцев на Сахалин. От мирных предложений Россия отказалась. 9 августа 1905 года началась блокада Корейского полуострова. И хотя японцам удавалось прорывать блокаду, однако положение японской армии в Манчжурии ухудшилось. 10 (23) октября в Шанхае был подписан мирный договор, по которому Япония признавала исключительные права России на Маньчжурию и Корею и обязывалась выплатить России 780 млн. руб. по возмещению нанесенного ущерба.

Проект крейсеров типа «Корсаков» пережил множество изменений. Последующие крейсера увеличились в размерах и водоизмещении. На них устанавливались по 4х120-мм орудия и по 2 ТА. Устанавливались паротурбинные установки. Пока их окончательно не вытеснили эсминцы, пришедшие им на смену.

Подписаться
Уведомить о
96 Комментариев
Старые
Новые Популярные
Межтекстовые Отзывы
Посмотреть все комментарии
Альтернативная История
Logo
Register New Account
Reset Password
Compare items
  • Total (0)
Compare