«Большая игра» в торговле чаем. Часть II Англичане, русские и много-много опиума

15
2
«Большая игра» в торговле чаем. Часть II Англичане, русские и много-много опиума

«Большая игра» в торговле чаем. Часть II Англичане, русские и много-много опиума

Часть 1

Интересная статья Сергея Махова с сайта FITZROY.

Содержание:

Вернёмся во вторую половину XVIII века.

В предыдущей части нашей «чайной» беседы мы остановились на том эпическом моменте, когда русские купцы, хорошенько затарившись китайским чаем, вознамерились реализовать торговую экспансию в Англию.

Однако в 1770‑х произошёл ряд событий, которые полностью изменили вышеописанную благостную картину.

Минутка большой контрабанды

Начнём с 8,8 миллиона фунтов чая. Именно столько интересующего нас продукта было легально импортировано Ост-Индской компанией за период с 1721 по 1771 годы. Понятно, что имелся ещё и нелегальный ввоз чая, причём размеры нелегальной торговли могли намного превышать размеры легальной. С последним стоит разобраться отдельно.

При ввозе чая в Метрополию ОИК сразу платила адвалорный налог — (ad valorem, НДС) — 25% от наценки на стоимость партии. Кроме того, были ещё и дополнительные налоги на чай в Великобритании. В результате чай, стоивший в закупке 1 шиллинг за фунт, в Лондоне продавался по 5–7 шиллингов за фунт. Разумеется, в такой ситуации питьё чая было уделом довольно состоятельных людей, плюс — это провоцировало контрабанду чая, которую вели как сами сотрудники ОИК (в убыток своей же компании), так и иностранные торговцы. Например, голландцы. Поскольку чай, импортируемый в Голландскую республику, правительством Голландии не облагался налогом, голландцы вполне могли предложить его англичанам по цене 3 шиллинга за фунт, честно нажив на этом 200% прибыли. И, конечно же, предлагали.

«Большая игра» в торговле чаем. Часть II Англичане, русские и много-много опиума

На 1767 год контрабандного чая ввезли в Англию на сумму в 900 тысяч фунтов стерлингов, при этом на складах ОИК лежало 1,7 миллиона фунтов чая, который компания не могла реализовать — никто не покупал. Это послужило поводом для принятия в 1773 году «Чайного Акта» (Tea Act), согласно которому в метрополии чай облагался только десятипроцентным акцизом. ОИК теперь могла напрямую, без перекупщиков, поставлять чай в колонии, при этом все поставки в колонии никакими пошлинами не облагались. То есть теперь ОИК получила возможность снизить внутреннюю цену на чай до 2–4 шиллингов, что, разумеется, спровоцировало увеличение закупок чая в Китае.

Дальнейшие трудности для успешной российско-чайной экспансии в Альбион «выросли», можно сказать, из господствовавших в Европе второй половины XVIII века меркантилизма и протекционизма. Согласно этим доктринам желательно было ограничивать вывоз драгоценных металлов из страны и, по возможности, продавать за границу товары собственного производства. Но вот беда — Китаю были совершенно неинтересны европейские товары! В результате оставалось только серебро, ибо бумажных денег китайцы не признавали.

Почти каждый раз ОИК приходилось выпрашивать разрешение на вывоз серебра в Парламенте и при этом выдерживать настоящие баталии со сторонниками меркантилизма и протекционизма.

В 1772 году ОИК тратила на закупку в Китае 364 044 таэля (1 таэль — 37,5 грамма серебра, фунт стерлингов — 120 грамм серебра), в 1785‑м — уже 577 368 таэлей. В 1798 году Компания тратила на закупку в Китае 1,217 миллиона фунтов стерлингов серебром, в 1826‑м — уже 2,437 миллиона фунтов, то есть Китай просто перекачивал в себя все европейские запасы серебра.

Естественно, такое положение вещей дельцов из ОИК не устраивало. Посему схему импорта чая несколько модифицировали.

Опиум для китайского народа

Британцы решили сыграть на пороке, ведь издревле известно, что быстрые деньги зарабатываются на сексе, наркотиках и алкоголе! Сексом и алкоголем китайцев было не удивить, этого у них хватало в избытке. А вот наркотики вполне пришлись ко двору. Уже в 1780 году в Китай англичане поставили 1 460 ящиков малабарского опиума. В 1782 году — 1 600 ящиков опиума, которые были проданы за 100 000 песо, на которые оказался закуплен чай для продажи в Европу.

Что дала новация с опиумом? Теперь ОИК не нужно было выпрашивать серебро у Парламента. Продавая опиум в Китае, Компания получала серебро, на которое закупались чай и другие китайские товары.

Курильщики опиума

Курильщики опиума

Однако прямая продажа опиума в Китае оказалась слишком опасным предприятием. Согласно китайским законам, груз от 2 000 сундуков опиума и выше тянул на «отягощающие обстоятельства». Компания, чьи купцы ввезли наркотик, выплачивала по такому поводу очень крупный штраф. Весь конфискованный товар уничтожался на месте, а купца, продавшего такую партию, четвертовали прямо в порту.

Исходя из столь заковыристых обстоятельств, было решено, что опиум в Китай будут ввозить формально независимые купцы. Если те попадутся, Компания сразу же от них открестится. Последнее условие выглядело откровенно неджентльменским. Тем не менее барыш был столь большим, что к ОИК за покупкой опиума выстроилась очередь из купцов чуть ли не всех стран Европы!

Суммируя вышеизложенное, можно сделать вполне логичный вывод о том, что отмена больших ввозных пошлин и налогов на чай, а также продажа опиума в Китай позволили ОИК кратно нарастить объёмы ввоза чая в Королевство.

Например, в 1784 году ОИК импортировала в Англию 6 миллионов фунтов (2 720 тонн) чая, в 1785 году — уже 15 миллионов (6 803 тонны) фунтов, наконец, в 1830‑м — 35 миллионов фунтов (15 875 тонн) чая.

Тем временем пронырливые русские…

А что же Россия?

Надо сказать, что в русской торговле с Китаем также произошли большие изменения. Связаны они оказались с образованием Российско-американской компании. РАК была создана 7 января 1800 года, а права и привилегии РАК были подтверждены и закреплены жалованной грамотой императора Павла I.

Страница из указа Павла I об образовании Российско-Американской компании

Страница из указа Павла I об образовании Российско-Американской компании

Исходно РАК создавалась ради морской выдры — калана, распространённого на Аляске. Дело в том, что в Китае мех калана пользовался большим спросом, цена одной шкурки могла доходить до 300 рублей серебром (ради примера — хорошая корова тогда стоила 10 рублей серебром). На вырученные от реализации мехов средства в Кяхте — центре русско-китайской торговли — русские купцы закупали чай, ситец и шёлк, которые потом караванными путями доставлялись в европейскую Россию. Задачей РАК была централизация сбыта меха калана в обмен на китайские товары.

Если в 1780 году русские продавали в Китай пушнины на 2,3 миллиона рублей, то к 1800 году оборот возрос в два раза, до 4 миллионов рублей.

Обычно РАК получала за одного бобра 2 места чая, а за 10 морских котов — 1 место чая. За одного бобра можно было также получить 4 тюка «китайки» [1], а за шесть котов — 1 тюк «китайки». Средний годовой торговый оборот Российско-американской компании в Кяхте достигал 100–150 тыс. рублей. В 1815 году он достиг даже 270 тысяч рублей, причём было выменяно 2 515 мест чая и 511 тюков «китайки».

На этом дело не остановилось. Будучи наслышанными об опиумной новации ОИК, русские купцы задались вопросом: «А мы-то чем хуже?» После чего (по собственному разумению и в обход РАК) отечественные негоцианты тоже принялись ввозить в Китай опиум.

Правда, у России не было доступа к малабарскому опиуму, поэтому русские купцы закупали наркотик в Персии и продавали его в Китай. В статье Владимира Шкунова «К вопросу о российско-китайской торговле в 30–40‑е годы XIX века» этот вопрос довольно плотно освещается:

«Закупая в Ирбите и Нижнем Новгороде опиум по цене от 214 рублей 28 копеек до 228 рублей 57 копеек за пуд, российские купцы продавали его в Китай на вес серебра, сначала по 628 рублей 55 копеек, а потом и по 880 рублей за пуд, что обеспечивало 3–4‑кратную прибыль. Такой громадно-выгодный барыш позволял нашим купцам остальные вывозные товары продавать фактически за ничто, чем, конечно, они были введены в большее употребление, и торговля наша с Китаем начала быстро развиваться. Несмотря на последовавший в 1840 году запрет на ввоз опиума, его экспорт не прекратился и в последующие годы, к середине XIX века по всей восточно-сибирской границе процветал контрабандный вывоз наркотика».

В списке основных товаров, предлагаемых русскими купцами подданным Поднебесной, опиум по популярности оказался на третьем месте, «проиграв» лишь мехам и тканям. Если в 1829–1833 годах общий экспорт (опиум + контрабанда) в Китай составил 1,82 миллиона рублей, то уже в 1834–1838 гг. — 2,54 миллиона рублей, а в 1839–1843 гг. — 3,24 миллиона рублей.

Не отставали в деле снабжения Китая опиумом и американцы с французами, закупавшие наркотик в Турции. Добавим сюда восточно-индийские княжества, которые также вели торговлю опиумом с Китаем через Гималаи (государство сикхов на опиумные деньги полностью переоснастило свою армию!).

«Подмять» Англию не получилось

Но вернёмся к русским. В 1844–1847 гг. приобретение чая отечественными купцами вышло на пик — ежегодно выменивалось более 6 тыс. мест. Наиболее успешным стал 1844 год, когда было выменяно 8 176 мест чая.

В отчетах РАК за 1840–1843 гг. имеются подробные сведения о сортах выменянного чая. Из этих отчётов видно, что в 1840 году было выменяно более 4 тыс. мест, из которых лучших сортов цветочного чая было около половины (1 950 мест). Самого низкого по качеству чая — кирпичного — приобрели только 100 мест.

«Кирпичный» чай — чай низкого сорта

«Кирпичный» чай — чай низкого сорта

В 1843 году из 6 654 мест чая лучшие цветочные сорта составляли 4 500 мест, т. е. около 68% всех мест. Кирпичного чая вообще компания в этот год не приобретала. Если мы с вами считаем одно место равным 2 пудам, то получается, что на пике РАК закупала 250–350 тонн чая, то есть столько, сколько раньше всего ввозилось чая в Россию. Но это только РАК, ибо в торговле в Кяхте принимало участие 57 российских купеческих компаний и домов.

В среднем в 1840‑е годы в Россию из Китая ввозилось до 400 тысяч пудов чая, или 6 400 тонн в год, то есть чуть меньше половины годового британского импорта. Тем не менее, для англичан и РАК, и русская торговля в Кяхте были словно бельмо на глазу. Так что после первой Опиумной войны бритты заключили с императором Китая тайное соглашение о том, что тот торговлю в Кяхте прикроет.

Возможно, император и выполнил бы своё обещание. Но в 1850‑х годах в Китае ахнуло восстание тайпинов, после чего императору стало совершенно не до Кяхты. Посему кяхтинская торговля осталась. Она пережила и годы реформ Александра II, и даже царствование Александра III, окончательно захирев только к 1890‑м.

То есть вплоть до конца XIX века Российская империя продолжала исправно снабжать себя и свои ближайшие западные окрестности китайским чаем. Но вот забороть ОИК и «подмять» под себя Англию у отечественных торговцев чаем так и не вышло.


[1] Хлопчатобумажная лёгкая ткань, производившаяся в Китае и массово ввозившаяся в Россию в XVIII — начале XIX века.

На всякий случай напоминаем: курение опасно для вашего здоровья, а курение опиума и других наркотиков — ещё и наказуемо согласно Уголовному кодексу Российской Федерации.

источник: https://fitzroymag.com/istorija/torgovlya-chaemii/

Подписаться
Уведомить о
2 Комментариев
Старые
Новые Популярные
Межтекстовые Отзывы
Посмотреть все комментарии
Альтернативная История
Logo
Register New Account
Reset Password
Compare items
  • Total (0)
Compare