Бокс одной рукой

16
5
Бокс одной рукой

Бокс одной рукой

Статья Александра Полищука и Андрея Уланова с сайта WARSPOT.

Содержание:

В октябре 1944 года советское командование планировало окончательно изгнать немцев с территории СССР и вступить на территорию врага с перспективой захвата Восточной Пруссии. Реализовать эту задачу должны были два фронта — 1-й Прибалтийский генерала армии И.Х. Баграмяна и 3-й Белорусский генерала армии И.Д. Черняховского. Однако советский Генштаб предполагал, а Верховное командование сухопутных войск вермахта располагало, и в планы пришлось вносить коррективы.

Вышло так, что Баграмян больше был сосредоточен на том, как бы немцы не возобновили сухопутную связь между отрезанными в Курляндии 16-й и 18-й армиями и рвущимися к ним на выручку танковыми дивизиями 3-й танковой армии генерал-полковника Рейнгардта (Georg-Hans Reinhardt). При этом войска Черняховского были уже готовы к броску вперёд на Гумбинненском направлении, и желание наступать у советского командования не пропало. После изменения обстановки Черняховский остался в одиночестве, и левая клешня наступления (правой должны были стать дивизии Баграмяна) превратилась в одинокий перст, рассекающий оборону 4-й немецкой армии генерала инфантерии Фридриха Хоссбаха (Friedrich Hoßbach) надвое, но в тоже время имеющий реальный шанс получить сильнейшие удары в оба открытых фланга, что в итоге и произошло.

Формат публикации не позволит описать все детали этого интереснейшего танкового сражения, и мы пока остановимся только на первом дне наступления, 16 октября 1944 года. Первый звонок будущей неудачи прозвенел для командующего фронтом Ивана Черняховского уже тогда.

Танки ИС-2 75-го гвардейского тяжёлого танкового полка 3-го Белорусского фронта

Танки ИС-2 75-го гвардейского тяжёлого танкового полка 3-го Белорусского фронта

В материальном плане операция была подготовлена отлично. Передовые части Черняховского были насыщены тяжёлыми танками ИС-2 и самоходными орудиями ИСУ-152, в больших количествах имелись новые Т-34-85. Фронт располагал и более специфическими частями вроде огнемётных танковых полков, полков танков-тральщиков или штурмовых инженерно-сапёрных бригад.

Мощной была и поддержка с воздуха, особенно на фоне фактического отсутствия в районе люфтваффе. Артиллерийская группировка имела очень большое количество стволов калибром 122 мм и выше, в основном, сосредоточенных в 20-й артиллерийской дивизии (ад) прорыва — это был как раз тот консервный нож, которым Черняховский планировал вскрыть немецкую оборону.

Имелся также эшелон развития успеха в виде полностью укомплектованного 2-го гвардейского танкового корпуса (гв.тк): три его бригады имели по 65 Т-34-85, а в поддержку придавались 21 СУ-85 401-го гвардейского самоходно-артиллерийского полка (гв.сап) и 21 СУ-76 1500-го сап — всего 210 танков Т-34-85, 42 самоходки и 11 101 человек личного состава.

Противник

Основной удар 3-го Белорусского фронта 5-я армия генерал-лейтенанта П.Г. Шафранова и 11-я гвардейская армия генерал-полковника К.Н. Галицкого наносили в полосе XXVI и XXVII армейских корпусов вермахта. Оба корпуса находились под командованием 4-й армии, при этом левый фланг 4-й армии примыкал к IX армейскому корпусу 3-й танковой армии.

4-я армия вермахта была сильным противником: накануне наступления с учётом всех подчинённых соединений она имела общую численность 390 287 человек. Из этих цифр уже видно, что перспективы советского наступления были очень сомнительными — численность войск 3-го Белорусского фронта в канун операции составляла 404 500 человек. С учётом прибывших в ходе сражения гренадёрской бригады «Фюрер» и парашютно-танкового корпуса «Герман Геринг», 1-я парашютно-танковая дивизия и 5-я танковая дивизии которого на 1 октября 1944 года насчитывали 19 484 и 15 049 человек соответственно, говорить о каком-то численном превосходстве советских войск вообще не приходится.

Подготовка к обороне, Восточная Пруссия, осень 1944 года. Солдаты вермахта занимают свежеотрытые окопы

Подготовка к обороне, Восточная Пруссия, осень 1944 года. Солдаты вермахта занимают свежеотрытые окопы

Согласно планам Черняховского, части 11-й гвардейской армии наносили основной удар в полосе 547-й, 549-й и 561-й фольксгренадёрских дивизий (фгд). Накануне советского наступления произошли небольшие изменения в дивизионно-корпусной подчинённости. Так, 14–15 октября 1944 года все три фольксгренадёрские дивизии были объединены под руководством штаба XXVII армейского корпуса, которым командовал генерал инфантерии Гельмут Прис (Hellmuth Prieß). Эти дивизии формировались по новым штатам и должны были насчитывать 10 763 человека каждая.

XXVII армейский корпус состоял из четырёх дивизий:

      • 131-я пехотная дивизия (пд) была своеобразным «донором» для XXVII армейского корпуса — из её состава в резерв корпуса были выведены три пехотных батальона. Кроме того, дивизия имела 10 собственных «Штугов», которые могли быть использованы на критических участках фронта.
      • 547-я фгд генерал-майора Эрнста Майнерса (Ernst Meiners) на 1 октября 1944 года насчитывала 9473 человека. Она была создана 11 июля 1944 года. Хотя фольксгренадёрские дивизии и не были гигантами по численности личного состава, но вооружены были очень достойно — например, на 14 октября 1944 года в 547-й фгд было шесть тяжёлых противотанковых орудий и 29 «Штугов». Артиллерия дивизии была достаточно сильной для осени 1944 года: 21 лёгкая и семь тяжёлых гаубиц, а также 12 полевых пушек.
      • 549-я фгд на 1 октября 1944 года насчитывала 8649 человек, на 14 октября в ней было 13 тяжёлых противотанковых орудий и 28 «Штугов». За артиллерию тоже было не стыдно: 27 лёгкая и восемь тяжёлых гаубиц. Дивизия была создана 11 июля 1944 года, командовал ей генерал-майор Карл Янк (Karl Jank).
      • 561-я фгд на 1 октября 1944 года насчитывала 12 468 человек. Дивизия была создана 24 июля 1944 года, командовал ей генерал-майор Вальтер Горн (Walter Gorn). 13 октября в дивизию прибыл маршевый батальон в количестве 77 унтер-офицеров и 475 рядовых. На 14 октября в дивизии было 14 тяжёлых противотанковых орудий и 22 «Штуга». Артиллерия была довольно сильная: 32 лёгкие и восемь тяжёлых гаубиц, четыре 100-мм пушки, четыре трофейных 76-мм полевых орудия и пять немецких полевых пушек. Кроме того, из резерва 4-й армии прибыл один батальон истребителей танков, вооружённых ручными противотанковыми гранатомётами. Из состава 131-й пехотной дивизии в полосу 561-й фгд было переброшено 11 лёгких и три тяжёлые гаубицы.

При всей своей «фольксгренадёрности» XXVII армейский корпус имел хороший артиллерийский и противотанковый кулак. Кроме 89 «Штугов» в составе дивизий, на 15 октября корпус имел три бригады штурмовых орудий (бшо): 203-ю (30 машин), 276-ю (28 машин) и 279-ю (33 машины), что в сумме даёт 180 «Штугов».

Кроме того, в полосе XXVII армейского корпуса находился армейский резерв: 103-я танковая бригада (тбр), которая на 14 октября насчитывала в боевом составе 1091 человека и имела 33 «Пантеры», из которых три были командирскими, а также четыре зенитных танка. Бригадой в первых боях командовал подполковник Артур фон Эрцен (Arthur von Oertzen). Ещё хуже для советских танкистов было другое — в подчинение 103-й бригады для совместных действий прибыл 505-й тяжёлый танковый батальон (ттб) майора Вернера фон Бешвица (Werner von Beschwitz), насчитывавший 40 «Королевских Тигров».

Итого танкистов 11-й гвардейской армии генерал-полковника К.Н. Галицкого в полосе только одного XXVII армейского корпуса встречали 180 «Штугов», 33 «Пантеры» и 40 «Королевских Тигров» — в сумме 253 единицы, опасных для любой советской бронетехники, не считая тяжёлых противотанковых орудий.

Ополченцы фольксштурма во время тренировок. Восточная Пруссия, октябрь 1944 года

Ополченцы фольксштурма во время тренировок. Восточная Пруссия, октябрь 1944 года

Стоит отметить, что советская разведка накануне наступления смогла распознать находящиеся на передовой части и соединения противника и даже отметила их высокий уровень укомплектованности. При этом особо отмечалось: хотя фольксгренадёрские дивизии сформированы недавно, в их составе много ветеранов советско-германского фронта из числа разгромленных частей и выздоравливающих после ранений, «имеющих длительный боевой опыт». Также описывалась высокая мотивированность фольксгренадёров идеей «не допустить врага на немецкую землю» — многие в пополнении были добровольцами из числа жителей Восточной Пруссии. Однако оценку резервов разведка фронта дала чересчур оптимистичную, указывая, что «крупных резервов противник не имеет».

Разведка 11-й гвардейской армии считала, что в первый день против наступавших частей может быть задействованы только дивизионы штурмовых орудий 549-й пд, 561-й пд и 547-й пд, а также некий танковый батальон «Норвегия». Общая численность техники противника оценивалась в 60 танков и 44 самоходных орудия. Остальные резервы, по мнению разведчиков, могли вступить в бой лишь на 2–3 день операции.

Советские силы

С советской стороны участвовали две армии. 5-я армия генерал-лейтенанта П.Г. Шафранова наносила удар на 9-км участке фронта Кудиркос-Науместис — Кибартай с задачей овладеть рубежом Пилькаллен — Шталлупенен с дальнейшим выходом на рубеж Краунишкен — Шойнюшен на реке Инстер силами своих корпусов.

Наш рассказ посвящён в основном действиям в полосе 11-й гвардейской армии, поэтому расскажем подробнее о ней. На правом фланге армии действовал 8-й гвардейский стрелковый корпус (гв.ск) генерал-лейтенанта М.Н. Завадовского; он силами 5-й, 26-й и 83-й гвардейских стрелковых дивизий (гв.сд) прорывал оборону на 5-км участке Кумец-1 — Кунигишки — Ланкен и наносил главный удар в направлении Клайпуце — Мажуце.

Ведет огонь батарея 122-мм гаубиц М-30. Восточная Пруссия, 3-й Белорусский фронт

Ведет огонь батарея 122-мм гаубиц М-30. Восточная Пруссия, 3-й Белорусский фронт

К командованию действующей в первом эшелоне 5-й гв.сд в мае 1944 года был допущен вечный полковник Н.Л. Волков. Получив это звание осенью 1942 года, он не только закончил в нём войну, но и ушёл в отставку в 1956 году. В наступлении дивизия была усилена 76-м гвардейским тяжёлым танковым полком (гв.ттп) полковника Е.М. Белолюбского (21 ИС-2), 345-м гвардейским тяжёлым самоходно-артиллерийским полком (гв.тсап) (21 ИСУ-122) и ротой 148-го инженерно-танкового полка (итп) майора И.Ф. Протащика, имевшей семь танков-тральщиков Т-34.

Действующая в первом эшелоне 26-я гв.сд генерал-майора Г.И. Чернова в наступлении была усилена 1-м и 2-м батальонами 153-й тбр подполковника И.Ф. Тимофеева и 343-м гв.тсап подполковника А.К. Куликова и двумя ротами 148-го итп, которые поддерживали наступление 75-го и 79-го гвардейских стрелковых полков (гв.сп). В сумме это давало 58 Т-34 и 21 ИСУ-152.

83-я гв.сд генерал-майора А.Г. Маслова должна была действовать во втором эшелоне. Всё вышеперечисленное давало 86 танков и 42 самоходных орудия, или 25 единиц техники на 1 км фронта прорыва.

В центре боевых порядков 11-й гвардейской армии в 2,5-км полосе Кунигишки — Ланкен — Сталавка с дальнейшим ударом в направлении Будвеце — Поевонь наступал 16-й гв.ск генерал-майора С.С. Гурьева, также построенный в два эшелона.

Танк Т-34 с минным тралом

Танк Т-34 с минным тралом

В первом эшелоне шла 31-я гв.сд генерал-майора И.Д. Бурмакова. Для усиления 99-му гв.сп дивизии придали 3-й батальон 153-й тбр — в документах армии эти силы значатся как «21 иностранный танк». Судя по всему, в батальон слили всю имевшуюся в бригаде «сборную солянку» — за день до наступления в строю имелось 11 M4A2 «Шерман», девять «Валентайнов» Mk.IX, Mk.VI, Mk.V, Mk.III и один M3 «Стюарт». Также дивизия была усилена 1435-м сап (21 СУ-85).

Эшелоном развития успеха 16-го гв.ск выступала 1-я гв.сд полковника П.Ф. Толстикова. Она была усилена 213-й тбр (65 Т-34) и 1057-м сап (21 СУ-85) и имела задачу выйти на государственную границу в районе Пиллюпенен — Герриттен. Вся бронегруппировка 16-го гв.ск насчитывала 86 танков и 42 самоходных орудия, или 17 единиц на 1 км фронта прорыва.

На левом фланге наступал 36-й гв.ск генерал-майора Е.В. Рыжикова, усиленный артиллерией, а его 84-ю гв.сд поддерживали 77-й гв.ттп (21 ИС-2) и 348-й гв.тсап (21 ИСУ-122).

В первом эшелоне корпуса наступала на 2,5-км фронте Крулево — Кшесло 84-я гв.сд генерал-майора Г.Б. Петерса, а 11-я гв.сд генерал-майора Н.Г. Цыганова оборонялась на 11-км фронте. Во втором эшелоне шла 18-я гв.сд генерал-майора Г.П. Исакова.

У командира 36-го гв.ск был небольшой козырь в рукаве — корпусная подвижная группа на основе 1-го и 2-го батальонов 58-го гв.сп 18-й гв.сд и 1-го батальона 243-го гв.сп 84-й гв.сд Батальоны, посаженные на автомашины и усиленные бронетехникой, должны были стремительно продвигаться вперёд, сея смерть и разрушения в глубине вражеской обороны.

В резерве 11-й гвардейской армии оставалась 16-я гв.сд генерал-майора М.А. Пронина.

Батарея 152-мм гаубиц ведёт огонь в Восточной Пруссии

Батарея 152-мм гаубиц ведёт огонь в Восточной Пруссии

Всего в 11-й гвардейской армии имелось 193 танка и 105 самоходных орудий. Плотность артиллерии на участке прорывов была следующая (всего 1962 орудия, в том числе 1032 — калибром 122 мм и выше):

      • 8-й гв.ск (фронт прорыва 5 км): всего 849 орудий, из них 407 – калибром от 122 мм и выше. На 1 км приходилось 170 орудий, из них 81 — крупного калибра;
      • 16-й гв.ск (фронт прорыва 2,5 км): всего 562 орудия, из них 332 – калибром от 122 мм и выше. На 1 км приходилось 225 орудий, из них 133 — крупного калибра;
      • 36-й гв.ск (фронт прорыва 2,5 км): всего 551 орудие, из них 293 – калибром от 122 мм и выше. На 1 км приходилось 220 орудий, из них 117 — крупного калибра.

По другим, достаточно спорным данным, содержащимся в журнале боевых действий 11-й гвардейской армии, оформленном в мае 1949 года, на 11-км участок прорыва приходилось 1273 полевых орудия и 743 миномёта калибром 82 и 120 мм.

Кроме того, в прикрывавших боевые порядки армии двух зенитных дивизиях и одном полку было 32 зенитных 76-мм и 85-мм орудия и 168 мелкокалиберных 20-мм и 37-мм автоматов.

Интересно, что все три стрелковых корпуса получили на усиление гвардейские штурмовые инженерно-сапёрные батальоны (гв.шисб): 11-й, 8-й и 7-й соответственно, а в резерве армии остался 10-й гв.шисб.

Очень достойной была авиационная поддержка 11-й гвардейской армии: её действия обеспечивали 277-я и 311-я штурмовые авиадивизии (шад), а также половина 6-й гвардейской бомбардировочной авиадивизии (гв.бад).

На первом этапе 11-й гвардейской армии предстояло разгромить главные силы 549-й, 561-й и 547-й фгд немцев и выйти на рубеж Бруххефен — Руджен — Ташитен — Виштынец — Повиштайце. Планируемый темп наступления составлял 10–12 км в сутки. На втором этапе операции планировалось нарастить силу удара за счёт ввода в бой вторых эшелонов армии и выйти на реку Роминте на участке Гумбиннен — Гольдап со средним темпом продвижения 10 км в сутки.

Кроме того, 8-й гв.ск должен был оказать содействие соседней 5-й армии в уничтожении шталлупененского укрепрайона, обойдя его с юга и с запада. 16-й гв.ск наносил рассекающий удар в направлении Вальтеркемен, обеспечив тем самым ввод в бой 2-го гв.тк (если бы корпус вводили в полосе 11-й гвардейской армии). По выходу на реку Роминте оба корпуса должны были наступать на Гумбиннен и овладеть им вместе с войсками 5-й армии. Левофланговый 36-й гв.ск имел задачу очистить от противника Роминтеновскую пущу (площадь 360 км²) и взять город Гольдап, обеспечив левый фланг 11-й гвардейской армии от ударов с юга.

источник: https://warspot.ru/3542-boks-odnoy-rukoy

Подписаться
Уведомить о
0 комментариев
Межтекстовые Отзывы
Посмотреть все комментарии
Альтернативная История
Logo
Register New Account
Reset Password
Compare items
  • Total (0)
Compare