×

Битва за Крит: перелом

15
2
Битва за Крит: перелом

Битва за Крит: перелом

Статья Владислава Гончарова с сайта WARSPOT.

Содержание:

20 мая 1941 года немецким парашютистам удалось занять на Крите четыре отдельных плацдарма. Вместе с тем силы десанта оказались рассеяны и понесли огромные потери, а победа всё ещё была далека. Теперь исход сражения зависел прежде всего от решительности командиров на местах.

21 мая: сектор Малеме-Кания

До самого утра 21 мая британцы активности не проявляли. Благодаря этому десантники смогли укрепить свои позиции и провести перегруппировку сил. Утром того же дня генерал Штудент, находившийся в Афинах, принял решение идти ва-банк — несмотря на потери, бросить все силы на захват Малеме. Вместо раненого генерала Майндля руководство десантом принял полковник Рамке. Парашютистов из числа подкреплений предполагалось сбрасывать с минимальной высоты, а горных егерей 85-го горнострелкового полка доставлять на аэродром Малеме, несмотря на продолжающийся огонь противника. Ещё на рассвете одиночному «Юнкерсу» удалось сесть на песчаном берегу реки Тавронитис, на нём вместе с другими ранеными был эвакуирован генерал Майндль.

На аэродроме Малеме первый «Юнкерс» приземлился в 8:10 (здесь и далее по Гринвичу); несмотря на артиллерийский обстрел, он смог успешно разгрузиться и взлететь. Следующим транспортникам повезло меньше — вернуться на базу удалось лишь половине машин. Часть немецких самолётов была сбита ещё в воздухе, часть уничтожена снарядами на земле, а остальные попросту не смогли взлететь с изрытого воронками поля.

Разбитые «Юнкерсы» на аэродроме Малеме, 22 мая 1941 года. nzhistory.govt.nz

Разбитые «Юнкерсы» на аэродроме Малеме, 22 мая 1941 года. nzhistory.govt.nz

С рассветом «Мессершмитты-110» начали штурмовку британских позиций, а в 9 часов утра пикировщики атаковали Галатасские холмы. В первой половине дня стороны активности не проявляли. Лишь к северу от Галатаса англичане безуспешно пытались атаковать занятый немцами «Кладбищенский холм» силами роты 19-го батальона при поддержке эскадрона новозеландской конницы. Такое отсутствие активности принято объяснять угрозой с воздуха, однако немецкие самолёты не могли «висеть» над вражескими позициями постоянно, и использовались в первую очередь для поддержки атак десантников. В любом случае бездействие англичан позволило немцам провести перегруппировку и постепенно наращивать силы.

Спокойствие прервалось около 16 часов, когда парашютисты из штурмового десантного полка внезапной атакой заняли деревню Пиргос (новозеландцы отступили на Платаниас). Это стало одним из ключевых моментов сражения — теперь противники немцев были отодвинуты от аэродрома настолько, что больше не могли обстреливать его из лёгкого оружия. Решение Штудента продолжить высадку привело к успеху.

Новый командующий десантом полковник Рамке высадился с парашютом во второй половине дня. Он сразу же отдал войскам приказ: обойти фланг противника по горам южнее Малеме и занять позиции его артиллерии, обстреливающей аэродром. Далее планировалось соединиться с 3-м парашютным полком у Кании, объединив два плацдарма.

К вечеру немцы окончательно зачистили район аэродрома. Теперь британская артиллерия могла обстреливать его только издалека, без корректировки, что сильно снизило эффективность огня.

Бои в районе Малеме и Кании 20-22 мая 1941 года. Peter D. Antill. Crete 1941

Бои в районе Малеме и Кании 20-22 мая 1941 года. Peter D. Antill. Crete 1941

В этот момент британцы всё ещё имели многократное превосходство над немцами в районе Малеме.

«Вечером второго дня вторжения ситуация балансировала на лезвии ножа. Мощная британская контратака могла переломить ситуацию и обернуться для нас полным разгромом»,

— констатирует дневник боевых действий 5-й горнострелковой дивизии. Однако командир 5-й новозеландской бригады генерал Харгест всё ещё медлил, ожидая приказов сверху. Что же касается генерала Фрейберга, то он лишь во второй половине дня распорядился о переброске в район Кании дополнительных сил — 3-го австралийского дивизиона полевой артиллерии (в качестве пехоты) и противотанковых подразделений 106-го полка британской конной артиллерии. Сюда же был направлен 7-й австралийский батальон, ранее бездействовавший на побережье восточнее бухты Суда, предполагалось, что он сменит 20-й батальон 10-й новозеландской бригады между Канией и Галатасом, высвободив его для усиления 5-й бригады у Пиргоса.

Фрейберг всё ещё ждал удара с моря, поэтому упорно продолжал держать мощные силы у бухты Суда. Лишь вечером 21 мая он наконец отдал приказ на наступление (силами всего двух батальонов). Атака начиналась ночью: 20-й батальон двигался на Пиргос вдоль берега, а 28-й батальон с тремя лёгкими танками по шоссе левее него. После полуночи атаку должны были поддержать налёты бомбардировщиков из Египта на район Малеме.

У Кании атака немецкого 3-го парашютного полка на Галатасские холмы окончились неудачей, несмотря на поддержку пикировщиков. После этого стороны здесь активных действий не вели: у немцев не хватало сил, британские же командиры не проявляли инициативы без приказа сверху.

21 мая: сектор Ретимнона

В отличие от Малеме, здесь бои начались уже с 6 часов утра — австралийцы упорно атаковали холм «А». Первая атака была отбита, но командир 1-го австралийского батальона полковник Кэмпбелл подтянул подкрепления, и около 9 часов утра его люди всё же сбили немцев с холма, вновь заняв артиллерийские позиции и взяв 59 пленных.

Действия британских частей к востоку от Ретимнона 21 мая 1942 года. Cavin Long. Greece, Crete and Syria

Действия британских частей к востоку от Ретимнона 21 мая 1942 года. Cavin Long. Greece, Crete and Syria

Теперь основные силы десанта сгруппировались в двух пунктах: возле каменного здания фабрики оливкового масла у Ставроменоса (к востоку от холма «A») и западнее аэродрома, а также у деревни Периволия и холма «C» (между Платанесом и Ретимноном). Здесь немцы укрепили церковь Святого Георгия и обнесённое каменной стеной кладбище при ней. В обоих местах десантники перехватили приморское шоссе (на восток к Ираклиону и на запад к Ретимнону).

После того, как бригадный генерал Вэзи был отозван в район Кании вместе с 7-м батальоном, командиром сектора остался полковник Кэмпбелл. Несмотря на ослабление своих войск, он продолжил активные действия, однако все атаки в районе Ставроменоса успехом не увенчались, хотя австралийцам удалось отремонтировать брошенные танки и опять ввести в строй 75-мм батарею на холме «A». Вдобавок обнаружилось, что шифров для радиосвязи нет, поэтому переговоры со штабом в бухте Суда приходилось вести открытым текстом.

Бои в секторе Ретимнона 20-21 мая 1941 года. Peter D. Antill. Crete 1941

Бои в секторе Ретимнона 20-21 мая 1941 года. Peter D. Antill. Crete 1941

21 мая: сектор Ираклиона

Лишь к утру 21 мая полковник Бройер и его командиры смогли собрать и реорганизовать своих разбросанных по холмам парашютистов. Около 9 часов утра немцы атаковали холм, прикрывавший аэродром с юго-востока, а также попытались продвинуться к Ираклиону с юга по дороге от Кносса, но обе атаки были отбиты.

В самом Ираклионе десантникам повезло больше. Командир 3-го батальона майор Шульц так и не получил отданного по радио приказа поддержать утреннюю атаку ударом с запада, но по своей инициативе решил атаковать город. Атака началась в 9:30 после налёта немецких бомбардировщиков. Группы лейтенантов Эггера и Беккера ворвались в город через западные и северные ворота. После пяти часов тяжёлых уличных боев люди Эггера пробились к гавани и захватили старый венецианский форт.

Город обороняли в основном греческие части, их боеприпасы подходили к концу, а успех немцев подорвал моральный дух греков. Около 16 часов греческий командир сообщил немцам о том, что готов сдать город (переговоры сорвало лишь вмешательство англичан). Чеппел срочно направил для руководства войсками в Ираклионе своих офицеров, а также перебросил сюда два британских взвода и запас трофейного оружия. К утру 22 мая немцев вновь удалось выбить из города.

Вечером 21 мая десантники Бройера получили первое подкрепление — одиннадцать транспортных «Юнкерсов» сбросили к востоку от аэродрома полторы сотни парашютистов. Однако этого явно не хватало для того, чтобы переломить ситуацию: войска Чеппела уверенно контролировали аэродром и территорию вокруг него.

21 мая: бои на море

Тем временем к северу от Крита развернулось настоящее морское сражение. В 8:35 в сорока милях юго-западнее мыса Матапан немецкие пикировщики и итальянские торпедоносцы атаковали шедших вместе соединение «А1» вице-адмирала Роулингса и соединение «B» кэптена Роули (2 линкора, 2 крейсера и 8 эсминцев). Вскоре сюда же подошло соединение «D» контр-адмирала Гленни — ещё 2 крейсера и 4 эсминца. Совместным зенитным огнём британцы отбили атаку, сбив 2 самолёта.

Во второй половине дня немецкие горизонтальные бомбардировщики вновь атаковали соединение «D» западнее Крита, из четырёх Ju.88 три были сбиты, при этом крейсера «Аякс» и «Орион» получили лишь небольшие повреждения. Правда, расход зенитных боеприпасов в итоге оказался неожиданно большим, но это пока не казалось серьёзной проблемой.

Восточнее Крита дела британцев шли не столь хорошо. Около 10 часов утра немецкие и итальянские самолёты со Скарпанто атаковали в проливе Касо соединение «С» контр-адмирала Кинга (2 крейсера, 4 эсминца), уходившее на юг после ночного патрулирования. Упорные атаки продолжались несколько часов, в итоге около 13:00 был потоплен эсминец «Джуно»: итальянская бомба угодила в артпогреб, корабль взорвался и затонул. Погибла половина экипажа (128 человек).

К этому времени первый немецкий транспортный отряд, на котором предполагалось доставить в залив Кания тяжёлое пехотное вооружение и боеприпасы, уже находился южнее острова Милос. Флотилию из 25 рыбачьих каиков и каботажных судов возглавлял итальянский миноносец «Лупо». Всего на судах находилось порядка 2300 человек из состава 5-й немецкой горной дивизии: 3-й батальон 100-го полка, тыловые и вспомогательные части, а также некоторое количество бойцов итальянского полка «Сан-Марко». Во второй половине дня отряд был обнаружен английским самолётом-разведчиком. Каннингем приказал соединениям «B» и «D» с наступлением темноты войти в Эгейское море и уничтожить десант.

В 23:30, когда немцам до берега оставалось ещё 18 миль, британские корабли (3 лёгких крейсера и 4 эсминца) обнаружили конвой. Дальнейшие события могут служить наглядной иллюстрацией того, как проходила бы операция «Морской лев», будь она реализована. Казалось, крейсера и эсминцы должны были полностью уничтожить беззащитный десант, но в темноте огневая мощь крупных кораблей оказалась избыточной против скопления мелких судов, и даже радиолокатор не помог разобраться в столпотворении. Корабли беспорядочно стреляли в разные стороны и в итоге не смогли даже потопить «Лупо» — итальянский миноносец получил 18 попаданий, но уцелел.

Итальянский миноносец «Лупо». Журнал «Моделист-Конструктор», 2000, №3

Итальянский миноносец «Лупо». Журнал «Моделист-Конструктор», 2000, №3

Около 2 часов ночи контр-адмирал Гленни прекратил стрельбу и отвернул на запад. Он доложил, что в конвое находилось около 50 судов, большинство из них было потоплено, погибло до 4000 немцев. Формально британцы действительно одержали победу, ведь до Крита добрались лишь 52 егеря. Однако большинство остальных егерей уцелело, дождавшись ухода англичан, возвращения «Лупо» и прибытия итальянских торпедных катеров. Утром 22 мая к спасательной экспедиции присоединились и немецкие гидросамолёты. В итоге было спасено 1665 человек, погибло и утонуло около 700 человек.

В ночном бою британские крейсера истратили почти треть своего боезапаса. Пополнить его можно было только в базе, поэтому Каннингем приказал Гленни уводить соединение «D» в Александрию. Так победа над флотилией рыбачьих судёнышек вывела из боя заметную часть британских морских сил.

22 мая: запоздалый контрудар у Малеме

Лишь утром 22 мая британское командование наконец нанесло контрудар в направлении аэродрома Малеме. Для его проведения были сосредоточены немалые силы: основная часть 5-й новозеландской бригады и 20-й батальон из состава 10-й бригады. Атака началась около 7 часов утра. На правом фланге 20-й и 28-й батальоны при поддержке четырёх лёгких танков «Виккерс» и нескольких танкеток «Карден-Ллойд» заняли Пиргос; до лётного поля оставалась всего несколько сот метров, но тут новозеландцы залегли под ураганным огнём немцев. На левом фланге 21-й батальон сумел занять аэродромную радиостанцию и ворвался в деревню Ксамудохори, но взять высоту 107 так и не смог.

Новозеландские солдаты атакуют аэродром Малеме. nzhistory.govt.nz

Новозеландские солдаты атакуют аэродром Малеме. nzhistory.govt.nz

Тем временем на аэродром Малеме начали прибывать самолёты с немецкими подкреплениями; выскакивая из «Юнкерсов», десантники сразу же вступали в бой. К полудню новозеландцы были вынуждены отойти к Пиргосу, потеряв большую часть бронетехники.

Ситуация вновь висела на волоске. Если бы Фрейберг подтянул к месту атаки все имевшиеся у него резервы, сопротивление немцев удалось бы сломить. Но 7-й австралийский батальон, накануне прибывший из-под Ретимнона вместе с генералом Вэзи, был передан в состав 10-й новозеландской бригады у Кании и в бою не участвовал. Морские пехотинцы из MNBDO вместе с Уэльским батальоном так и обороняли бухту Суда, лишь вечером 700 морпехов были сведены в морской батальон майора Гаррета, но и их Фрейберг бросил под Канию, хотя было уже очевидно, что главным источником немецких пополнений является аэродром Малеме.

Южный фронт против немецкой группы «Кания» занимали 8-й австралийский батальон, 2-й австралийский полк полевой артиллерии, рота коммандос и 2-й греческий полк. С севера против немцев действовали 10-я и 4-я австралийские бригады, а также 8-й греческий полк. Таким образом, против трёх батальонов 3-го парашютного полка было сосредоточено как минимум 12 батальонов, но все они бездействовали почти весь день — Фрейберг так и не решился перебросить хотя бы часть этих сил к Малеме, где решался исход всего сражения.

Лишь около 15 часов 19-й новозеландский батальон попытался с юга обойти немецкие позиции в районе концлагеря и занять высоты, но был отброшен. В ответ около 19 часов немцы нанесли удар в направлении Галатаса, эта атака была отбита отрядом греческих ополченцев под командованием капитана Форрестера.

Вечером 22 мая в Малеме прибыл командир 5-й горнострелковой дивизии генерал-майор Юлиус Рингель со штабом. Он принял на себя командование всеми немецкими войсками в западной части Крита. Всего за этот день на аэродроме было высажено четыре батальона 5-й горнострелковой дивизии: 1-й и 2-й батальоны 100-го полка, 1-й батальон 85-го полка, 95-й сапёрный батальон.

Генерал Юлиус Рингель награждает молодого десантника. nzhistory.govt.nz

Генерал Юлиус Рингель награждает молодого десантника. nzhistory.govt.nz

Рингель реорганизовал свои силы в три группы. Первая (95-й сапёрный батальон майора Шётте) должна была прикрывать Малеме с запада и юга. Вторая (десантно-штурмовой полк полковника Рамке) должна была наступать вдоль шоссе на Канию. Третья (три батальона горных стрелков 100-го полка) обходила левый фланг британцев по горам, имея задачей соединиться с 3-м парашютным полком в районе концлагеря.

Фрейберг теряет веру в победу

Вечером 22 мая Фрейберг приказал вновь атаковать аэродром, но атака даже не началась, так как в штаб 2-й новозеландской дивизии пришло известие о том, что немцы перехватили шоссе из Суды на Малеме. Это была усиленная разведгруппа 3-го парашютного полка под командованием майора Гельмана, обошедшая по горам правый фланг 10-й новозеландской бригады. На шоссе возле деревни Сталос десантники Гельмана захватили английскую автоколонну с подкреплением и боеприпасами — коммуникации 5-й бригады были перерезаны.

Английское командование не знало, сколь малая группа немцев перехватила шоссе. Командир 2-й новозеландской дивизии бригадный генерал Эдвард Паттик запаниковал и вместо того, чтобы попытаться расчистить дорогу, после совещания с начальником штаба Фрейберга полковником Стюартом, принял совершенно невероятное решение: отвести 5-ю бригаду на линию реки Платаниас (на 4 км от аэродрома). Как пишет австралийский исследователь Кевин Лонг, автор первой и одной из наиболее подробных работ о битве за Крит,

«по сути, это решение, принятое около 10 часов вечера 22 мая, означало потерю острова Крит. После этого враг мог использовать лётное поле без помех».

Бывший командир 2-й новозеландской дивизии генерал Эдвард Паттик. nzhistory.govt.nz

Бывший командир 2-й новозеландской дивизии генерал Эдвард Паттик. nzhistory.govt.nz

Ночью Фрейберг связался по радио с генералом Уэйвеллом. Командующим британскими войсками на Среднем Востоке предложил наладить отправку подкреплений на Крит через Тимбакион, которому менее всего угрожали налёты немецкой авиации. Однако Фрейберг заявил, что у него имеются всего 150 полуторатонных грузовиков и ещё 117 других машин, и он не сможет обеспечить переброску войск по приморскому шоссе, а главное — что это шоссе уже перерезано противником в районе Ретимнона. Фрейберг панически докладывал Уэйвеллу:

«1) Я не имею возможности удержать все тыловые районы и береговую линию;

2) Мои войска не могут сражаться без отдыха, поэтому мне придётся сократить линию фронта. Враг скоро сравняется с нами в численности <…> но мы сможем сражаться, пока будем иметь надёжное снабжение».

На самом деле немцы высадили в районе Малеме и Кании всего 10 батальонов и уже понесли огромные потери. Фрейберг же имел на западе острова до 20 батальонов и некоторое количество более мелких подразделений, танки, артиллерию, а также четыре греческих полка. К ночи с 22 на 23 мая британцы имели как минимум двукратное численное превосходство над противником, а с учётом греков оно становилось трёхкратным. Проблема британцев крылась не в численности и тем более не в количестве техники — Фрейберг и его командиры продемонстрировали поразительное неумение распределить эти силы и управлять ими. С вечера 22 мая сюда же добавился психологический фактор: командование британских войск утратило веру в победу.

Тем временем немцы продолжили сбрасывать снабжение десантникам в Ретимноне и Ираклионе. Под Ретимноном 2-й парашютный полк сумел отбить все атаки англичан. У Ираклиона активных действий не велось, стороны укрепляли свои позиции и занимались сбором трупов: англичане утверждают, что лишь за этот день собрали и похоронили 1250 убитых немцев. Западнее города немцы пытались атаковать греческие позиции, гоня перед собой толпу женщин и детей, но им пришлось отказаться от этого приёма, когда греки в ответ пригрозили расстрелять всех немецких пленных.

23 мая: Рингель переходит в наступление

Воспользовавшись передышкой, которую предоставил ему отход британских войск, генерал Рингель решил заняться ликвидацией противника у себя в тылу — в западной части Крита. Утром 23 мая он направил 95-й сапёрный батальон в сторону Кастели и небольшой отряд для занятия деревни Палеохора на южном берегу острова. Однако на подступах к Кастели сапёры были остановлены ожесточённым сопротивлением греков. Вечером пришлось направить им подкрепление — только что высаженный в Малеме противотанковый взвод, а вслед за ним две роты 55-го мотоциклетного батальона.

Егеря 100-го полка 5-й горной дивизии перед погрузкой в транспортный самолёт. nzhistory.govt.nz

Егеря 100-го полка 5-й горной дивизии перед погрузкой в транспортный самолёт. nzhistory.govt.nz

Одновременно группа Рамке после воздушного налёта и небольшой артподготовки атаковала оборону 5-й новозеландской бригады на шоссе. К 9 часам утра десантники ворвались на артиллерийские позиции новозеландцев (были захвачены 3 орудия, остальные оборонявшиеся успели вывезти). Немцев удалось остановить лишь у моста через сухое русло перед деревней Платаниас.

Около полудня двинулась вперёд и обходная группа полковника Утца. 1-й батальон 85-го горного полка обошёл по горами левый фланг 5-й новозеландской бригады, оказавшись в 2 км южнее деревни Модион. 1-й батальон 100-го горного полка атаковал занятую новозеландцами высоту 259, откуда корректировался артиллерийский огонь по аэродрому Малеме, и к вечеру занял её. Опасаясь потерять орудия, Паттик и Харгест отвели их на новые позиции южнее Платаниаса. До аэродрома отсюда было 7,5 км, и теперь немецкие самолёты могли садиться свободно.

Ещё утром британцы силами 18-го батальона попытались сбить группу майора Гельмана с шоссе у Сталоса. Командир батальона преувеличил силы противника, получив отпор, он отошёл назад и более не пытался расчистить дорогу. Днём к отряду Гельмана вышли егеря Утца, а Рингель двинул им на помощь 2-й батальон 100-го полка. Тем временем 1-й батальон 85-го горно-егерского полка продвинулся ещё южнее и к вечеру соединился с частями 3-го парашютного полка севернее Аликиану. Фронт групп «Малеме» и «Кания» наконец сомкнулся, охватив британские позиции с юга.

Утром 23 мая аэродром Малеме, где скопилось свыше сотни немецких самолётов, атаковали 12 британских бомбардировщиков, согласно докладам их экипажей, было уничтожено 6 транспортных «Юнкерсов». Но поскольку артобстрел лётного поля прекратился, уже вечером немцы смогли перебросить сюда эскадрилью истребителей.

Немецкая зенитная установка на аэродроме Малеме. nzhistory.govt.nz

Немецкая зенитная установка на аэродроме Малеме. nzhistory.govt.nz

Во второй половине дня Чеппел и Фрейберг вновь приняли решение на отход, мотивируя его тем, что сокращение линии фронта улучшит снабжение войск и управление ими. Новая линия обороны проходила за 3 км перед Галатасскими холмами: в ночь с 23 на 24 мая её заняла 4-я бригада, за ней вторым эшелоном развернулась 10-я. 5-я бригада, наиболее уставшая и потрёпанная, была выведена в тыл. Левый фланг Галатасской позиции юго-западнее деревни Периволия прикрывала 19-я бригада генерала Вэзи (7-й и 8-й австралийский батальоны, а также 2-й греческий полк).

23 мая: Ретимнон и Ираклион

У Ретимнона в этот день британцев также постигла неудача. После разговора с Уэйвеллом Фрейберг действительно занялся расчисткой приморского шоссе, для этого утром 23 мая он направил из Суды в Ретимнон роту коммандос с двумя 42-мм противотанковыми пушками. Но стоило ли отзывать отсюда 7-й батальон, чтобы через два дня перебрасывать обратно другие подразделения? Около 8 часов вечера коммандос достигли Ретимнона, атаковали немцев у Периволии, однако были разбиты и отступили обратно к бухте Суда.

У Ираклиона в этот день активна была лишь немецкая авиация, бомбившая британские позиции и сбрасывавшая снаряжение парашютистам. Утром на аэродром пытались сесть 6 «Харрикейнов», высланных с аэродромов Северной Африки, но зенитчики приняли их за немцев и открыли огонь. Два истребителя были сбиты, ещё три развернулись и улетели обратно, и лишь один сумел приземлиться. Чуть позже появились ещё 6 «Харрикейнов», после боя с немецкими самолётами они сели на аэродром, но при этом четыре из них повредили хвостовые колёса.

Около полудня из Тимбакиона прибыло неожиданное подкрепление — 2 танка «Матильда». Танкисты сообщили, что за ними следует батальон Хайлендеров подполковника Андерсона, высаженный с транспорта «Гленгайл» в ночь с 19 на 20 мая. На этот момент у Чеппела оставалась всего одна исправная «Матильда», но Фрейберг приказал погрузить все три танка вместе с двумя полевыми орудиями на лихтер и отправить в бухту Суда.

Днём немцы предъявили командованию греков ультиматум: если они не сдадутся, Ираклион будет уничтожен. В подтверждение этого город подвергся массированной бомбардировке (особенно пострадал район порта). Командиры греков отвергли ультиматум, но Чеппел на всякий случай вывел греческие войска из города. Вместо греков оборону в городе заняли две роты ланкастерцев.

24 мая: последний рубеж

Утром 24 мая 95-й сапёрный батальон после налёта пикировщиков взял городок Кастели. Греки потеряли около 200 человек убитыми и ранеными, остатки их 1-го полка отошли на юг в сторону Палеохоры. В плен попало 13 греков и два новозеландских офицера.

Расстрел греческих заложников в Кондомари (3 км северо-западнее Малеме) 2 июня 1941 года. Съёмка военного корреспондента вермахта Франца-Петера Вайкслера. bundesarchiv.de

Расстрел греческих заложников в Кондомари (3 км северо-западнее Малеме) 2 июня 1941 года. Съёмка военного корреспондента вермахта Франца-Петера Вайкслера. bundesarchiv.de

После этого 200 местных жителей были взяты в заложники и расстреляны якобы за зверское убийство местными ополченцами немецких парашютистов, приземлившихся здесь 20 мая. В тот день 17 из 57 парашютистов были взяты в плен, а остальные 40 убиты. Немцы заявили, что на их трупах были обнаружены следы жестоких пыток. Рингель тут же издал приказ о том, что за убийство одного егеря должны быть расстреляны 10 заложников; усадьба, рядом с которой происходило убийство, сжигалась.

Несколько позже комиссия главного медицинского инспектора ВВС установила, что лишь 6 или 8 трупов немецких солдат, обнаруженных в Кастели, действительно были изуродованы, правда, осталось неясным, случилось ли это при жизни или после их смерти.

Убитые заложники в Кондомари. bundesarchiv.de

Убитые заложники в Кондомари. bundesarchiv.de

24 мая группы «Малеме» и «Кания» окончательно сформировали единый фронт перед Галатасом. Однако лобовые атаки на новый рубеж 2-й новозеландской дивизии у Платаниаса оказались неудачными — к ночи немцам пришлось оставить все занятые ими пункты. Успех был достигнут лишь на крайнем левом фланге, где им удалось занять Платаниас.

Днём 24 мая на аэродроме Малеме высадился штаб и 3-й батальон 85-го горно-егерского полка. Рингель немедленно направил эти силы к Модиону, чтобы вместе с 1-м батальоном полка на следующее утро обходным манёвром занять Канию. Вечером в Малеме прибыл сам генерал Штудент, который лично вручил полковнику Рамке Железный крест 1-й степени.

В ночь с 24 на 25 мая британцы сами отошли на Галатасские холмы — последний рубеж перед Канией. Из-за угрозы городу Фрейберг этой ночью перенёс свой штаб в бухту Суда. В Ретимноне в это время царило затишье, а в Ираклионе немцы выполнили свою угрозу — утром город вновь подвергся сильнейшей бомбардировке, налёты продолжались весь день. Одновременно около 40 транспортных самолётов сбросили юго-западнее города порядка 400 парашютистов (две роты из состава 7-й парашютной дивизии) и контейнеры со снабжением.

Благодаря прибытию подкреплений западной и восточной группам десанта наконец удалось установить между собой надёжный контакт. Немцы перерезали горную дорогу на Тимбакион, в результате чего подошедший с юга батальон Хайлендеров смог пробиться к основным силам Чеппела только утром 25 мая.

К исходу 24 мая британские войска на Крите всё ещё превосходили противника в численности, но их командование уже потеряло надежду на победу и перешло к обороне. За этим неизбежно должно было начаться отступление.

Литература

      1. Битва за Крит [Д. А. Томас. Крит 1941 – битва на море. С. У. К. Пак. Битва за Крит]. Екатеринбург: Зеркало, 1997
      2. А. Гове. Внимание, парашютисты! Идея прокладывает себе дорогу. М.: Издательство иностранной литературы, 1957
      3. С. Роскилл. Флот и война. [Том I.] М.: Воениздат, 1967
      4. М. А. Брагадин. Итальянский флот во Второй мировой войне. Часть 1. Екатеринбург: Зеркало, 1997
      5. Д. Ричардс, Х. Сондерс. Военно-воздушные силы Великобритании во второй мировой войне (1939-1945). М.: Воениздат, 1963
      6. Подлинная история Люфтваффе. Взлет и падение детища Геринга. М: Эксмо, Яуза, 2006
      7. Дж. Батлер. Большая стратегия. Сентябрь 1939-июнь 1941. М.: Издательство иностранной литературы, 1959
      8. К. Типпельскирх. История Второй мировой войны. М.: Издательство иностранной литературы, 1956
      9. Cavin Long. Greece, Crete and Syria. (Australia in the War of 1939-1945. Series 1. Vol II). Canberra, 1953
      10. James Lucas. Alpine elite. German Mountain troops of World War II. London – New York – Sidney, 1980.
      11. Peter D. Antill. Crete 1941. Germany’s lightning airborne assault. Osprey Publishing, 2005 (Campaign 147)
      12. nzhistory.govt.nz

источник: https://warspot.ru/10743-bitva-za-krit-perelom

Подписаться
Уведомить о
0 Комментариев
Межтекстовые Отзывы
Посмотреть все комментарии
Альтернативная История
Logo
Register New Account
Compare items
  • Total (0)
Compare