Безбашенный линкор. Линейный крейсер 1912 года.

0
0

Проснувшись к обеду после бурного празднования НГ накануне, настоящий, на всю голову альтернативнутый чел, вторым делом после изъятия из холодильника заранее запасённой баночки с пивасиком (хитро запрятанной за банкой с вареньем), включает комп, с желанием почитать лёгкую и весёлую АИ, с минимумом заклёпок. И вот, претендующая на выше­перечисленное, АИ представляется завзятому посетителю данного сайта.

* * *

    Утром, очень тёплого сентябрьского дня 1916 года, попаданцу адмиралу Бухареву, находившемуся на мостике линейного крейсера "Измаил" у берегов Швеции, причудился на горизонте цеппелин. О чём он и сообщил всему своему окружению. Но сколько не вглядывались офицеры и сигнальщики в безбрежную даль, ничего обнаружить не могли. Молчал и радиоэфир. Вскоре и сам адмирал вынужден был согласиться с тем, что цеппелин ему скорее всего привиделся, после вчерашнего банкета в столице Швеции (на борт ЛКР даже пустили германского военно-морского агента, пуская ему пыль в глаза, якобы пушками и броней 14"-ой величины и 32-узловым ходом. И недвусмысленно намекали, что германским кораблям, имеющим менее чем тридцатиузловый ход, лучше не появлятся в море, иначе они там навсегда и останутся).

   А над морем стояла очень редкая для тех мест солнечная погода, вероятно всё прибрежное население Швеции, близлежащей местности сейчас повылазило погреться на солнышке.

    Вдруг, через некоторое время, с сигнальных постов поступило донесение об обнаружении дымов на зюйде, а вскоре и о том, что дымы идут на пересечку курса русского отряда, состоящего из одного ЛКР, одного КРЛ "Светлана" (4800 т, 30 узлов, 8-130 мм) и четырёх "новиков".

   По приказу адм. Бухарева, русский отряд повернул на сближение с дымами, увеличив ход до полного, благо только позавчера отряд принял с нефтеналивных судов полный запас топлива.

    Вскоре сигнальщики определили, что на сближение идёт отряд германских линейных крейсеров во главе с "Лютцовым". "Какой к чёрту "Лютцов", он же после Ютланда утоп", – подумал адмирал и вслух сказал: "Дельфингер" у них головным, то есть "Дрефлингер", тфу ты, "Дерфлингер" конечно".

    Дистанция в 130 кбт уже позволяла русским открыть огонь, когда с сигнальных постов посыпались доклады об обнаружении дымов крупных кораблей со всех трёх направлений, кроме направления на невидимый, но недалёкий шведский берег.

    "Ага, вот и весь отремонтированный "Гохзеефлот" пожаловал, устроить ловушку русскому линкрею, жестоко нагибающему всю контрабандную торговлю у шведских и немецких берегов со середины августа. "Ну что же , используем план "Б", – отметил про себя адмирал.

     "Вестовой!" – громко позвал адмирал. – " Сходи-ка, братец, в рефрижераторную комнату и принеси пару баночек, сам знаешь чего, только быстро– одна нога здесь, другая там."

     Глянув немного вниз с мостика, глаз Бухарева упал на загорающих на крыше второй башни девчонок. Приложив ко рту рупор, адмирал громко отдал приказ: "Девчули, ну-ка, быстро метнулись в центральный пост и купальники не забудьте одеть, а то сейчас "чемоданы" начнут падать". " Э…э, купальники и не снимали, говорите, – ну щас баварского баночного хлебну, резкость в глазах наведу…, э…э какие чемоданы ? Это без ручек которые и летающие заодно, потом расскажу, вечером, если доживу."

   "Приказ на "Светлану" и эсминцы: обеспечить линкрей от миноносных атак противника и по возможности держаться подальше от снарядов противника", – распорядился Бухарев.

     "Вильгельм Кайзерович," – обратился адмирал к командиру линкрея, – "открывайте огонь по плану, со 120 кбт, по головному".

     Наконец появился вестовой с двумя баночками, и адмирал наконец-то начал утолять жажду. Грянул залп из всех девяти 12"-ых орудий, и банка чуть не вылетела из рук начальника отряда. Хорошо ещё, что вместе с баночками вестовой предусмотрительно подал две каучуковые затычки для ушей, а то бы прощай слух на пару недель, как минимум.

     Пристрелка легла трёхзубой вилкой около "Дерфлингера", немного позади него. Последовал проверочный залп из четырёх орудий и по знакам его падения – пятиорудийный, который дал накрытие. "Так, давай крой его всеми девятью орудиями, пока он нас достать не может", думал адмирал, и словно услышав его, главный калибр линкрея, развив максимальную скорострельность, дал девятиорудийный залп, пока противник не спохватился и не изменил курс. Русские успели дать ещё только один полный залп, и противник резко повернул, выходя из под накрытий, но два попавших снаряда сделали своё дело: один пробил лоб второй башни между орудиями и вывел башню из строя (погреба пришлось затопить во избежание пожара), второй пробил пояс и всю защиту за ним, разорвавшись в кормовом котельном отделении, после чего "Дерфлингер" не мог иметь ход больше 18 узлов.

    Остальные три ЛКР противника продолжали сближаться, идя сходящимся курсом, ставя палочку над "Т", стремясь выйти на доступную для их орудий дистанцию стрельбы и заодно отжимая русских к шведскому берегу.

    ЛКР "Измаил", подвернув на норд, убавил ход до 20 узлов, давая возможность противнику выйти вперёд себя. На короткое время дистанция сократилась до 100 кбт и германские корабли наконец-то открыли огонь, "Измаил" пошёл зигзагом, изредка отстреливаясь и позволяя германцам обогнать себя ещё быстрее.

     Как только концевой ЛКР "ФдТ" поравнялся с "Измаилом", последний начал разворот на обратный курс, дав полный ход. Через некоторое время и противник развернулся вдогонку, но начал быстро отставать– русский отряд развил ход под 30 узлов.

     Впереди, по правому борту "Измаила" неспешно шёл навстречу "Дерфлингер", немедленно обстрелянный русским с дистанции около 150 кбт. После чего германский ЛКР отвернул на вест, на сближение со своими линкорами, подходящими двумя отрядами, по 4 корабля, с этого направления.

    Впереди "Измаила", на правом крамболе, виднелась ещё одна эскадра германских дредноутов, а на левом траверзе усиленно дымили четыре линкора во главе с "Байерном". В разрыв между указанными силами противника и направился русский отряд.

    Русскому ЛКР-у пришлось сблизится с IV эскадрой линкоров противника ("Байерн", "Баден", "П-РЛ", "КФдГ"), чтобы "Светлана" и эсминцы не оказались под огнём кайзеровских линкоров, шедших навстречу справа.

    ЛК-ы противника разворачивались в строй фронта, чтобы хотя бы из носовых башен успеть пострелять по рускому отряду, но потеряли немного так важного времени. Два, бывших концевыми, "П-РЛ" и "КФдГ" только несколько минут имели доступную для стрельбы дистанцию, не успев даже толком пристреляться. "Бадену" удалось пострелять немного дольше, но и он попаданий не добился, т.к. вскоре русских закрыл корпус "Байерна". Последнему удалось сделать двадцать залпов, в основном из 4-х носовых орудий ГК и добиться пяти попаданий, получив в ответ четыре. Существенных повреждений эти попадания обоим противникам не нанесли.

    Русский отряд успешно прорвался, отбив атаки эсминцев противника. А через двое суток, осмотрев по пути шведский пароход, обстрелял Либавский порт с дистанции более чем 200 кбт.

Описание конструкции

    Корпус крейсера был выполнен по предложению корабельного инженера Юркевича, артиллерия – по предложению генерала Беркалова.

    В середине 1912 года, видя, что проект ЛКР, одобренный всеми инстанциями, уступает перспективным ЛКР других стран по скорости и бронированию, подпоручик ККИ Юркевич предложил свой вариант корпуса линкрея, позволявший достигнуть скорости 30 узлов при форсажной мощности механизмов около 95 000 л.с. А в качестве ПТУ предлагалось использовать турбины от проектировавшегося крейсера "Светлана", германской фирмы "Вулкан", с 15-ю нефтяными котлами той же фирмы, по типу носового котла ЭМ "Новик" (поверхность нагрева одного котла – 750 м.кв.). Для повышения экономичности ПТУ использовались простые однорядные редуктора, также конструкции и производства Германии (для головного ЛКР, для остальных – их отечественная копия).

    Размерения ЛКР: длина (ВЛ) – 224 м, ширина (ВЛ) – 29,7 м, осадка (при норм. ВИ) – 8,6 м.

  Бронирование было выполнено по разнесённой схеме, в виде толстого 320-мм пояса и 75-мм переборки КЦ брони за ним. Т.к. ИЗ не имел возможности изготовлять плиты 320-мм толщины высотой 5 м, то пояс разбивался по высоте на плоскую, четырёхметровую часть в 320 мм и клиновую, метровую часть, толщиной 320–110 мм.

Безбашенный линкор. Линейный крейсер 1912 года.

     Артиллерия ГК носила экономический характер: вместо 14" пушек предлагалось установить 12"-ые 60-калиберные, по сути, перестволённые на меньший калибр 14"-ки, под заряд пороха около 230 кг, сообщавщий 512-кг снаряду н/с в 900 м/с. ББ снаряд представлял собой хорошо отработанный снаряд от 12"/52 орудия, только с более тяжёлым баллистическим наконечником, закруглённым по шестикалиберному радиусу. Это позволяло достичь высоких конечных скоростей на дистанциях в 100 и 120 кбт (544 и 502 м/с), что наряду с отличной прочностью снаряда (К=1940) обеспечивало пробитие 350-мм КЦ брони с расстояния в 120 кбт при углах встречи до 25 гр. от нормали к броне.

    Меньшее число основных и запасных орудий, чем для проекта ЛКР с 12-ю 14"-ми орудиями (соответственно 36 против 48 и 18 против 24), позволяло повысить стоимость одного орудия и использовать для производства внутренней трубы хромистую сталь, что повышало ресурс орудия до приемлемых величин. Также на 300 мм уменьшался диаметр погона башен ГК, что вело к сокращению на 20 т веса АУ (без брони и орудий) и на 8,5 т веса брони вращающейся части башни.

    ПМК состоял из 18 130-мм орудий, 16 из которых располагались в двухорудийных башнях, а два на крыше кормовой башни ГК. Конечно, казематное расположение орудий позволяло улучшить защиту ЛКР, но кораблю предстояло действовать в океане и сильная заливаемость казематных орудий вынуждала отказаться от такого их расположения. Кроме того, башенные орудия ПМК имели большой угол совместного залпа (до 160 гр.). Имелось также четыре зенитки калибром 63,5 мм.

   Бронезащита обеспечивала непробитие 30,5-см 406-кг снарядом (н/с 850м/с) с дистанции ок. 42 кбт и перспективным 38-см 870-кг снарядом (н/с 732 м/с) с дистанций свыше 50 кбт. А так как предполагалось, что ЛКР будет расстреливать противника с дистанций, бóльших 110 кбт, то бронепалуба имела беспрецедентную для того времени толщину – 150 мм. Что гарантировало удержание самых тяжёлых снарядов, падающих под большим углом на вышеуказанной и большей дистанции.

   Полный запас топлива составлял 3350 т, 1640 т из них размещалось между переборками ПТЗ, а 1710 т в отсеках двойного дна. При этом дальность плавания составляла 7000 миль на 17 узлах.

Постройка и испытания

    Головной ЛКР предполагалось построить в стиле "Дредноута", всего за два с половиной года, чтобы успеть внести необходимые изменения в остальные корабли серии.

    "Измаил" был заложен 6 декабря 1912 года на БЗ Одновременно, в САСШ была заказана броня башен и барбетов ГК, в Германии котлы, турбины и редукторы, в Англии – пушки ГК и ПМК, Металлическому заводу – АУ ГК.

   В первый год строительства всё продвигалось по плану, но недопоставка части валопроводов германской фирмой "Обербильнер" вынудила спустить ЛКР на воду только 1 августа 1914 года, а не в середине марта, как это было запланировано. Причём части валопроводов были установлены, со второго корабля серии, английского изготовления.

    Дальше все сроки изготовления частей корабля начали трещать по всем швам. Например, оказалось, что "Вулкан" поставил котлы, но недопоставил лубрикаторы для турбовентиляторов, для турбин не оказалось части думмисов, а в редукторах отсутствовали подшипники. Все эти "казусы", до войны, германская фирма объясняла некачественным изготовлением деталей её контрагентами и просила "совсем немного" подождать изготовления новых. Русские ждали– до первого августа, после заказывали где только могли (подшипники в Швеции, думмисы в Англии и т.д.)

    В итоге "Измаил" вышел на испытания механизмов только в сентябре 1915 г., артиллерия ПМК была установлена с полугодовым опозданием (от планового срока) в октябре того же года.

      Монтаж первой башни ГК начался только в феврале 1916 года, а полностью башни ГК вошли в строй только в начале июля.

     Т.о. более полугода ЛКР не имел башенной артиллерии ГК, и над экипажем "Измаила" при встрече подшучивали, что они служат на безбашенном линкоре. В ответ измаильцы обиженно говорили: "Неправда это – есть у нас башни, целых восемь, только они очень маленькие".

      Был заложен и ещё один ЛКР типа "Измаил" – "Бородино", в Новом Адмиралтействе, спущенный на воду в 1916 году (достроен не был). Закладка ещё двух кораблей серии была отменена после 01.08.1914 г.

    Предполагалось, что стоимость одного ЛКР составит около 35 млн. руб. с двойным б/к, что позволит сэкономить 42 млн. руб. на всех кораблях серии по сравнению с трёхбашенным 14"-ым проектом и 60 млн. руб. по сравнению с четырёхбашенным 14"-ым проектом. Высвободившиеся деньги были пущены на строительство завода по производству ружей-пулемётов Мадсена и другие неотложные нужды Военного ведомства (строительство и оснащение снарядных и гильзовых заводов, заказ дополнительных гаубиц и 3" пушек в мобзапас и т.д.).

Безбашенный линкор. Линейный крейсер 1912 года.

 

Подписаться
Уведомить о
23 Комментариев
Старые
Новые Популярные
Межтекстовые Отзывы
Посмотреть все комментарии
Альтернативная История
Logo
Register New Account
Compare items
  • Total (0)
Compare