BASF — флагман химии

1
1

 

История основания крупнейшего химического концерна мира с годовым товаро­оборотом 70,4 млрд. евро, прибылью от продаж 6,2 млрд. евро.

Полное название концерна BASF – Badische Anilin und Soda-Fabrik (Баденская анилиновая и содовая фабрика). В силу традиции оно сохранилось без изменений с года основания концерна (1865), когда нынешний гигант был и в самом деле небольшой фабрикой с дюжиной рабочих, и производил всего-навсего анилин и соду. К названию следует относиться как к историческому курьезу – ведь в наше время BASF не фабрика, а гигантский многоотраслевой концерн. Да и здание Главного управления BASF находится не в баденском Мангейме (Mahnheim), как в год основания, а на противоположном берегу Рейна, в Людвигсхафене в Пфальце. 390 филиалов, производств и дочерних фирм BASF разбросаны по всему миру и работают в 80 странах. Такова «Баденская фабрика»! Еще в 1900 году на Всемирной выставке в Париже BASF представляли как крупнейшего в мире производителя химической продукции.

С самого начала деятельность BASF базировалась на трех китах: предпринимательство, научные открытия и лабораторные исследования. Вот почему BASF в XXI веке по-прежнему входит в число крупнейших мировых химических концернов. Его заводы выпускают также комплектующие изделия для автомобильной промышленности, материалы и агрегаты для строительной индустрии, разнообразные пластмассы, синтетический каучук, удобрения и средства химической защиты растений. Концерн участвует в добыче газа и нефти, разрабатывает газоконденсатные месторождения и строит газопроводы. А еще является одним из крупных виноторговцев Германии и продает около миллиона бутылок немецкого вина в год.

Бочка дегтя и ложка краски

История возникновения и становления BASF – пример предприимчивости немецких промышленников на заре индустриализации Германии, их смелости и умения принимать нестандартные решения. Один из них – Фридрих Энгельхорн (Friedrich Engelhorn, 1821–1902), сын владельца гостиницы в Мангейме. В ранней молодости он обучался ювелирному мастерству, а в завершение учебы отправился по старой немецкой традиции в Wanderschaft («годы странствий»), служа подмастерьем и набираясь опыта у мастеров своего дела.

BASF - флагман химии

Обычно подобные «странствия» длились два-три года, но Фридрих растянул их на девять лет – и, как впоследствии выяснилось, не зря. Работал он во многих немецких городах, в Швейцарии, в Вене, Лионе, Париже. Во французской столице его поразило новшество – газовое освещение улиц. О нем он не забудет, вернувшись на родину и занявшись ювелирным ремеслом.

Революция 1848 года вызвала хозяйственный кризис, спрос на ювелирные изделия упал, и мастерской Фридриха грозило разорение. В эти дни Энгельхорн принял самое важное решение в жизни: он вложил все свои сбережения в создание небольшого предприятия по добыче светильного газа из каменного угля (вспомнились освещенные газовыми фонарями улицы Парижа!). Через три года правители Мангейма подрядили его строить газовую фабрику для города, и он стал ее коммерческим руководителем.

Дальнейшую деятельность Энгельхорна определила сама технологическая цепочка производства: светильный газ выделяется при коксовании каменного угля, остается бросовый продукт – каменноугольная смола (деготь). Может быть, Энгельхорн знал присказку рачительных крестьян: у хорошего хозяина все идет в дело, от поросенка пропадает лишь поросячий визг. Как раз в эти годы химики научились синтезировать из дегтя краситель анилин, пользующийся большим спросом у текстильщиков. Хотя для получения литра анилина необходимо переработать куда больше, чем литр дегтя, производство красителя все же рентабельно.

Вот так в 1865-м Энгельхорн создал в Мангейме Баденскую анилиновую и содовую фабрику – через два года после основания концерна BAYER, в будущем главного конкурента, а порой и надежного компаньона BASF. Вскоре Энгельхорн из-за конфликта с правителями Мангейма перевел BASF на противоположный берег Рейна, в Людвигсхафен, где и в наше время находится здание Главного управления.

BASF - флагман химии

«Анилиновый доллар»

К началу Первой мировой войны BASF уже был крупным производителем красок и удобрений, а также медицинской продукции, освоил синтез бензина из угля. Выпускалась продукция двойного назначения – мирного и военного: аммиак и селитра (удобрения и взрывчатка), хлор и фосген (лекарства и химические отравляющие газы). Хотя после поражения Германии страны-победительницы реквизировали у концерна все патенты и демонтировали часть оборудования, он продолжал успешно работать.

В 1926 году появилось ставшее на редкость популярным полное удобрение нитрофоска из трех элементов – азота (Nitrogenium), фосфора и калия.

О том, насколько мощной и независимой компанией уже являлся BASF в период гиперинфляции 1920-х годов, свидетельствует следующий факт. BASF завел свой «денежный печатный станок» и выпустил в обращение «твердую валюту» местного значения, ходившую только в регионе Людвигсхафена – Anilin-Dollar. Анилиновый доллар обеспечивался запасом по-настоящему твердой валюты того времени, голландской: на банковском счету BASF лежали 2,7 миллиона голландских гульденов.

Во Вторую мировую концерн BASF участвовал в поставке армии взрывчатых веществ, горючих и смазочных материалов, синтетического каучука. В 1941 году впервые проверили на узниках Освенцима смертельное действие газа «Циклон Б» на основе синильной кислоты, применяемой до войны с целью дезинсекции. Так безобидная жидкость для борьбы с насекомыми в руках нацистского режима превратилась в средство массового уничтожения заключенных концлагерей. Газ производила компания I.G. Farben, в которую входил BASF. В 1999-м BASF внес в фонд «Память, ответственность, будущее» 110 млн. немецких марок – в знак признания вины в соучастии в преступлениях Третьего рейха.

В 1954–57 годах на территории BASF в Людвигсхафене возвели, по типу небоскребов Нью-Йорка, здание Главного управления, назвав его именем основателя концерна – Friedrich-Engelhorn-Hochhaus. Новая резиденция стала первым немецким небоскребом и самым высоким в то время зданием Германии (высота 102 м). Здание поспешили включить в списки памятников архитектуры, но жизнь его оказалась относительно недолгой: вскрылись неустранимые строительные дефекты и чрезмерное содержание в строительных конструкциях вредного для здоровья асбеста.

Приняли решение о сносе здания, но так как его окружали химические производства, ликвидация взрывом исключалась. Пришлось применить поэтажный снос небоскреба, который длился три года и завершился в 2014 году – редкий случай, когда высотное здание сносили почти так же долго, как и строили.

Интересно, что и другой крупный химический концерн, BAYER в 1963 году также построил новое главное управление – небоскреб высотой 122 метра в Леверкузене, на целых 20 метров выше (знай наших!), чем штаб-квартира его соперника BASF. Однако соревнование гигантов закончилось взаимным конфузом: выяснилась полная функциональная непригодность высотного здания для работы огромного числа сотрудников штаба управления гигантской компанией, и концерну BAYER также пришлось снести свой небоскреб – невзирая на то, что он уже стал символом Леверкузена.

BASF в Бутырке

В 1870-х годах BASF начал расширять свое производство за границей. В 1873 году был открыт первый зарубежный филиал фабрики – в Нью-Йорке, в 1877-м – второй, в московской Бутырке, а через год и третий – во Франции.

В наше время слово «Бутырка» (другое его написание – Бутырки) ассоциируется с одноименной московской музыкальной группой исполнителей блатных песен и, конечно же, со знаменитой и самой большой московской тюрьмой – «Следственным изолятором №2» (между прочим, памятником архитектуры работы знаменитого зодчего Матвея Казакова). Там в разное время обитали, помимо «воров в законе» и прочих авторитетов, многие исторические личности: Емельян Пугачев, батька-анархист Махно, Максим Горький, Александр Солженицын, Лев Троцкий, Клим Ворошилов, конструктор-ракетчик Сергей Королев, поэт Осип Мандельштам и даже Гитлер (увы, не Адольф, а Хайнц, племянник Адольфа Гитлера (сын Алоиса Гитлера младшего) и офицер вермахта, захваченный в плен в 1942 году и в Бутырке умерший).

А во второй половине XIX века Бутыркой называлась подмосковная слободка, где кое-как перебивалась, дыша на ладан, мыловарня. В 1874 году BASF открывает в Москве магазины по продаже ализарина и других синтетических красителей текстильных тканей. Через три года российские власти вводят высокие пошлины на ввоз готовых красителей из-за рубежа, и тогда BASF покупает здание мыловарни и организует там производство из полуфабрикатов, ввозимых из Германии. В таких случаях на готовую фабричную продукцию закон о пошлинах не распространялся. Рабочие на фабрике – русские, служащие и химики-технологи – немцы, так же как и руководитель всего производства Джон Симон, изменивший имя на Иван Иванович. В 1890 году московский филиал в Бутырке пополняет ассортимент красителей и приступает к производству синтетического индиго и кармина.

С началом Первой мировой войны фабрика переходит под российское управление и работает на военные нужды: готовит краски цвета хаки для солдатского обмундирования и производит взрывчатые вещества, остро необходимые российским войскам на немецком фронте. После революции 1917 года «мыловарку», как по старинке называли фабрику бутырские аборигены, национализируют, и бывшая немецкая фабрика продолжает успешно работать – теперь уже на советскую власть. В наше время концерн BASF представлен во многих городах России и бывших республиках СССР. Его дочернее предприятие Wintershall участвует в разработке газоконденсатных месторождений и ведет совместно с «Газпромом» проектирование и строительство газопровода «Северный поток-2». В немецких СМИ стали привычными заголовки таких сообщений: BASF macht den Milliardendeal trotz Russland-Sanktionen («BASF реализует миллиардную сделку, несмотря на санкции в отношении России»).

Многие наши земляки тепло вспоминают продукцию прославленного концерна, перепадавшую иному советскому потребителю. Недавно рассказал своему знакомому про работу концерна BASF в России и неожиданно вызвал у почтенного пенсионера бурный приступ ностальгии: «Так это тот Самый БАСФ! Помнишь, как его хромовые аудиокассеты ценились у нас в восьмидесятых годах? Давай-ка помянем время золотое!..»


источник: Евгений Байзер «BASF — флагман химии» // «КОНТАКТ-ШАНС» 24/2017

Подписаться
Уведомить о
9 Комментариев
Старые
Новые Популярные
Межтекстовые Отзывы
Посмотреть все комментарии
Альтернативная История
Logo
Register New Account
Compare items
  • Total (0)
Compare