Альтфлот 1906-1954: Авианесущие крейсера типа «Победа» (Часть III) – метаморфозы.

2
0

Последняя часть рассказа, первая часть тут, вторая часть здесь. Вообщем я сам себя переплюнул в игнорировании краткости, три части про один корабль. До 1950 года вся авиагруппа расписана в моих прошлых постах, например Альтфлот 1906-1954: Палубная авиация Российского флота VIII. Глаза флота. Про ДГ-65, ДГ-70, ДГ-71, Ла-19 и Ка-24, которые тут упоминаются, я напишу позднее. Сейчас в планах что-нибудь вроде подводного крейсера времен первой мировой.

Несостоявшийся авианосец «Ослябя»

«Пересвет» и «Победа» были не единственными авианесущими кораблями, которые успели заложить до начала войны; как и у одноимённых эскадренных броненосцев начала века, у них был систершип с именем «Ослябя». Правда, назвать его полноценным однотипным кораблем было нельзя: заложенный только 8 марта 1939 года для Северного флота корабль изначально отличался от двух других, что повлияло на обозначение проекта 71У.

Корпус корабля был увеличен в длину еще на 10 метров (что соответственно увеличило и площадь ангара), а вот кормовой свет был уменьшен и выдавался над водой только на 9 м; всего общая длина стала 223,3 м. Кроме того, корабль получил ледовое подкрепление и скошенный форштевень – считалось, что «Ослябя» должна будет действовать в сложных ледовых условиях при минимальной поддержке кораблей обеспечения. Впрочем, как ледокол его не рассматривали, толщина ледовых полей ограничивалась 40 см.

При увеличенным до 16000 т стандартного водоизмещения скорость хода упала до 27,5 уз., что посчитали нормальным, но в случае применения специальных винтов больше 23 уз выдать корабль не мог. Уже после начала войны под впечатлениям от действий немецкой авиации поменяли вооружение, вместо 3 башен с шестидюймовками решили установить сразу шесть спаренных установок со 100 мм универсальными орудиями, которые в то время только создавались. Они же могли уверенно поражать эсминцы и все что поменьше. Количество 37 мм установок сократили до 12, но все они стали спаренными, то есть теперь от авиации могли отбиваться из 24 стволов вместо 15. Увеличили и толщину палубы до 70 мм, причина все та же —  вражеская авиация.

На начало войны «Ослябя» был готов на 55%, в результате налета 23 сентября 1941 года, спущенный в апреле корпус, получил серьезные повреждения и сел на грунт, поскольку одновременно нанесли удар по новому линкору «Полтава» и учебному «Россия» (ех- «Николай I»)  сил для спасения будущего авианосца просто не было и он практически полностью выгорел в результате начавшегося пожара. Какое то время его использовали как укрытие для торпедных катеров, стационарную зенитную батарею, а так же площадку для базирования автожиров, но огонь крупнокалиберной артиллерии немцем вскоре и такое использование сделало невозможным. В 1944 году комиссия признала его непригодным для дальнейшего использования и после войны корабль был разделан на металл. Что касаются остальных двух авианесущих крейсеров данного проекта, то заложить их даже  не успели.

Альтфлот 1906-1954: Авианесущие крейсера типа «Победа» (Часть III) – метаморфозы.

Предполагаемый вид авианосца проекта 71У «Ослябя», 1941 г.

Стандартное водоизмещение/полное — 16000/21000 т, максимальная длина—223,3 м, ширина—27,4, осадка — 6,5 м. Мощность двухвальной паротурбинной установки 130 000 л.с., скорость 27,5 уз. Бронирование: пояс, ангар, палуба и башни 70 мм, боевая рубка 125 мм. Вооружение: 6 спаренных универсальных 100-мм АУ, 12хспаренных 37мм автоматов, до 36 самолетов, катапульта.

Из крейсера в авианосец

Испытание всех четырех реактивных истребителей, которые были допущены к конкурсу, показало массу проблем, связанных с эксплуатацией реактивной техники. Требовался другой корабль, но в отличие от американцев РФГ не могло быстро начать постройку таких авианосцев, приходилось выкручиваться и использовать то, что было под рукой. Тогда и было решено подвергнуть корабль обширной модернизации.

Проект переоборудования был готов только к февралю 1950 г., когда корабль уже ввели в док и начали демонтаж вооружения. Эта операция была необходима, поскольку отказались от 152-мм орудий, да и зенитная артиллерия требовала замены из-за изменения самой архитектуры корабля. Башни МК-4 заменили универсальные, более легкие, но скорострельные 100-мм спаренные установки СМ-5, а всю другую артиллерию – спаренные же 37-мм автоматы в 6 полубашнях; правда, из-за особенностей модернизации их размещение было не самое оптимальное.

Другим важным дополнением стала угловая палуба, которая была повернута к левому борту на 4 градуса; она позволяла эффективней использовать полезную площадь полетной палубы. Впрочем, угловая палуба была предложена еще в проекте авианесущего линкора на базе «Гангута» еще в 1935 году, правда причина их применения заключалась в возможности взлета с кормовой площадки истребителей (носовая часть сохраняла две трехорудийные башни), но из-за завихрения воздушных потоков от дымовой трубы и надстройки это было маловероятно. Тем не менее сама идея была не нова, и коллектив Невского проектного бюро, который был с ней знаком, проработал ее конструкцию на «Победе», как и на перестраиваемом немецком трофее «Граф Цеппелин», который с 1948 года носил имя «Слава». Для ее установки пришлось создавать новый спонсон, который выдавался за борт теперь на 6,7 м вместо 4; правда, это из-за изменения расположения номенклатуры вооружения не сильно повлияло на поперечную устойчивость.

Следующим нововведением был бортовой лифт 16 на 11 м, поскольку было понятно, что современные самолеты увеличивались, а такой подъемник был менее требователен к размерам. Особенностью подъемника была возможность поднимать его вертикально в походном положении, это закрывало проем в ангар во время волнения. Рабочий цикл занимал 45 с (10 с — загрузка, 12,5 с — подъем, 10 с — разгрузка, 12,5 с — спуск). Кроме того, перенос его к борту освобождал дополнительное место в ангаре, а посадочные операции на палубе уже не зависели от того, поднят элеватор или нет.

Считалось, что работы будут закончены за 1,5 года и летом 1951 г. обновленный легкий авианесущий крейсер (по новой классификации) вступит в строй; так бы оно и произошло, но только время для перестройки было выбрано неудачное. В конце августа 1950 года началась Корейская война (прим. причины те же, что и в РИ, но такой явной поддержки со стороны не совсем коммунистической России не было, поэтому Ким начал войну только через два месяца, чем в РИ после консультаций с Китаем и с попустительства России – не хочу совсем перекраивать мировую историю), американский флот был стянут к берегам Кореи, а наличие сильных вооруженных сил страны, которая воспринималась как вероятный противник с большими амбициями в Азии, заставляли наращивать военное присутствие в регионе и нашей стране. К этому времени закончился демонтаж левого спонсона и были готовы к формированию нового, когда в сентябре пришел приказ в кратчайшие сроки закончить те работы, которые уже начались, и временно отказаться от работ по более поздним этапам. В итоге корабль снова вошел в строй уже в марте 1951 г., когда в Корее уже шла крупномасштабная война (прим. тут, как и в РИ ввели войска ООН, Россия не смогла наложить вето на решение Совбеза (причины какие угодно – представитель заболел, умер, психанул, руководство страны воздержалось по каким-то причинам)) и сразу приступил к выполнению боевых задач по мониторингу побережья Корейского полуострова во время корейской войны, при этом британцы и американцы постоянно держали рядом один из своих авианосцев, что снижало интенсивность воздушных ударов.

Как можно было понять, корабль не получил все «ништяки», что были запланированы. Успели установить угловую палубу с 4 аэрофишинерами (пилоты, проходившие тренировки на наземном макете, достаточно быстро освоили посадку на нее), но бортовой лифт так и не установили, катапульта осталась прежней, не были установлены и газоотражающие щитки. Авиагруппа, которая базировалась в старом ангаре, была не велика: ударный компонент был представлен только 9 ДГ-64М, еще две машины были самолетами ДРЛО ДГ-66, которые начали поступать на вооружение только зимой того же года, и один транспортный ДГ-64ПМ. Больше было внимание к истребителям – на авианосце базировались 9 Ла-19, которые, по сути проходили войсковые испытания, их «подстраховывали» два звена по три поршневых ДГ-63М.

Именно реактивным истребителям чуть было не пришлось повоевать с американцами. Несмотря на то, что Россия официально не участвовала в войне, она поставляла и боевую авиацию, главным образом истребители МиГ-15, и помогала инструкторами, которые в том числе участвовали в боевых действиях. МиГ-15 были довольно похожи на палубные машины Лавочкина, но недоразумений не случалось – у палубных машин была задача патрулировать зону действия флотской группировки и ближе чем 50 миль к береговой черте они не приближались, то же самое было и у МиГов, только со стороны суши. В течении двух месяцев Ла-19 звеньями, иногда в сопровождении ДГ-66 делали рутинные облеты американских кораблей, наши визави так же рутинно пристраивались рядом на сопровождение. Но 15 июня 1951 года двойка Ла-19 в сложных погодных метеоусловиях сбилась с маршрута и выскочила в районе плацдарма южнее г. Кымсона; осознав свою ошибку, они повернули в сторону моря, но за ними уже увязались четверка F-86. Американцы открыли огонь и добились попадания в один из «лавочкиных», но, пользуясь преимуществом в скорости, они со снижением оторвались от преследования, достигнув скорости 1,02 М.

Командование флотом из этого случая постаралось выдавить максимум пользы: в официальном протесте потребовали, кроме принесения извинений, исключить повторение подобных случаев, в итоге иногда пилотам корейских МиГов получалось прикидываться ветошью и удирать, пока пилоты «Сейбров» разбирались, кто там маячит – враг или опять русские заблудились (впрочем, и враг и заблудившиеся вполне могли говорить на одном языке). Кроме того, в протесте было прямо указано, что избежать серьезного международного скандала помогла способность машины преодолевать звуковой барьер (про то, что это было сделано со снижением и реальная скорость Ла-19 только на 50 км/ч превышала максимальную скорость у F-86A, умолчали); такое заявление заставило призадуматься американское командование. Правда, из-за инцидента пришлось нанести на законцовки крыла и киля, а также в хвостовой части фюзеляжа желтые полосы опознавания; в итоге за сочетание этого «украшения» с темно-голубой окраской носовой части самолеты получили прозвище «синичка», которое осталось с ними до снятия самолетов с вооружения.

Всего в период с мая 1951 по май 1953 года авианосец совместно с кораблями сопровождения совершил 5 трехмесячных походов к берегам Кореи, и только в ноябре 1953 он встал на дооборудование, а заодно и капитальный ремонт, которые продолжались около года.

Альтфлот 1906-1954: Авианесущие крейсера типа «Победа» (Часть III) – метаморфозы.

Авианосец «Победа» после ремонта и переоборудования, на виде сбоку площадка бортового элеватора поднята. ТОФ, октябрь 1953 года.

Наконец то, установили бортовой лифт, что несколько увеличило площадь ангара. Установили новую 65-метровыю паровую катапульту с газоотражающим щитом. Изначально планировали установить еще одну, но после требования увеличить их длину с 52 метров, размеры корабля не позволили это сделать. Поставили более совершенное радиолокационное оборудование и систему управления огнем «Зенит-УК». Поменялась и авиагруппа, теперь на корабле базировалась полноценная эскадрилья «синичек» из 12 самолетов, ДГ-64М стало 10 при сохранении двух самолетов ДРЛО и транспортного ДГ-64ПТ. В 1955 году к авиагруппе добавили 4 вертолета Ка-15 которые использовались и для ближней ПЛО (дальнее прикрытие осуществляли ДГ-64М), так и в качестве вспомогательного. В таком виде корабль пробыл в строю до 1958 года, пока не началась чехарда.

Разброд и шатание

В 1956 году в состав ТОФ вступил первый и, как оказалось, единственный на долгие годы тяжелый авианесущий крейсер «Петропавловск», который по всем показателям превосходил «Победу», и командование стало относиться к ней как к чемодану без ручки, тем более ударный компонент в виде ДГ-64М в 1958 списали. Если на «Славу» смогли посадить эскадрилью из 8 более тяжелых турбовинтовых ДГ-70, то на «Победе» такой фокус не удался – после нескольких полетов стало понятно, что размеры и масса нового штурмовика велики для корабля. С идеей увеличить количество истребителей до 24 и сделать из «Победы» корабль ПВО провозились дольше, но и тут все оказалось не гладко, хотя в таком виде корабль проходил до 1964 года. Единственное изменение было заменой в 1961 старых Ка-15 и транспортника ДГ-64ПМ двумя вертолетами Ми-4 в морском варианте.

В процессе эксплуатации выяснилось, что осуществить взлет всех истребителей слишком сложная процедура, при условии, что на корабле была только одна катапульта, размеры палубы не позволяли хранить большое количество «синичек» вне ангара, это так же замедляло взлет авиагруппы. К тому же к началу 60-х Ла-19 даже в модернизированном варианте не отвечают требования к флотскому истребителю, а новые ДГ-71 которые начали поступать на вооружение в 1961 оказались еще больше и имели слишком высокую посадочную скорость для маленького корабля. В итоге началось сокращение истребительной составляющей и с 1965 года Ла-19бис которых пере классифицировали в истребители – бомбардировщики осталось только 8. Остальное пространство ангара заняли машины, которые стали началом конца авианосной карьеры корабля.

Созданные на фирме Камова вертолеты Ка-20 и его развитие Ка-25 надолго стали основными вертолетами ПЛО, тем более руководство флота не без причины понимало, что противолодочная борьба станет одной из основных специализаций надводных кораблей; для этого на «Победе» разместили 8 таких машин. Однако еще 4 аппарата той же фирмы были более необычными: корабельные винтокрылы Ка-24 создавались по конкурсу на скоростной многоцелевой аппарат вертикального взлета и посадки среднего класса, кроме него в конкурсе участвовал С.63 Сикорского, заявленные проекты конвертопланов Братухина и Миля, а также реактивный аппарат Яковлева так и не были построены к сроку, ДГ-81 ОКБ Григоровича был только в виде макета. Рассчитывали, что Ка-24 будет выпускаться сразу в нескольких вариантах – как транспортный, противолодочный и даже летающего радара, но фактически использование его на флоте оказалось провальным. По задумке все четыре винтокрыла, которые удалось впихнуть в ангар «Победы» (за счет отказа от Ка-20 планировали разместить еще два), должны были осуществлять переброску роты морской пехоты с тяжелым вооружением для захвата плацдарма на побережье, осуществлять поддержку с воздуха должны были оставшиеся восемь Ла-19бис. В итоге оказалось, что машины имеют много конструктивных недостатков и по сути по многим ТТХ (кроме дальности и скорости) мало отличаются от обычных вертолетов, а их базирование на корабле было постоянной головной болью для палубных команд.

В итоге Ка-24 прожили на палубе всего два года (1965–1967), и их заменили на более компактную палубную модификацию вертолета объединения Сикорский Россия С-63ТБ со складывающимися хвостовой балкой и четырёхлопастным винтом; вертолет кроме транспортных функций также мог выполнять задачи по поддержке десанта. Вместе с винтокрылом в 1967 «Победа» лишилась и оставшихся истребителей. Как авианосец корабль уже не рассматривали, и приказом по ТОФ он официально начал числиться вертолетоносцем. Декабрь 1967 года корабль, которому исполнилось уже 28 лет, встретил в доке на своем последнем переоборудовании.

Оно было не таким масштабным как в начале 50-х, вооружение усилили ЗРК «Волна» вместо второй 100 мм установки, изменили радиолокационное оборудование, убрали ненужную катапульту и аэрофишинеры. При этом по сути когда работы уже начались командование еще спорило, что хотят получить на выходе, в принципе время терпело и ввод в строй «Победы» уже не была какой то первоочередной задачей. В итоге только в середине 1967 был предоставлен проект основной посыл которого был в упоре на универсальность применения с минимальными производственными затратами на переоборудование.

Планировали, что:

  • • корабль будет выполнять роль противолодочного, при том основным средством борьбы с подводными лодками должны были стать сразу 16 Ка-25;
  • • десантного корабля – для этого, как уже говорилось, на «Победе» базировались 6 вертолетов С-63ТБ, а для размещения 250 морских пехотинцев в носовой части (перед ангаром) и в кормовой части ангара (до бортового элеватора) были оборудованы кубрики, там же располагались боксы для легкой техники и легких артсистем. На уровне помещений для десанта в корме сделали по вырезу с каждого борта, в которых разместили по одному двадцатиметровому десантному катеру;
  • • корабля управления – для этого установили более совершенные системы связи, в надстройке и частично в корпусе разместили помещения для 30 человек штаба.

Альтфлот 1906-1954: Авианесущие крейсера типа «Победа» (Часть III) – метаморфозы.

Вертолетоносец «Победа». ТОФ, 1968 г.

В целом введенный летом 1969 года в третий раз корабль был «три в одном», но фактически по отдельности он уступал специализированным кораблям. Как корабль ПЛО сам он не нес никакого противолодочного вооружения, кроме двух установок РБУ-6000 в носовой части, при этом собственных средств обнаружения, кроме вертолетов, у него не было. Как десантный корабль на нем было мало высадочных средств для техники и доковой камеры. А как штабной корабль он не нравился офицерам, поскольку просто был тесным.

В 1974 году на корабле оборудовали три позиции для полетов СВВП и даже предлагали вернуть его в класс авианесущих крейсеров, но дальше экспериментов, которые подтвердили саму возможность базирования, дело не пошло и корабль списали в 1979 году, после 40 лет службы.

Альтфлот 1906-1954: Авианесущие крейсера типа «Победа» (Часть III) – метаморфозы.

Авиагруппы авианесущего крейсера/вертолетоносца «Победа» за период 1951-1982 гг.

Подписаться
Уведомить о
45 Комментариев
Старые
Новые Популярные
Межтекстовые Отзывы
Посмотреть все комментарии
Альтернативная История
Logo
Register New Account
Compare items
  • Total (0)
Compare