Альтернативный вариант структуры и матчасти русской артиллерии образца 1911 года.

2
1

 

Альтернативный вариант структуры и матчасти русской артиллерии образца 1911 года.
Сразу по окончании русско-японской войны, командованию русской армии стали совершенно очевидны пути развития артиллерийского вооружения, его роль, задачи, условия применения в современной войне и требования к перспективным артсистемам, которые соответствуют всем этим требованиям.
Главнейшими критериями для выработки политики в строительстве новой артиллерии, были следующие выводы:
1. В виду стремительного развития полевых укреплений, в войнах нового века, чрезвычайно возрастает роль тяжёлой полевой артиллерии. Тяжёлая артиллерия нуждается в кардинальном обновлении и специализации в соответствии с задачами, стоящими перед воинскими частями и подразделениями.
2. Несмотря на то, что новые скорострельные трёхдюймовые орудия показали неплохие результаты в стрельбе шрапнельными снарядами, действие и этого снаряда и осколочно-фугасной гранаты по противнику, укрытому в окопах полного профиля, недостаточно эффективно. С полевыми укреплениями, даже дерево-земляными, трёхдюймовый снаряд может бороться, исключительно путём прямого попадания, что достижимо далеко не всегда.

 

 

3. Структура артиллерии в войсках нуждается в полном пересмотре с целью кардинального усиления огневой мощи частей и подразделений всех уровней.
4. Необходимо уделить первостепенное внимание подготовке расчётов артиллерийских орудий ведению огня с закрытых позиций, и эффективному манёвру огнём, пользуясь лишь данными, получаемыми от своих корректировщиков, либо специальных артиллерийских наблюдателей от пехотных батальонов.
5. На основе пунктов 1 и 3 необходимо в самое короткое время разработать ТТХ требования к артиллерии нового поколения и создать новую штатную структуру артиллерийских подразделений в воинских частях и соединениях всех уровней.
 
К 1911 году, результатом данной работы стало принятие на вооружение новых артсистем и абсолютно новая структура артиллерийских частей.
 
Батальонная артиллерия. Батальонная или траншейная артиллерия представлена предельно простыми 90 мм мортирами, созданными на базе горной трёхдюймовой пушки Шнейдера обр.1905 года. Каждый батальон получил мортирный взвод из 3 орудий. Предполагается, что в 1912 году, батальонная артиллерия будет дополнена миномётами (системы Стокса), аналогичного калибра в аналогичном количестве.
Полковая артиллерия. Состав – смешанная батарея. Вооружение: 6 полковых гаубиц калибра 90 мм, 2 полковые мортиры калибра 122 мм. Обе артсистемы были созданы на базе трёхдюймового орудия разработки Путиловского завода обр. 1902 года и имеют лафеты сходной конструкции.
Дивизионная артиллерия. Каждая пехотная дивизия получила в свой штат чрезвычайно мощный артиллерийский полк четырёхдивизионного состава. Три дивизиона по 12 122 мм гаубиц (36 гаубиц системы Круппа обр. 1909 года) и один «мобильный дивизион» в 12 новых 90 мм пушек, полученных путём наложения ствола большого удлинения на противооткатные устройства и лафет 122 мм гаубицы Круппа обр. 1909 года. Плюс одна отдельная батарея (4 САУ) универсальных автоматических малокалиберных (40 мм) пушек модели Виккерса на полубронированном шасси трёхтонного полноприводного грузовика Руссо-Балт.
Корпусная артиллерия. Отныне представлена отдельным тяжёлым артиллерийским полком. Состав: 24 (два дивизиона по 12 орудий) дальнобойные пушки большой мощности калибра 122 мм. 9 (один дивизион) тяжёлых мортир калибра 203 мм. Обе артсистемы созданы путём наложения соответствующих стволов на противооткатные устройства и лафет 152 мм гаубицы Шнейдера обр.1909 года. Плюс отдельная батарея в 4 90 мм зенитные пушки Тарнавского-Лендера, установленные на шасси пятитонного полноприводного грузовика Руссо-Балт.
Осадная артиллерия. Сводится в особые осадные артиллерийские парки различного состава исходя из поставленных задач. Состав: отдельные артиллерийские полки особой мощности трёх видов.
1. Пушечный полк особой мощности (27 орудий). Три дивизиона по 9 122 мм особо дальнобойных пушек (три орудия в батарее).
2. Гаубичный полк особой мощности (18 орудий). Три дивизиона по 6 203 мм гаубицы (три орудия в батарее).
3. Мортирный полк особой мощности (12 орудий). Три дивизиона по 4 305 мм мортиры (две мортиры в батарее).
Все три артсистемы созданы с использованием модифицированных противооткатных устройств и лафетов от 152 мм пушки Шнейдера обр. 1910 года.
 
Примечания: В этом пункте, мы попробуем обосновать создание и принятие на вооружение упомянутых артсистем.
 
1. 90 мм батальонная мортира. Переход на новый 90 мм калибр обусловлен, прежде всего, тем, что 90 мм снаряд, содержит гораздо больший пороховой заряд по сравнению с трёхдюймовым и соответственно более эффективен.. Мортира получила предпочтение перед другими системами, поскольку на дистанции батальонного боя – обычно не превышающем 1000 метров, мортира может использоваться в любой ипостаси: и как миномёт, и как гаубица, и даже как пушка – ведя огонь на очень короткой дистанции вполне настильно, поражая точечную цель либо прямой наводкой, либо с небольшим возвышением. База – горная пушка Шнейдера обр. 1905 года с заменой штатного, трёхдюймового ствола длиной 16.5 клб. на укороченный до 10-12 клб. 90-миллиметровый ствол с соответствующей новому калибру переделкой казённой части. Ещё одно изменение в конструкции – увеличение угла возвышения до 45 градусов. Артсистема простая, достаточно лёгкая (легче чем исходное орудие, поскольку в отличие от него не разбирается на вьюки) и эффективная. Может применяться для стрельбы с закрытых позиций в виде окопа полного профиля, либо напротив, выкатываться на бруствер и вести огонь прямой наводкой. Боеприпас унифицирован с полковой 90 мм гаубицей и состоит из снаряда и трёх переменных пороховых метательных зарядов различной мощности.
 
2. 90 мм полковая гаубица. Переделка знаменитой трёхдюймовки Путиловского завода обр. 1902 года в данную гаубицу вызвана острейшей необходимостью резкого повышения эффективности полковой артиллерии. Если в открытом полевом бою при ведении маневренной войны, эта трёхдюймовка была эффективна, используя шрапнель, то с переходом войны в позиционное русло, её значение, прежде всего как дивизионного орудия снижалось. Осколочно-фугасная граната была откровенно слаба. А дальнобойность, при данной мощности была только помехой, поскольку находясь сравнительно далеко от передовой – как и положено дивизионному орудию, она с большим трудом поражала цели (ведь слабому снаряду требовалась повышенная точность). Вывод: необходимо было опустить это орудие на полковой уровень – для мгновенной реакции на появление новых целей, что в свою очередь позволяло за счёт снижения максимальной дальности стрельбы (укорачивания ствола) перейти на более крупный калибр без каких-либо переделок конструкции противооткатных устройств и лафета и, соответственно, резко повысить осколочно-фугасное действие снаряда и эффективность всей артсистемы в целом. Использовала осколочно-фугасный боеприпас, аналогичный применяемому в батальонной мортире, но вдвое больший набор зарядов – от слабых – мортирных, до собственных – усиленных. Плюс унитарный шрапнельный патрон, используемый исключительно как средство для срыва атак противника особо массированным огнём.
 
3. 122 мм полковая мортира. Орудие совершенно незаменимое в позиционной войне. Позволяло пехотным полкам, не запрашивая поддержки у дивизионного командования, не теряя времени, самостоятельно уничтожать ДЗОТы (деревянно-земляные огневые точки) и прочие лёгкие полевые укрепления противника. (Именно по этой причине, в составе каждого пехотного полка вермахта имелись две 150 мм мортиры). Использовать для создания такой лёгкой мортиры всё ту же пушку обр.1902 года, было возможно, поскольку максимальный угол возвышения она имела не менее 30 градусов, и этот угол мог быть увеличен до требуемой величины при введении в конструкцию поддона и подбора длины ствола мортиры до примерного соответствия силе отдачи и длине отката пушки (при острой необходимости, высота линии огня могла быть увеличена либо путём увеличения диаметра колёс, либо путём демонтажа колёс на позиции и полного перехода орудия перед стрельбой на поддон – но это крайние меры).
 
4. 122 мм дивизионная гаубица. Данное орудие, разработанное фирмой Крупп, и принятое на вооружение армии Российской империи в 1910 году как 122 мм. гаубица обр. 1909 года пошла на вооружение артполков пехотных дивизий без каких либо изменений конструкции и стала самым массовым орудием в нашей армии.
 
5. 90 мм дивизионная пушка. Была разработанакак дополнение к 122 мм гаубице, на её же лафете и с использованием её же противооткатных устройств. Предназначалась для осуществления гибкого манёвра огнём от подавления целей на большей дальности, чем 122 мм гаубица (в глубине обороны противника), до поражения точечных целей настильным огнём с дистанций, превышающих дальность стрельбы полковых и дивизионных пушек противника. (Не исключается применение в конструкции данной пушки дульного тормоза как российского оборонного ноу-хау!)
р. с. Данный метод, создания чрезвычайно удобного и для промышленности, и для армии дивизионного дуплекса, реально использовался и в СССР, и в Германии.
 
6. Дуплекс корпусной артиллерии: 122 мм пушка и 203 мм мортира на едином лафете. В Германии, во время 2МВ, имелся на вооружении дуплекс в виде 105 мм пушки и 150 мм гаубицы. В СССР, аж целый триплекс: 152 мм пушка, 180 мм гаубица и 203 мм мортира. И у Германии, и у СССР все системы монтировались на едином лафете, существенно упрощая производство и обучение. У нас, в 1910 году нет потребности в 152 мм пушке, поскольку наш калибр 122 мм значительно превосходя немецкий 105 мм, в отличие от него, позволял успешно бороться с полевыми укреплениями, экономя при этом сталь и порох. То есть по своей эффективности, был близок к немецкому калибру 150 мм. Не зря немцы, все трофейные русские гаубицы калибра 122 мм неизменно причисляли к своим тяжёлым гаубицам, а не к лёгким. Калибра 180 мм в русской армии в 1910 году не было и раздувать номенклатуру смысла не имеет. Поэтому, от 152 мм гаубицы мы отказываемся (её задачи сможет решать и 122 мм пушка), а вот 203 мм мортира нам чрезвычайно нужна для разрушения особо прочных полевых укреплений противника, и не только полевых. Снаряд 203 мм мортиры мог справляться даже с железобетоном толщиной до метра. При этом, обе столь необходимые артсистемы, мы можем вполне оперативно создать на базе 152 мм гаубицы Шнейдера обр.1909 года.
 
7. Триплекс осадной артиллерии. Создан методом, аналогичным использованному при создании корпусной артиллерии. Исходное орудие – мощная 152 мм пушка Шнейдера обр. 1910 года.
 
8. Зенитная 90 мм пушка. К сожалению, на данном историческом отрезке аналогов не имела. Только в 1913 году Тарнавским будет создана полуавтоматическая трёхдюймовая зенитная пушка, которую доработает Лендер. На вооружение будет принята в 1914 году.
Однако, идея создания данного орудия была высказана ещё раньше и не будь царские генералы столь недальновидны, данное орудие (хоть 76.2 мм, хоть 90 мм – не принципиально, хотя, при тогдашних скоростях и высотах используемых авиацией, 90 мм была бы однозначно эффективнее без существенного увеличения массы) наша армия получила бы не позднее 1912 года. Так что, место в нашей альтернативной структуре для данного орудия мы обязательно зарезервируем.
 
9. Зенитный 40 мм автомат Виккерса. Представлял из себя упрощённую версию 37 мм автоматического орудия Максима-Норденфельда. Этакий сильно увеличенный в масштабе пулемёт Максима на артиллерийской тумбовой установке в универсальном исполнении. Такие перед 1 МВ русская армия реально закупала и использовала для ПВО, вооружения бронеавтомобилей и боевых кораблей. То есть, вне зависимости, имеются ли они в 1910 году, место в нашей альтернативной структуре под них так же будет зарезервировано. Более того. Было бы чрезвычайно полезно успеть наладить производство таких автоматов у себя.
 
10. Касательно автомобильных шасси для помянутых зенитных САУ. 76.2 мм зенитные пушки Лендера действительно устанавливались на открытой платформе грузовика Руссо-Балт с бронированной кабиной. Автоматические пушки Виккерса монтировались в открытых сверху бронекузовах бронеавтомобилей и могли поражать как воздушные, так и наземные цели. Однако, считаю необходимым, для этих САУ (как впрочем и для всей гаммы бронеавтомобилей русской армии) использовать импортные (сперва), а потом выпускаемые по лицензии на Руссо-Балте полноприводные автомобили немецкого СП «Крупп-Даймлер» мод. 1909 г. Эти грузовики, грузоподъёмностью от 2.5 до 5 тонн, составляли основу автопарка данного класса в германской армии и с успехом использовались всю войну и в качестве грузовиков, и в качестве арттягачей, и в качестве шасси для монтажа различного вооружения и производства бронеавтомобилей. При особо «доверительных» отношениях между фирмами Крупп и Даймлер с их русскими партнёрами, реальность данной сделки сомнению не подлежит.
 
Некоторые аспекты реальности возможности производства данной артиллерии для русской армии на предприятиях Российской Империи и заводах зарубежных фирм-партнёров с раскладкой по годам.
 
завод/год
1910
1911
1912
1913
1914
Всего
 
Путиловский
90г. — 400
122мр.- 50
122п. — 100
90г. — 500
122мр. — 100
122п. — 200
90г. — 500
122мр. — 200
122п. — 200
90г. — 500
122мр. — 250
122п. — 250
90г. — 500
122мр. — 250
122п. — 250
2400
850
1000
Сестрорецкий
122г. — 250
90п. — 50
122г. — 250
90п. — 200
122г. — 500
90п. — 250
90зп. — 50
122г. — 500
90п. — 500
90зп. — 100
122г. — 500
90п. — 500
90зп. — 150
2000
1500
300
 
Пермский
122п. — 50
203 мр. — 50
122п. — 50
203мр. — 50
122п. — 50
203мр. — 100
122п. — 50
203мр. — 150
122п. — 50
203мр. — 150
250
500
 
Новый
90мр. — 500
122дбп. — 10
203г. — 10
90мр. — 500
122дбп. — 40
203г. — 40
90мр.- 500
122дбп. — 50
203г. — 50
90мр. — 500
122дбп. — 50
203г. — 50
90мр. — 500
122дбп. — 50
203г. — 50
2500
200
200
Обуховский
122г. — 200
 
122г. — 200
40ап. — 25
122г. — 200
40ап. — 50
122г. — 200
40ап. — 75
122г. — 200
40ап. — 100
1000
250
Арсеналы 1 категории.
90мр. — 500
90мр. — 500
90мр. — 500
90мр. — 500
90мр. — 500
2500
Крупп (Германия)
122г. — 250
122г. — 250
122г. — 250
122г. — 250
122г. — 250
1250
Шнейдер (Франция)
122дбп. — 25
305мр. — 25
122дбп. — 25
305мр. — 25
122дбп. — 25
305мр. — 25
122дбп. — 25
305мр. — 25
122дбп. — 25
305мр. — 25
125
125
Виккерс (Британия)
40ап. — 10
40ап. — 25
40ап. — 25
40ап. — 40
40ап. — 50
150
Прочие
 
 
 
 
 
 
Всего
1980
2980
3525
4015
4100
16600
 
В таблице приведены основные русские заводы, производители артиллерии и основные зарубежные поставщики артвооружения. В таблицу включён только один новый завод, строительство которого необходимо было развернуть сразу по окончании русско-японской войны. Это выглядит особенно логично вследствие того, что сразу после войны, российское оборонное ведомство будет вынуждено прежде всего озаботиться восстановлением дееспособности ВМФ, хотя бы на минимальном уровне и упомянутые основные производители неизбежно будут загружены флотскими заказами.
Однако. В данной АИ, мы предполагаем, что именно за резким качественным усилением именно сухопутных войск будет закреплён приоритет на все предвоенные годы. Отсюда – при учёте, что заказы артиллерийского ведомства будут иметь первостепенное значение, нагрузка на головные заводы получается вполне приемлемая. Особенно в сравнении с объёмами их производства в годы 1МВ. Более того. Мощный Пермский артиллерийский завод, очень долгие годы выполнявший минимальные оборонные заказы и даже вследствие этого переподчинённый Горному ведомству, можно считать недозагруженным.
Важной составляющей данной производственной программы, является расширение производственных возможностей Артиллерийских арсеналов 1 категории. Если прежде, они занимались лишь ремонтом орудий и производством упряжек, зарядных ящиков, передков и отдельных деталей, то в нашей АИ, все арсеналы 1 категории, должны получить оборудование и кадры в количестве, достаточном для массового производства хотя бы самых простых и лёгких орудий – в данном случае 90мм траншейных (батальонных) мортир.
Кроме того, у нашего перевооружения есть и ещё один, вполне пикантный момент. Дело в том, что все орудия разработки французской компании Шнейдер, на территории Российской Империи имел право производить лишь один завод – Путиловский, состоящий со Шнейдером в консорциуме. Следовательно, уйдя от патентованных шнейдеровских изделий и разработав на их базе целую гамму других, уже вполне отечественных орудий, мы обходим это крайне неудобное обстоятельство. Ещё один вариант преодоления этого препятствия – наш новый артиллерийский завод, должен строиться изначально как филиал Путиловского. Именно поэтому у нас в таблице идёт параллельный выпуск 122 мм дальнобойных пушек (дбп) на Шнейдере и на нашем новом предприятии. Шнейдеру же мы закажем наиболее малочисленные, но в то же время сложные в производстве и крайне необходимые в армии 305 мм мортиры.
С автоматическими малокалиберными пушками, в принципе, всё ясно. Покупаем у Виккерса небольшие (но, по тем временам вполне приличные партии) и параллельно осваиваем их производство на Обуховском заводе – что имело место и в реальности.
Крупп – как наиболее надёжный партнёр (до начала войны, по крайней мере) легко справится с упомянутыми в таблице объёмами заказа.
Не заполненной в нашей таблице осталась лишь графа «прочие». К данной категории могут быть отнесены самые различные частные отечественные и зарубежные производители, привлекать которых к выполнению тех или иных заказов будет смысл лишь при возникновении сложностей у головных заводов, либо при расширении собственно заказа свех возможностей основных заводов.
Таким образом, при своевременном выполнении данной программы, мы имеем возможность обеспечить новой матчастью и новой структурой артиллерии 100 дивизий армии мирного времени Российской Империи.
Что же касается артиллерии устаревших типов, то вся она переходит в распоряжение крепостной артиллерии.
В данной статье не рассматриваются крепостная, береговая, железнодорожная артиллерия, конная, горная и корабельная, поскольку нельзя объять необъятное, да и задачи такой не стояло. Здесь речь идёт исключительно об артиллерии для регулярной сухопутной армии Российской Империи, её пехоты, прежде всего.
 
Так же не упомянуты варианты решения глобальнейшей проблемы производства боеприпасов. Как известно, заводы России произвели за войну лишь 15 % потреблённого армией пороха – всё остально заместил импорт. Промышленность РИ произвела снарядов, меньше чем даже Австро-Венгерская (не сравнивая с другими основными участниками войны – там наша отсталость просто вопиющая). Причём если по трёхдюймовым снарядам (или патронам, как в некоторой литературе, что в принципе точнее), потребности армии были удовлетворены (к концу участия России в войне даже с таким запасом, что их потом на всю Гражданскую хватило), то подавляющее большинство боеприпасов к орудиям крупных калибров пришлось импортировать по крайне высоким ценам. Вывод – производство пороха и боеприпасов должно было стать в РИ, одной из приоритетных программ, чего к величайшему сожалению не произошло.
 
И последнее. Быть сильным везде действительно нельзя. Особенно располагая довольно ограниченными ресурсами. Поэтому, выполнение данной программы считаю возможным (и необходимым для данной АИ) в полном объёме, прежде всего, за счёт «Большой судостроительной программы», средства на которую были истрачены поистине фантастические, а результатом стали прозябающие всю войну без дела корабли, ставшие рассадником большевистской и анархистской заразы, полностью разложившей наш флот.
Не лишним будет и напомнить, что подавляющее преимущество противника в тяжёлой артиллерии не только приводило к большим потерям, но постоянно оказывало весьма угнетающее действие на моральный дух нашей армии и во многом способствовало распространению антивоенных и пробольшевистских упадочнических настроений.
 
 
Если данная тема (альтернативной матчасти и структуры) армии РИ в подготовке к 1МВ кого-либо интересует, имеются статьи по альтернативному стрелковому вооружению и бронетехнике.

 

Подписаться
Уведомить о
24 Комментариев
Старые
Новые Популярные
Межтекстовые Отзывы
Посмотреть все комментарии
Альтернативная История
Logo
Register New Account
Reset Password
Compare items
  • Total (0)
Compare