Альтернативный состав и организация войск ЗапОВО в 1941 году. Часть 5

2
0

Уважаемые коллеги! Предлагаю вашему вниманию очередную статью об альтернативной организации войск Западного Особого военного округа накануне Великой Отечественной войны. Сегодня будет рассмотрен возможный итог предпринятых в АИ реформ Красной Армии.

Альтернативный состав и организация войск ЗапОВО в 1941 году. Часть 5

Первоначально данный текст задумывался лишь как составная часть предыдущей главы, предназначенная как бы для иллюстрации на основе соотношения числа дивизий в приграничной полосе, зачем мне понадобилось добавлять новые соединения в том или ином районе ЗапОВО. Однако рассмотрение вопроса «разбить подлеца Гудериана» по глубине как территории ЗапОВО, так и временных рамок вышло далеко за пределы первых боев на границе, в связи с чем Приграничное сражение в Белоруссии я был вынужден «продлить» до первых чисел июля. Что соответствующим образом отразилось на объеме текста и стало самостоятельной статьей. Добавило «масло в огонь» и желание завершить текстовую часть статьи картами смещения линии фронта в Белоруссии.

Перебирая несколько вариантов «картографирования» (несколько линий разных типов на одной карте или карты, где суточное смещение отображается сплошной линией к концу дня и пунктирной – в начале дня), в конечном итоге победило желание дополнить линию фронта номерами соединений, чтобы опять же на основе соотношения сил сторон можно было наглядно объяснить стремительные прорывы или «топтание на месте». Подобный формат в свою очередь потребовал хотя бы небольших комментариев к каждой карте, в результате чего объем статьи дополнительно увеличился.

Получившийся в итоге объем статьи стал откровенно чудовищным (сам текст без иллюстраций – 30 страниц А4 12-м шрифтом). Поэтому для «чтения по диагонали без потери качества» рекомендую перейти сразу к просмотру «обобщающей» части, а если возникнут вопросы – обратиться к соответствующему разделу «детализирующей» части.

Также следует отметить, что при «сшивании» отдельных кусков из «детализирующей» части в «обобщающей» в некоторых местах изменилась хронология событий, т.к. рассмотрение ситуации «по кускам» не позволяло достаточно точно учитывать влияние обстановки на соседних участках фронта.

В качестве иллюстрационного материала я использовал фотографии из сборника «Фронтовая иллюстрация» №2, 2003 г. «1941: Бои в Белоруссии» и ЖЖ Алексея Исаева.

9. Оценка эффективности нового состава и дислокации войск ЗапОВО

Для более точной оценки внесенных изменений в состав и организацию войск ЗапОВО хочется, как и в случае с КОВО, целесообразно рассмотреть ситуацию, когда германским войскам вторжения противостоят только дивизии ЗапОВО, а войска внутренних округов еще не успели прибыть в Белоруссию. Несмотря на то, что по тексту самой АИ выдвижение войск внутренних округов начинается еще в начале июня и к моменту выхода немецких войск к «линии Сталина» в районе Витебска, Орши, Могилева, Борисова, Минска, Бобруйска и Слуцка уже успели сосредоточиться войска из УрВО, МВО, ПриВО и ОрВО соответственно, ниже будет рассмотрен вариант именно без «глубинных» дивизий. По сути, главным отличием от РИ в предлагаемой к рассмотрению ситуации является то, что приказ «скрытно занять огневые точки» поступил в войска ЗапОВО не утром 22 июня, а еще днем 18 июня.

Альтернативный состав и организация войск ЗапОВО в 1941 году. Часть 5

Рисунок 43 – Ход боевых действий в Белоруссии в РИ

Повторюсь, что данная статья изначально задумывалась лишь как часть предыдущей статьи, в связи с чем, полагаю, будет не лишнем продублировать схему сосредоточения дивизий ЗапОВО по тревоге в АИ (рисунок 44).

Альтернативный состав и организация войск ЗапОВО в 1941 году. Часть 5

Рисунок 44 – Сосредоточение дивизий ЗапОВО по тревоге в АИ

Итак, рассмотрим последовательно основные районы боевых действий в первые дни войны.

Гродненское направление. Главным преимуществом по сравнению с РИ здесь является то, что в АИ осенью 1940 года был проведен обмен территориями в районе Августовского канала, благодаря чему утром 22 июня 1941 года немецкие войска НЕ имеют плацдарма на южном берегу канала, где в РИ они смогли сосредоточить аж три пехотные дивизии! В итоге немцы вынуждены форсировать канал под огнем ДОТов Гродненского УР, занятых гарнизонами еще в ночь на 18 июня. Очевидно, что сосредоточенная в РИ немцами чрезвычайно мощная группировка тяжелой артиллерии подавит наиболее «надоедливые» огневые точки Гродненского УРа в течение дня 22 июня, и за ночь противнику удастся «накачать» захваченные плацдармы войсками. В то же время очевидно, что за день 22 июня и советское командование успеет усилить Гродненское направление. В дополнение к занимающей оборону непосредственно к северу от города 27-й СД будет, во-первых, выведен из Августова стрелковый полк 8-й СД, во-вторых, из Сокулки будет переброшена 219-я СД. Здесь же под Гродно будет действовать 25-я танковая бригада НПП, представляющая по сути аналог 11-го МК из РИ. В целом следует ожидать, что в полосе между Гродно и Липском, почти 3 советских дивизии (27-я и 219-я полностью, 8-я – без одного стрелкового полка) с опорой на Гродненский УР и при поддержки танковой бригады и корпусного артполка в первые дни смогут более-менее уверенно сдерживать наступление двух до четырех немецких пехотных дивизий (162-й и 256-й), так как еще две пехотные дивизии начавшие наступление под Гродно. Дело в том, что в РИ непосредственно на Гродненском направлении остались действовать только 162-я и 256-я пд противника, «стартовавшие» под Августовым, а начавшие наступать непосредственно севернее Гродно 8-я и 28-я пехотные дивизии в РИ довольно быстро развернулись и стали обходить обороняющиеся под Гродно войска с востока, наступая вдоль восточного берега реки Неман на Скидель и далее – на Мосты. В АИ возможность и сроки такого «поворота» будут зависеть от трудностей форсирования Августовского канала и упорства защитников Гродно. Впрочем, и без учета 8-й и 28-й пехотных дивизий немецкая 9-я Армия нацелила немало соединений для прорыва на участке между Гродно и Друскининкаем, которые затем должны были развернуться фронтом на юг и, наступая в полосе между Гродно и Лидой в междуречье Щары и Зельвянки, окружить Белостокскую группировку Красной Армии. Так что в АИ приказ оставить Гродно, более вероятно, будет связан именно с успехами противника восточнее города.

Осовецкое направление. Северо-западный фас «Белостокского выступа» по рубежу р. Бебжа на участке от Липска (искл.) до впадения Бебжи в Нарев в АИ обороняли 2-я стрелковая дивизия, один стрелковый полк 8-й стрелковой дивизии, гарнизон Осовецкой крепости (в АИ – 4 «крепостных» пулеметно-артиллерийских батальона и 1 «крепостной» стрелково-пулеметный батальон 4-ротного состава) и левофланговые ДОС Гродненского УР, расположенные вдоль р. Бебжа. Также в Осовец к утру 23 июня должна была отойти из приграничной полосы 4-я кавалерийская дивизия вместе с деблокированными ею вечером 22 июня гарнизонами ДОС Осовецкого УРа, построенными в 1940 году южнее Щучина. В РИ на этом участке наступали три пехотные дивизии немцев (87-я, 129-я и 102-я). Таким образом, войска советской 10-й Армии, опирающиеся на рубеж р. Бебжа, усиленный ДОТами Гродненского УРа и фортами Осовецкой крепости, дополненными практически полным отсутствием дорог в покрытой лесами долине Бебжи (чуть ли не единственную дорогу, пересекавшую Бебжу на этом участке, и прикрывала Осовецкая крепость), имели все шансы на успешную оборону северо-западного фаса «Белостокского выступа». Очевидно, что и здесь главным основанием для оставления оборонительного рубежа будет приказ, вызванный успехами германской армии не здесь, а на флангах Западного фронта.

Белостокско-Белькое направление. Вопреки распространенному мнению, что немцы якобы «просто обошли» с флангов советские войска в «Белостокском выступе», на самом деле, «в лоб» обороны советской 10-й Армии наступала довольно многочисленная группировка Вермахта. На фронте 120 км от Остроленки до Бяла-Подляски наступало 15 дивизий противника (258, 23, 7, 268, 263, 137, 292, 17, 78, 252, 134, 131, 293-я пехотные и 221-я и 286-я охранные). С учетом того, что 43-й армейский корпус (252-я, 134-я и 131-я), а также находящаяся в резерве 293-я пехотная дивизия оказывались в полосе обороны советской 4-й Армии, непосредственно на юго-западном фасе «Белостокского выступа» против войск 10-й Армии остается 9 пехотных и 2 охранные дивизии Вермахта. В АИ на этом участке обороняются только три стрелковые дивизии (13-я и 56-я к западу и к югу от Белостока на рубеже р. Нарев и 50-я – в предполье в районе Браньск, Бельск-Подляски, Гайнувка). Также в предполье действуют две кавалерийские дивизии (6-я и 36-я) и гарнизоны ДОС Осовецкого, Замбрувского и правого фланга Брестского УР, построенных в 1940 году. В связи с тем, что боевые действия начались задолго до завершения сосредоточения Красной Армии (т.е. до прибытия в западные районы Белоруссии войск из внутренних военных округов), кавалерийские дивизии 6-го кавкорпуса получают приказ вечером 22 июня нанести ряд ударов с целью деблокады приграничных ДОТов для последующего отхода на рубеж реки Нарев в течение ночи на 23 июня. Такой же приказ на отход получит и 50-я стрелковая дивизия.

Альтернативный состав и организация войск ЗапОВО в 1941 году. Часть 5

Рисунок 45 – Немецкие войска вторгаются в СССР

Несмотря на то, что с весны 1941 г. в АИ развернуты работы по строительству Белостокского УР по рубежу р. Нарев, при таком соотношении сил вряд ли стоит рассчитывать на то, что здесь Красную Армию ждет успех в обороне. Вероятно, по сравнению с РИ, гарантированно удастся удержать рубеж Нарева в течение 23 – 24 июня. Однако общее количество дивизий противника неизбежно приведет к тому, что не позднее 25 июня Вермахту удастся захватить плацдармы на восточном берегу, а дело их «вскрытия» при таком превосходстве в силах – вопрос, максимум, пары дней. Впрочем, обстановка на других участках фронта (в частности в полосе наступления 3-й Танковой группы) приведет к тому, что приказ на общий отход 10-я Армия получит еще раньше.

Брестское направление. В полосе обороны советской 4-й Армии наступали:

– 43-й Армейский корпус (252-я, 134-я и 131-я пд), а также 292-я пд 9-го АК – против позиций, обороняемых 49-й стрелковой дивизией и приграничными ДОТами, построенными в 1940 году в районе Дрогичин, Семятичи (напомню, что АИ весной 1941 года ДОТы непосредственно у границы уже не строились, только в глубине);

– 47-й Моторизированный корпус (17-я и 18-я тд, 167-я пд), а также 29-я мд во 2-м эшелоне – севернее Бреста;

– 12-й Армейский корпус (31-я, 45-я и 34-я пд) – непосредственно на Брест;

– 24-й Моторизированный корпус (3-я и 4-я тд, 1-я кд), а также 10-я мд во 2-м эшелоне – южнее Бреста;

– 267-я и 255-я пд – на правом фланге ГА «Центр»;

– 293-я пехотная дивизия, 10-я танковая дивизия, моторизованная дивизия СС «Дас Райх» и мотопехотный полк «Гросс Дойчланд» находились во 2-м эшелоне.

Советские войска на этом участке в первые дни войны имели: 6 стрелковых дивизий (6-я, 42-я, 49-я, 55-я, 208-я и 209-я), 2 танковые бригады НПП (29-я и 32-я), 3 корпусных артполка (два «старых» – 447-й и 455-й, в каждом из которых было по 24 152-мм гаубицы-пушки МЛ-20 и 12 122-мм пушек А-19, а третий был сформирован в начале 1941 г. из дивизионов 152-мм гаубиц стрелковых дивизий и имел 36 152-мм гаубиц обр. 1909/30 г.), 2 противотанковых артполка (по 24 76-мм пушки Ф-22 в каждом), а также большая часть ДОТов Брест-Литовского УР (узлы сопротивления в районе Семятичи и Дрогичин находились в полосе 10-й Армии). 22-я танковая дивизия сосредотачивалась в районе Березы и в боях в первые дни войны не участвовала, поэтому ее действия будут рассмотрены отдельно.

Танковые бригады НПП 4-й Армии в мирное время дислоцировались в районе Бреста и Пружан. По новой организации в 1941 году они состояли из трех батальонов танков Т-26 (в каждом батальоне три роты по 16 танков плюс 3 машины во взводе управления, итого 51 танк), батальона химических танков, батальона плавающих танков (в 32-й лтбр Т-38, выведенные из состава стрелковых дивизий, в 29-й – новые Т-40), а также отдельной роты тяжелых танков (по 7 КВ-1 выпуска 1940 г., во 2-м полугодии планировалось роту развернуть в батальон). В зависимости от развития ситуации в период сосредоточения 32-я лтбр могла передаваться 10-й Армии при проведении наступательной операции на Варшавском направлении (если 44-я лтбр из Гомеля не успевала прибыть в приграничные районы и оставалась в составе 3-й Армии), либо поддерживала стрелковые корпуса на правом фланге 4-й Армии при проведении наступательной операции на Демблинском направлении. При оборонительном характере первой операции распределение «подшефных» стрелковых дивизий также зависело от степени завершения сосредоточения. На первом этапе 32-я танковая бригада совершала марш из Пружан в леса восточнее рубежа Каменец, Пелище, где переходила в резерв 4-й Армии. Там она могла либо полностью оставаться в лесах для контрудара в случае прорыва противником главного рубежа обороны 4-й Армии (Каменец, Жабинка), либо побатальонно придаваться 208-й, 42-й и 209-й СД для усиления ПТО. На втором этапе 32-я лтбр выдвигалась в район Черемха, где соответственно усиливала правофланговые стрелковые соединения 4-й Армии. В связи с этим развертывание 29-й лтбр носило следующий характер. На первом этапе бригада разделялась на батальоны: один батальон Т-26 убывал в леса у Черемхи для поддержки 49-й СД, один батальон Т-26 и рота КВ сосредотачивались в лесах восточнее Бреста для поддержки главных сил 6-й СД, третий батальон Т-26 и батальон плавающих Т-40 сосредотачивался в лесах южнее Бреста. По мере выдвижения 32-й лтбр к границе, батальон Т-26 из Черемхи также возвращался под Брест. В рамках принятых ограничений начало войны застало танковые бригады в первой фазе: 29-я лтбр побатальонно разделена на передовом рубеже обороны 4-й Армии, 32-я лтбр – на главном.

С артполками корпусного и армейского подчинения в АИ предлагается следующее. Первоначально в целях «вывода из-под удара» и «сбережения матчасти» предполагалось, что 447-й кап необходимо вывести из Бреста в Жабинку, а 455-й – передислоцировать из Пинска в Кобрин. Однако такая дислокация была неудобна тем, что пушки А-19, расположенные на восточных окраинах Жабинки, смогут едва доставать до восточных кварталов Бреста и потому не смогут ни помочь обороне большинства фортов Брестской крепости, ни воспрепятствовать форсированию Буга немцами. В свою очередь полк из-под Кобрина не сможет участвовать в обороне главного рубежа 4-й Армии – опять же не хватит дальности стрельбы. Поэтому было решено 447-й кап оставить в Бресте, назначив ему огневые позиции в лесах восточнее города, а 455-й – разместить в Жабинке. Оттуда 455-й кап сможет не только поддержать огнем отход 6-й СД, но и простреливать практически всю главную оборонительную полосу 4-й Армии. С учетом размещения третьего (гаубичного) артполка в Каменце, противник при прорыве главной оборонительной полосы окажется под перекрестным огнем 6-дюймовых орудий.

Отдельного упоминания заслуживает 62-й Брестский УР, который в АИ представлял из себя достаточно крупное формирование. Как было показано в 3-й части АИ про ЗапОВО, в РИ Брестский УР к началу войны имел 128 построенных ДОС, из которых только 49 были боеготовы. В АИ весной-летом 1941 г. проведены мероприятия по повышению боевых возможностей УР. Во-первых, в ЗапОВО из общего числа 182-х построенных, но небоеготовых ДОС, для 140 сооружений получено пулеметное вооружение из мобзапаса ДВФ (по 2 станковых пулемета «Максим» и 1 ручному пулемету ДП на ДОТ). Во-вторых, с середины мая в приграничных УР проводятся сборы приписного состава (по 1000 человек в каждый развернутый пульбат и по 1500 человек – в каждый свернутый пульбат). В результате предполагается, что Брестский УР непосредственно у границы будет иметь около 110 – 120 вооруженных и укомплектованных личным составом ДОТ.

Кроме того, в АИ весной 1941 г. развернуто строительство ДОТ в глубине приграничной полосы. Так, в полосе 4-й Армии в районах дислокации 49-й, 208-й и 209-й стрелковой дивизии, а также правофлангового стрелкового полка 6-й стрелковой дивизии к началу войны было построено 14 ротных опорных пунктов (2 в полосе «северного» стрелкового полка 49-й СД у Черемхи, 3 в полосе «южного» стрелкового полка 49-й СД у Высокого, 3 в районе обороны 208-й СД у Каменца, 3 в районе обороны 209-й СД у Жабинки и 3 в районе обороны «северного» стрелкового полка 6-й СД севернее Бреста, из них 2 на рубеже р. Лесная и 1 у ж/д станции Мотыкалы), в каждом из которых было по 5 ДОС – в 4-х временно было установлено пулеметное вооружение, а 5-е оставалось невооруженым в ожидании артиллерийских установок. Еще 5 ротных опорных пунктов (2 в полосе обороны правофлангового стрелкового полка 6-й СД на рубеже р. Лесная и 3 в районе обороны 55-й СД около Кобрина) находились в стадии строительства – забетонированные там сооружения не имели вооружения и занимались полевыми войсками.

В рамках проведения учебных сборов личного состава запаса Брестский УР в АИ получил 9000 человек, из них 3000 были направлены для доукомплектования 3-х пулеметных батальонов, занимающих приграничные ДОТы, 3000 – для развертывания 2-х свернутых в мирное время пульбатов также для приграничных ДОТов и еще 3000 – для развертывания 2-х свернутых пульбатов, занимающих Кобринский и Березовский узлы обороны (т.е. фактически – для ускорения строительных работ в этих двух тыловых узлах).

Однако наиболее многочисленными формированиями Брест-Литовского УРа в АИ являлись батальоны, предназначенные для занятия сооружений Брестской крепости. Всего в Брестской крепости весной 1941 г. в АИ было развернуто 12 «крепостных» пулеметно-артиллерийских батальонов и 4 «крепостных» стрелково-пулеметных батальона (таблица 19). В этой связи без преувеличения можно сказать, что в АИ в районе Бреста держала оборону еще одна стрелковая дивизия.

Таблица 19 – Гарнизон Брестской крепости в АИ

Группа сооружений

«Крепостные» пулеметно-артиллерийские батальоны

«Крепостные» стрелково-пулеметные батальоны

(кол-во рот)

Стрелковые части и подразделения 6-й СД

«Северные» форты

2

1 (3)

Цитадель и форт «Граф Берг»

4

1 (4)

1 батальон «центрального» СП

«Восточные» форты

4

1 (4)

2 батальона «центрального» полка

«Южные» форты

2

1 (3)

1 «южный» стрелковый полк

ВСЕГО

12

4 (14)

2 стрелковых полка

Напомню, что в АИ каждый «крепостной» батальон имеет 6 76-мм пушек обр. 1902/30 г. и 4 120-мм миномета для «перекрытия» контролируемых фортом дорог и мостов, а также 8 82-мм минометов и 36 ручных пулеметов ДП для «противопехотной» обороны самого форта. Стрелково-пулеметные роты играют роль своеобразного «пехотного заполнения» фортификационных сооружений, эти роты состояли из 4-х взводов по 4 отделения в каждом. В роте не было станковых пулеметов и 50-мм минометов, зато в каждом стрелковом отделении было по 2 ручных пулемета. Всего в такой роте было 32 ДП и около 180 СВТ.

Безусловно, по тяжелому артиллерийскому вооружению «крепостная» дивизия существенно уступала обычной «полевой», однако опора на долговременную фортификацию во многом компенсировала отсутствие тяжелой артиллерии. Другим «компенсатором» являлся 447-й корпусной артполк, развернутый на восточных окраинах Бреста.

Таблица 20 – Артиллерия 4-й Армии в районе Бреста

Тип

447-й КАП

6-я СД

«Крепостные» батальоны

Всего

152-мм гаубица-пушка МЛ-20

24

24

122-мм пушка А-19

12

12

122-мм гаубица обр. 1910/30 г.

24

24

76-мм пушки обр. 1902/30 г., обр. 1927 г. и обр. 1936 г.

30

(18 полковых и 12 дивизионных)

72 (все обр. 1902/30 г.)

102

45-мм противотанковые пушки

54

54

120-мм минометы

12

48

60

82-мм минометы

54

96

150

Соответственно, в АИ решение задачи «разгромить подлеца Гудериана» представляется следующим образом. С учетом того, что события в полосе наступления 2-й Танковой группы имеют ключевое значение для обороны всего Западного фронта, предлагается рассмотреть данный район более детально.

Северный фланг 4-й Армии. Разумеется, что здесь 49-я СД, даже с учетом опоры на ДОТы Брестского УРа, не сможет долго сдерживать наступления целого армейского корпуса противника. Вероятно, атаки подошедшей во второй половине дня в район Чермеха, Высокое немецкой пехоты в течение дня 22 июня удастся успешно отразить. Однако, по мере переброски на восточный берег Буга дивизионной и корпусной артиллерии противника дальнейшая оборона 49-й СД на прежних рубежах станет бессмысленной. Тут у меня для 49-й СД три варианта действия с одинаковым началом – отходом через Беловежскую пущу, но разными конечными целями. Вариант 1-й – в связи с катастрофическим соотношением сил на левом фланге 10-й Армии аналогично всем приграничным дивизиям 10-й Армии в ночь на 23 июня начать отход с целью занятия обороны на рубеже реки Нарев, где перейти в подчинение командарма-10. 2-й вариант – остаться в 4-й Армии и выдвинуться в район Каменец для усиления главного армейского оборонительного рубежа. 3-й вариант связан с прохождением через Черемху железной дороги, которая при наличии некоторого числа подвижного состава на перегоне Черемха – Волковыск позволит ускорить переброску дивизии на тыловой армейский оборонительный рубеж. Пока я склоняюсь ко 2-му варианту.

Южнее события будут развиваться не столь успешно для немцев. Как известно, в РИ 22 июня не очень удачно сложилось для левофлангового 47-го МК Танковой группы Гудериана – «ныряющие» танки блестяще форсировали Западный Буг, однако главные силы танковых дивизий застряли на западном берегу из-за проблем с переправой, подъездные пути к которой не выдержали обилия гусеничной и колесной техники. В РИ сей конфуз оказался скрыт практически полным отсутствием войск Красной Армии на пути у батальона «ныряющих» танков, так как главные силы двух советских стрелковых дивизий оказались заперты в Брестской крепости. В АИ же войска заняли свои позиции еще в ночь на 18 июня, да и самих войск в АИ здесь несколько больше. В общем, если в РИ передовые отряды танковых дивизий с легкостью захватили не только узел дорог в районе ж/д станции Мотыкалы, но, отразив контратаку Т-26, захватили переправы через реку Лесная, то АИ их успех будет гораздо скромнее. Конечно, противотанковых средств у одного стрелкового батальона и одной пулеметной роты Брестского УР и в АИ не хватит чтобы остановить немецкие танки под Мотыкалами. Однако наличие долговременной фортификации здесь, скорее всего, приведет к тому, что защитники Мотыкал пропустят танки «через себя», но вот когда за танками пойдет пехота и снабженцы – ДОТы «оживут», чем создадут немало проблем в т.ч. и ушедшим вперед, но оставшимся без снабжения танкам передовых отрядов. А вот с захватом переправ через Лесную уже днем 22 июня Гудериану придется точно подождать. В АИ на рубеже Лесной занимает оборону «северный» стрелковый полк 6-й СД, усиленный ДОТами, батальоном Т-26 и ротой КВ-1.

Альтернативный состав и организация войск ЗапОВО в 1941 году. Часть 5

Рисунок 46 – Подбитый КВ-1. Немногочисленные КВ 29-й и 32-й танковых бригад сыграли важную роль в сдерживании войск Гудериана под Брестом

Учитывая, что река Лесная проходит в 15 км от границы, то ее прорыв также будет возможен только после переправы через Буг корпусной и дивизионной артиллерии. Однако здесь, во-первых, надо вспомнить про проблему с подъездными путями, а во-вторых то, что сами переправы находятся в зоне досягаемости орудий 447-го кап. Другим условием успешного прорыва рубежа Лесной является накопление достаточного числа немецкой пехоты, и вот тут скажут свое веское слово ДОТы под Мотыкалами. В общем, форсирование Лесной я прогнозирую лишь на 3-й день войны, в крайнем случае – к концу 2-го. Напомню, что в РИ в течение 23 июня немецкие 17-я и 18-я танковые дивизии разгромили во встречном сражении аналог АИ-32 танковой бригады, захватили единственную в 50-км полосе переправу через Ясельду и к вечеру смогли выйти в район Ружан (не Пружан, а именно Ружан!). А в АИ они только 24-го форсируют Лесную, после чего им только предстоит встреча с главным оборонительным рубежом 4-й Армии.

Смещаемся еще южнее – Брест. Его штурмуют три пехотные дивизии 12-го АК. В РИ штурм упрощался тем, что советские войска были застигнуты врасплох, не успев приготовиться к ведению боя и укрыться в казематах крепости, а также тем, что большая часть войск оказалась зажата в Цитадели. В АИ ситуация для немцев усложняется на несколько порядков, во-первых тем, что войска заранее подняты по тревоге и успели занять позиции и укрыться в казематах, во-вторых, тем, что их физически больше. Но главное заключается в том, что эти более готовые и более многочисленные войска сидят не в одной только цитадели, а занимают всю многофортовую СИСТЕМУ обороны крепости. Взаимная огневая связь многочисленных фортов и ДОТов, распространяющаяся на несколько километров к северу, востоку и югу от цитадели неизбежно приведет к тому, что кровью умоется не одна только 45-я пехотная дивизия вермахта.

Прогнозировать сроки «транспортного коллапса» ГА «Центр» под Брестом довольно трудно. Очевидно, что до конца июня защитники фортов продержатся совершенно точно, и до исчерпания у них боеприпасов немцам ловить под Брестом особо нечего. Лично для меня вопрос заключается в другом – есть ли возможность организовать централизованный отход 6-й СД и Брестского УР, скажем, после 4 – 5 дней боев? Собственно, с «южным» полком 6-й СД всё понятно – он более-менее спокойно отходит в строну Полесья. А вот «центральный» полк, вероятно, где-то после 3 – 4 дней боев должен будет огнем и локальной контратакой обеспечить ночной отход защитников «северной» группы фортов, цитадели и форта «Граф Берг». После еще 1 – 2 дней боев на линии «восточных» фортов – также ночью отойти к Жабинке или, заранее подготовив переправочные средства, форсировать Мухавец и также уходить в Припятские леса.

Южнее Бреста прорывался 24-й моторизированный корпус 2-й Танковой группы. В РИ, даже несмотря на все преимущества внезапного нападения, 3-я и 4-я танковые дивизии вермахта в 1-й день войны также застряли. В отличие от своих северных коллег, Буг они форсировали благополучно, но зато мост через Мухавец у них сожгли перед самым носом (не смотря на наличие «брандербуржцев»). Даже при разрозненном сопротивлении со стороны Красной Армии «гудериановцы» потеряли здесь целые сутки и только утром 23 июня смогли продолжить движение, выйдя на шоссе Брест – Минск. В РИ, пользуясь практически полным отсутствием противника, немцы в течение дня 23 июня смогли сделать чудовищный рывок, продвинувшись аж на 130 км! Танковые дивизии прошли не только Кобрин и Березу, захватив мосты через Ясельду, но захватить мосты через Щару. И только на берегах Щары, под Слонимом они столкнулись с войсками Красной Армии, в результате чего была утеряна та самая штабная карта, давшая наконец в штаб Западного фронта информацию о том, какой «паровой каток» движется к Минску с юга.

В АИ южнее Бреста действует стрелковый полк 6-й СД, усиленный пульбатами «южной» группой фортов Брестской крепости и двумя батальонами легких танков (один Т-26, второй – плавающие Т-40). Очевидно, что наличие организованного сопротивления со стороны стрелкового полка и батальона легких танков, а главное – артиллерии из «южных» и «восточных» фортов вряд ли позволит наладить немцам переправу через Мухавец к утру 23 июня. Особенностью действующих здесь войск Красной Армии является наличие лесных массивов, в которых можно укрываться во время контратак противника и из которых можно атаковать самому тогда, когда это удобно тебе. Наличие же организованного сопротивления в «южной» группе фортов приведет к тому, что даже наладив переправу через Мухавец, снабжение ушедших вперед танков останется под огневым контролем пусть немногочисленных, но зато хорошо защищенных «крепостных» пульбатов. Наличие по соседству стрелкового полка и лесных массивов позволит эвакуировать гарнизоны «южных» фортов по усмотрению советского командования.

На самом южном фланге ГА «Центр» действовали 255-я и 267-я пехотные дивизии, а также 1-я кавалерийская дивизия. В РИ они были преимущественно скованы весьма активными действиями советской 75-й стрелковой дивизии генерал-майора Недвигина. В АИ их положение усложняется тем, что в дополнение к 75-й СД здесь же будет действовать 24-я кавалерийская дивизия генерал-майора Ахлюстина (в РИ 24-я кд осталась в Закавказье, а ее командир генерал-майор Ахлюстин был назначен командиром 11-го мехкорпуса ЗапОВО и летом 1941-го года весьма достойно проявил себя в тяжелейших условиях вывода соединения из окружения). Более того, в АИ сразу после начала войны с северного фланга 5-й Армии Юго-Западного фронта на южный фланг 4-й Армии Западного фронта перебрасывается прибывший из Северо-Кавказского военного округа 4-й кавалерийский корпус. В результате чего в белорусском Полесье создается мощная группировка подвижных войск, способная оказать достаточно сильное воздействие на фланг прорывающейся вперед Танковой группы Гудериана. Таким образом, благодаря наличию более многочисленных войск, а также весьма инициативных командиров, Припятские леса и болота в Белоруссии для 2-й Танковой группы становятся такими же проблемными, как и на Украине для 1-й Танковой группы – угроза тылам, необходимость отвлечения пехотных дивизий для охраны коммуникаций и практически полная невозможность преследовать «красных партизан» в лесах Полесья или выследить их авиацией. В перспективе постепенно отходящие в район Мозырь, Коростень советские войска, возможно, создадут в АИ предпосылки для глубокого флангового контрудара, когда у Вермахта начнутся проблемы с дальнейшим продвижением на восток…

Альтернативный состав и организация войск ЗапОВО в 1941 году. Часть 5

Рисунок 47 – Стрелковые соединения 4-й Армии в АИ

Но это потом, а пока нерассмотренной осталась главная полоса обороны 4-й Армии ЗапОВО. В АИ при условии начала выдвижения советских дивизий в ночь на 18 июня на рубеже от Каменца до Жабинки займут три советские стрелковые дивизии, танковая бригада, два корпусных и два противотанковых полка. Еще одна стрелковая дивизия займет оборону в районе Кобрина. С учетом того, что расстояние между дорогами, по которым в РИ двигались танковые корпуса Гудериана на Пружаны и Березу, в этом районе составляло всего 26,5 км, советские войска получат возможность добиться практически уставной плотности сил и средств в обороне. На фронте около 30 км у Красной Армии будет: 144 орудия калибром 122 – 152 мм (24 152-мм МЛ-20, 36 152-мм гаубиц обр. 1909/30 г., 12 122-мм пушек А-19 и 72 122-мм гаубицы обр. 1910/30 г.) или 4,8 на 1 км фронта, 84 76-мм дивизионные и 162 45-мм противотанковые пушки стрелковых дивизий, 18 ТОТ в узлах сопротивления Брестского УР и 153 Т-26 из состава танковой бригады или 13,9 ПТС на 1 км фронта, 534 станковых пулемета (486 в трех СД и еще 48 в 24-х пулеметных ДОТах Брестского УР) или 17,8 на 1 км фронта. Таким образом, те поля, которые танковые дивизии Гудериана проскочили в РИ 23 июня буквально в походных колоннах, в АИ будут представлять собой достаточно мощный оборонительный рубеж. Даже учитывая, что здесь противник задействует только одних танковых дивизий 4 штуки, вряд ли возможно говорить о быстром прорыве такой обороны. Для этого потребуется как минимум переправа на восточный берег Буга дивизионной и корпусной артиллерии, а также подход пехотных дивизий. И то, и другое вряд ли будет возможно, пока форты и ДОТы Брестской крепости ведут огонь. Таким образом, единственная надежда Гудериана – это Люфтваффе.

Средства ПВО 4-й Армии даже в АИ более чем скромные – по 4 37-мм зенитные пушки обр. 1939 г. на стрелковую дивизию. Кроме того – корпусной зенитный дивизион 28-го СК в Кобрине (12 76-мм зенитных пушек). Еще один такой же дивизион будет сформирован в Каменце на основе выведенных из состава 6-й, 42-й, 49-й и 55-й стрелковых дивизий батареи 76-мм зенитных пушек.. 33-й и 123-й истребительные авиаполки в АИ будут базироваться в Пружанах и Пинске и после перевода на новый штат будут иметь 32 И-16 и 32 И-153 соответственно. Однако очевидно, что к тому моменту, когда танковые дивизии Гудериана выйдут на рубеж Каменец, Жабинка (вероятно, 3-й или даже 4-й день войны), данные авиаполки уже не смогут обеспечить ПВО 4-й Армии ввиду высоких потерь в первые дни войны.

С другой стороны, вызов бомбардировщиков – это разовая акция, и даже относительная близость аэродромов не обеспечит непрерывного, точного и планомерного воздействия на оборону противника, сопоставимого с воздействием «своей» артиллерии. К тому же, оборона Красной Армии на этом рубеже заранее подготовлена в инженерном отношении – от окопов для корпусной и дивизионной артиллерии до ДОТов и ДЗОТов для станковых пулеметов и противотанковых пушек. Что в совокупности с мерами маскировки существенно снизит эффективность бомбовых ударов немецких самолетов. Выдвижение танковых и артиллерийских частей – наиболее уязвимый для авиаударов момент – в АИ перенесен в мирное время, а к началу войны танки и орудия стоят замаскированные и окопанные. На виду только траншеи пехоты, но даже точное попадание 100-кг авиабомбы выведет из строя не более одного стрелкового отделения, максимум взвода. Таким образом, возможный ущерб, который могут нанести люфтваффе за 1 – 2 дня, не столь критичен для обороны трех советских стрелковых дивизий, основные огневые средства которых укрыты и замаскированы.

В этих условиях неизбежным представляется изменение направления ударов дивизий противника по сравнению с РИ. Так, вероятно, 24-й моторизованный корпус 2-й Танковой группы после неудачных попыток переправиться на северный берег Мухавца у Жабинки не станет долбиться в лоб обороны 209-й стрелковой дивизии, а попытается обойти ее с юга в попытках вырваться на шоссе Брест – Минск уже в районе Кобрина. Безусловно, и при этом 3-я и 4-я немецкие танковые дивизии будут испытывать ряд трудностей по сравнению с РИ. Во-первых, если в РИ они участок от Жабинки до Кобрина преодолели по шоссе, то в АИ им придется продвигаться по проселочным дорогами и пересеченной местности. Во-вторых, в тылу никуда не денется огневое воздействие на коммуникации «южной» и «восточной» групп фортов Брестской крепости. В-третьих, к этому добавится огневое воздействие в районе Жабинки со стороны частей Красной Армии, обороняющихся на главном рубеже 4-й Армии (как минимум, «дружеский привет» проезжающим мимо танкам и, главное, грузовикам 24-го МК смогут оказать «южный» стрелковый полк 209-й СД, наверняка усиленный дивизионом артполка, а также, весьма вероятно, для этой благой цели командование армии не пожалеет и дивизиона МЛ-20 из состава 455-го кап). В-четвертых, в Кобрине немецких танкистов встретит оборона 55-й стрелковой дивизии, усиленной корпусным дивизионом 76-мм зениток. Отсюда следует, как минимум, два вывода. Первое – быстрых успехов по выходу танков 24-го МК 2-й ТГр на шоссе Брест – Минск ждать не приходится. Очевидно, успех придет только тогда, когда советскую оборону смогут «продавить» правофланговые пехотные дивизии немцев (а особого резона вводить в бой моторизированные соединения из резерва у Гудериана нет – дороги и без этого забиты передовыми частями, к тому же подвергаются артобстрелу). Но, во-первых, их и так немного, а во-вторых, их переключение на кобринское направление дает полную свободу действий советским 75-й стрелковой и 24-й кавалерийской дивизиям, а также перебрасываемому из Украины 4-му кавкорпусу СКВО.

Севернее Бреста «за противника» напрашивается следующее решение. Вместо «продалбливания» обороны «северного» стрелкового полка 6-й СД на рубеже реки Лесная в попытках развить наступление как в РИ по оси Мотыкалы – Чернавчицы, танковым дивизиям 47-го МК проще развернуться на север и вдоль западного берега Лесной направиться в северо-восточном направлении на Каменец. Поскольку туда же выйдут и пехотные дивизии 43-го армейского корпуса, то именно там и следует ожидать успеха по прорыву обороны 4-й Армии русских (даже если учесть, что 49-я СД из Черемхи уйдет на Каменец). Другое дело, что если в АИ немецкие 17-я и 18-я танковые дивизии в пространстве между Брестом, Черемхой, Пружанами и Кобрином имели только встречное сражение с 30-й танковой дивизией (в АИ 32-я танковая бригада в дивизию не переформировывалась), в котором многочисленные «тройки» и «четверки» в буквальном смысле «всухую» разгромили советских танкистов на Т-26 с противопульной броней и «некондиционными» 45-мм ББСами, то в АИ для немцев всё гораздо сложнее. Во-первых, вместо встречного сражения с легкими танками им приходится прорывать заранее подготовленную оборону стрелковых дивизий. Во-вторых, сами Т-26 (строго в соответствии с рекомендациями, выданными в РИ Академией Генштаба летом 1940 года!) используются как подвижные ПТО с круговым противоосколочным бронированием. В-третьих, оборона «северной» 208-й стрелковой дивизии, помимо танковой бригады Т-26, усилена противотанковым артполком 76-мм пушек Ф-22, а в самой танковой бригаде в отличие от РИ имеется отдельная рота КВ-1. В-четвертых, в АИ 45-мм противотанковые пушки стрелковых дивизий и 45-мм танковые пушки танковых бригад укомплектованы 45-мм ББСами «с локализаторами», имеющими повышенную бронепробиваемость, а 76-мм дивизионные пушки Ф-22 и танки КВ-1 имеют в наличии 76-мм ББСы. Всё это в совокупности приводит к резкому увеличению потерь немецких танков (а благодаря наличию 76-мм пушек и ББСов к ним – и увеличению доли безвозвратных потерь танков), а значит – к снижению ударного потенциала 2-й ТГр в последующих боях.

Альтернативный состав и организация войск ЗапОВО в 1941 году. Часть 5

Рисунок 48 – Вермахт имел массу средств для «выпиливания» советских легких танков

Альтернативный состав и организация войск ЗапОВО в 1941 году. Часть 5

Рисунок 49 – Даже в АИ 29-я и 32-я танковые бригады, оснащенные танками Т-26, были обречены на тяжелейшие потери, оказавшись на пути войск Гудериана

Вообще говоря, прорыв 47-го МК на северном фланге обороны 4-й Армии и выход 24-го МК к Кобрину с юга так и просит организовать «котел» для 4-й Армии на южной кромке Беловежской пущи. Танковые дивизии со стороны Каменца и Кобрина бьют в общем направлении на ж/д станцию Тевли, отсекая русские дивизии от путей отхода, а пехотные дивизии прижимают русских с запада… Но к счастью для русских и к сожалению для немцев, 2-й Танковой группой командует Гейнц Гудериан. Как показало развитие событий в реальном июне 1941-го, этого человека менее всего заботила задача формирования плотного кольца окружения советских войск в Белоруссии. Больше всего он был озадачен соревнованием по глубине продвижения с Танковой группой Гота. «Танки, вперед!» – был его девиз, на деле приведший к огромному количеству ошибок. Увы, сполна расплатиться за эти ошибки в РИ немцы не смогли благодаря пресловутому упреждению в развертывании и мобилизации…

Поэтому в РИ, прорвав на 4-й или даже 5-й день войны оборону русских в районе Каменец, Пелище, командующий 2-й Танковой группы ставит задачу 47-му моторизированному корпусу развивать успех, двигаясь дальше на Пружаны. Еще бы, ведь Гот уже ведет бои под Молодечно – всего в нескольких десятках километров от Минска, а войска Гудериана еще «топчутся» у границы!

Каковы действия русских войск в этой ситуации? Собственно, варианта два. Первый – срочно отходить на новый оборонительный рубеж. При этом с высокой долей вероятности от основных сил 4-й Армии будут отсечены войска 6-й СД и 62-го УРа, еще ведущие бои в районе Бреста. Второй – продолжить удержание главного рубежа, пропустив танки «через себя» и пытаясь отсечь от них пехоту. Разумеется, этот вариант возможен только при удержании Кобрина. Риск – в конечном итоге потерять в окружении все войска 4-й Армии.

Что предлагаю я? Сразу после прорыва немецких танков под Каменцем командующий 4-й Армии должен отдать следующие распоряжения: 1) подготовить к отходу и с наступлением темноты начать отвод (в условиях господства в воздухе Люфтваффе дневной отход категорически невозможен) всей артиллерии калибром 122 мм и выше (включая дивизионные 122-мм гаубицы), тылов и госпиталей с главного оборонительного рубежа на тыловой с таким расчетом, чтобы к наступлению рассвета все походные колонны были укрыты в лесных массивах; 2) противотанковый артиллерийский полк из-под Жабинки развернуть в район Кобрина, имея в виду удержание шоссе Кобрин – Береза ключевой задачей для обеспечения отхода всей 4-й Армии; 3) к вечеру дня прорыва выделить из состава 42-й, 49-й и 208-й СД по одному сводному батальону, который отвести в леса Беловежской пущи для последующего воздействия на тылы прорвавшихся на пружанское шоссе немецких танковых дивизий; 4) частям и подразделениям 6-й СД и 62-го УР, обороняющим «северные», «центральные» и «южные» форты Брестской крепости, текущей же ночью отойти на рубеж «восточных» фортов, «центральному» стрелковому полку 6-й СД встречным контрударом обеспечить прорыв гарнизонов ДОТов и фортов; в течение следующего дня 6-й СД, обороняясь на линии «восточных» фортов, подготовиться к переправе через Мухавец и ночью прорываться на юг в направлении на Радваничи с последующим объединением с 75-й СД и 24-й КД и отходом в Пинск; 5) частям 42-й, 49-й, 55-й, 208-й и 209-й СД, а также 32-й ЛТБР в течение следующего дня вести оборонительные бои и готовиться к отходу следующей ночью; 6) при ведении арьергардных боев в первую очередь использовать танки 32-й танковой бригады, 45-мм противотанковые пушки на буксире тягачей «Комсомолец» из состава стрелковых дивизий, а пулеметные роты стрелковых батальонов и, как минимум, часть 45-мм противотанковых и 76-мм полковых пушек на конной тяге заранее отводить на новый оборонительный рубеж; 7) для облегчения тылов выдать возможный максимум боеприпасов и продуктов питания непосредственно в подразделения.

Таким образом, ориентировочно в ночь на 5-й или 6-й день войны начнется отвод главных сил 4-й Армии на тыловой оборонительный рубеж. Удастся ли организованно отойти или нет – сказать трудно. Однако однозначно, что к этому моменту на рубеже реки Ясельда уже будут занимать оборону стрелковые дивизии «глубинного» 47-го стрелкового корпуса. К этому же времени к Пружанам из-под Волковыска прибудет 6-й механизированный корпус, а к Березе из-под Барановичей – 22-я отдельная танковая дивизия.

Бои на тыловом рубеже 4-й Армии. Еще до прорыва главного оборонительного рубежа 4-й Армии на Пружанском направлении командование Западного фронта начало стягивать в район Пружаны, Береза резервы. На рубеж реки Ясельда с севера на юг готовили оборону 155-я, 113-я, 143-я, 121-я и 75-я «глубинные» стрелковые дивизии. Но главным действующим лицом, безусловно, являлся 6-й механизированный корпус генерала Хацкилевича, срочно перебрасываемый в леса севернее Пружан из района Белосток, Волковыск. Его рокировка на южный фланг «Белостокского выступа» была начата уже в ночь на 24 июня, после того как на второй день войны из 4-й Армии в штаб фронта поступило подтверждение о задействовании противником не менее трех танковых дивизий под Брестом.

Танковое сражение под Пружанами началось 27 июня, когда передовые отряды 17-й танковой дивизии «вынырнули» из лесов Беловежской пущи и, подвергшись обстрелу из ДОТов тылового оборонительного рубежа 4-й Армии (к этому моменту в Пружаны уже прибыла 155-я СД), стали развертываться из походного порядка в боевой. В этот момент танковые полки советской 4-й танковой дивизии, до этого сосредоточенные в лесах севернее и южнее шоссе в районе Староволя и Слободка соответственно, контратаковали противника с флангов.

Последующие два дня на полях между юго-восточной окраиной Беловежской пущи и рекой Ясельда гремели танковые бои, по накалу и количеству участников не уступающие идущему почти синхронно со знаменитым танковым сражением в районе Броды, Дубно, Луцк. В окрестностях города Пружаны схлестнулись в боях советские 4-я и 7-я танковые дивизии 6-го механизированного корпуса и немецкие 17-я и 18-я танковые дивизии 47-го моторизированного корпуса. В районе Березы советская 22-я танковая дивизия контратаковала немецкие 3-ю и 4-ю танковые дивизии.

На стороне Красной Армии были следующие преимущества. Во-первых, немецкие танковые дивизии были скованы маневром, т.к. выходили на «Танковое поле» по двум лесным дорогам. На каждой из них многокилометровой стальной «змеей» ползли друг за другом по две танковые дивизии вермахта. Соответственно, немецкие танковые дивизии были вынуждены вступать в бой по частям по мере «выныривания» из леса. Во-вторых, оба немецких моторизованных корпуса были весьма потрепаны в предшествующих боях на главном оборонительном рубеже 4-й Армии. В-третьих, как бы парадоксально это не звучало, но на стороне советских войск была внезапность. Благодаря упорной обороне 4-й Армии на рубеже Каменец, Жабинка, Кобрин, а также в районе Бреста, советская сторона обладала достаточным временем, чтобы осуществлять перемещение своих танковых резервов исключительно по ночам, днем пряча многочисленные танки и грузовики в не менее многочисленных белорусских лесах. Немецкое же командование после прорыва обороны 4-й Армии пребывало в некой эйфории, считая, что силы русских исчерпаны и впереди войск Красной Армии уже нет.

На стороне Вермахта, разумеется, были Люфтваффе. К началу боев на «Танковом поле» собственная авиация 4-й Армии уже практически не существовала как организованная сила. Однако командование фронта, вполне осознавая угрозу, как теперь уже точно выяснилось, двух танковых корпусов противника, смогло выделить значительную долю фронтовой авиации. Тем более, что вышедший к этому времени на дальние подступы к Минску Гот из-за отрыва от собственных аэродромов опекался «люфтами» менее плотно, чем попавший под удар Гудериан.

Наиболее принципиальным отличием от танкового сражения на Западной Украине в данном случае являлось отсутствие значительного отрыва танковых дивизий противника от его пехотных дивизий. Поэтому, несмотря на огромные потери танковых частей на «Танковом поле», под Пружанами и Березой полноценного «котла» для немецких войск организовать не удалось.

Основным итогом танкового сражения в Белоруссии стала стабилизация линии фронта на рубеже реки Ясельды. Танковые соединения обеих сторон понесли большие потери и во многом утратили свой ударный потенциал. В то же время, приковав внимание к себе, советские танкисты своими активными действиями обеспечили отход стрелковых соединений 4-й Армии. В результате, соединившись с подходящими из глубины резервами, на Барановичском направлении удалось сформировать достаточно прочную оборону. Тем более, что и пехотные дивизии противника в боях у границы понесли немалы потери.

Стабилизация фронта по реке Ясельда в конце июня – начале июля позволила советскому командованию удержать в своих руках шоссе Белосток – Барановичи, что в свою очередь обеспечило более-менее беспрепятственный вывод основных сил 10-й Армии из намечавшегося «котла» в результате прорыва пехотных дивизий противника под Лидой.

Подробное описание боев советского 6-го мехкорпуса и немецкого 47-го танкового корпуса вряд ли возможно, поскольку они представляли собой в высшей степени импровизацию и зачастую – откровенный «слоёный пирог» танковых батальонов и рот противоборствующих сторон.

Больший интерес, по мнению автора, представляет бои под Березой, где одна советская танковая дивизия противостояла двум немецким. Особенностью этого боя являлось то, что он во многом проходил по схеме, предложенной новому командующему 4-й Армии генералу Лукину во время инструктажа в Генштабе при его назначении на эту должность в январе 1941 года.

Альтернативный состав и организация войск ЗапОВО в 1941 году. Часть 5

Рисунок 50 – Диспозиция советской 22-й ТД под Березой

Первоначально задуманный в виде отдельной статьи текст инструктажа (как для наступательных, так и для оборонительных действий 4-й Армии) в конечном итоге было решено опубликовать только в части, касающихся боев 22-й ТД под Березой:

«Что касается действия танковой дивизии в обороне, то хотел бы обратить ваше внимание на следующее. Как я уже сказал, противник, прорывающийся в глубину через Брест, будет неизбежно ориентироваться на две дороги: одна ведет через Пружаны на Ружаны и далее – Слоним, вторая – через Кобрин на Березу и далее на Ивацевичи и Барановичи. Причем, путь из условно района Брест, Кобрин как в Пружаны, так и Березу лежит через достаточно обширный лесной массив – южную оконечность Беловежской пущи. Дорогу на Пружаны и Слоним рассмотрим позже, а пока я акцентирую внимание на дорогу, которая ведет через Березу в Барановичи.

Смотрите, выйдя из района Кобрина, противник, двигаясь на Березу, практически тут же «нырнет» в лес и «вынырнет» из него в районе Горска всего в 20 км от Березы. Вот тут я и предлагаю использовать танковую дивизию, дислоцированную в Барановичах. Контрудар нанести следующим образом. Мотострелковый полк, поддержанный артполком, поставьте в оборону поперек дороги, перекрывая противнику путь на Березу. Только поставьте его не сразу у выхода из леса, а наоборот – отдалите его в сторону Березы – дайте противнику выйти из леса. А танковые полки сосредоточьте на восточных окраинах лесного массива справа и слева от дороги. И вот когда головные подразделения выйдут из леса и упрутся в оборону вашего мотострелкового полка, вот тогда сходящимися ударами танковых полков отрежьте передовые отряды от основных сил и уничтожьте их на поле между выходом из леса и обороной мотострелков. В каждом танковом полку назначьте один танковый батальон, который будет запирать выход из леса подкреплений противника, а силами двух других – давите противника на поле.

Конкретную дислокацию предлагаю следующую.

Начните вот с чего. В районе Малечь, Павловичи, Бакуны поставьте корпусной артполк. Видите это участок шоссе напротив Быков? Здесь, двигаясь по лесной дороге, противник на длительное время будет открыт для наблюдения, но свернуть с дороги ни вправо, ни влево не сможет – справа у него будет лес, а слева – заболоченный луг. Посадите артиллерийских наблюдателей в район Быки и пусть они обеспечат стрельбу корпусного артполка на всем протяжении этого участка дороги.

Далее противник опять «занырнет» в лес и «вынырнет» в районе Горск. Смотрите, видите тут канал Венец? Пропустите головную колонну противника через него, а с началом вашей танковой атаки подорвите мост. Специально для этого вашей армии выдадут взрыватели, управляемые по радио. Тогда, с опорой на канал Венец вам будет удобно обороняться в дальнейшем – противник на выходе из леса будет остановлен не только вашим огнем, но и лишен какого-либо маневра на местности. Единственное, что не забудьте аналогично перекрыть дорогу из Горска на Малечь. Если не захотите здесь контратаковать сами – лучше заминируйте здесь обычными минами еще и подходы к мосту.

Также что касается минирования обычными минами. Попробуйте заминировать обочины шоссе от моста через Венец до позиций мотострелкового полка. Противник, когда вы начнете атаку, начнет сворачивать с шоссе и подорвется на ваших минах. Только не забудьте предупредить своих танкистов, что въезд на шоссе заминирован. Также заминировать обочины шоссе можно и на лесном участке шоссе западнее Горска. Чтобы, попав под обстрел вашего корпусного артполка, противник также не имел шансов съехать с шоссе.

Теперь собственно по диспозиции танковой дивизии. Один танковый полк поставьте севернее шоссе в районе Малечь, Жичин. Там же, в районе Жичин предлагаю поставить и гаубичный артполк дивизии. Второй танковый полк поставьте к юго-востоку от шоссе в районе Сигневичи. Мотострелковый полк поставьте в районе Ревятичи, Минки, Бармуты. Пусть обороняется с опорой на речушку Чернявка.

Будучи запертым в районе Горска и не имея возможности двигаться вперед, противник неизбежно начнет искать обходные пути к северу и к югу от Горска. Путь на север в сторону Малеча через Подкраичи или Обеч вы перекроете ему огнем корпусного артполка. А вот к югу он может пойти через Кошелево, Микалки либо через Соболи на Ревятичи и далее вернется на шоссе, либо через Пешки, далее Сигневичи и там можно будет уже параллельно шоссе двигаться на Березу. Здесь предлагаю вам хотя бы силами разведбата в самом начале боя обозначить огонь со стороны Кошелево на Горск и далее, отходя за канал Венец, уничтожить за собой мосты в районе Соболи, Сигневичи и Заречье.

В любом случае, по приезду на место, в обязательном порядке проведите здесь рекогносцировку местности с командованием танковой дивизии.

Также обращаю ваше внимание на увязку ваших действий с авиацией. Во-первых, действиями своей ударной авиации противник наверняка будет пытаться воспрепятствовать разгрому передовых частей, попавших в окружение на восточном берегу Венца. Да и вообще будет пытаться пробить ту пробку, которую вы организуете на подходе к Березе. Ну и корпусной артполк, расстреливающий застопорившегося в лесу противника, тоже очевидно попадет под бомбежку. Поэтому вам будет необходимо озаботиться истребительным прикрытием данного района. Во-вторых, с началом танковой атаки и подрывом моста через Венец, огромная масса войск противника будет зажата на лесной дороге. Как вы понимаете, грех будет не проштурмовать такую колонну с воздуха легкими бомбардировщиками. Но опять же надо быть готовым к тому, что после первой же удачной штурмовки, противник организует истребительное прикрытие своих войск в лесу.

Итогом вашего контрудара под Березой должно стать время, которое вы выиграете для отхода ваших войск из района Брест, Кобрин на рубеж реки Ясельда.

По мере развития обстановки, отводите на восточный берег Ясельды в первую очередь корпусной и дивизионный артполки, затем – танковые полки, последним – мотострелковый полк. Танковые полки на восточном берегу используйте не только для контрудара по прорвавшемуся противнику, но и для активной разведки вниз и вверх по течению самих переправ, по которым противник может обойти вас под Березой».

Сражение под Березой произошло 29 июня, когда бои под Пружанами уже утихали. Это произошло потому, что оборону 4-й Армии под Кобрином 24-й танковый корпус вермахта смог пробить с опозданием на 2 дня по сравнению с прорывом 47-го танкового корпуса у Каменца. Да и то это произошло только благодаря тому, что войска 4-й Армии начали общий отход. В связи с этим, к появлению немецких танков на подступах к Березе, представленная выше схема была дополнена советскими стрелковыми частями, занимавшими оборону фронтом на север вдоль железной дороги, ибо Пружаны уже были заняты противником.

Выйдя из Беловежской пущи, 3-я танковая дивизия, как и предполагало советское командование, направилась по шоссе к Березе. В момент, когда головные машины приблизились к окопам мотострелкового полка, прогремел взрыв моста через канал Венец. Это послужило для начала танковой атаки и открытию огня корпусным и дивизионным артполками… Часть колонны немецкой танковой дивизии, успевшая проехать на восточный берег канала Венец, через несколько часов была полностью уничтожена. Всего там было подбито и сожжено около 40 немецких танков и более сотни грузовиков.

После подрыва моста через Венец оставшиеся части 3-й танковой дивизии попытались свернуть с шоссе к северу и к востоку от Горска в поисках новой переправы, но огонь 152-мм орудий, установленных в районе Малечь, парализовал движение на шоссе юго-западнее Горска. Для 3-й танковой дивизии, зажатой на лесной дороге и обстреливаемой русским корпусным артполком, начался ад… На помощь была вызвана авиация, но предвидя этот ход противника, русские заранее озаботились вызовом истребителей. Теперь на помощь «Юнкерсам» пришлось вызывать «Мессершмитты». В итоге к вечеру на позиции русской артиллерии всё-таки начали падать бомбы. Однако «Мавр сделал свое дело», и с наступлением темноты корпусной артполк начал передислокацию в сторону Березы – во-первых, назавтра надо было обеспечить огнем удержание рубежа по каналу Венец, во-вторых, оттуда было проще переправляться на восточный берег Ясельды.

С прекращением артогня немецкие войска приступили к «разбору завалов» на шоссе и в течение ночи смогли восстановить проезд для неповрежденных машин. Остаткам 3-й танковой дивизии (преимущественно мотопехотным подразделениям) была поставлена задача «взять на себя» западный берег Венца к северу от Горска, имея в виду удержание данного рубежа от атак русских танков со стороны Березы и, по возможности, установление локтевой связки с действующими в районе Пружан частями 47-го танкового или 43-го армейского корпусов.

Более боеспособная 4-я танковая дивизия должна была продолжить развитие наступления на Березу, в связи с чем с утра 30 июня она начала выдвигаться из Горска на восток в направлении Соболи, Сигневичи. Однако мосты здесь были взорваны еще вечером предыдущего дня, а на появление немецких танков у берега Венца русские вновь ответили огнем тяжелых орудий и сосредоточением в районе Бармуты, Сигневичи обоих танковых полков.

В этот день попыток форсировать Венец командование 24-го танкового корпуса больше не предпринимало. День 30 июня под Березой прошел в артиллерийской и танковой перестрелке через канал и высокой активностью авиации обеих сторон над «Танковым полем». Немцы подтягивали силы пехотных и моторизованных дивизий, русские понимали это и готовились отходить за Ясельду. Отход начался в ночь на 1 июля, а 2 июля германские войска предприняли первую попытку форсировать Ясельду. Впрочем, учитывая количество советских стрелковых дивизий, итог этой попытки был закономерно печальным для противника.

Альтернативный состав и организация войск ЗапОВО в 1941 году. Часть 5

Альтернативный состав и организация войск ЗапОВО в 1941 году. Часть 5

Альтернативный состав и организация войск ЗапОВО в 1941 году. Часть 5

Альтернативный состав и организация войск ЗапОВО в 1941 году. Часть 5

Рисунки 51 – 54 – «Танковое поле» между Пружанами и Березой стало предвестником будущих разгромных поражений Вермахта на Восточном фронте

Альтернативный состав и организация войск ЗапОВО в 1941 году. Часть 5

Альтернативный состав и организация войск ЗапОВО в 1941 году. Часть 5

Рисунки 55, 56 – Не меньшему разгрому подверглись и колонны грузовиков, застрявшие в лесах после начала боев на «Танковом поле»

Итогом более чем недельных боев в полосе между Западным Бугом и Ясельдой станет, прежде всего, потеря боеспособности (имеется в виду выбивание почти всех танков, а мотопехота и артиллерия более или менее сохранится) четырех танковых дивизий 2-й танковой группы. Потери в пехоте (особенно у штурмовавшего Брестскую крепость 12-го АК) и артиллерии 4-й немецкой армии будут велики, но не так критичны. Потеря основного ударного потенциала южным флангом ГА «Центр» приведет к стабилизации обстановки в юго-западной части Белоруссии, что благоприятно скажется на выводе войск 10-й Армии к Минску. Главные герои обороны Бреста и Кобрина, безусловно, также будут сильно потрепаны. При наличии свежих сил в виде «глубинного» 47-го СК ЗапОВО и дивизий из Орловского военного округа на рубеже Ясельды и Щары, представляется целесообразным отвести остатки 6-й, 42-й, 49-й, 55-й, 208-й и 209-й стрелковых дивизий на «линию Сталина», где вместе с наиболее потрепанными дивизиями 10-й Армии приступить к их доукомплектованию за счет пополнения маршевыми батальонами и поставки хотя бы части вооружения от промышленности или со складов. 4-я и 7-я танковые дивизии 6-го МК по замыслу АИ в, по сути, встречном сражении с 47-м танковым корпусом понесли большие потери (напомню, что и в АИ два из трех танковых батальонов каждого танкового полка укомплектованы танками БТ-7 с противопульным бронированием) и выведены на переформирование под Сталинград. Там они будут доукомплектовываться танками Т-34 до конца августа и в сентябре вернутся в резерв Западного фронта, чтобы сыграть свою роль в аналоге проводимой немцами в АИ операции «Тайфун». 22-я танковая дивизия останется в Белоруссии, поскольку под Березой она понесет относительно небольшие потери. На нее выпадет основная тяжесть арьергардных боев в июле и августе при постепенном отходе войск Западного фронта всё дальше на восток.

Точно прогнозировать развитие событий после 1 июля достаточно трудно. Очевидно, что при таком раскладе даже в случае очень удачного отхода войск 4-й Армии советским войскам удастся удержать рубеж Ясельды, как минимум, до середины июля, ведь к этому времени сзади оборону 4-й Армии будут подпирать стрелковые дивизии, подошедшие уже из Орловского военного округа. Так что весьма вероятно, что в АИ в течение июля Красная Армия на этом направлении будет постепенно отходить от Ясельды к Щаре, а затем на «линию Сталина». Потери, понесенные немецкими войсками в боях у границы, в совокупности с подошедшими из внутренних округов советскими стрелковыми дивизиями, сделают положение на направлениях Барановичи – Минск и Барановичи – Бобруйск более-менее стабильным. Куда более драматическим образом будут развиваться события на северном фасе Западного фронта на границе с Прибалтикой…

Полоса между Гродно и Лидой оборонялась в АИ тремя стрелковыми дивизиями 37-го СК и подразделениями строящегося Молодечно-Лидского укрепрайона. Сюда же наносила главный удар 9-я Армия ГА «Центр». С севера на юг здесь действовали следующие пехотные дивизии противника:

– 6-я и 26-я пехотные дивизии временно приданного 3-й Танковой группе 6-го армейского корпуса начинали войну в Прибалтике, действуя севернее Алитуса, в дальнейшем наступая в направлении на Ошмяны;

– 5-я и 35-я пехотные дивизии также временно приданного 3-й Танковой группе 5-го армейского корпуса начинали войну в Прибалтике, действуя южнее Алитуса, в дальнейшем наступая в направлении на Лиду;

– 8-я, 28-я и 161-я пехотные дивизии 42-го армейского корпуса наступали собственно в полосе между Гродно и Лидой через Острыну в общем направлении на Слоним с севера, обойдя при этом Гродно с северо-востока;

– 162-я и 256-я пехотные дивизии 20-го армейского корпуса наступали собственно на Гродно.

Таким образом, непосредственно в полосе, обороняемой 37-м СК, наступает 5 пехотных дивизий противника. С одной стороны, для обороны такое соотношение сил довольно терпимое. С другой стороны, полоса ответственности 37-го СК слишком широкая, чтобы построить там оборону с достаточной плотностью. А это значит, что пользуясь превосходством в числе соединений, противник сможет одними дивизиями заблокировать наши узлы сопротивления, а другими – обойти их.

В любом случае успех обороны под Острыной и Лидой зависит от успеха обороны под Гродно и планов противника. Напомню, что в РИ в полосе между Сопоцкиным и Августовым (т.е. севернее и северо-западнее Гродно) границу пересекали 4 пехотные дивизии: 8-я, 28-я, 162-я и 256-я. Из них собственно на Гродно наступали только две, а 8-я и 28-я обошли город с севера и уже из районов восточнее Гродно начали наступление на юг, формируя «пехотное» кольцо окружения советских войск в «Белостокском выступе». Соответственно, от успехов обороны Красной Армии под Гродно в АИ будет зависеть смогут 8-я и 28-я ПД отсекать войска советской 10-й Армии по рубежу реки Щара или же будут скованы в боях под Гродно.

Но дело в том, что в РИ 8-я и 28-я ПД «были вынуждены» стартовать северо-западнее Гродно благодаря наличию плацдарма на южном берегу Августовского канала. В АИ я «ликвидирую» данный плацдарм, произведя соответствующий обмен территориями еще в конце 1940 года. Этим я добиваюсь упрочнения обороны Красной Армии к северу от Гродно в начале войны. Однако в этом случае возникает вопрос: а где в АИ будут «стартовать» пехотные дивизии 20-го армейского корпуса? Ведь если нет плацдарма на южном берегу Августовского канала, то и нет нужды начинать северо-западнее Гродно. Можно сразу форсировать Неман в восточном направлении, где, к слову сказать, даже в АИ нет советских войск. Спасает только одно – «Сувалкский выступ» так плотно набит немецкими дивизиями, что даже в АИ 20-й армейский корпус, вероятно, будет вынужден начинать все-таки севернее Гродно, форсируя не Неман с запада на восток, а Августовский канал с севера на юг.

Таким образом, вероятно, что в боях под Гродно окажется связана левофланговая 8-я пд, а 28-я и 161-я пд начнут наступление в район Скидель, Острына. В свою очередь 5-я и 35-я пд будут наступать на Лиду.

Альтернативный состав и организация войск ЗапОВО в 1941 году. Часть 5

Рисунок 57 – 21-й СК под Лидой в АИ

В первый день боев Красной Армии, вероятно, удастся сдержать наступление противника, используя то, что Молодечно-Лидский УР и занимающие его стрелковые дивизии перекрывают большинство дорог в этой довольно трудной местности. Однако очевидно, что на 2-й, максимум 3-й день боев противнику удастся частично подавить ДОТы, но главное – найти слабое место в построении обороны 37-го СК. В частности, вероятно, что если 28-я, 161-я и 35-я пд «застрянут» соответственно под Скиделью, Острыной и Лидой, то 5-я пд может прорваться между Острыной и Лидой и выйти к Неману в районе Желудка. Само по себе рассечение 37-го СК одной пехотной дивизией противника, разумеется, еще не может стать «спусковым крючком» к началу эвакуации 10-й Армии из «Белостокского выступа». Более важную роль здесь сыграют события восточнее Лиды.

Полоса между Лидой и Молодечно. Даже в АИ на пути 3-й Танковой Группы мне не удалось собрать группировку, способную повторить успех обороны под Жабинкой и Кобрином. Поэтому даже при условии более удачной обороны мостов через Неман в Алитусе в АИ выход танков Гота в район Ошмяны, Молодечно по сравнению с РИ удастся задержать только на один, максимум два дня. Напомню, что помимо перечисленных выше 5-й, 6-й, 26-й и 35-й пехотных дивизий, здесь наступали 39-й моторизованный корпус (7-я и 20-я танковые, 14-я и 20-я моторизованные дивизии) и 57-й моторизованный корпус (12-я и 19-я танковые, 18-я моторизованная дивизии). 39-й МК наступал через Алитус на Вильнюс и далее поворачивал на юг в сторону Минска через Молодечно, 57-й действовал южнее – наступая через Варену, его дивизии выходили через полосу между Лидой и Ошмянами также в район Молодечно для дальнейшего удара на Минск.

Предположительно сроки выхода войск Гота на дальние подступы к Минску будут следующие. Танковые дивизии 39-го МК выйдут к Алитусу, как и в РИ, где-то к полудню 22 июня. За счет более удачной обороны предмостных позиций в АИ переправиться на восточный берег Немана вермахту оценочно не удастся ни 22, ни 23 июня. Однако, вероятно, 24-го июня немцы смогут продолжить наступление дальше. Наведут ли они собственные переправы, отойдя от Алитуса вверх и вниз по течению, или просто «продавят» оборону советских войск – с подходом пехотных дивизий 6-го АК это будет им более чем под силу – не столь важно. Возможно, что еще один день немцы потеряют, отражая контрудар советской 5-й танковой дивизии из-под Вильнюса (как будет показано в части про ПрибОВО, в АИ оборону по Неману будут занимать стрелковые дивизии, а 5-я ТД будет отведена в резерв 11-й Армии). Однако, имея в составе 39-го МК две моторизованные дивизии, Гот сможет высвободить танковые дивизии для дальнейшего продвижения на Минск, оставив Вильнюсское направление мотопехоте. Таким образом, появление 7-й и 20-й танковых дивизий противника у передовых узлов сопротивления Молодечно-Лидского УРа в районе Ошмяны следует ожидать не позже 26 июня.

Поскольку 57-му МК после прорыва через рубеж обороны советских стрелковых дивизий на Немане никакие танковые контрудары не угрожают, то к Молодечно-Лидскому укрепрайону 12-я и 19-я танковые дивизии смогут выйти уже к вечеру 24 июня или самое позднее – днем 25 июня.

Советское командование на данном участке фронта, помимо пульбатов Молодечно-Лидского УРа, сможет выставить здесь три стрелковые дивизии (24-ю, 100-ю и 204-ю), а также 11-й мехкорпус в составе 19-й и 20-й танковых и 85-й мотострелковой дивизий. В качестве резерва у наиболее крупных дорог на рубеже Минского УРа, вероятно, будет развернуты батареи 1-й тяжелой танковой бригады прорыва РГК, вооруженной тяжелыми танками КВ-2. Поскольку из-за нехватки пехоты 85-я МСД с большой вероятностью будет посажена в окопы на линии укрепрайонов, то появится возможность использовать ее высвободившийся автотранспорт для ускорения переброски под Минск прибывающих стрелковых дивизий из МВО. Танковые дивизии 11-го МК, вероятно, будут выведены в резерв для нанесения контрудара в случае прорыва противника вдоль шоссе Молодечно – Минск и Волочин – Минск соответственно.

Альтернативный состав и организация войск ЗапОВО в 1941 году. Часть 5

Рисунок 58 – Ключевую роль в остановке Гота под Минском сыграли танкисты 11-го МК

Альтернативный состав и организация войск ЗапОВО в 1941 году. Часть 5

Альтернативный состав и организация войск ЗапОВО в 1941 году. Часть 5

Рисунок 59, 60 – Для танковой группы Гота, оснащенной преимущественно легкими танками, встреча с советскими «танками новых типов» заканчивалась весьма печально

Поскольку пехота 6-го и 5-го армейских корпусов, вероятно, увязнет в боях под Вильнюсом и Лидой соответственно (обстановку в Прибалтике пока моделировать не берусь – возможно 6-й АК всё-таки будет переброшен к Молодечно, как это будет показано ниже), то непосредственно на Минск с севера будут наступать 4 танковые и 3 моторизированные дивизии Гота. Наличных сил Красной Армии к северу от Минска в АИ должно хватить для сдерживания войск Гота до подхода основных сил 13-й Армии, что в свою очередь приведет к окончательной стабилизации обстановки на этом участке фронта. Таким образом, к началу июля в АИ Минск по-прежнему будет удерживаться советскими войсками.

В этой обстановке неизбежен поворот 3-й Танковой группы на восток в попытках обойти советскую оборону с фланга. Однако сосредоточение советских войск под Минском наверняка приведет к тому, что Гот окончательно развернется в сторону Полоцка и Витебска. К тому же брешь между правым флангом Минского УРа и левым флангом Полоцкого УРа в АИ закрыта Лепельским УРом, который по плану сосредоточения занимается 205-й СД. Кроме того, ввиду ряда мероприятий, задуманных в АИ для удержания Даугавпилса, не исключено, что моторизованный корпус Манштейна также будет развернут в сторону Полоцка в попытках форсировать Двину ниже по течению относительно прочно удерживаемого советскими войсками Даугавпилса. Вероятно, корпус Манштейна даже на «официальном уровне» будет временно передан из 4-й Танковой группы в 3-ю.

Если 11-я КД в районе Поставы вряд ли сможет сдержать танковые дивизии Гота, но скорее всего оказать фланговое воздействие на их коммуникации будет ей вполне под силу. Однако главная неудача будет ожидать танкистов Гота в Полоцком УРе. Если в РИ там оставалась только одна 50-я СД, то в АИ стрелковых дивизий было две – 17-я и 64-я. Но особую неприятность немецким танкистам в АИ доставит сформированный в 1940 году 558-й артполк РГК, имеющий 48 85-мм зенитных пушек для использования к качестве ПТО. Стоит ли говорить, что это означало для танковых соединений 3-й ТГр, в которых «двойки» и чехословацкие Pz.38(t) составляли 85% танкового парка (без учета саперных «единичек» и командирских танков)?

В конечном итоге, несмотря на поражающую глубину прорыва и скорость продвижения соединений Гота, основную задачу – окружение советских войск под Минском 3-я Танковая группа выполнить не смогла. И хотя, в отличие от танковой группы Гудериана, войска Гота не имели одномоментных разгромных сражений, их ударный потенциал к началу июля также оказался исчерпан и требовалось время для его восстановления. Темпы производства бронетехники в Германии (в июне выпущено 15 Pz.II, 65 Pz.38(t), 133 Pz.III и 38 Pz.IV, а также 56 САУ StuG.III, в июле – 21 Pz.II, 65 Pz.38(t), 127 Pz.III, 38 Pz.IV и 34 САУ StuG.III) отставали от суммарных потерь всех четырех танковых групп на Восточном фронте в Приграничном сражении. Более традиционный для Вермахта образца 1941 года источник восполнения потерь – ремонт подбитых танков в АИ не давал таких результатов, как в РИ, из-за более активного применения русскими 76-мм бронебойных снарядов, увеличивающих долю безвозвратно потерянных машин. Таким образом, временная небоеспособность Панцерваффе привела к оперативной паузе на Восточном фронте, которая продлилась практически весь июль…

Альтернативный состав и организация войск ЗапОВО в 1941 году. Часть 5

Рисунок 61 – Красноармейцы осматривают подбитый танк противника. Чешские танки являлись особенностью танковой группы Гота

Необходимо отметить, что несмотря на в конечном итоге успех первых оборонительных боев на северных подступах к Минску, сам по себе выход танков Гота в район Ошмяны, Молодечно 25 – 26 июня в совокупности с рассечением обороны 37-го СК под Лидой и прорыва танков Гудериана из-под Каменца к Пружанам приведет к тому, что не позднее дня 26 июня командование Западного фронта санкционирует общий отход войск фронта и в первую очередь – 10-й Армии из «Белостокского выступа». В условиях более эффективного сдерживания «быстрого Гейнца» в районе Пружаны, Кобрин, Береза в последующие дни Красной Армии удастся удержать за собой шоссе Белосток – Волковыск – Слоним – Барановичи, а значит – более-менее успешно вывести большую часть войск 10-й Армии.

Несколько более подробно вопрос отвода 10-й Армии будет рассмотрен ниже, здесь лишь отмечу то, что при таком числе пехотных дивизий, которое выделило немецкое командование на Белостокско-Бельском направлении, отход будет довольно тяжелым и проблематичным. Теоретически, совершая отходы ночью, войска Красной Армии могут получить на следующий день передышку для отдыха и оборудования нового оборонительного рубежа (благо вокруг Волковыска в АИ заранее возводится тыловой рубеж). Но очевидно и то, что совершаемые раз за разом ночные отходы не смогут постоянно оставаться для противника неожиданностью и в определенный момент он сможет «сесть на плечи» отходящим советским войскам.

Другой проблемой постоянно отходящих советских войск неизбежно станет восполнение всех видов запасов. Напомню, что Красная Армия начинает войну неотмобилизованной и количество автотранспорта и конского состава даже в приграничных дивизиях крайне ограничено. Если для пехоты 2–3 боекомплекта и 3–5 сутодач продуктов еще можно условно «распихать по вещмешкам», то поднять более 2-х боекомплектов для артиллерии будет весьма затруднительно. Поэтому в условиях непрерывных боев на протяжении чуть ли не двух недель особо актуальным является пополнение запасов со складов сначала в Белостоке и Гродно, а затем обязательно в Волковыске по мере отхода войск 10-й Армии.

Альтернативный состав и организация войск ЗапОВО в 1941 году. Часть 5

Рисунок 62 – От таких картин отступления на шоссе Волковыск – Слоним не спасет даже АИ

Я не склонен идеализировать ситуацию и утверждать, что окружения в Белоруссии удастся полностью избежать. Нет, безусловно, в арьергардных боях будет потеряна какая-то часть войск. Безусловно, определенное количество техники и тяжелого вооружения не успеют вывести по единственному шоссе под постоянными ударами Люфтваффе или просто бросят, исчерпав запасы ГСМ. Безусловно, несколько тысяч красноармейцев попадет в плен. Однако основная часть личного состава 10-й Армии сможет выйти из «Белостокского выступа». Вооружение – дело наживное. В РИ его пришлось «размазывать» по огромному количеству формируемых «с нуля» дивизий, укомплектованных слабо обученным личным составом. В АИ же мы сохраняем главное – людей. Людей, закаленных в боях и получивших уникальный боевой опыт. Людей, озлобленных на врага и уже спаявшихся в дружные воинские коллективы. Таким образом, в АИ мы получаем массу сколоченных еще до войны дивизий, восполняя потери в которых, мы можем получить более боеспособные соединения, нежели «трехсотые» дивизии.

Проблема мехкорпусов. Приступая к созданию АИ по ЗапОВО, «накачивая» нужные мне направления дополнительными стрелковыми дивизиями, я пытался сделать более эффективным по сравнению с РИ результат контрударов советских мехкорпусов. Однако в итоге я «доупрочнялся» до того, что на рассматриваемых мной направлениях ход событий изменился настолько, что исправление ошибок из РИ стало уже не актуальным. Кроме того, поскольку согласно Козьме Пруткову «нельзя объять необъятное», то я, усиливая «главные» направления, не смог выделить достаточно сил для обороны «второстепенных». В результате этого, например, возникла проблема парирования наступления немецкой пехоты по оси Лида – Слоним.

Поясню более подробно на примере каждого из мехкорпусов.

6-й МК в РИ с первых дней войны был задействован в контрударе под Гродно, т.к. командование Западным фронтом ошибочно предполагало там наличие крупных мотомеханизированных сил противника (как пишет А. Исаев, вечером 21 июня за шум моторов танков был принят шум моторов многочисленных артиллерийских тягачей, вывозящих тяжелую артиллерию на позиции для обстрела Гродненского УРа). Потеря управления войсками 4-й Армии в свою очередь привела к тому, что реальные, а не мнимые танковые дивизии, рвущиеся к Минску с юга, были обнаружены слишком поздно. В результате «застрявший» в боях с немецкой пехотой под Гродно 6-й МК не смог и не успел нанести достойный контрудар по Танковой Группе Гудериана и тем самым выиграть хотя бы пару суток для эвакуации советских войск из «Белостокстого выступа».

Соответственно, в АИ я поставил перед собой две задачи. Во-первых, по возможности обеспечить оборону под Гродно таким образом, чтобы там в первые дни можно было обойтись без привлечения 6-го МК, ограничившись лишь задействованием 25-й танковой бригады НПП (в РИ эта бригада послужила основой для 29-й танковой дивизии – наиболее боеспособного соединения 11-го МК, также участвовавшего в контрударе под Гродно). Тут одним из главных решений стала «политическая» ликвидация немецкого плацдарма на южном берегу Августовского канала. Во-вторых, постараться избежать развала обороны под Брестом в первые же часы войны. Тут наряду с дополнительными стрелковыми дивизиями и нешуточным размахом в деле построения СИСТЕМЫ обороны на основе фортов Брестской крепости одну из важнейших ролей играет тот факт, что в АИ войска получили приказ занять позиции не утром 22 июня, а еще днем 18 июня. Однако укрепляя оборону 4-й Армии, я разошелся настолько, что создал предпосылки к «простою» 6-го МК чуть ли не до 25 июня (ибо оборона 4-й Армии в АИ не «сыпалась» довольно долго по сравнению с РИ). Т.е. собственными руками «запихивал» 6-й МК либо к тому же контрудару по пехоте под Гродно, либо, что стало не менее актуальным в АИ – контрудару из-под Гродно на Лиду с целью ликвидации там прорыва немецкой пехоты и устранения угрозы окружения 10-й Армии с севера вдоль реки Щара или (что, пожалуй, даже более актуально) к контрудару по пехоте под Бельском и вообще для подпирания обороны 10-й Армии с запада. Единственной надеждой привлечь мехкорпус Хацкилевича к контрудару под Пружанами по танкам Гудериана в АИ является та самая «организованная» оборона 4-й Армии на рубеже Каменец, Жабинка, Кобрин, которая должна выявить наличие огромного количества танков на этом направлении. Нет сомнения в том, что на фоне сообщений о нескольких танковых дивизиях под Брестом ликвидация прорыва пехотной дивизии под Лидой будет поручена кому-то менее мощному по сравнению с мехкорпусом Хацкилевича. Задача же «подпирания» фронта обороны 10-й Армии с запада так и остается нерешенной…

11-й МК в АИ я разместил под Минском там, где летом 1940 г. в РИ формировался 3-й МК, разумеется, с прицелом на противодействие танковой группе Гота. Однако, разбирая ситуацию в полосе между Лидой и Гродно, я с ужасом пришел к выводу о том, что командование Западным фронтом может бросить 11-й МК именно для ликвидации прорыва под Лидой. В этом смысле более успешная оборона мостов в Алитусе в АИ начинала играть не положительную, а отрицательную роль. Вместо дополнительного времени на организацию обороны под Минском мы можем получить в АИ ложное убеждение в том, что «Минску ничего не угрожает», что приведет к раздергиванию резервов из-под Минска. И если стрелковые дивизии, вероятно, всё равно останутся сидеть в УРах, то мехкорпус может быть переброшен под Лиду.

Здесь «успокаивает» лишь то, что скорость продвижения немецких моторизованных корпусов явно выше, чем у армейских. Поэтому танки 57-го МК выйдут к Молодечно-Лидскому укрепрайону раньше, чем пехота 5-го АК, а к тому моменту, когда 5-я ПД противника нащупает брешь в обороне 37-го СК, 12-я и 19-я ТД уже будут вести бои под Молодечно. Следовательно и советский 11-й МК останется под Минском.

Тогда остается открытым вопрос по ликвидации прорыва под Лидой. Выше было высказано предположение, что 85-я МСД будет «демоторизована» и посажена в окопы для обороны Минска, а ее автотранспорт будет использован для ускорения переброски дивизий МВО под Минск. Однако, возможны и другие варианты. Например, какую-нибудь дивизию из МВО без остановки в Минске на грузовиках 85-й МСД повезут сразу под Лиду. Или, что более вероятно, сама 85-я МСД на своих же грузовиках и отправится под Лиду, а ее место в окопах под Минском займут те самые стрелковые дивизии из МВО. Благо в АИ выдвижение войск из внутренних округов у меня начинается раньше, чем в РИ.

С другой стороны, о своем фланге и тыле должна заботиться и 10-я Армия. Здесь я не нахожу ничего лучше, чем перебросить 6-й кавалерийский корпус на рубеж реки Неман в районе Желудок, Березовка, Новогрудок. Туда же можно будет выдвинуть из Волковыска и 29-ю МСД 6-го МК. Но это – только при условии, что к началу контрудара танковых дивизий 6-го МК под Пружанами рубеж реки Ясельда на Барановичском направлении будет уже в достаточной мере насыщен «глубинными» стрелковыми дивизиями. Поэтому переброска 29-й МСД в сторону Новогрудка – под вопросом.

Вопрос относительно места и времени участия в боях в АИ касается и 7-го мехкорпуса, перебрасываемого из МВО в Белоруссию. Изначально, я хотел, как и в РИ, выдвинуть его в направлении Орша, Борисов, Минск с тем, чтобы он принял участие в боях с 3-й Танковой группой Вермахта. Поскольку «места» Минском УРе будут уже заняты пехотой и «своим» 11-м МК, то 7-му МК предстоит наносить контрудар северо-восточнее Минска как раз после того, как Гот отвернет от Минска в сторону Витебска и Полоцка. Также в сторону Полоцка из-под Даугавпилса в АИ может быть повернут и моторизованный корпус Манштейна. Т.е. работы 7-му МК хватит.

Но в ходе «выступлений попаданца Александрова» была высказана мысль о том, что 7-й МК из МВО надо перебрасывать в район Гомель, Чернигов с тем, чтобы в зависимости от обстановки можно было усилить им как войска Западного, так и Юго-Западного фронта. Это означает, что с началом войны 7-й МК вероятнее всего будет переброшен из Гомеля через Бобруйск в район Слуцка для противостояния танковой группе Гудериана. Конечно, такой козырь в руках советского командования к югу от Минска окончательно добьет надежды «быстрого Гейнца» на ордена за Приграничное сражение. Ибо с учетом наличия свежих стрелковых дивизий, прибывших из Орловского военного округа, и потерь, понесенных войсками вторжения в боях между Бугом и Ясельдой, на Барановичско-Бобруйском направлении назревает откровенная стабилизация линии фронта. Однако наличие «свободной силы» в лице 3-й Танковой группы после того, как немецкая пехота выйдет на дальние подступы к Минску, не позволит почивать на лаврах 7-му МК. Поэтому, вероятно, во время контрудара советских 4-й, 7-й и 22-й танковых дивизий по танкам Гудериана под Пружанами и Березой, т.е. в последних числах июня, 7-й МК через Бобруйск поедет не на запад, а на север – навстречу танкам Гота. Ну а чтобы зазря не тратить моторесурс и горючку, предлагается пересмотреть планы сосредоточения и из МВО 7-й МК сразу отправлять по железной дороге в сторону Минска, отказавшись от идеи размещения его в резерве на стыке Западного и Юго-Западного фронтов. Как вариант – сразу отправлять 7-й МК по железной дороге из-под Москвы в Минск, но не напрямую через Смоленск, а кружным путем через Гомель. Так можно будет и «соблюсти приличия» приверженности довоенным планам, и не потерять время и моторесурс для контрудара по Готу.

Общий итог альтернативного Приграничного сражения в Белоруссии примерно следующий. «Подстелив соломку» в районе Молодечно, Гродно и Бреста, в АИ удается вывести из «Белостокского выступа» большую часть войск 10-й Армии. Снижение общего числа танковых дивизий, формируемых перед войной в ЗапОВО, в совокупности с более сбалансированной ОШС, равномерной «накачкой» танками Т-34 и КВ, в обязательном порядке укомплектованными 76-мм бронебойными снарядами, приведет к более результативным контрударам советских мехкорпусов по 2-й и 3-й Танковым группам вермахта. Разумеется, задачу именно «разбить подлеца Гудериана» никто выполнить не требует, главное – «снять стружку» до такой степени, чтобы в июле Панцерваффе были вынуждены свои дивизии «поставить на профилактику». Вышедшие из «Белостокского выступа» дивизии ЗапОВО совместно с прибывшими из внутренних округов стрелковыми дивизиями (отправка на запад которых началась раньше по сравнению с РИ) добиваются определенного паритета с пехотными дивизиями противника. В результате июль и август в АИ проходят в виде постепенного выдавливания Красной Армии с позиций Минско-Слуцкого укрперайона к реке Днепр через ряд промежуточных оборонительных рубежей (в частности, на реке Березина). Скорее всего, отходить Красная Армия будет всё-таки не постепенно, а скачкообразно – от рубежа к рубежу. И каждый новый скачок будет, безусловно, связан с восстановлением боеспособности немецких танковых дивизий.

В начале осени в АИ предполагается аналог «Тайфуна» – сосредоточив в полосе ГА «Центр» 3 танковые армии, германской армии удастся прорвать оборону Красной Армии на рубеже Днепра. Предположительно, немецкое наступление будет остановлено на рубеже «третьей линии укрепрайонов» по линии Ржев, Вязьма, Брянск, Гомель. В конце октября – начале ноября, с наступлением осенней распутицы линия фронта стабилизируется. Начавшиеся морозы позволят Красной Армии перейти в контрнаступление, используя подготавливаемые с первых дней войны резервные дивизии. Ключевым отличием от РИ в этих боях должны стать сохраненные танковые дивизии. А учитывая общее, менее драматичное по сравнению с РИ положение дел, есть надежда на то, что к январю 1942 года удастся вернуться на линию Витебск – Орша – Могилев – Рогачев – Мозырь.

Альтернативный состав и организация войск ЗапОВО в 1941 году. Часть 5

Рисунок 63 – Немецкие войска входят в Минск. В АИ это могло произойти не ранее конца июля

* * *

Ниже представлен примерный ход событий в полосе Западного фронта с 22 июня по 2 июля 1941 года в АИ.

Итоги 1-го дня войны

\МПА\зово\черновики\4 5\вариант 19_06\ZOVO BD 2 01 22_06.jpg

Рисунок 64 – Положение к вечеру 22 июня

Войска 3-й Танковой группы (возможно, за исключением пехотных дивизий – это будет зависеть от наличия советских стрелковых дивизий западнее Немана и передачи или передачи района Мариамполя Германии по итогам территориального обмена 1940 г.) достигли реки Неман. В АИ все мосты в районе Периняя, Алитуса и Меркине были взорваны. В течение всего дня 22 июня советские стрелковые дивизии отразили все попытки передовых отрядов 3-й ТГр форсировать Неман.

В районе Гродно советские войска, своевременно занявшие УР, пресекли все попытки 8-й и 28-й ПД противника форсировать Августовский канал и закрепиться на советской территории. Определенный успех имели только 162-я и 256-я ПД противника в районе Августова, в результате чего в ночь на 23 июня 8-я СД была отведена на линию Гродненского УР.

В полосе от Граево до Ломжи Красная Армия крупных боев с противником в предполье не имела, за исключением арьергардных боев 4-й КД и отдельных эпизодов обороны узлов Осовецкого УРа, возведенных в 1940 году. Вечером 22 июня 4-я КД нанесла ряд контрударов с целью деблокады ДОТов, и в ночь на 23 июня советские войска были выведены из предполья для обороны основной линии по рубежу р. Бебжа.

На фронте от Остроленки до района Цехановец также велись только арьергардные бои силами 6-го КК и оборона возведенных в 1940 году укреплений. По аналогичной схеме после деблокады отдельных ДОТ силами кавдивизий, войска 10-й Армии в ночь на 23 июня начали отход из предполья на рубеж р. Нарев.

Наиболее ожесточенные бои развернулись в полосе 4-й Армии. Штурм Брестского УРа силами пехотных дивизий 12-го АК в течение дня успеха не имел и сопровождался большими потерями атакующей стороны. Южнее Бреста форсировавшие Буг 3-я и 4-я ТД 24-го МК «вскрыть» захваченный плацдарм не смогли в связи с уничтожением мостов через Мухавец, а также огнем фортов Брестской крепости и контратаками подразделений 6-й СД и … танковой бригады. Севернее Бреста переправа 47-го МК оказалась сорвана как слабыми подъездными путями, не выдержавшими обилия техники, так и огнем корпусной и крепостной артиллерии из Бреста. Относительный успех имели только «ныряющие» танки, составившие авангард 2-й Танковой группы севернее Бреста. Пехота 48-го АК, более благополучно форсировав Буг, имела незначительное продвижение, сдерживаемое укреплениями Брестского УР и отсутствием дорог в юго-западной оконечности Беловежской пущи.

Итоги 2-го дня войны

\МПА\зово\черновики\4 5\вариант 19_06\ZOVO BD 2 02 23_06.jpg

Рисунок 65 – Положение к вечеру 23 июня

В течение дня 23 июня 3-й Танковой группе удалось захватить несколько плацдармов в районе Алитуса и южнее Меркине. До конца дня с захваченных плацдармов удалось ввести в прорыв танковые дивизии. 39-й МК смог «вскрыть» плацдарм только в конце дня, поэтому до наступления темноты не успел продвинуться далеко. 56-й МК наступал с плацдарма южнее устья Мяркиса и был остановлен на подступах к Варене на рубеже р. Ула.

Пехоте 9-й Армии также удалось образовать несколько плацдармов на Немане и Августовском канале, однако «вскрыть» их в течение 24 июня не удалось.

42-й АК был остановлен на рубеже р. Бебжа и в течение нескольких последующих суток успеха не имел – лесная долина Бебжи характеризовалась практически полным отсутствием дорог и большим количеством ДОТов Гродненского УР. Попытки штурма Осовецкой крепости силами 102-й и 129-й ПД успеха также не имели.

На Белостоском направлении пехотные дивизии 4-й Армии, пользуясь численным превосходством, практически полностью оттеснили советские войска на рубеж р. Нарев. Днем 23 июня войска 10-й Армии на западном берегу удерживали лишь узлы обороны в районе Лапы и Бельска.

На правом фланге советской 4-й Армии пехота 43-го АК противника по-прежнему была связана боями с приграничными ДОТами Брестского УРа постройки 1940 года, однако передовыми отрядами (опять же – благодаря общему превосходству в числе дивизий) смогла взять в «полуокружение» советскую 49-ю СД в районе Черемха, Высоко-Литовск. Однако, узел дорого по-прежнему удерживался советскими войсками. Охвату 49-й СД способствовал и прогресс в переправе основных сил 47-го МК на восточный берег Буга. Впрочем, большим продвижением 17-я и 18-я ТД 24 июня похвастаться не могли: на правом фланге они сдерживались огнем корпусной артиллерии из Бреста и неподавленным сопротивлением узла обороны в районе ж/д станции Мотыкалы (пропустив танки «через себя», ДОТы не позволяли продвигаться пехоте и снабженцам 18-й ТД), а по фронту 18-я ТД встретила упорную оборону частей 6-й СД, опирающихся на рубеж р. Лесная. И только на левом фланге 17-я ТД нащупала слабое место и начала продвижение на Каменец.

12-й АК увяз в боях с фортами и ДОТами Брестского УРа. 24-й МК провел день в безрезультатных попытках форсировать Мухавец, чтобы в районе Жабинки выйти на шоссе Брест – Минск. Ему мешала как оборона советских войск в самой Жабинке, так и неподавленное сопротивление «южных» фортов Брестской крепости и непрерывные контратаки «ушедших в лес» стрелкового полка 6-й СД и батальонов …-й танковой бригады, а также присоединившейся к ним 24-й КД. В итоге было решено направить танковые дивизии вдоль южного берега Мухавца в сторону Кобрина, для того чтобы попытаться выйти на шоссе там. При этом южный фланг танкистов Гудериана со стороны Полесья должны были прикрывать 267-я и 255-я ПД, а также 1-я КД.

Итоги 3-го дня войны

\МПА\зово\черновики\4 5\вариант 19_06\ZOVO BD 2 03 24_06.jpg

Рисунок 66 – Положение к вечеру 24 июня

Наступление 39-го МК от Алитуса на Вильнюс в течение всего дня 24 июня сдерживалось контрударами советской 5-й ТД. В то же время подход основных сил 56-го МК позволил овладеть Вареной и, не встречая сопротивления, корпус начал стремительно выдвигаться в сторону Ошмян.

Южнее, на фронте от Друскининкая до Гродно пехотным дивизиям противника удалось «вскрыть» захваченные ранее плацдармы. Если непосредственно под Гродно плотность советских дивизий и ДОТов не позволяла достичь быстрых результатов, то наступление между Гродно и Друскининкаем характеризовалось большим продвижением противника ввиду малого количества советских войск.

На Белостокском направлении пехота немецкой 4-й Армии окончательно оттеснила русские войска на восточный берег Нарева (удалось удержать только узел обороны в районе Лапы, узел под Бельском был ликвидирован) и началась борьба за плацдармы.

В полосе советской 4-й Армии противник вышел на главный рубеж обороны на фронте Жабинка, Каменец. Форты Брестской крепости продолжали держаться, но во избежание отсечения 6-й СД от главных сил армии в ночь на 26 июня был запланирован отход войск из «северных» и «центральных» фортов к «восточным» с последующим отходом (в ночь на 27 июня) на южный берег Муховца в сторону 75-й СД и 24-й КД. Перед этим, в ночь на 25 июня 49-я СД была отведена из Черемхи в Беловежскую пущу для последующего усиления правого фланга главного рубежа севернее Каменца. Также с 24-го числа основные силы 47-го МК начали попытки прорыва главного оборонительного рубежа под Каменцом.

Одновременно днем 24 июня передовые части 24-го МК вышли к южным окраинам Кобрина.

Под Брестом их сменили 267-я и 255-я ПД, что позволило наконец приступить к штурму «южных» фортов.

В целом успех немецких войск, достигнутый 24 июня, практически по всему фронту заставил советское командование начать ночные передвижения резервов. Так, 155-я СД из Ружан была выдвинута в Пружаны, а 22-я ТД из Березы переправлена на западный берег Ясельды, где заняла заранее намеченный рубеж. Им на смену на восточный берег Ясельды из-под Барановичей были выдвинуты 113-я, 121-я ти 143-я СД. В свою очередь в Барановичи из Слуцкого УРа начали переброску 108-я и 210-я СД. Это стало возможным в связи с прибытием в район Бобруйска двух стрелковых корпусов из Орловского ВО, один из которых должен был занять Слуцкий УР.

6-й мехкорпус, наоборот, начал движение на восток. В связи с началом боев на ближних подступах к Белостоку фронтовое командование решило отвести свой резерв в район Волковыска. При этом 29-я МСД была отведена из Волковыска в Мосты (с одной стороны, надо было освободить место для танковых дивизий и переброска в район ж/д узла позволяла в дальнейшем оперативно перебросить дивизию на любое направление, с другой стороны, стала постепенно вырисовываться угроза выхода немецких войск к Лиде, где советское командование не имело резервов). Строго говоря, 6-й МК можно было оставить в Белостоке на случай форсирования немецкими войсками Нарева или прорыва под Гродно. Однако к этому времени штаб 4-й Армии уже располагал данными (в т.ч. и от пленных) о том, что на Брестском направлении действуют два танковых корпуса противника. В этих условиях в качестве резерва для парирования возможных прорывов пехоты противника под Белостоком было решено оставить 36-ю КД, а 6-й МК отвести в Волковыск, т.к. прорыв танковых дивизий под Кобрином и Пружанами нес войскам 10-й Армии большую угрозу, нежели прорыв пехотных дивизий под Белостоком.

Итоги 4-го дня войны

\МПА\зово\черновики\4 5\вариант 19_06\ZOVO BD 2 04 25_06.jpg

Рисунок 67 – Положение к вечеру 25 июня

День 25 июня охарактеризовался резким ухудшением обстановки для советских войск практически на всех участках Западного фронта.

29-й МК 3-й Танковой группы, подтянув 14-ю и 20-ю МД, смог противопоставить контратакам советской 5-й ТД мотопехоту, высвободив 7-ю и 20-ю ТД для дальнейшего продвижения на Вильнюс. К вечеру 25 июня наступательный потенциал 5-й ТД окончательно иссяк, т.к. за два дня боев были выбиты практически все танки БТ-7 с противопульной броней, а оставшиеся боеспособные КВ и Т-34 дивизии можно было свести в один хорошо укомплектованный по довоенным штатам батальон. Одновременно вечером начались бои немецких танковых частей с советскими стрелковыми на подступах к Вильнюсу.

Тогда же днем 25 июня в район Ошмяны вышли передовые части 56-го МК. Однако занимавшая правый фланг Молодечно-Лидского УРа 204-я СД смогла отразить все попытки противника прорваться дальше на Молодечно.

К Лиде вышла пехота 5-го АК противника, а к левому флангу Молодечно-Лидского УРа – 8-го АК. Впрочем, опираясь на ДОТы Молодечно-Лидского УРа, 21-й СК сдержал первые атаки противника.

Также 25 июня наступил перелом в боях за Гродно – переправив на южный берег Августовского канала тяжелую артиллерию, противник смог подавить большую часть ДОТов Гродненского УРа и вынудил отходить войска 4-го СК.

Крепость Осовец по-прежнему держалась, но на фоне общей обстановки на флангах стала очевиной необходимость отвода войск на рубеж Гродно, Сокулка, Белосток.

Под самим Белостоком обстановка резко обострилась после того, как противнику удалось захватить несколько новых плацдармов на восточном берегу Нарева и расширить ранее захваченные. Так, на левый фланг 10-й Армии пришлось рокировать 36-ю КД из резерва в связи с успехами 292-й ПД противника.

В полосе советской 4-й Армии шли бои на главном рубеже обороны по линии Каменец, Жабинка, Кобрин. Советские войска еще держались, но было очевидно, что прорыв произойдет в ближайшие дни.

Итоги 5-го дня войны

\МПА\зово\черновики\4 5\вариант 19_06\ZOVO BD 2 05 26_06.jpg

Рисунок 68 – Положение к вечеру 26 июня

Итоги дня 26 июня, по сути, продиктованы предпосылками, сложившимися накануне.

Под Вильнюсом 29-й МК повторил приём, примененный ранее в боях с 5-й ТД: честь борьбы с советскими войсками была предоставлена моторизированным дивизиям, а танковые были высвобождены для дальнейшего движения в сторону Минска и к вечеру вышли в район Ошмяны. В итоге сложившийся там перевес сил в сторону противника вынудил 204-ю СД оставлять позиции и начать отход в сторону Молодечно.

56-й МК, продолжая одной дивизией вести бои в районе Ошмяны, начал переброску остальных дивизий в сторону Молодечно по свободным путям на правом фланге.

Войска 5-го АК, нащупав брешь в обороне советского 21-го СК, начали наступление силами 5-й ПД с целью захвата плацдармов на южном берегу Немана, в то время как 35-я ПД сковала боями советскую 37-ю СД под Лидой. Поскольку 86-я и 221-я СД 21-го СК в это время были скованы боями с 8-м АК противника в районе Скидель, Острына, Щучин, то сил парировать прорыв 5-й ПД к Желудку у 21-го СК не было. В этих условиях командование Западного фронта было вынуждено выделить 29-ю МСД из состава 6-го МК для организации обороны по рубежу р. Неман южнее и юго-западнее Лиды, а также начать сосредоточение 6-го КК (без 4-й КД) для последующего контрудара по прорвавшимся частям 5-й ПД.

В полосе советской 10-й Армии 26 июня начался, по сути, обвал фронта. На севере противник овладел Гродно, в результате чего из Осовца были отведены части, оборонявшие рубеж р. Бебжа. На юге практически на всем протяжении Нарева противник имел успех, что привело к принятию решения о начале подготовки к отходу на тыловой рубеж.

В полосе советской 4-й Армии силами ранее подошедших со стороны Черемхи пехотных дивизий была наконец продавлена оборона советских войск под Каменцом, в результате чего в прорыв в сторону Пружан были введены танковые дивизии 47-го МК. В качестве ответной меры к Пружанам, обороняемым 155-й СД, из Волковыска были выдвинуты 4-я и 7-я ТД 6-го мехкорпуса. Одновременно начался отвод сил 4-й Армии с главного рубежа на тыловой: часть сил направлялась на усиление обороны Кобрина, т.к. от этого зависел успех эвакуации основных сил 4-й Армии.

Учитывая катастрофическое развитие ситуации в полосе 10-й Армии, обусловленное численным превосходством противника, командование Западным фронтом решает снять 108-ю и 210-ю СД с рубежа р. Щара на Барановичском направлении и перебросить их в район Волковыск и южнее с целью обеспечения стыка 10-й и 4-й Армий. Отчасти такое решение продиктовано возможностью передать оборону на дальних юго-западных подступах к Минску войскам, прибывающим из Орловского ВО.

Итоги 6-го дня войны

\МПА\зово\черновики\4 5\вариант 19_06\ZOVO BD 2 06 27_06.jpg

Рисунок 69 – Положение к вечеру 27 июня

В целом, несмотря на ряд отступлений, днем 27 июня произошла определенная стабилизация фронта в Белоруссии.

К северу от Минска 3-я Танковая группа Гота окончательно овладела районом Ошмяны и начала попытки прорыва советской обороны под Молодечно. Однако советскому командованию к этому времени удалось сосредоточить здесь достаточно крупную группировку, что было связано с прибытием в район Минска войск 13-й Армии из МВО.

Прорыв 5-й ПД под Лидой удалось ликвидировать своевременным занятием обороны 29-й мотострелковой дивизией, но главное – перебросить основные силы 6-го кавкорпуса для контрудара по прорвавшимся войскам противника.

Войскам 10-й Армии удалось более-менее организованно совершить ночной отход на тыловой рубеж вокруг Волковыска. В результате отрыва от основных сил противника войскам армии в течение дня удалось привести себя в порядок (насколько это возможно), пополнить запасы, а также подготовить оборонительный рубеж (напомню, что в АИ строительство тылового рубежа вокруг Волковыска началось еще весной 1941 года).

Однако наиболее масштабные события 27 июня развернулись в полосе 4-й Армии, где вырвавшиеся вперед танковые дивизии 47-го МК в районе Пружан попали под удар советского 6-го МК. Началось одно из крупнейших танковых сражений первого периода войны.

На левом фланге советской 4-й Армии шли ожесточенные бои за Кобрин. Прорыв обороны 4-й Армии под Каменцом инициировал начало отвода основных сил армии на Березу, в результате чего удалось несколько уплотнить боевые порядки под Кобрином. Однако было очевидно, что и здесь оборона будет вот-вот прорвана. Поэтому перед войсками на этом участке стояла ограниченная задача – продержаться до ухода основных сил армии в леса Беловежской пущи.

Также удержанию Кобрина способствовал и отвод частей 6-й СД и Брестского УРа из Бреста и крепости (один полк дивизии изначально действовал южнее Мухавца; один полк, оборонявшийся на реке Лесной, был отведен сначала на Жабинку, а затем – для усиления Кобрина; полк же, батальоны которого занимали «восточные» форты и цитадель, прорвался из Бреста на юг в сторону Припятских болот). В результате, в районе Припятских болот действовала группа советских войск в составе 75-й СД, 6-й СД (без одного полка, но с частями УР) и 24-й КД. Эта группа эпизодическими контратаками не только нарушала нормальное снабжение танковых дивизий, штурмующих Кобрин, но и главное – отвлекала на себя 255-ю и 267-ю ПД противника, не позволяя привлечь их к штурму Кобрина.

Итоги 7-го дня войны

Альтернативный состав и организация войск ЗапОВО в 1941 году. Часть 5

Рисунок 70 – Положение к вечеру 28 июня

Днем 28 июня обстановка на Западном фронте оставалась стабильно тяжелой, однако на этот раз слово «стабильно» можно было интерпретировать и в положительном смысле. Но главным по-прежнему оставалось слово «тяжелая».

3-я Танковая группа Гота вышла на подступы к Молодечно, начался штурм последних ДОТов «еще не Минского УРа». Усугубляло ситуацию то, что на помощь к потрепанным в предшествующих боях танкистам противника здесь наконец подошла свежая пехота 6-го АК.

Попытавшиеся обойти Молодечно с запада части 19-й танковой дивизии противника были контратакованы 19-й же танковой дивизией советского 11-го мехкорпуса. Для наступавшей до этого в «тепличных условиях» (не считая штурма ДОТов под Ошмянами) дивизии 56-го МК встреча в общей сложности с 3-мя батальонами КВ-1 и Т-34, добротно снабженными 76-мм «бронебоями», стала неприятным и болезненным сюрпризом, заставившим временно приостановить продвижение к Минску.

Под Лидой советским войскам сопутствовал успех. Сам город удерживался уже из последних сил, но зато западнее контрударом 6-го кавкорпуса удалось нанести болезненный удар по действующему здесь 5-му АК противника. В результате контрудара русской кавалерии 5-я ПД была вынуждена отступить, потеряв значительную часть личного состава убитыми и взятыми в плен. Высвободившаяся в результате ликвидации угрозы со стороны 5-й ПД советская 29-я МСД была переброшена для усиления обороны Лиды, передав свою полосу обороны 6-му КК.

Однако на левом фланге 3-й Армии события развивались не столь успешно. Подошедшая через Гродно 87-я ПД противника резко изменила соотношение сил в пользу противника, в результате чего левофланговые узлы обороны Молодечно-Лидского УРа были наконец преодолены пехотой противника. «Виновником» высвобождения до этого почти не имевшей боевых потерь 87-й ПД стал отвод войск 10-й Армии с рубежа Бебжи.

В полосе самой 10-й Армии после суточного перерыва снова начался ад. Подошедшие пехотные дивизии противника начали штурм тылового оборонительного рубежа 10-й Армии, и соотношение сил явно диктовало очередной коллапс обороны в ближайшие дни. Несколько сглаживало ситуацию то, что советскому командованию удалось здесь ввести в бой две свежие стрелковые дивизии (108-ю и 210-ю), однако существенно изменить положение дел это не могло.

Южнее под Пружанами гремело танковое сражение. Встречные бои с двумя полностью укомплектованными и одними из самых опытных (6-й МК был сформирован еще летом 1940 г., в результате чего осенью 1940 г. прошел хорошую школу полковых, дивизионных и даже корпусных учений) советских танковых дивизий стали для немецких 17-й и 18-й ТД практически «финальным ударом». Потрепанные в предыдущих боях по прорыву обороны советской 4-й Армии, в результате двухдневных танковых боев они окончательно лишились боеспособных танков и были вынуждены передать «желтую майку лидера» подошедшим пехотным дивизиям. Благо это позволял отвод советских войск с главного оборонительного рубежа 4-й Армии.

Зато на правом фланге своей танковой группы Гудериан наконец-то добился успеха и овладел Кобрином. Как показали события последующих дней, радость «быстрого Гейнца» была преждевременной…

Итоги 8-го дня войны

Альтернативный состав и организация войск ЗапОВО в 1941 году. Часть 5

Рисунок 71 – Положение к вечеру 29 июня

Встретив упорное сопротивление на Минском направлении в районе Молодечно, а также пользуясь подходом 6-го АК, Гот решил развернуть свой левофланговый танковый корпус в поисках обхода Минска с востока. Однако подошедшие войска 13-й Армии из МВО уже успели занять оборону к северу от Минска.

Тем временем давление немецкой пехоты по всему периметру «Волковысского выступа» заставляло командование Западным фронтом всерьез задуматься об отводе войск 3-й и 10-й Армий. Проблема заключалась в том, что требовалось осуществить «скачок» на большую глубину – Налибокская пуща делала следующим возможным рубежом обороны только Минский УР. Как реализовать такой скачок при таком количестве «севших на хвост» пехотных дивизий противника, советское командование пока не знало. Однако, пока дорога через Лиду оставалась в руках Красной Армии, а под Молодечно и на Ясельде танковые корпуса противника еще удавалось сдерживать, времени на раздумье уже не оставалось – требовалось действовать уже сейчас. В результате силами 29-й МСД и 6-го кавкорпуса 29 июня был нанесен удар с целью соединения с левым флангом 11-го мехкорпуса, а стрелковые дивизии под Волковыском выгребали со складов последние запасы боеприпасов, продуктов и ГСМ.

В связи с отходом основных сил советской 4-й Армии на тыловой рубеж, высвободившаяся немецкая пехота 48-го АК вынудила Красную Армию оставить Пружаны и отойти на рубеж р. Ясельда. Однако левый фланг 4-й Армии, опираясь на железную дорогу Брест – Барановичи, удерживал плацдарм на западном берегу Ясельды в районе Березы. Здесь в первой половине дня развернулась вторая часть танкового сражения – выскочившая из леса по шоссе Кобрин – Береза 3-я танковая дивизия Моделя попала под концентрический удар танковых полков советской 22-й ТД на заранее намеченных рубежах. К концу дня 3-я ТД по числу боеспособных танков (называя вещи своими именами – по полному отсутствию таковых) стала в один ряд с 17-й и 18-й ТД, из-за чего Гудериан имел крайне неприятный разговор с вышестоящим командованием. Дальнейшему продвижению на Березу мешали разбитые грузовики 3-й ТД, которые загородили выход из леса с единственного шоссе, имевшегося в распоряжении 24-го МК.

Итоги 9-го дня войны

Альтернативный состав и организация войск ЗапОВО в 1941 году. Часть 5

Рисунок 72 – Положение к вечеру 30 июня

Пытаясь обойти обороняющие Минск советские войска с востока, левофланговый танковый корпус 3-й танковой группы так и не смог отыскать брешь ни на Борисовском, ни на Лепельском направлениях. В итоге Гот решил разворачивать все свободные подвижные соединения на Полоцк, надеясь хотя бы там успеть захватить переправы для последующего окружения основных сил Красной Армии в районе Минска.

Между тем сосредоточение усилий под Молодечно позволило войскам Гота прорвать здесь оборону русских. Но, казалось бы, вырвавшиеся на оперативный простор танкисты 20-й танковой дивизии были тут же контратакованы советскими визави. По иронии судьбы, как и днем ранее чуть западнее, здесь также совпали номера советской и немецкой дивизий.

Тяжелейший встречный танковый бой позволил русским организованно отойти на рубеж Минского УРа, немцам же пришлось временно забыть о дальнейших атаках русской обороны.

В этот же день внезапным ударом во фланг и тыл 18-й МД бойцы и командиры 29-й МСД смогли восстановить локтевую связку разрозненных частей 3-й Армии и, оттеснив противника из района Воложин, обеспечили пути отхода войскам армии из Лиды в Минск. В то же время в центре и на левом фланге 3-й Армии успех был на стороне противника – советские войска оставили Лиду и на значительном протяжении вынуждены были отходить на рубеж р. Неман.

Также отходили и войска 10-й Армии. Теперь к северу от Волковыска они опирались уже на рубеж р. Россь. Очередной прорыв обороны 10-й Армии (на этот раз на левом фланге – к югу от Волковыска под Порозово) пришлось парировать фронтовым резервом – собственных сил у армии уже не было. Поэтому в бой был брошен только что выведенный из боя 6-й мехкорпус. Понеся сильные потери от противотанковой артиллерии противника (напомню, что даже в АИ в 6-м МК суммарно на 6 батальонов КВ и Т-34 было 8 батальонов легких танков БТ-7 с броней, легко пробиваемой немецкой 37-мм «колотушкой»), корпус хотя и не отбросил противника назад, но хотя бы остановил его продвижение.

Правый фланг советской 4-й Армии уже целиком отошел на рубеж р. Ясельда. На левом фланге еще шли бои на плацдарме западнее Березы, однако и здесь советские войска уже начинали подготовку к отходу за Ясельду. Тем временем в район Пинска был переброшен 4-й кавкорпус СКВО, ранее предназначенный для Юго-Западного фронта. Свежие силы должны были принести некоторое облегчение дивизиям Недвигина и Ахлюстина, которые все эти дни непрерывно атаковали правый фланг 2-й ТГр.

Итоги 10-го дня войны

Альтернативный состав и организация войск ЗапОВО в 1941 году. Часть 5

Рисунок 73 – Положение к вечеру 1 июля

В целом обстановка к северу от Минска и юго-западу от Барановичей оставалась более-менее стабильной. Основные проблемы теперь приносили пехотные дивизии 9-й и 4-й полевых армий противника. В частности, был оставлен Волковыск. Впрочем, отход удалось провести относительно благополучно. Непосредственно само шоссе Белосток – Барановичи в районе Зельвы обороняли свежие 120-я и 210-я стрелковые дивизии, а наиболее потрепанные в предшествующих боях 50-ю и 56-ю СД было решено отвести в район Слонима для организации обороны по реке Щара. Левый фланг 4-й Армии был успешно отведен на рубеж реки Ясельда. Ввиду временного выхода из строя основных подвижных соединений 2-й ТГр, а также подхода советских «глубинных» соединений линия фронта в полосе 4-й Армии пришла в относительное равновесие.

Однако в этот же день сделал свой сильный ход и противник. С одной стороны, обладая избыточным числом дивизий для фронтального «проталкивания» русских войск вдоль шоссе Белосток – Барановичи, а с другой стороны высвободив в предшествующих боях транспортные пути между Волковыском и Лидой, он рокировал 20-й АК с правого на левый фланг 9-й Армии.

Итоги 11-го дня войны

Альтернативный состав и организация войск ЗапОВО в 1941 году. Часть 5

Рисунок 74 – Положение к вечеру 2 июля

Главным неприятным сюрпризом для немецкой стороны в этот день стало упорное сопротивление советских войск под Полоцком, которое встретили передовые отряды левофланговых соединений танковой группы Гота. Главным неприятным сюрпризом для советской стороны стал совершенно неожиданный удар немецкой пехоты 20-го АК из-под Лиды на Новогрудок, который в перспективе отсекал не успевшие отойти за реку Щара соединения и части правого фланга 10-й и левого фланга 3-й Армий. Истощенные в непрерывных боях с самого первого дня войны соединения уже не имели сил для контрудара, а резервов поблизости не было. Всё, что могло советское командование в этих условиях – это разрешить отход 2-й и 8-й СД через Дятлово на Слоним, а 27-й и 221-й – пытаться пробиваться в Новогрудок или также уходить к Слониму. Одновременно в район Барановичи намечалась переброска хотя бы одного стрелкового корпуса из прибывающей из Приволжского ВО 21-й Армии. Удержание района Слоним, Барановичи теперь становилось приоритетным для сохранения возможности организованно отвести на рубеж р. Щара войска 10-й и 4-й Армий…

Общие замечания по АИ в ЗапОВО и выводы

Безусловно, в АИ наиболее спорным моментом выглядит сохранение более-менее целостным фронта обороны 10-й Армии. При таком числе пехотных дивизий противника ситуация на оси Белосток – Волковыск – Слоним явно «подыграна» автором АИ в пользу русских. Внимательное рассмотрение обороны 10-й Армии показывает, что одного только возведения ДОТов на рубеже Нарева и вокруг Волковыска будет недостаточно. «Проплешина» в Беловежской пуще в районе Бельск, Гайнувка, Михалово, Заблудув показывает, зачем в РИ советское командование разместило здесь 13-й МК и 6-ю ПТАБР. К сожалению, в АИ у меня не нашлось дополнительных дивизий для достаточно крепкой обороны южного фланга 10-й Армии. Единственное решение, которое напрашивается в этой обстановке, – это «повторить» РИ с 13-м МК. Напомню, что наиболее боеспособное соединение 13-го МК – 25-я танковая дивизия формировалась на базе 44-й танковой бригады Т-26. Т.к. сама бригада дислоцировалась в Гомеле, то в АИ я решил использовать ее для обороняющейся в Минске 3-й Армии. Однако, имея возможность в АИ заблаговременно перебросить войска из МВО, возможно, всё-таки стоит передать 44-ю ЛТБР НПП в 10-ю Армию в район Бельска. Конечно, это не спасет «отца русской демократии», но всё же лучше, чем совсем ничего… Также 10-й Армии потребуется артиллерийское усиление. Два армейских противотанковых полка размещены под Гродно и с запада от Белостока. Но для противостояния армейским корпусам явно нужны не 76-мм пушки Ф-22. Здесь напрашивается пожелание усилить оборону Бельска тем же корпусным гаубичным артполком с тремя дюжинами 6-дюймовых гаубиц, а еще лучше (с точки зрения противостояния корпусной артиллерии противника) артполк РГК с МЛ-20. Такое пожелание, безусловно, входит в противоречие с традиционными пожеланиями «разгрузить» Белостокский выступ от тяжелого вооружения с целью дать обороняющим его войскам «смотаться налегке». Однако надо признать, что альтернативой подобному усилению тяжелым вооружением является быстрый обвал фронта 10-й Армии, что в свою очередь обесценит успешное сдерживание войсками 4-й Армии танковых дивизий Гудериана. При имеющихся темпах выпуска тяжелой артиллерии в СССР летом 1941 года (в июне – 60 А-19, 93 МЛ-20 и 30 Б-4, в июле – 16 М-60, 47 А-19, 130 МЛ-20 и 35 Б-4) на потерю матчасти даже пары-тройки артполков в Белостокском выступе можно смело плюнуть, главное и правда – вывести оттуда обученных артиллеристов.

С точки зрения усиления 10-й Армии стрелковыми соединениями, пожалуй, единственный вариант для АИ – это раскрутить тему попаданца «на полную катушку» и еще весной перебросить из МВО или ПриВО пару или хотя бы один стрелковый корпус. Если не в район Белосток, Бельск, то хотя бы на тыловой рубеж вокруг Волковыска – в район Мосты, Россь, Берестовица, Свислочь. Тогда отошедшие с основного рубежа войска 10-й Армии получат хорошее усиление, и соотношение сил перестанет быть таким разгромным для советской стороны. Но это, повторюсь, возможно только в «попаданческом» варианте АИ.

В то же время ситуация с потерей Лиды, возможно, автором излишне драматизирована. При принятых в АИ сроках начала выдвижения войск 13-й Армии из Московского ВО, вероятно, действительно у командования Западным фронтом появится возможность перебросить под Лиду хотя бы 85-ю МСД, заняв Минский УР стрелковыми дивизиями из МВО.

Вообще, выдвижение войск внутренних округов (за исключением разве что ОрВО) в статье осталось не раскрытым. С одной стороны, это сделано для того, чтобы, как было заявлено, оценить план прикрытия собственно ЗапОВО, а не вообще схему развертывания РККА на Западном ТВД. К тому же такой подход делает АИ реалистичнее в «безпопаданческой» версии, когда нет раннего выдвижения «глубинных» соединений. С другой стороны, это сделано для того, чтобы не усугублять и без того имеющуюся мешанину с номерами дивизий. В общем и целом, если использование войск МВО, УрВО и ОрВО более-менее понятно («цементируют оборону» соответственно на Минском, Витебском и Барановичском направлениях), то своеобразной «серой лошадкой» остаются войска ПриВО. Конечно, даже при всем желании усилить ими оборону 10-й Армии не получится. Наиболее вероятно, войска из ПриВО будут прибывать в Белоруссию уже после войск из МВО. Соответственно, если «московские» дивизии успеют сосредоточиться в Минском УРе, то на «приволжские» дивизии логично будет «повесить» резервную линию обороны в районе Орша, Могилев.

Далее. Принятое в АИ разделение войск между 10-й и 3-й Армиями себя не оправдало. В АИ обороняющийся восточнее Гродно 21-й СК, как занимающий часть Молодечно-Лидского УРа, был включен в состав 3-й Армии со штабом в Минске. В результате прорыва 3-й ТГр к Минску в районе Ошмяны, Молодечно, обороняющийся в Лиде и западнее 21-й СК оказался оторванным от основных сил армии. Соответственно напрашивается решение либо передать его в состав 10-й Армии, обороняющейся на фронте от Гродно до Бельска, либо использовать для координации войск на Лидском направлении имеющееся в ЗапОВО и в АИ управление КМГ под командованием того же Болдина.

В качестве некоторого завершения хочу приложить список вероятных «жертв» Приграничного сражения в Белоруссии.

С немецкой стороны наиболее тяжелые потери ожидаются у 31-й, 34-й и 45-й ПД, штурмующих Брестскую крепость, 102-й и 129-й ПД, штурмующих Осовецкую крепость, и 5-й ПД, попавшей под удар 6-го кавкорпуса в районе Лиды. Также тяжелые потери ожидаются у 8-й, 162-й и 256-й ПД, прорывающих Гродненский УР, и 6-й и 26-й ПД, прорывающих советские УРы под Молодечно и Минском. Среди наиболее избитых подвижных соединений во 2-й Танковой группе следует отметить 3-ю, 17-ю и 18-ю, а также в несколько меньшей степени 4-ю танковую дивизии (в бою под Березой она «вежливо» пропустила вперед 3-ю); в 3-й Танковой группе – 7-ю, 19-ю и 20-ю танковые дивизии и в меньшей степени (но всё равно с тяжелыми потерями) 12-ю танковую, 14-ю, 18-ю и 20-ю моторизованные дивизии.

С советской стороны наиболее тяжелые потери понесли соединения, оказавшиеся в «1-й линии» на фронте от Скиделя до Бреста (2-я, 6-я, 8-я, 13-я, 27-я, 49-я, 50-я, 56-я, 86-я, 208-я, 219-я и 221-я), а также 204-я СД под Ошмянами. Среди подвижных соединений следует в первую очередь назвать 4-ю и 7-ю танковые дивизии, принявшие участие во встречном танковом сражении под Пружанами, и 29-ю мотострелковую дивизию, лидирующую прорыв части сил 3-й Армии от Лиды к Минску. Особого упоминания заслуживают все 4 танковые бригады НПП (25-я, 29-я, 32-я и 44-я). Будучи укомплектованными почти на 100% легкими танками с противопульным бронированием, к середине июля они практически полностью прекратили свое существование. Остатки их личного состава были использованы для переформирования 6-го мехкорпуса под Сталинградом. Также тяжелые потери понесли 6-я, 24-я и 36-я кавалерийские дивизии, однако, в отличие от танковых бригад, все они продолжили свой боевой путь.

Подписаться
Уведомить о
62 Комментариев
Старые
Новые Популярные
Межтекстовые Отзывы
Посмотреть все комментарии
Альтернативная История
Logo
Register New Account
Reset Password
Compare items
  • Total (0)
Compare