Альтернативный состав и организация войск КОВО в 1941 году. Часть 1

3
0

Уважаемые коллеги! Представляю вашему вниманию своеобразную бета-версию альтернативы реорганизации РККА накануне войны. В качестве иллюстрации задуманных мною мероприятий я выбрал «сухопутную составляющую» Киевского Особого военного округа – одного из самых мощных в СССР. Поскольку описание мероприятий, проводимых в масштабе целого округа, так или иначе затрагивает нюансы организационно-штатных изменений частей и соединений и вопросы обоснования возможности реализации, то первоначально задуманная в виде единого текста статья вынужденно разделена на 2 части.

Содержание:

КОВО в реальном июне 1941-го

Состав и дислокация войск КОВО к началу ВОВ хорошо известны (рисунок 1), и дабы не повторять общеизвестные данные, я ограничусь приведением данной карты.

Рисунок 1 – Положение войск КОВО и ГА «Юг» вечером 21 июня 1941 г.

Рисунок 1 – Положение войск КОВО и ГА «Юг» вечером 21 июня 1941 г.

Также известно, что все стрелковые и горно-стрелковые дивизии КОВО, дислоцированные у границы, содержались по усиленным штатам мирного времени (штатно около 10,5 тыс. чел. в стрелковой и около 9 тыс. чел. в горно-стрелковой дивизии). Кроме того, в большинстве из них (кроме 135-й сд 5-й Армии и 164-й сд 12-й Армии) к началу войны проходили учебные сборы, что дополнительно увеличивало численность каждой стрелковой дивизии на 1900, а горно-стрелковой дивизии – на 1100 человек. Данными по численности «глубинных» дивизий КОВО автор не располагает. Однако имеющиеся данные о призыве личного состава запаса на учебные сборы показывают, что, как минимум, 80, 190, 195, 199 и 200-я дивизии содержались по т.н. «6-тысячным» штатам, и в ходе сборов их удалось перевести на «12-тысячный» штат. Со 130, 139, 140, 141, 146, 169, 189, 193, 197 и 228-й дивизиями сложнее. В 130, 140, 141 и 169-й сд сборов приписного состава запаса не проводилось вообще. А 139, 189, 193, 197 и 228-я сд в мирное время должны были содержаться по «12-тысячному» штату и в них было призвано только по 2000 человек запаса. Однако в докладе командира 228-й сд четко сказано, что дивизия вечером 18 июня выступила в поход, имея всего 60% личного состава, т.е. без учета запасников дивизия имела всего около 6,5 тыс. человек вместо 10,5 тыс. человек, положенных ей по штату мирного времени.

Что же касается проблем, с которыми столкнулись войска КОВО утром 22 июня, и которые были напрямую связаны с дислокацией соединений в мирное время на фоне общего упреждения Вермахтом Красной Армии в отмобилизовании и развертывании, отмечу следующее.

1) В полосе 27-го СК 5-й Армии между позициями 87-й и 124-й сд зияла огромная брешь, закрыть которую не успевала выдвигающаяся из глубины территории округа 135-я сд. Таким образом, даже несмотря на успешный контрудар 87-й сд в первый день войны, в конечном итоге на участке Сокаль, Владимир-Волынский противнику удалось ввести в прорыв огромную массу пехоты и мотомеханизированных соединений.

2) Особенности предвоенного планирования были таковыми, что отмеченная в п.1 135-я сд с вечера 18 июня выдвигалась вовсе не на запад, к государственной границе с целью закрыть брешь между Сокалем и Владимир-Волынском, а на север в лагерь Киверцы под Луцком (оттуда на границу восточнее Ковеля убыла 62-я сд). Если бы 135-я сд вышла выдвинулась 18 июня к границе, то она бы вполне успела занять оборону к вечеру 21 июня. Наличие локтевой связи между дивизиями 27-го СК, построенными в одну линию на границе, во-первых, способствовало бы существенному снижению продвижения дивизий немецких 6-й Армии и 1-й Танковой группы ГА «Юг» в первый день войны, что в свою очередь бы дало дополнительное время на выдвижение «глубинных» соединений КОВО и тем самым существенно бы улучшило соотношение сил в последующие дни Приграничного сражения на направлении главного удара ГА «Юг». Во-вторых, наличие 135-й сд между 87-й и 124-й сд позволило бы избежать их окружения, дало бы возможность более организовано отвести 27-й СК под ударами превосходящих сил противника к Луцку и тем самым сохранить эти соединения для последующих боев на Юго-Западном направлении.

Далее. Если бы 135-я сд не выдвигалась в район Луцка, а осталась обороняться в районе Дубно, то, вероятно, она бы принесла большую пользу Юго-Западному фронту по сравнению с ее контрударом совместно с 9-м МК. Дело в том, что через Дубно проходило шоссе Львов – Ровно – Житомир – Киев, выбранное командованием ГА «Юг» в качестве одной из трех «панцерштрассе». Непосредственно в районе Дубно перпендикулярно шоссе протекала р. Иква, а к северу и югу от шоссе ее долина представляла собой танконедоступную заболоченную местность. В общем позиция для сдерживания немецкого моторизованного корпуса была идеальной. Увы, в РИ 135-я сд из Дубно ушла 18 июня. По плану прикрытия ее должна была сменить 228-я сд. Однако, 228-я сд выдвигалась из Житомира и к началу войны успела достичь лишь района Шепетовки. Более того, она имела большой некомплект личного состава и вооружения. В итоге мосты через р. Иква в Дубно немецкая 11-я танковая дивизия захватила без особых проблем. Попутным успехом немецких Панцерваффе в Дубно стали трофеи в виде 27 203-мм гаубиц Б-4 529-го гаубичного артполка большой мощности, которые не удалось вывести из-за банальной нехватки тягачей. Останься 135-я сд в Дубно, или начни 228-я сд выдвижение из Житомира не 18 июня, а на неделю раньше, 11-я тд немцев задержалась бы под Дубно, что в свою очередь сделало бы более эффективным удар 8-го и 10-го мехкорпусов ЮЗФ в районе Броды, Дубно.

С другой стороны, надо признать, что наличие 135-й сд под Луцком также благоприятно сказалось на устойчивости 5-й Армии, т.к. прибывшие из глубины КОВО 9-й и 19-й мехкорпуса были достаточно слабы ввиду сильного некомплекта личного состава и техники.

3) На правом фланге 6-й Армии государственную границу прикрывала не очень приспособленная к оборонительным действиям 3-я кавалерийская дивизия, в результате чего противнику опять-таки удалось в первые дни войны ввести в прорыв на данном участке пехотные и механизированные соединения.

4) Несмотря на успешные действия 41-й стрелковой дивизии в центре обороны северного фаса львовского выступа на рава-русском направлении, на левом фланге обороны 6-го СК на ярославском направлении 97-я стрелковая дивизия оказалась атакованной превосходящими силами противника и не смогла сдержать наступление его пехотных дивизий.

5) Основной причиной неудачных оборонительных действий в полосе обороны 6-й Армии оказалось упомянутое выше упреждение Вермахтом Красной Армии в развертывании. Так, полосу обороны 3-й кавалерийской дивизии должна была занять 159-я стрелковая дивизия, а вся оборона 6-й Армии должна была быть существенно усилена подходящим из центральной части КОВО 37-м СК.

6) Принятое в апреле 1941 г. решение о формировании воздушно-десантных корпусов и противотанковых артиллерийских бригад привело к тому, что в условиях ограниченной численности армии мирного времени часть стрелковых дивизий была переведена на упрощенный горно-стрелковый штат. В частности в КОВО к таким дивизиям относились 44-я, 58-я, 60-я и 72-я, которые в мирное время дислоцировались в предгорьях Карпат. Однако в дальнейшем в результате общего отхода войск Юго-Западного фронта, горно-стрелковые дивизии, имевшие слабую ПТО (всего 8 45-мм пушек на дивизию), оказались вынуждены вести бои на вполне себе танкодоступной местности центральной Украины и, к сожалению, большинство из них закончило свой боевой путь в «котле» под Уманью. Более того, по признанию командира 72-й гсд, действовавшей на левом фланге 6-й Армии, переход на горный штат привел к ослаблению боевых возможностей дивизии, которое проявилось уже в ходе Приграничного сражения.

7) Опыт контрударов советских мехкорпусов в Приграничном сражении показывает, что их эффективность была бы выше, если бы мехкорпуса изначально находились не в подчинении «общевойсковых» армий, прикрывающих госграницу, а в окружном (фронтовом) подчинении, или, в случае КОВО – в подчинении специального армейского управления (существовавшее в 1939 – 1940 годах управление КМА, преобразованное в 1941 г. в 26-ю «общевойсковую» армию).

В то же время изъятие мехкорпусов из состава прикрывающих госграницу «общевойсковых» армий делало последние крайне слабыми. Так, без учета мехкорпусов в приграничной полосе 4-й Армии ЗОВО был только один стрелковый корпус (28-й), а второй (47-й) выдвигался из глубины округа (из района Бобруйска) и к утру 22 июня достиг лишь района Барановичи. Аналогично в КОВО 6-я Армия в пресловутом «Львовском выступе» имела всего 6 стрелковых дивизий (из них одна – горная), а предназначенный для ее усиления 37-й СК к 22 июня находился еще в районе Проскурова. 5-я Армия КОВО также на границе имела только 5 стрелковых дивизий, а предназначенный для ее усиления 31-й СК только начал выдвижение из района Овруч, Коростень, Белокровичи. Таким образом, с исключением механизированных корпусов из состава «общевойсковых» армий, последние остаются на границе с крайне малочисленными силами в составе одного – двух стрелковых корпусов, что совершенно недостаточно для проведения операций по прикрытию госграницы до подхода дополнительных стрелковых корпусов из глубины округа.

8) Еще одной «общеизвестной истиной» является то, что принятый зимой 1940/41 года руководством страны и армии курс на резкое увеличение числа дивизий в составе Красной Армии, привел к тому, что к началу войны (которое никак не ожидалось за несколько месяцев до трагического июня 1941-го) многие дивизии, в первую очередь танковые и моторизованные, имели сильный некомплект личного состава и техники. Что опять же сказалось на сроках ввода в бой «глубинных» соединений КОВО и их боевых возможностей.

С учетом всего вышесказанного и приступим к рассмотрению альтернативного развития войск КОВО в последний предвоенный год. А для этого обратимся к их боевому и численному составу и районам дислокации к выбранному моменту «ветвления истории».

КОВО в реальном 1940-м

Дабы не растекаться мыслью по древу, которое мне еще понадобится, опишу КОВО по состоянию на август-октябрь 1940 года следующим образом.

Рисунок 2 – Дислокация дивизий КОВО осенью 1940 г.

Рисунок 2 – Дислокация дивизий КОВО осенью 1940 г.

Таблица 1 – Стрелковые дивизии КОВО в 1940 г.

Дивизия

Место дислокации

Штатная численность мирного времени, чел.

41 СД

Рава-Русская

12 000

44 СД

Белокровичи

6000

45 СД

Ковель

12 000

58 СД

Коломыя

12 000

60 СД

Черновицы

12 000

62 СД

Киверцы (т.е. Луцк)

12 000

72 СД

Бирча

12 000

80 СД

Проскуров

12 000

87 СД

Владимир-Волынский

12 000

96 ГСД

Болехув

9000

97 СД

Краковец

12 000

99 СД

Перемышль

12 000

124 СД

Житомир

6000

130 СД

Могилев-Подольский

12 000

131 СД

Новоград-Волынск

12 000

135 СД

Белая Церковь

12 000

139 СД

Чертков

12 000

140 СД

Гайсин

12 000

141 СД

Шепетовка

12 000

146 СД

Черкассы

3000

159 СД

Фастов

3000

164 СД

Каменец-Подольск

12 000

169 СД

Винница

12 000

173 СД

Умань

3000

192 ГСД

Самбор

9000

На рисунке 2 не указано объединение стрелковых дивизий в корпуса, т.к. в ряде случаев автору не известен точный состав того или иного корпуса. В целях исправления этого недостатка прилагаю таблицу 2, в которой указывается дислокация корпусных и армейских управлений согласно июльской директиве НКО и НГШ, определявшей размещение войск приграничных округов в результате освободительных походов в Прибалтику, Бессарабию и Северную Буковину (вернее, директив было несколько – в каждый округ своя).

Таблица 2 – Дислокация корпусных и армейских управлений

Управление

Дислокация

5 А

Луцк

6 А

Львов

12 А

Станислав

Кавалерийская Арм.группа

Злочев

6 СК

Яворов

8 СК

Перемышль

13 СК

Самбор

15 СК

Ковель

17 СК

Черновицы

27 СК

Новоград-Волынск

Примечание: кроме того, в 1940 г. в составе КОВО, судя по всему, было управление 36-го СК

В состав 36-го СК осенью 1939 г. входили 135, 169 и 176-я сд. Летом 1940 г. 36-й СК участвовал в Освободительном походе в Бессарабию, после чего 176-я сд осталась в составе ОдВО. К лету 1941 г. в РИ в состав 36-го СК входили 140-я сд, 146-я сд и сформированная весной 1941 г. 228-я сд в Житомире.

Также следует отметить, что до лета 1940 г. в КОВО существовали управление 49-го стрелкового корпуса (Староконстантинов), 4-го кавалерийского корпуса (Дрогобыч), 146-я стрелковая дивизия («12-тысячного» состава, Бердичев), 16-я (Станислав) и 34-я (Дрогобыч) кавалерийские дивизии, обращенные вместе с танковыми бригадами (5-й, 23-й и 24-й лтбр БТ, 10-й ттбр Т-28, 14-й ттбр Т-28/Т-35) на формирование механизированных корпусов.

Состав и дислокация кавалерийских и механизированных соединений КОВО приведены в таблицах 3 и 4 соответственно.

Таблица 3 – Кавалерия КОВО в 1940 г.

Соединение

Дислокация

Управление 2-го КК

Львов

3 КД

Жолкев

5 КД

Львов*

Управление 5-го КК

Ровно

14 КД

Ровно**

32 КД

Изяславль

Примечание: * — с декабря 1940 г. – Староконстантинов; ** — фактически – Славута

Таблица 4 – Бронетанковые войска КОВО в 1940 г.

Соединение

Дислокация

Управление 4-го МК

Львов

8 ТД

Львов

10 ТД

Золочев

81 МД

Львов

Управление 8-го МК

Дрогобыч?

12 ТД

Стрый, Дрогобыч

15 ТД

Станислав, Калуш, Надворная

7 МД

Тернополь

Отдельные ТБР:

26 ЛТБР Т-26

Судовая Вишня, Городок

36 ЛТБР Т-26

Ровно

38 ЛТБР Т-26

Владимир-Волынск

Как следует из приведенных выше данных, если реальное вторжение Вермахта применить к данным составу и дислокации войск КОВО, то всё было бы уж слишком печально. Если применительно к реальному июню 1941-го мы говорим о каких-то незаполненных промежутках между дивизиями, то по дислокации образца осени 1940 г. на направлении главного удара ГА «Юг» (Сокаль – Дубно – Ровно) войска отсутствуют в принципе. Есть лишь один стрелковый корпус (27-й) 5-й Армии в районе Луцк, Ковель, Владимир-Волынский, нависающий над левым флангом 1-й ТГр в случае ее вторжения, и 4-й мехкорпус 6-й Армии в районе Львов, Броды, нависающий над ее правым флангом. Следующая группировка на пути немецких войск в Киев представлена 5-м кавалерийским и 27-м стрелковым корпусами в районе Шепетовка, Житомир.

Нельзя не отметить и тот факт, что содержащиеся в 1940 г. по «3-тысячным» штатам (т.е. со сроком готовности 15-30 суток с начала мобилизации) и размещенные на самом востоке округа, 159-я и 173-я сд к июню 1941 г. были развернуты по усиленному штату мирного времени и выдвинуты непосредственно к границе. Также на границе в 1941-м обнаружим 44-ю дивизию, которая в 1940 г. была в глубоком Полесье.

Вот от этой печки мы плясать и будем.

Альтернативные мероприятия в 1940 году

3.1 Передислокация войск

На конец 1940 года, с ноября месяца, ориентируясь на осенний призыв, применительно к КОВО мною запланированы следующие группы мероприятий.

Во-первых, это передислокация части дивизий:

1) 44-ю сд из Белокровичи в район Ковель, с одновременным развертыванием с «6-тысячного» на «12-тысячный» штат;

2) 124-ю сд из Житомира в Ровно, с одновременным развертыванием с «6-тысячного» на «12-тысячный» штат;

3) 135-ю сд из Белой Церкви в Дубно;

4) 146-ю сд из Черкасс в Белую Церковь, на место убывшей 135-й сд;

5) 192-ю гсд, как и в РИ, из Самбора в район Турка, Борислав, т.е. непосредственно на перевалы для перекрытия дорог, ведущих на Самбор и Стрый.

Кроме того, все три «3-тысячные» сд (146-ю, 159-ю и 173-ю) уже в ноябре, с началом осеннего призыва перевести на «6-тысячный» штат (в РИ этот процесс начался только в марте 1941 г.).

Также вместе со 135-й сд передислоцировать и разместить в Ровно управление 36-го СК.

Помимо этого изменить состав 4-го и 8-го механизированных корпусов: в состав 4-го МК вместо 10-й тд включить 12-ю тд, а 10-ю тд соответственно включить в состав 8-го МК. При этом управление 8-го МК передислоцировать из Дрогобыча в Тарнополь, а весной (из-за вероятного отсутствия казарменного фонда в новом месте дислокации) 15-ю танковую дивизию 8-го МК передислоцировать из Станислава в Кременец (в РИ весной 1941 г. там была развернута 37-я тд 15-го МК). Таким образом, 4-й МК иметь дислоцированным в районе Львов, Стрый (с районом сосредоточения по тревоге в лесах севернее Львова), а 8-й МК – в районе Золочев, Кременец, Тарнополь (с районом сосредоточения по тревоге в лесах в районе Золочев, Броды, Кременец).

Рисунок 3 – Изменение дислокации войск КОВО в АИ-1940 году

Рисунок 3 – Изменение дислокации войск КОВО в АИ-1940 году

Во-вторых, передислоцировать в район Житомир, Бердичев 6-ю и 9-ю танковые дивизии из Закавказского и Средне-Азиатского военных округов. Особенностью передислокации 6-й и 9-й тд являлось желание руководства РККА не ослаблять военные округа южного стратегического направления, в результате чего из состава каждой танковой дивизии на месте прежней дислокации оставался один танковый полк, в котором сосредотачивались все наличные танки Т-26, а также мотострелковый полк и отдельный разведывательный батальон. Оставшийся танковый полк преобразовывался в отдельную танковую бригаду, а мотострелковый полк и разведывательный батальон объединялись в отдельную мотострелковую бригаду. Сделано это было в том числе потому, что опыт проведенных учений и полевых выходов 6-й и 9-й тд показал нецелесообразность использования в горной местности такого громоздкого соединения, как танковая дивизия; более предпочтительным для данного ТВД являлось использование механизированных частей полкового уровня.

Таким образом, непосредственно в КОВО из состава каждой танковой дивизии отправлялись: управление дивизии, танковый полк (без танков, только личный состав), гаубичный артиллерийский полк (также без материальной части артиллерии, поскольку к ноябрю 1940 г. 6-я и 9-я тд имели гаубицы еще старых образцов), отдельный зенитный артиллерийский дивизион (в частности, 9-я тд САВО уже успела получить 4 37-мм зенитные пушки 61-К), отдельный батальон связи, понтонно-мостовой, автотранспортный, ремонтно-восстановительный и медико-санитарный батальоны. Вторые танковые полки в составе 6-й и 9-й танковой дивизии в КОВО формировались за счет перевода 7-й и 81-й моторизованных дивизий 8-го и 4-го мехкорпусов на штат мотострелковых: танковые полки в полном составе передавались во вновь прибывшие танковые дивизии, а вместо них формировались третьи мотострелковые полки. Оснащение танками осуществлялось за счет перераспределения наличного танкового парка КОВО между частями (со стороны НКО и ГШ осуществлялся строгий контроль за соблюдением требований директив, в соответствии с которыми танки передавались вместе с экипажами, по возможности – в составе взводов и рот, без дополнительной перетасовки между подразделениями).

6-я и 9-я танковые дивизии объединялись под вновь созданным управлением 9-го механизированного корпуса, командиром которого был назначен генерал-майор танковых войск Н.В. Фекленко (до этого командовал 15-й тд 8-го МК). Также сменилось командование и 6-й танковой дивизии. Ее командир – генерал-майор В.В. Новиков был оставлен в ЗакВО на должности Инспектора АБТВ округа и в конце августа 1941 г. возглавил советскую группу войск, введенную на территорию Ирана. Новым командиром 6-й танковой дивизии в КОВО стал полковник М.Е. Катуков (до этого командовал 5-й танковой бригадой БТ во время Освободительного похода в Западную Украину, а с июня 1940 г. – 38-й танковой бригадой Т-26), которому в январе 1941 г. было присвоено звание генерал-майора танковых войск.

В соответствии со схемой мобилизационного развертывания по тревоге корпус должен был выдвигаться в район Луцка, где должен был ожидать дальнейших указаний от штаба КОВО в зависимости от развития обстановки. Отличительной особенностью 9-го МК являлось отсутствие в его составе мотострелковой дивизии. Считалось, что он будет взаимодействовать с 5-м кавалерийским корпусом КОВО, и при относительно небольшой глубине первой операции (от границы до Хелма всего 21 км, от границы до Люблина – 85 км) отрыв от стрелковых соединений 5-й Армии будет незначительным и временно 9-й МК можно содержать без собственной мотострелковой дивизии. Ее формирование намечалось осуществить в 1942 году.

Третьей группой организационных мероприятий, осуществленных в АИ-1940 году в КОВО, являлось формирование новых корпусных управлений: помимо описанного выше 9-го МК, были сформированы управления 37-го, 49-го и 55-го стрелковых корпусов, а также «северной» Конно-механизированной группы. КМГ возглавил бывший командир 5-го кавалерийского корпуса генерал-майор К.К. Рокоссовский, которому в январе 1941 г. было присвоено звание генерал-лейтенанта. В отличие от Конно-механизированной армии генерал-лейтенанта Ф.Я. Костенко, состоявшей из двух механизированных и одного кавалерийского корпуса, КМГ Рокоссовского была существенно меньше по числу соединений.

Формированием корпусных управлений предполагается дать командно-начальствующему составу дополнительное по сравнению с РИ время на получение опыта вождения крупных масс войск.

Поскольку затронутым оказался кадровый вопрос, то имеет смысл кратко остановиться на том, кто занимал ключевые командные должности в КОВО в АИ. Основным желанием в АИ является встретить войну как можно более опытными командирами, а для этого – отказаться от назначения на новые должности в январе и марте 1941 г. Тогда получится, что командовать объединениями и соединениями будут люди, занимающие свои должности не несколько месяцев, как в РИ, а около года (командующий и НШ КОВО, командующий 6-й Армией, командный состав 4-го и 8-го мехкорпусов) или даже несколько лет (командующие 5-й и 12-й Армий). Это увеличит их опыт в соответствующих должностях, улучшит их знания подчиненного состава, особенностей ТВД и т.д. Командующим войсками округа в АИ остался генерал армии Г.К. Жуков (в должности с 7 июня 1940 г.), начальник штаба – как и в РИ генерал-лейтенант Пуркаев, командующий войсками 5-й Армии генерал-майор И.Г. Советников (командовал армией (тогда еще армейской группой) с июля 1939 г., в этой же должности принимал участие в Освободительном походе в Западную Украину; в АИ в январе 1941 г. ему присваивают звание генерал-лейтенанта), командующий войсками 6-й Армии – как и в РИ генерал-лейтенант И.Н. Музыченко (в должности с июля 1940 г.); командующий войсками 12-й Армии – остается генерал-лейтенант Ф.А. Парусинов (фактически командовал армией с октября 1939 г. с «отрывом» на участие в советско-финской войне); командир 4-го МК – остается генерал-майор М.И. Потапов (в АИ в январе 1941 г. ему и командиру 6-го МК ЗапОВО присваивают звание генерал-лейтенанта танковых войск), командир 8-го МК – как и в РИ генерал-лейтенант Д.И. Рябышев; командир 5-го КК – генерал-майор И.И. Крапезо (до ноября 1940 г. – начальник штаба 5-го КК, после назначения К.К. Рокоссовского – командир 5-го КК, РИ в марте 1941 г. назначен командиром 15-го МК).

Завершающей группой мероприятий, начатых в ноябре 1940 г. в КОВО, явилось формирование двух танковых бригад. Одна из них являлась легкой и предназначалась для НПП 12-й Армии, она была сформирована за счет перераспределения танков Т-26 и ХТ в танковых частях КОВО. В частности изъятие танков Т-26 и ХТ из танковых дивизий 4-го и 8-го мехкорпусов позволило укомплектовать сверх штата три существующие танковые бригады Т-26 (26-ю, 36-ю и 38-ю), в результате чего появилась возможность изъять из их состава по одному кадровому танковому батальону. Также в составе бригад формировалось по одному батальону химических танков за счет изъятия танков ХТ из состава танковых полков в мехкорпусах. Новая бригада была размещена в районе Черновцы, т.к. ожидалось, что концентрическими ударами из северо-восточной части Румынии и юго-восточной части Польши в общем направлении на Тарнополь германские войска будут стремиться окружить нашу группировку в «Львовском выступе».

Вторая бригада была тяжелой и комплектовалась танками КВ-2, выводимыми из состава танковых дивизий механизированных корпусов. Всего в 1940 г. было отгружено 26 КВ-2 в 12-ю тд 8-го МК и 30 КВ-2 в 8-ю тд 4-го МК, которые зимой 1940/41 г. были сведены во 2-ю отдельную тяжелую танковую бригаду прорыва РГК в Киеве (1-я ттбр РГК формировалась в Минске, куда сводились все танки КВ-2 из состава 6-го МК ЗапОВО и 3-го МК ПрибОВО). Организационно 2-я ттбр РГК состояла из 4-х «боевых» и одного «учебного» дивизионов (по аналогии с артиллерией тяжелая танковая бригада прорыва состояла не из рот и батальонов, а из батарей и дивизионов). В каждом «боевом» дивизионе было по 3 батареи, в учебном – 2 батареи. Во всех батареях было по 4 КВ-2. Соответственно в 1-й ттбр РГК было только 3 «боевых» дивизиона и 1 учебная батарея, т.к. всего в 1940 г. в 3-й и 6-й МК было отгружено только по 20 танков КВ-2, а в дальнейшем их производство не велось.

3.2 Новые штаты

Также в ноябре 1940 г. начался перевод механизированных корпусов на новые штаты. Применительно к каждому мехкорпусу формирования лета 1940 г. проводились следующие мероприятия:

1) Мотоциклетный полк в составе корпуса сокращался до отдельного мотоциклетного батальона. Высвободившийся личный состав обращался на формирование третьего мотострелкового полка моторизованной дивизии;

2) Танковый полк моторизованной дивизии обращался на формирование новой танковой дивизии. Вместо танкового полка в моторизованной дивизии формировался третий мотострелковый полк, в связи с чем дивизия переводилась на штат мотострелковой;

3) В танковых дивизиях из состава танковых полков изымались батальоны тяжелых танков. Тяжелые танки КВ-2 сводились в тяжелые танковые бригады прорыва РГК, тяжелые танки КВ-1 сводились в отдельные батальоны тяжелых танков, которые подчинялись непосредственно командиру танковой дивизии.

4) В танковых полках оставалось по три танковых батальона, при этом танки Т-26 и ХТ изымались из состава танковых полков и передавались для доукомплектования танковых бригад. В итоге в 1940-м году, как правило, 1-й батальон имел танки Т-28, 2-й и 3-й – танки БТ-7. По новому штату в танковом батальоне было 32 танка: три роты по 10 танков (3 взвода по 3 танка и еще 1 танк у командира роты) и 2 танка в батальонном взводе управления. В первом полугодии 1941 г. во всех танковых полках 6-ти танковых дивизий КОВО 1-е батальоны должны были получить танки Т-34.

5) Вместо четвертого танкового батальона формировался мотострелковый. Он состоял из трех стрелковых рот, пулеметной роты, батареи ПТО (в зависимости от ресурсов округа – 6 45-мм противотанковых пушек обр. 1937 г. или 4 76-мм дивизионные пушки обр. 1939 г.) и минометной батареи (6 82-мм минометов). Мотострелковые батальоны мотострелкового полка танковой дивизии переводились на аналогичный штат (т.е. в их состав включалась батарея ПТО).

6) В гаубичном артполку танковой дивизии вместо дивизиона 152-мм гаубиц М-10 вводился второй дивизион 122-мм гаубиц М-30.

7) В артиллерийском полку мотострелковой дивизии также изымался дивизион 152-мм гаубиц. По новому штату полк состоял из двух дивизионов 122-мм гаубиц М-30 и одного дивизиона 76-мм пушек Ф-22 или УСВ.

8) Зенитный дивизион мотострелковой дивизии переводился на штат, аналогичный зенитному дивизиону танковой дивизии: батарея 76-мм зенитных пушек в нем заменялась на третью батарею 37-мм зенитных автоматов.

Для обеспечения личным составом формируемых мотострелковых полков 6-й и 9-й танковых и 7-й и 81-й мотострелковых дивизий, а также мотострелковых батальонов танковых полков из состава стрелковых дивизий исключались разведывательные взвода стрелковых батальонов. Поскольку в каждой «12-тысячной» и «6-тысячной» дивизии имелся кадр разведывательного взвода в каждом стрелковом батальоне, то каждая стрелковая дивизия могла выделить кадр для 9-ти мотострелковых взводов. Формально это означало, что каждая стрелковая дивизия выделяла кадр для одного мотострелкового батальона (9 взводов – это три роты по 3 взвода каждая). Разумеется, что кадра 9-ти взводов сокращенного состава было недостаточно для формирования полноценного батальона развернутого состава (в т.ч. полностью отсутствовал кадр для формирования управления батальона и рот, формирования пулеметной роты, минометной батареи и батареи ПТО, взвода связи и т.д.). Тем не менее, бывшие разведывательные взвода стрелковых батальонов послужили основой для формирования мотострелковых батальонов. Поскольку всего в КОВО требовалось сформировать 24 мотострелковых батальона (12 батальонов в 12-ти танковых полках 6-ти танковых дивизий и 12 еще батальонов в 4-х мотострелковых полках двух танковых и двух мотострелковых дивизий), то на их формирование были обращены не только разведывательные взвода стрелковых батальонов всех 18-ти «12-тысячных» и 2-х «6-тысячных» дивизий КОВО, но еще и 4-х «6-тысячных» дивизий ХВО.

Одновременно в ноябре 1940 г. вводились и другие изменения в штат стрелковых, горно-стрелковых и кавалерийских дивизий.

Во-первых, в кавалерийских и горно-стрелковых дивизиях увеличивалось число противотанковых орудий. Так, в кавалерийских полках кавалерийских дивизий 4-орудийные батареи 45-мм пушек переводились на 6-орудийный штат. В горно-стрелковых дивизиях вместо одной 8-орудийной батареи 45-мм ПТП на уровне дивизии в состав каждого горно-стрелкового полка вводилась 6-орудийная батарея ПТО (6-орудийные в гсд КОВО и СКВО, а в гсд ЗакВО и САВО – 4-орудийные).

Во-вторых, на вооружение горно-стрелковых и кавалерийских дивизий вводилась 107-мм легкая гаубица, создаваемая Грабиным на лафете 76-мм пушки Ф-22. Она должна была заменить 122-мм гаубицы старых образов. Ее производство должно было начаться в 1-м квартале 1941 г. и в первую очередь новые гаубицы должны были поступить в горно-стрелковые дивизии КОВО и ЗакВО (по 24 гаубицы на дивизию). Поэтому на вооружение кавалерийских дивизий временно вводились 120-мм минометы. При этом если в горно-стрелковых дивизиях число гаубиц оставалось прежним (24 по штату августа 1940 г.), то в кавалерийских дивизиях артиллерия существенно усиливалась. По новым штатам вместо конно-артиллерийского дивизиона (8 122-мм гаубиц и 8 76-мм пушек обр. 1902/30 г.) вводился артиллерийский полк в составе двух дивизионов 76-мм пушек обр. 1902/30 г. по 12 орудий в каждом и одного дивизиона 107-мм гаубиц (временно заменяемых 120-мм минометами).

В-третьих, на вооружение кавалерийских дивизий принимались минометы. Если в РИ в феврале 1941 г. штатно вводился минометный взвод из 3-х 50-мм минометов в каждый сабельный эскадрон и минометный взвод из 4-х 82-мм минометов в пулеметный эскадрон кавалерийского полка, то в АИ в ноябре 1940 г. в каждый кавалерийский полк вводилась минометная батарея в составе 6-ти 82-мм минометов. Число 50-мм минометов в сабельных эскадронах соответствовало РИ.

Четвертым моментом в изменении ОШС стрелковых, горно-стрелковых и кавалерийских дивизий стало исключение из их состава зенитно-артиллерийского дивизиона, обусловленное нехваткой 37-мм зенитных автоматических пушек и несоответствием возможностей имеющихся 76-мм зенитных пушек по обеспечению ПВО войск на поле боя (имеется в виду их неспособность бороться с авиацией противника, атакующей наши войска с бреющего полета или пикирования). С ноября 1940 г. в указанных типах дивизий штатно оставалась только одна отдельная зенитная батарея из 4-х 37-мм зенитных пушек, которая организационно вводилась в состав артиллерийского полка. Имеющиеся в наличии 76-мм зенитные пушки передавались из стрелковых и кавалерийских дивизий либо на уровень стрелкового корпуса или армии (где полученные из дивизий батареи 76-мм ЗП сводились в зенитные дивизионы или полки), либо вообще передавались в территориальную ПВО.

Предполагалось, что по мере поступления 37-мм зенитных пушек обр. 1939 г. от промышленности, в 1-м полугодии 1941 г. будут полностью укомплектованы зенитные батареи всех дивизий, а во 2-м полугодии эти батареи удастся перевести с 4-орудийного на 6-орудийный штат. На 1942 год было запланировано сначала развертывание каждой 6-орудийной батареи в две 4-орудийные, а к концу 3-й пятилетки – развертывание во всех стрелковых, горно-стрелковых и кавалерийских дивизиях полноценных зенитных дивизионов по 12 37-мм пушек в каждом. В 1941-м году такие дивизионы планировалось иметь только в составе танковых и мотострелковых дивизий.

Одновременно по аналогичной причине (нехватка пулеметов ДШК) из состава дивизий исключались 12,7-мм пулеметы ДШК, а число счетверенных пулеметных установок М-4 сокращалось. Делалось это для приведения штатной организации соединений и частей в соответствие реальному наличию материальной части, и высвобождения личного состава для комплектования новых формирований за счет сокращения штатной численности дивизий.

По новым штатам в стрелковых полках роты ПВО сокращались до взвода ЗПУ М-4 на шасси ГАЗ-АА. Всего в стрелковой дивизии по новым штатам оставалось только 15 ЗПУ вместо 23 по прежним штатам: по 3 ЗПУ в каждом стрелковом полку и еще 5 ЗПУ в двух артиллерийских полках (по числу дивизионов). 15-ю ЗПУ по различным предложениям предполагалось включить либо в состав комендантской роты для ПВО штаба дивизии, либо в состав переправочного парка саперного батальона для ПВО переправ, либо в состав автотранспортного батальона для ПВО тыловых колонн дивизии. Имеющиеся в наличии 12,7-мм пулеметы ДШК сводились в зенитно-пулеметные роты армейского подчинения.

В горно-стрелковой дивизии ЗПУ оставалось 16 штук: по 3 в каждом горно-стрелковом полку и по 2 в каждом артиллерийском полку. В кавалерийской дивизии оставалось 15 ЗПУ: по 3 в каждом кавалерийском полку и еще 3 в артиллерийском полку.

Личный состав, высвобождающийся при расформировании вторых батарей 37-мм зенитных пушек, было решено обратить на увеличение штатной численности саперных батальонов мирного времени, т.к. советско-финская война показала крайне слабую подготовку личного состава инженерных подразделений.

3.3 Результат мероприятий 1940 года

Итоговое распределение дивизий по армиям и корпусам в итоге организационных мероприятий приобрело вид, представленный в таблице 5 (дислокация мирного времени).

Таблица 5 – Войска КОВО по итогам АИ-реорганизации 1940 года

Армия Корпус Дивизия
5 Армия (Луцк) 17 СК (Ковель) 44 сд (Ковель)

45 сд (Ковель)

87 сд (Владимир-Волынский)

36 СК (Ровно) 62 сд (Луцк)

124 сд (Ровно)

135 сд (Дубно)

27 СК (Новоград-Волынский) 131 сд (Новоград-Волынский)

141 сд (Шепетовка)

36 лтбр Т-26 (Ровно)

38 лтбр Т-26 (Владимир-Волынский)

6 Армия (Львов) 6 СК (Ярослав) 41 сд (Рава-Русская)

97 сд (Ярослав)

8 СК (Перемышль) 72 сд (Бирча)

99 сд (Перемышль)

37 СК (Проскуров) 80 сд (Проскуров)

139 сд (Чортков)

26 лтбр Т-26 (Судовая Вишня)
12 Армия (Станислав) 13 СК (Дрогобыч) 96 гсд (Болехув)

192 гсд (Турка)

17 СК (Черновцы) 58 сд (Коломыя)

60 сд (Черновцы)

164 сд (Каменец-Подольский)

24 лтбр Т-26 (Черновцы)
КМА (Золочев) 4 МК (Львов) 8 тд (Львов)

12 тд (Стрый, Дрогобыч)

81 мсд (Львов)

8 МК (Тарнополь) 10 тд (Золочев)

15 тд (Кременец)

7 мсд (Тарнополь)

2 КК (Львов) 3 кд (Жолкев)

5 кд (Львов)

КМГ (Ровно) 9 МК (Житомир) 6 тд (Житомир)

9 тд (Бердичев)

5 КК (Ровно) 14 кд (Славута)

32 кд (Изяславль)

Окружное подчинение 49 СК (Белая Церковь) 146 сд (Белая Церковь)

159 сд (Фастов)

173 сд (Умань)

55 СК (Винница) 130 сд (Могилев-Подольский)

140 сд (Гайсин)

169 сд (Винница)

2 ттбр РГК (Киев)

204 вдбр (Киев)

Как видно, в результате проведенных мероприятий несколько удалось выправить ситуацию в полосе 5-й Армии, разместив в районе Дубно, Ровно две стрелковые дивизии, а также усилив еще одной дивизией правый фланг армии. Также несколько были усилены окружные резервы за счет формирования 9-го мехкорпуса и перевода стрелковых дивизий 49-го СК на «нормальный» штат, позволяющий использовать их с самого начала операции прикрытия (без предварительных учебных сборов приписного состава запаса дивизии смогут выступить в поход с 3-го, а не 30-го дня мобилизации). Кроме того, частично была усилена 12-я Армия за счет формирования танковой бригады НПП и передачи одной горно-стрелковой дивизии из 6-й Армии. В то же время на направлении главного удара – в полосе 6-й Армии ситуация нисколько не поменялась и имеющиеся силы остались в абсолютно недостаточном количестве: в полосе от Перемышля до Сокаля 6-я Армия имеет всего 3 стрелковые дивизии. Вообще состав 6-й Армии является крайне малочисленным – все 3 ее стрелковых корпуса имеют только по 2 стрелковые дивизии, при этом один из трех стрелковых корпусов расположен не на границе, а в глубине округа. Ситуация в полосе 6-й Армии лишь отчасти компенсируется тем, что во 2-м эшелоне за ней следует Конно-механизированная Армия, имеющая два механизированных корпуса.

Подписаться
Уведомить о
61 Комментариев
Старые
Новые Популярные
Межтекстовые Отзывы
Посмотреть все комментарии
Альтернативная История
Logo
Register New Account
Compare items
  • Total (0)
Compare