Альтернатива: Россия западная, или Friend in need is — friend indeed

0
0

После известных событий на Украине в российском обществе появился тренд на «особый путь России» в мировой истории. Это обстоятельство часто становится предметом споров и даже троллинга, но мало кто говорит о возможных альтернативах подобному сценарию. Один из таковых я предлагаю на суд читателям. Для начала я позволю себе процитировать слова, сказанные уже на тот момент бывшим президентом США Дж. Бушем-старшим:

— …именно развал Советского Союза — есть мое самое главное поражение. Боюсь, что это — внешнеполитическая Катастрофа, размера которой мы еще не поняли.

— Не могли бы Вы развить свою мысль? Ведь Вы сами приложили столько сил для Победы над СССР?

— Да, приложил, но для Победы, а не для нашего Поражения. Советский Союз имел очень важную Роль для Америки. Он давно не имел военной способности победить нашу страну, но мог нанести нам ущерб — неприемлемый. И мы опасались его, как опасаются дикого волка, или медведя. Мы приучали себя следить за запорами в нашем доме, мы следили за своей формой. Однако… Сейчас, когда Союза не стало, мы — американцы — стали забывать об опасности.

Наши люди жиреют и жируют и это — признаки нашего Поражения. Ведь существование Союза нам всем было выгодно, а нынешняя ситуация — множит политические риски с неопределенностями и на мой взгляд — прямой путь к катастрофе. Я имею в виду, что я сделал все, чтобы Союз так и остался большим голодным и немощным. Я кормил его из моей руки и к моей ласке приучивал. В нашей казне не было денег и я оказывал Союзу гуманитарную помощь из моих личных средств.

— Вы хотите сказать, что вся эта гуманитарная помощь русским, все эти окорочка…

— Это все было из моих личных средств. Русским нужны были деньги и я как мог — их поддерживал. Им нужна была еда, и я приказал кормить их из моих личных средств. Были люди которые со мной вошли в долю, но мы не потратили на это — ни цента из федеральной казны. Ни Цента!

— Тогда я не понимаю — зачем вы это делали?

— Затем что — "Друг в нужде — Друг навсегда" (Friend in Need is — Friend indeed). Вы плохо понимаете то, что случилось. Россия не побеждена, напротив — она очень усилилась и нам нужно чтобы она была Нашим Другом — именно поэтому я бесплатно кормил всех этих русских. А те, кто меня победили — хотят только грабить. Русские того не забудут и когда-нибудь пришлют нам ответный счет.

— Я не понимаю — почему Вы уверены, что Россия усилилась. Ведь она же была только что побеждена…

— Россия и Союз — как Матрешки. Они были вложены друг в друга. В реальности мы соревновались с Россией, но была она в виде Союза, то есть на ногах у нее были огромные Гири. Сейчас эти Гири при распаде Союза убраны, Россия преодолеет свои нынешние проблемы и станет гораздо более злой и могучей, и хорошо запомнит всех, кто ее нынче обидел. И я хотел бы быть таким же Другом Росссии, каким я был Врагом для Советов.

Ставить надо на самую лучшую лошадь. Вы хотите узнать, какие у нее были Гири? Это есть в цифрах — в Союзе было две бездонных дыры, куда утекали все бюджетные профициты — Сельское хозяйство и Социальная помощь. Раз нынешняя Россия может иметь прежние доходы и не тратиться на эти убыточные статьи расходов — в ближайшие годы она станет более сильной и опасной, чем СССР.

— Я не понимаю, — почему Россия сможет урезать свои расходы на Социальную помощь и Сельское Хозяйство?

— Это все в цифрах. Основные потребители сельхоздотаций в Союзе были на Украине. Уходит Украина — русские закрывают "черную дыру" в бюджете по дотациям для села. Основные потребители социальной помощи находились в Средней Азии и в Закавказье. Раз нет Союза, то Россия, основной добытчик в Союзный бюджет — прекращает дотировать свои многодетные мусульманские республики. А дальше — арифметика, — Украина, Средняя Азия и Закавказье оказываются с бюджетными дефицитами и погружаются в пучину отчаянья, Россия оказывается с бюджетными профицитами и ее казна оказывается больше и мощнее советской. А потом она с триумфом вернется и нам всё припомнит, а у нашей экономики уже граничное состояние — нулевой прибыли. Соперник мой Клинтон — обещает "стимулировать экономику", это означает то, что мы влезем в долги, а у нас экономика в состоянии, когда мы больше не можем позволить себе заимствований. Это значит, что бюджет будет у нас отрицательным и со временем мы, как страна, станем наги и босы, а русские богаты и могущественны.

И ради Дружбы с сильными и могущественными — мои бесплатные окорочка в миг, когда им нечего кушать — принесут огромные дивиденды. А принесли бы еще большие, если бы я мог удержать от грабежа стаю наших вечно голодных гиен и шакалов… Ах, если бы удалось удержать Союз от распада, если бы он привык к нашей доброй руке и стал со временем ручным, как комнатная собачка…

Но уже ничего нельзя сделать. Все эти шакалы сами решают свою Судьбу — я знаю русских, они ничего не простят, ничего не забудут…

 

Развилка истории

В 1992 г. на пост президента США избирается Патрик «Пэт» Бьюкенен. Первоначально от него не ждали ничего удивительного, но уже осенью 1993 г. он огорошил всех неожиданным заявлением. В ответ на предложение Конгресса о вводе награды за победу в Холодной войне, он заявил:

— «Холодная война принесла в мир хаос и разрушение. И ответственность за ее развязывание и за все ее жертвы мы, американцы, несем наравне с коммунистами. Нашей целью должно быть все возможное, чтобы подобного более не повторилось. Для этого нам необходимо экономически поддержать Россию и ее путь к присоединению к мировому сообществу, так же, как мы в свое время поддержали Японию и Западную Германию».

Так «старина Пэт» и действовал. Между Россией и США заключается пакет соглашений о сотрудничестве. Согласно этому соглашению США финансируют и курируют ряд высокотехнологичных производств в гражданской сфере, давая России доступ к западным технологиям. Одновременно с этим, в соответствии с тем же пакетом соглашений, США и страны Европы обязуются по требованию российских судов возвращать деньги, вывезенные из России в рамках коррупционных сделок и схем. Ну, и наконец, Россия получает стабилизационные кредиты, позволяющие «перезапустить» сколлапсировавшую экономику. В отношении постсоветских государств президент Бьюкенен принимает решение «с ними – по остаточному принципу; Россия важнее!»

Вышеописанные реформы вскоре дают результат: уже к 1994 г. нормализуется обстановка с бюджетными поступлениями, в стране восстанавливаются многие разрушенные с распадом СССР технологические цепочки. Оборонная промышленность выбирается из упадка за счет экспорта, облегченного появившейся возможностью использования производственных технологий стран НАТО. Начинается постепенная приватизация госсобственности, но барьер, поставленный российско-американским соглашением на пути вывоза капиталов за границу, делает невыгодным разворовывание крупных предприятий. По той же причине снижается уровень коррупции: вывоз капитала осуществлять трудно, а оставшиеся в стране капиталы все равно работают на общее дело, да и укрывать их сложно.

Параллельно этому растет занятость и уровень жизни населения; изменялась и политическая картина. Деление на левых и правых к сер. 00-х гг. ушло в прошлое. Основной вопрос сводился к тому, в каком направлении следовало использовать инвестиционные возможности: проникновение капитала в Азию или в бывшие республики СССР и ОВД, или же сохранять производство внутри страны?

Страны бывшего ОВД и суверенные республики никакой помощи от США и НАТО не получают и стремительно нищают. К началу 00-х в этих условиях их элиты, видя рост благосостояния в России, сменяют националистическую риторику на идеи реинтеграции с Россией. Но тут возникает проблема: Россия теперь тоже не горит желанием сажать их к себе на шею. После нескольких лет переговоров Россия создает Восточно-Европейский Союз, который какое-то время даже называли Русской Конфедерацией, хотя это было и неверно. В этих условиях Россия сама начала активно вкладывать капиталы в строительство и восстановление промышленных объектов в этих странах.

Наряду с положительными моментами имеются и отрицательные. Сельское хозяйство в России практически деградирует ввиду неконкурентоспособности по сравнению с азиатским и латиноамериканским, что, впрочем, на фоне нарастающего высокотехнологичного экспорта в эти регионы ни у кого особых опасений не вызывает. Также нарастает депопуляция Дальнего Востока за 20 лет из 15 млн человек осталось менее 2 млн. Россия постепенно теряет интерес к АТР ввиду большей перспективности на рынках Европы; после быстрой реанимации Тихоокеанский флот России медленно угасает. Вместе с тем Китай проявляет активный интерес к заселению Сибири и Дальнего Востока как частным порядком, так и в рамках крупных государственных проектов. Параллельно этому строятся дороги, ведущие на север, перпендикулярно Транссибу. Рабочий персонал филиалов российских компаний гражданского назначения в Сибири почти целиком замещается китайцами. Вместе с тем, на официальном уровне Россия придерживается довольно холодных отношений с Поднебесной в рамках обязательств перед США и НАТО; ни о какой передаче высоких технологий никто даже и речи не вел.

Вся эта изумительная картина продолжалась до 2030-х гг., когда на горизонте нарисовалась прямая и явная угроза.

 

 

Дальневосточно-сибирская война

К началу 2030-х гг. отношения России с КНР испортились: Китай уже почти открыто претендовал на территории Сибири и Дальнего Востока. В 2035 г. напряжение достигло наивысшей точки. Что послужило формальным поводом к войне, на сегодня уже неясно, но 18 мая 2035 г. китайские войска форсировали Амур и начали наступление на север.

Российская армия на Дальневосточном ТВД к тому моменту насчитывала 10 мехкорпусов трехбригадного состава при поддержке 2 тыс. танков, а также ок. 1 тыс. боевых самолетов, преимущественно 5 поколения и небольшую группу самолетов 6 поколения. Группировка НОАК состояла из 15 механизированных дивизий и 40 дивизий (с крайне низкой моторизацией) при поддержке 6 тыс. танков (преимущественно устаревших моделей), а также ок. 2 тыс. самолетов 4 поколения и ок. сотни самолетов 5 поколения. Но, невзирая на значительное численное превосходство и хорошо подготовленный командный состав, уровень управления в НОАК был на крайне низком техническом уровне (в силу труднодоступности западных технологий за предшествующие десятилетия).

Попытка атаковать российские аэродромы внезапными ударами новейших китайских самолетов провалилась: большая часть их была уничтожена силами ПВО; так что обошлось без крупных потерь. В течение последующей недели русские самолеты просто смели с неба китайскую авиацию, проигрывавшую практически по всем параметрам. Американский военный историк впоследствии писал о сходстве картины с боями у Марианских островов летом 1944 г. и с действиями ВВС Израиля в войнах 1973 и 1982 гг. Уже через несколько дней после начала войны перешла к беспощадному расстрелу передвигающихся колонн китайской пехоты и танков. Эти обстоятельства позволили российским сухопутным частям успешно уничтожить китайские авангарды и начать организованный и без тяжелых потерь прорыв на запад, прикрывая эвакуацию немногочисленных русских, оставшихся к тому времени на Дальнем Востоке.

Действия Китая вызывают волну возмущения в мире. Страны НАТО, Израиль, Австралия и Япония совместно с Россией подписывают соглашение, подводя черту под союзными договорами времен Холодной войны и образуя т.н. Демократическую Лигу, объявляя о своем непоколебимом намерении поставить Китай на место. Японско-американская эскадра, к которой присоединяются немногочисленные корабли ТОФ, решительным сражением уничтожает ВМС НОАК и приступает к методичному расстрелу промышленных и инфраструктурных объектов КНР крылатыми ракетами с тактическими ядерными зарядами малой мощности. Вскоре к ударам присоединяются силы Дальней Авиации ВВС России, к тому времени успешно уничтожившие дальнюю ПВО и части с атомным оружием китайцев. Одновременно с этим группировка сухопутных войск Лиги развертывается в Средней            Азии для наступления на восточные районы Китая (которые к тому времени уже перестали быть засушливыми и бесплодными). После успешного отступления частей Российской армии и закрепления ее на линии р. Обь начинается операция «East sword». Обороняющие восточные районы КНР части НОАК, имевшие крайне низкую боеспособность, были разгромлены первыми же ударами.

После этого официальный Пекин получил предупреждение, что в случае дальнейшего сопротивления дело может дойти до более серьезных последствий, и там решили подписать мирное соглашение. Согласно последнему, граница между Россией и Китаем устанавливалась по р. Обь: не было никакого смысла отвоевывать Восточную Сибирь, населенную десятками миллионов китайцев и всего несколькими десятками тысяч русских, уже почти ассимилированных китайской культурой.

Война привела к глобальным изменениям в мире. Китай получил огромные и богатые природными ресурсами территории; но ввиду сложности и дороговизны их разработки на фоне разрушения промышленности воспользоваться этими богатствами он не сумел. Ни о каких новых технологиях и рынках сбыта речи уже не шло. Почти сразу после войны КНР охватил самый ужасный голод, на фоне которого даже последствия действий Мао не казались столь ужасными. Эти обстоятельства  в сочетании с широким рассредоточением культурно и этнически неоднородного населения привели к фактическому распаду КНР на несколько независимых государств (часть из них – на территории Сибири), по большей части нищих, аграрных и враждебных друг другу. В свою очередь, разрушение «мировой фабрики» привело к возрождению в странах «Старого мира» многих отраслей промышленности, до того времени выводившихся в Китай. Это, в свою очередь, стало толчком к разработкам новых производственных технологий, более гуманных к природе. С другой стороны, потеря огромного кластера дешевой рабсилы привела к началу постепенного вывода промышленного производства в страны Африки и постепенному выходу их из вековой тотальной отсталости.

После окончания войны можно со всей уверенностью сказать, что Россия окончательно распрощалась со своим прошлым: и с царским, и с коммунистическим. Советский период и Великая Отечественная война уходят в прошлое и рассматриваются даже отечественными историками абсолютно нейтрально, так же, как Тридцатилетняя война или войны Наполеона. Идеологические вопросы автоматически снимаются и делаются уделом немногочисленных маргиналов. «Белые повстанцы» (а равно и «красные») уходят в «скалистые горы» и, кроме редких и бессмысленных терактов, а также ни у кого не находящих понимания призывов к «пробуждению русской нации», ничем не напоминают о своем существовании. Как законная и неотъемлемая часть мирового сообщества, Россия принимает участие в крупнейших международных программах, в том числе и проекте полета на Марс.

 

Как это было не было

В целом можно сказать, что ничего нового в изложенной альтернативе нет: то же самое было сделано американцами после Второй Мировой войны с Западной Германией и Японией, и результат на сегодняшний день очевиден: и развитию промышленности, и уровню жизни в этих странах можно только позавидовать. В 1992 г. большая часть населения России с полным основанием рассчитывали на такой исход, и противостояние с КНР виделось основанием для подобных рассуждений. Почему же всего этого не произошло? Ответ на этот вопрос довольно неполиткорректно дал в 1998 г. один из либеральных деятелей того времени Альфред Кох: «Никому Россия в мире не нужна. Она просто лишняя страна»! Весь описанный сценарий был реально достижимой целью лишь при активном содействии США. Именно им, а вовсе не «свободному рынку» их европейские союзники обязаны высококлассными производственными технологиями, а также тем, что их страны не разворованы сотнями кровопийц-казнокрадов.

США и сегодня, и в годы Холодной войны имели довольно непростые отношения со своими союзниками, но они так или иначе нуждались в таких союзниках, как ФРГ и Япония. С 70-х гг. оружием в войне за сферы влияния в мире стал уровень жизни, который можно обеспечить путем вовлечения страны в тот или иной военно-политический блок, и эту войну СССР никак не мог выиграть у США. Но после окончания Холодной войны американцы посчитали, что обойдутся без России, и её просто бросили подыхать, истекая кровью. А когда России надоело лежать мордой в грязи, и она решила встать с колен, ее попытались повалить санкциями.

Если рассмотреть трансформацию распределения друзей и врагов в мире на фоне нынешнего кризиса на Украине, то очевидно, что Россия ничего не выиграла. Присоединение Крыма было сугубо тактическим успехом, а если точнее, успешной попыткой избежать разгромного поражения. Налицо необъявленная конфронтация с братской страной, охватившая ее тотальная русофобия. Санкции пока не ударили по рядовым кошелькам, но уже нарушили все планы по перевооружению армии и флота (а это плохо, учитывая и без того не блестящее их состояние). И выхода из этого тупика нет. Миротворческая операция против киевской хунты означает уже не санкции, а тотальную блокаду, а также возможность попыток активации террористической мятеж-войны на нашей территории (причем на всей стразу, а не только в одной известной горной республике). Силами же одного ополчения ЛДНР Украину не победить: не тот масштаб. От осознания того, что Украине еще хуже, чем нам, радости исчезающе мало.

Но фишка всей ситуации в том, что все неудачи России сугубо тактические. А вот Запад в лице США и стран НАТО в рамках украинского кризиса проигрывает стратегически, т.е. глобально, и смешнее всего то, что там никто не понимает этого. Если рассмотреть вопрос без розовых очков, у России и США не может быть никакой новой Холодной войны, просто в силу семикратной разницы в экономике. Для США Россия не так уж сильно отличается от Украины. Истинным же противником США в новом противостоянии за мировое господство является Китай. Но для Китая Россия – это источник мозгов и идей, а для России Китай – это источник массовых и дешевых микрокомпонентов для собственной промышленной продукции (какой – см. тут: http://politrussia.com/ekonomika/rossiya-povorachivaetsya-k-676/). Этот тандем начал складываться еще в начале 00-х, но почему-то мало кто обратил на него внимание. В этих условиях США и странам НАТО стратегически было бы выгодно поддерживать Россию и иметь союзником ЕЁ, а не Польшу (да простят меня бойцы Войска Польского – и в мыслях не имел подвергать сомнению их боеспособность) и уж тем более не Украину с Прибалтикой. Выдавить китайцев с восточно-европейских рынков было бы куда проще, чем разорвать современную российско-китайскую взаимовыгодную кооперацию.

Конечно, в случае выбора союзником Китая вместо США (безотносительно причин именно такого выбора) есть серьезный риск утраты значительной части территорий Восточной Сибири и Дальнего Востока. Но, во-первых, это отнюдь не ближайшая перспектива: точно не в этом и не факт, что в следующем поколении. Во-вторых, как это ни печально, у России было 400 лет на освоение Сибири, из них как минимум 150 лет существуют железные дороги. За небрежение к освоению Сибири придется платить. Впрочем, иначе и быть не могло: слишком трудно и дорого ее осваивать. К тому же какое-либо место России в АТР, ради которого стоило бы зубами цепляться за Дальний Восток, с каждым годом становится все более сомнительным.

Промышленно-технологическое отставание Китая от США сокращается, научное отставание сокращается значительно медленнее, но так же неуклонно. Скоро США будут вынуждены выводить производство в другие регионы мира, и рано или поздно этот ресурс закончится. Момент столкновения интересов и открытого развязывания новой холодной войны постепенно приближается, и уже те, кто сегодня в США ходят в школу, это увидят. И они пожалеют, что победа над Советским Союзом была безнадежно упущена, так же, как многие из нас сегодня жалеют о Великой Победе 1945-го, упущенной в 1991 г. Закончить могу только словами прорицательницы Вёльвы: Я не знаю, когда это будет, но точно знаю: это будет!

Подписаться
Уведомить о
272 Комментариев
Старые
Новые Популярные
Межтекстовые Отзывы
Посмотреть все комментарии
Альтернативная История
Logo
Register New Account
Reset Password
Compare items
  • Total (0)
Compare