Злой рок Лилиенталя

Авг 10 2016
+
14
-

10 августа - 120 лет со дня гибели пионера немецкого воздухоплавания Отто Лилиенталя. Его семью постоянно преследовали удары судьбы.

Он родился в городке Анклам (Anklam) в Померании в семье торговца Густава Лилиенталя. Семью преследовал злой рок: сначала один за другим умерли пять детей, затем дела отца пошли хуже, и родители по примеру своих земляков уже готовились всей семьей отправиться в поисках лучшей доли за океан. Но внезапно заболел скоротечной чахоткой и через несколько недель скончался отец.

Мать осталась с тремя детьми, старшему, Отто, было 12 лет. Впоследствии некоторые историки техники так прокомментируют несостоявшуюся эмиграцию семьи Лилиенталь: Германия чуть было не лишилась одного из своих великих людей, а Соединенным Штатам Америки не достался еще один гениальный немец-авиатор (первый – Вернер фон Браун).

От Schlafbursche до фабриканта

Неимоверными усилиями матери удалось дать сыновьям-погодкам Отто и Густаву хорошее образование – оба они окончили гимназию. В это время братья наблюдают за аистами и чайками на окрестных полях, мастерят примитивные деревянные крылья и безуспешно пытаются взлететь, вызывая насмешки жителей округи.

С 1884 года Отто учится в производственной школе Потсдама и проходит практику на механическом заводе «Шварцкопф». Два года он живет в Берлине в качестве Schlafbursche – так называли молодых людей, вдвоем или втроем арендовавших у владельцев жилья не комнату, а койку: один имеет право занимать ее только ночью, другой – первую половину, а третий – вторую половину дня. Отто делил койку в очередь с двумя кучерами, один из которых трудился только по ночам.

В 1867 году Лилиенталя принимают в Промышленную академию Берлина и дают стипендию, что заметно улучшает его материальное положение. Затем он работает инженером-конструктором и продолжает изучать полеты птиц. В 1883 году Отто на базе собственных патентов организует фирму и завод по выпуску паровых мини-котлов со змеевиками и компактных паровых машин. В паре они представляют небольшой и недорогой мотор, мечту многих ремесленников. Дело процветает, на заводе работают 60 человек. С 1890 года рабочие фабриканта Лилиенталя получают 25% прибыли предприятия – для того времени это была настоящая социальная революция!

Первый серийный планер

Помимо котлов и паровых машин завод изготавливает планеры с каркасом из ивовых прутьев с натянутой на них вощеной хлопчатобумажной тканью. Они очень похожи на гигантских летучих мышей. Таковы первые серийные летательные аппараты в истории человечества! Отто Лилиенталь дает им название Normalsegelapparate («обычные парусные аппараты»).

В газеты рассылаются объявления о продаже: 

«Планеры для освоения искусства полета – за 500 марок».

К ним прилагается краткая инструкция по эксплуатации, всего одно предложение: 

«Будьте внимательны и осторожны: сломать шею можно только один раз в жизни!»

Впрочем, серийными планеры можно назвать лишь с некоторой натяжкой: было изготовлено не менее 21 летательного аппарата.

В 1889 году Лилиенталь издает книгу «Полет птиц как основа искусства полетов», которая считается самой значительной теоретической работой XIX века в области аэродинамики.

Впервые вводится понятие Auftrieb – подъемная сила, и объясняется ее зависимость от формы несущего крыла. Созданы все предпосылки для полетов, и Отто приступает к делу.

Небо требует жертв

Все свободное время он занимается полетами с разных холмов и горок. По его заказу в пригороде Берлина Лихтерфельд воздвигают Fliegerberg – насыпной холм высотой 15 метров, который сохранился до наших времен.

Подсчитано, что всего им совершено более 2000 полетов, самый длинный из которых достиг 250 метров. Каждый полет подробно анализируется, а планер постоянно совершенствуется. Лишь два полета были неудачными, последний из них закончился падением Лилиенталя с 15-метровой высоты, переломом позвоночника и смертью знаменитого воздухоплавателя.

Над могилой Лилиенталя в Берлине установлен камень с надписью, увековечившей его предсмертные слова, которые звучат предупреждением, для будущих поколений: Opfer mussen g-bracht werden («Небо требует жертв»). Практическое использование летательных средств и их роль в общественной жизни страстному воздухоплавателю Лилиенталю представлялись довольно смутно. Он был уверен, что 

«недалеко то время, когда самолеты помогут установить взаимопонимание всех народов и вечный мир на планете».

Через 18 лет после его смерти начнется первая мировая война, и самолеты с бомбами внесут свой посильный вклад во «взаимопонимание» воюющих сторон.

Планер в Москве

Известие о гибели пионера воздухоплавания потрясло «отца российской авиации» Николая Жуковского, который незадолго до этого побывал в гостях у Лилиенталя и наблюдал за полетами.

Жуковский очень высоко оценил его достижения:

«Самое важное изобретение последних лет в области воздухоплавания – это летательный аппарат немецкого инженера Отто Лилиенталя». 

Он назвал первопроходца 

«летающим человеком, сраженным обрушившимся на него вихрем и павшим как воин на поле чести».

Пройдет первое тяжелое впечатление, писал Жуковский, и у людей останется в памяти «летающий человек» Лилиенталь, и жажда победы над природой снова проснется в людях.

Во время своей поездки в Германию Жуковский приобрел у Лилиенталя один из его планеров для Московского университета. Покупку доставили по назначению за неделю до трагической смерти воздухоплавателя. Необычна судьба планера. Он 13 лет пролежал в университетской кладовой, а затем был передан в Аэродинамическую лабораторию Московского технического училища (в будущем известного Высшего технического училища им. Баумана). Студенты пробовали летать на планере с заснеженного склона, сломали крыло, кое-как починили и отнесли летательный аппарат в подвал.

После Второй мировой войны в ходе «борьбы с космополитизмом» планер по указанию свыше выбросили во двор, где он пролежал под снегом несколько месяцев, а затем в очень плохом состоянии был передан в только что организованный музей Н.Е. Жуковского. Спас его один из ближайших учеников Жуковского, гениальный авиаконструктор Андрей Туполев. Он приказал немедленно произвести тщательную реставрацию реликвии. Работы проводились в 1956 году в Опытном конструкторском бюро Туполева. В наше время этот один из немногих сохранившихся планеров Отто Лилиенталя экспонируется в Научно-мемориальном музее Н.Е. Жуковского в Москве.

Немец из Симферополя

Отметим, что в России проблемы планерного парящего полета первым исследовал немец, симферопольский врач Николай Арендт. Он проводил опыты с препарированными птицами, запуская их с воздушным змеем. Арендт называл их летательным снарядом, крылья и корпус которого должны составлять единое целое и быть неподвижными, как у парящих птиц.

«Если человек не может летать при помощи крыльев за неимением достаточной силы, то почему бы ему не подражать орлу, умеющему летать без затрат собственной силы!»

– писал доктор Арендт. Его статья о парящем полете была опубликована за год до выхода книги Отто Лилиенталя.

«Леди Агнес» и ее покоритель

Кстати, труд Лилиенталя вызвал заметный резонанс в общественной жизни ГДР. Дело в том, что земляки воздухоплавателя из общины Gollenberg-Stolln в Бранденбурге решили довольно оригинально отметить столетний юбилей книги в 1983 году.

По их просьбе авиакомпания ГДР Interflug подарила общине отлетавший свое и списанный самолет Ил-62. Его надлежало установить на лугу у подножия горы Gollenberg, где в 1893-96 годах их великий земляк совершил сотни полетов. Здесь Лилиенталь поднимался в воздух по нескольку десятков раз в день. Но как же переправить самолет из Берлина в эту деревушку? Самый простой путь – воздушный. Однако он казался нереальным, ведь длина травяной посадочной полосы в Gollenberg-Stolln составляла всего 860 метров. Минимальная же расчетная длина пробежки самолета Ил-62 после приземления равнялась 2500 метрам. И все же перелет состоялся. 23 октября 1989 года его совершил шеф-пилот авиакомпании, капитан Хайнц-Дитер Каллах (Heinz-Dieter Kallach). Он сел за штурвал, несмотря на советы не браться за реализацию «сумасшедшей идеи», которые раздавались со всех сторон.

Виртуозная посадка Каллаха произвела сенсацию, вошла в историю авиации и была занесена в Книгу рекордов Гиннесса. Чтобы вписаться в «прокрустово ложе» полосы, капитану пришлось снизить посадочную скорость до 260 км/ч (вместо, минимально допустимой 340 км/ч) и приземляться в особом режиме. К счастью, посадка прошла благополучно.

Самолет переоборудовали в музей и назвали именем жены Лилиенталя «Леди Агнес». Более близкое к реальности название «Фрау Агнес» показалось создателям музея слишком простым и будничным. В газетах появились статьи под хлесткими заголовками вроде «Укрощение леди Агнес».

В салоне Ил-62 разместили различные музейные экспонаты, а в хвостовой части устроили филиал местного загса (Standesamt). Первым клиентом музейного загса стал второй пилот этого Ил-62. В чреве «Леди Агнес» он зарегистрировал свой первый брак.

Отметим, что заслуженная «Леди Агнес» за свою долгую летную жизнь побывала в 49 государ­ствах мира.


источник: Евгений Байзер «Злой рок Лилиенталя» // «КОНТАКТ-ШАНС» 32/2016

Comment viewing options

Выберите нужный метод показа комментариев и нажмите "Сохранить установки".
NF's picture
Submitted by NF on ср, 10/08/2016 - 14:34.

"увы, не знаю"

 

По минимуму это очень и очень приличное состояние даже по меркам не бедных людей.

Правду следует подавать так, как подают пальто, а не швырять в лицо как мокрое полотенце.

Марк Твен.

byakin's picture
Submitted by byakin on ср, 10/08/2016 - 11:50.

не знаю почему,но лилиенталь 

внешне напоминает людвига ii баварского

 

В словосочетании «альтернативная история» многие авторы упирают на слово «альтернативная», совершенно забывая про слово «история»

NF's picture
Submitted by NF on ср, 10/08/2016 - 14:17.

Интересно сколько стоит орден находящийся на груди Людовика 2? Вчера вот тут

http://www.votpusk.ru/country/dostoprim_info.asp?ID=19063

я видел картину Джерома Бонапарта в похожей одежке и с похожим орденом.

Правду следует подавать так, как подают пальто, а не швырять в лицо как мокрое полотенце.

Марк Твен.

byakin's picture
Submitted by byakin on ср, 10/08/2016 - 14:27.

Интересно сколько стоит орден находящийся на груди Людовика 2? 

увы, не знаю sad

В словосочетании «альтернативная история» многие авторы упирают на слово «альтернативная», совершенно забывая про слово «история»

Пупс's picture
Submitted by Пупс on ср, 10/08/2016 - 14:49.

Пффф, тоже мне проблема! Отнять и продать!!!wink

NF's picture
Submitted by NF on Thu, 11/08/2016 - 09:31.

А если там уже очередь из желающих выстроилась? Тут можно и своё добро потерять. А то и голову.

Правду следует подавать так, как подают пальто, а не швырять в лицо как мокрое полотенце.

Марк Твен.