Загадка Петербургского мира: почему Пётр III был прав

Фев 5 2018
+
7
-

Почему Российская империя с лёгкостью подписала мирный договор с Пруссией и незаметно вышла из Семилетней войны? Изначально ситуацию объяснили глупостью Петра III, который из низкопоклонства перед прусским королём Фридрихом пошёл на невыгодный мир. Но так ли всё было в действительности? Давайте разберёмся.

Что произошло?

В феврале 1763 года для Пруссии, Австрии, Великобритании и Франции закончилась самая кровопролитная война XVIII века — Семилетняя война.

Для России она завершилась почти на год раньше, когда в мае 1762 года в Петербурге был подписан мир с Пруссией. Австрия и Франция, наши союзники, сочли это неприятным сюрпризом и тяжёлым ударом. Внезапный мир для страны, которая меньше остальных пострадала от войны и обладала огромной армией, выглядел настоящей загадкой.

В декабре 1761 года умерла императрица Елизавета, горячая сторонница войны до победного конца над Пруссией. На русский престол взошёл император Пётр III, внук Петра Великого, претендент на три короны: российскую, шведскую и голштинскую.

Петр III и Фридрих II

Вопреки легенде, созданной после его свержения и убийства, Пётр вовсе не был никчёмным правителем. Он отличался большими способностями и желал проведения реформ, которые могли бы серьёзно усилить Россию.

Союзники уверяли, что после победы Россия получит Восточную Пруссию, в то время как Силезию отдадут Австрии, Померанию — Швеции, Вестфалию — Франции и Магдебург — Саксонии. От Пруссии оставался лишь незначительный Бранденбургский удел.

Пётр III считал, что у России нет необходимости воевать за усиление Австрии, Франции и Швеции, а также ослаблять Пруссию — важный элемент баланса сил в Европе.

От ослабления Пруссии проигрывала только Россия: прусское государство самим фактом своего существования мешало попыткам гегемонии как Франции, так и Австрии. Также усиливалась Швеция, которая уже давно стала сателлитом Франции, и Саксония, в немалой степени зависимая от Австрии.

Следующим шагом было значительное укрепление позиций Франции и Австрии в Польше, что полностью уничтожало все успехи России по вассализации Польши.

Нам нужно море!

Пётр III знал, что Россия традиционно выступала против Франции, которая всегда поддерживала наших недругов: Турцию, Швецию и Польшу. Император понимал, что владения в Восточной Пруссии станут сухопутным анклавом, отделённым от России и населённым немцами. Поэтому их легко можно будет отторгнуть — ведь ещё предстояло отстоять право на новые земли на мирном конгрессе, во время которого союзники могли решить, что наша страна хочет получить слишком много.

В то же время, когда императором стал наследный герцог Гольштейна Пётр III, Россия получила одно из ключевых владений на Европейском континенте — Голштинское герцогство.

Город Киль с удобной бухтой, вмещавшей целый флот, контролировал всю систему Датских проливов. Это обеспечивало свободный проход кораблей и держало под угрозой все страны Балтики. Кто владел Гольштейном — тот владел морем и всей балтийской торговлей, от которой в немалой степени зависела Великобритания.

Значение Гольштейна подтверждает тот факт, что именно там прорыли Кильский канал, который по сей день является одним из самых загруженных морских путей в мире.

Но Голштинское герцогство в 1720 году ограбил сильный сосед: Дания забрала себе северную часть герцогства — Шлезвиг. Сто лет спустя этот факт стал причиной датско-прусско-австрийской войны 1864 года.

Расширяем границы

В случае возвращения Шлезвига Гольштейн стал бы крупным европейским государством, сравнимым, например, с Данией или Саксонией. Неудивительно, что Пётр III хотел вернуть свои фамильные владения. Ведь власть России над важным центром торговли сулила большую выгоду, чем обладание болотистой сельскохозяйственной Восточной Пруссией. Но ни Австрия, ни Франция не стали бы помогать России в объединении Гольштейна.

Зато после объединения с Пруссией такая задача стала реальной. Разумеется, на следующем этапе Пётр III привёл бы в орбиту русского влияния Швецию — ведь он обладал правами и на её корону.

Рукопожатие монархов Пруссии, России и Швеции. Изображение на табакерке. 1762

А вот права новоиспечённого короля Адольфа-Фредрика были ничтожны. Да и корону он получил лишь благодаря давлению России. Так что стоило Петру III напомнить, кто здесь законный монарх, как Швеция оказалась бы в его власти. Возникала невероятная картина расширения границ России вдоль всего побережья Восточной Балтики.

Поэтому Пётр III приказал немедленно начать переговоры сначала о перемирии, а затем и о заключении мирного договора, который подписали уже в мае. Но дело не ограничилось простым прекращением войны. Россия не просто останавливала боевые действия, она заключала с Пруссией Петербургский союзный договор и начинала проводить политику собственных интересов.

Россия возвращала Восточную Пруссию Фридриху и при этом сохраняла там свои войска, о выводе которых пока ничего не говорилось: что-то вроде гарантий хорошего поведения прусского короля.

Одновременно вступали в действие прусские обязательства перед Россией. За Россией признавались все права на Голштинское герцогство, включая Шлезвиг. В случае отказа датского короля незаконно оккупированную территорию вернули бы силой, для чего Пруссия выставляла 20-тысячный корпус.

Вдумайтесь! Пруссия должна была воевать за Российскую империю, как гласил текст договора: «…Пока его Величество Дацким двором совершенно удовольствован будет».

Сплошная выгода

После возвращения Шлезвига Пруссия всеми силами защищала бы права России на Шлезвиг-Гольштейн перед остальными европейскими странами.

Также король Фридрих отказывался от части своих владений в Силезии — графства Глац, которое тоже на вечные времена отдавали России. В совокупности Шлезвиг-Гольштейн и Глац существенно превосходили по экономическому и военно-политическому значению Восточную Пруссию и принесли бы России огромную выгоду.

Пруссия во время Семилетней войны

Пруссия отрекалась от вмешательства в дела Курляндии и Семигалии и соглашалась с передачей земель России. Кроме того, она расплачивалась по русским счетам и отдавала княжество Вюртемберг герцогу Курляндскому — Бирону в качестве компенсации за Курляндию.

И, кстати, Польша навсегда отошла бы в сферу влияния России.

Договор предусматривал возможные войны России с Турцией или Персией и Пруссии с Францией. В обоих случаях каждый союзник не обязывался вступать в войну, но должен был помочь другому выплатами в размере шестисот тысяч рублей в год. В случае же вступления в любую другую войну союзники выставляли в помощь корпус в составе 20 тысяч солдат.

Если внимательно прочитать текст Петербургских договоров 1762 года, нетрудно убедиться, что он не просто составлен исключительно в интересах России, но и чрезвычайно выгоден нам.

Однако до сих пор в любой исторической книге можно прочесть лишь одно: Петербургские договоры были невыгодны России.

В чём подвох?

Все просто.

Вскоре после подписания союзного договора в России произошёл дворцовый переворот, после которого Петра III свергли, а на троне оказалась его жена Екатерина II. Затем «историю императора писали его убийцы», и все хорошо знают, как именно это произошло.

Екатерина II на балконе Зимнего дворца, приветствуемая гвардией и народом в день переворота. 1762

Екатерина II была озабочена лишь укреплением собственной власти и утверждением прав на престол.

Чтобы не вызвать лишних споров, она согласилась с тем, что Россия по итогам Семилетней войны не получила ничего.

Также новая императрица отказалась от Союзного договора с Пруссией, чтобы не злить австрийцев и французов.

Спустя пять лет Екатерина подарила всю Голштинию Дании в обмен на Ольденбург и Дельменхорст, которые затем отдала своему дяде Фридриху-Августу. Оказалось, что все русские потери в Семилетней войне ушли на то, чтобы немецкая семья императрицы получила собственное государство.

Так великая цель превращения Балтики в «русское озеро» осталась нереализованной, а контроль над Шлезвиг-Гольштейном навсегда перешёл в руки немцев. Но, несмотря на неудачу в 1762 году, Пруссия чуть позже всё равно заключила с Российской империей союз.

Он продлился больше ста лет — и в течение этого времени у России не было более верного друга и надёжного союзника.

 

Михаил Диунов

Comment viewing options

Выберите нужный метод показа комментариев и нажмите "Сохранить установки".
W_Scharapow's picture
Submitted by W_Scharapow on вс, 11/02/2018 - 15:36.

Идиотизм обывателя. Вот так возможно описать его политику, впрочем его последний из царствовавших потомков оказался таким же серым двоечником.

1. Вост. Пруссия была нашим трофеем.

2. Война ударила по финансам и никакой компенсации небыло получено. Вообще.

3. Австрия была нем необходима в борьбе с Османской империей.

3. Вассализация Речи Постолитой откровенный бред. Ибо она была независимым государством и оттого предметом политики международной. Проще было выступить собирателем земель и вынести РП в одну калитку, оставив ляхам собственно польшу и забрав всё не польское. Это сделать было возможно как раз в эти пару лет, когда цесарцы и пруссаки резали друг-дружку под аплодисменты франков и бритов, которые в борьбе делили свои колониальные владения. 

4. Хотя это мого бы быть и первым номером.

Он ввёл вольности дворянские. Без компенсации государству со стороны дворянства. Это привело к либеральным александровским реформам в том виде какими они были и проблемам для развития общества вообще. Потому как контроль над хозяйственной деятельностью был невероятен, а дворянство наоборот было освобождено от надзора. При том продолжало оказывать влияние для защиты своей бенаказанности.

Из майкудука.'s picture
Submitted by Из майкудука. on ср, 07/02/2018 - 16:46.

Вступление России в войну против Пруссии считаю ошибкой, но вот заключение такого мира это попросту преступление.

Первое, Пруссия была в таком положении на момент заключения мира, что пообещала бы всё что угодно, причём возглавлял её Фридрих Великий, для которого менять политических партнёров было вполне нормальным явлением, а вера его подписям была равна нулю.

Второе, прежде чем отвоёвывать Голштинию у Дании для Петра, Пруссия и Россия при совместительстве с Англией, должны были разгромить Австрию и Францию с довеском в виде Швеции. Ну а после, Старый Фриц попросту мог послать Россию куда подальше, под одобрительные возгласы "союзников" в виде Англии и Дании, ну а у России союзников бы небыло. 

Третье, устояла бы Россия против совместных действий Ржечи Посполитой, Турции, Швеции, Австрии, Франции. Думаю нет, ну а для спокойной разделки Северного Монстра могли простить и Пруссию, кстати неисключено и её участие в союзе против России. 

Четвёртое. Для российского флота Голштиния это база отрезанная от митрополии. Да и флот на тот момент весьма жалкое зрелище, о его контроле Датских проливов речи идти не может.

Ну и последнее для вашей альтернативы необходимо как самое насущное, что бы Фридрих был поклонником и подражателем Петра, а не наоборот. Иначе Пруссия будет командовать Россией, а не Россия Пруссией.

тохта's picture
Submitted by тохта on Tue, 06/02/2018 - 20:47.

Пётр III считал, что у России нет необходимости воевать за усиление Австрии, Франции и Швеции, а также ослаблять Пруссию — важный элемент баланса сил в Европе.

От ослабления Пруссии проигрывала только Россия: прусское государство самим фактом своего существования мешало попыткам гегемонии как Франции, так и Австрии. Также усиливалась Швеция, которая уже давно стала сателлитом Франции, и Саксония, в немалой степени зависимая от Австрии.

Следующим шагом было значительное укрепление позиций Франции и Австрии в Польше, что полностью уничтожало все успехи России по вассализации Польши.

Во  первых  предательство  союзников  всегда  плохо  выглядит- посмотрите  на  Фридриха  которому  никто   не  верил.

Во  вторых-  в  Швеции  очень  серьзные  позиции  имела  и  Россия, да  и  с  Саксонией  мы  неплохо  договаривались.

Далее-  Франциия  и  Австрия  столетиями  враждовали  и  объеденила  их  общая  ненависть  к  Пруссии-  с  ее  исчезновением  раскол  между  этими  дворами  становился  вполне  возможен

Именно  в  Речи  Посполитой  нередко  сталкивались  интересы  австийцев  и  французов.

 

Город Киль с удобной бухтой, вмещавшей целый флот, контролировал всю систему Датских проливов. Это обеспечивало свободный проход кораблей и держало под угрозой все страны Балтики. Кто владел Гольштейном — тот владел морем и всей балтийской торговлей, от которой в немалой степени зависела Великобритания.

Значение Гольштейна подтверждает тот факт, что именно там прорыли Кильский канал, который по сей день является одним из самых загруженных морских путей в мире.

Удобная  бухта  Киля  это  хорошо, но  пока  наш  Балтийский  флот  не  стал  бы  равен  английскому, то  все  надежды  на  превращение  Балтики  в  русское  озеро  наивны, как  минимум  до  окупации  Дании.

Кильский  канал  был  прорыт  в  1913 г., поэтому  его  роль  в  экономике  и  политике  XVIII в.  равна  нулю.

Зато после объединения с Пруссией такая задача стала реальной. Разумеется, на следующем этапе Пётр III привёл бы в орбиту русского влияния Швецию — ведь он обладал правами и на её корону.

Понимаете, в  политике  благодарность    стоит  как  туалетная  бумага-  мягко говоря, недорого. Т.е.  понятно, что  в  условиях  угрозы  полного  краха (не  зря  в  немецкой  историографии  Петербургский  мир  называют  Чудом  Бранденбургского  дома) Фридрих  был  готов  на  все, но  надежда  на  то, что  он  и  в  дальнейшем  всегда  будет  поддерживать  Россию- наивны.

А  Швецию  в  орбиту  своего  влиния  Екатерина  и  так  ввела.

Также король Фридрих отказывался от части своих владений в Силезии — графства Глац, которое тоже на вечные времена отдавали России.

Ну  да, что  бы  не  отдавать  Австрии  всю  Силезию, он  отдавал  кусок  Силезии  России, делая  ее  своим  сторожевым  псом.

Вообще  нельзя  не  заметить  что  и  Голштинию (пусть  и  со  Шлейзвигом)  и  тем  более  Глац  Россиия  могла  удержать  только  с  согласия  Прусии, которая  должна  была  дать  согласие  на  проход  войск.

Фактически   для  сохранения  этих  владений      Россия  превращалась  в  прусского  вассала.

каждый  сходит  с  ума  по  своему

Рейхс-маршал's picture
Submitted by Рейхс-маршал on Mon, 05/02/2018 - 20:17.

Начать нужно с того, что у России по определению не было и не могло быть друзей в Европе. Англия была торговым партнером более значимым, чем Франция, но таким же врагом в политике.

Но, несмотря на неудачу в 1762 году, Пруссия чуть позже всё равно заключила с Российской империей союз. Он продлился больше ста лет — и в течение этого времени у России не было более верного друга и надёжного союзника.

Этот бред я даже комментировать не хочу! С момента разделов Польши Пруссия все свое военное строительство и планирование нацеливало на противостояние с Россией. В 1806 г. это стало одной из причин, что ее разгром занял у Наполеона всего неделю. Видимость союза с Пруссией сложилась в силу того, что противоречия между Пруссией и Австрией вылились в сближения Вены с Лондоном. То, что у Пруссии было меньше требований к России, никак не делало Пруссию нашим союзником.

А начинать статью следовало бы из анализа причин, обусловивших наше в эту войну вступление.

Можно выстроить себе трон на штыках, но нельзя на него сесть!

The same Fonzeppelin's picture
Submitted by The same Fonzeppelin on Mon, 05/02/2018 - 20:44.

С момента разделов Польши Пруссия все свое военное строительство и планирование нацеливало на противостояние с Россией. В 1806 г. это стало одной из причин, что ее разгром занял у Наполеона всего неделю. Видимость союза с Пруссией сложилась в силу того, что противоречия между Пруссией и Австрией вылились в сближения Вены с Лондоном. То, что у Пруссии было меньше требований к России, никак не делало Пруссию нашим союзником.

Скажем так, Пруссия была ситуационным союзником; она была готова поддерживать любой союз с Россией лишь в той мере, в которой это способствовало ее и исключительно ее интересам. В отличие от той же Франции, которая понимала, что союз с Россией ей жизненно важен.

Тот самый Граф Цеппелин

Рейхс-маршал's picture
Submitted by Рейхс-маршал on Mon, 05/02/2018 - 21:32.

В отличие от той же Франции, которая понимала, что союз с Россией ей жизненно важен.

Э-э... в какой конкретно период времени? Франция, близкий друг и союзник Турции, никоим образом не была нашим другом и союзником. Единственный период, когда так могло быть - это от Тильзита до 1812 г., но тут уж полимеры прогадил Александр I, а не Наполеон.

Можно выстроить себе трон на штыках, но нельзя на него сесть!

Вадим Петров's picture
Submitted by Вадим Петров on Tue, 06/02/2018 - 05:40.

Рейхс-маршал пишет:

Э-э... в какой конкретно период времени? Франция, близкий друг и союзник Турции, никоим образом не была нашим другом и союзником. Единственный период, когда так могло быть - это от Тильзита до 1812 г., но тут уж полимеры прогадил Александр I, а не Наполеон.

Союзником она может и не была, но в тот период времени она была в жестком конфликте с Британией, которая точно ни другом, ни союзником нам быть не могла. Одного этого уже вполне достаточно, точно не конфликтовать с ней.

Кроме того, у Франции были не менее жесткие противоречия с Пруссией, а значит надо было определяться, кого поддержать. И что в результате? А в результате Александр первый принял решения наихудшие из всех возможных. По факту все последующие проигрыши и поражения Российской империи были определены этими решениями.

Если вы  заметили, что вы на стороне большинства, это верный признак того, что пора меняться! (Марк Твен)

Вадим Петров's picture
Submitted by Вадим Петров on Mon, 05/02/2018 - 20:37.

Начать нужно с того, что у России по определению не было и не могло быть друзей в Европе.

Определение пришло с Марса или Юпитера?

Англия была торговым партнером более значимым, чем Франция, но таким же врагом в политике.

И как это связано с определением?

... Видимость союза с Пруссией сложилась в силу того, что противоречия между Пруссией и Австрией вылились в сближения Вены с Лондоном.

Ага, камень упал, в силу высоты неба! Понятно ... cool А может противоречия между Австрией и Пруссией были все же связаны с претензиями на первенство среди германских княжеств?

То, что у Пруссии было меньше требований к России, никак не делало Пруссию нашим союзником.

Зато ее противоречия с Австрией, Францией и Британией таки ее делали нашим потенциальным "обиженным" соседом, которому можно было спокойно помогать ослаблять наших конкурентов. Впрочем, освоить такую сложную механику, используемую и британцами и другими, как то наши так и не смогли. Вероятно Ваша точка зрения главенствовала.

Если вы  заметили, что вы на стороне большинства, это верный признак того, что пора меняться! (Марк Твен)

The same Fonzeppelin's picture
Submitted by The same Fonzeppelin on Mon, 05/02/2018 - 20:41.

Определение пришло с Марса или Юпитера?

В кои-то веки Вадим сказал что-то умное.

Тот самый Граф Цеппелин

NF's picture
Submitted by NF on Mon, 05/02/2018 - 16:22.

++++++++++

Правду следует подавать так, как подают пальто, а не швырять в лицо как мокрое полотенце.

Марк Твен.

Barkun's picture
Submitted by Barkun on Mon, 05/02/2018 - 09:18.

А, кста, очень интересный поворот. С Екатериной, как раз, всё ясно и тут я вполне согласен с Автором. Но вопрос о том, решал ли что-то собственно Пётр III остаётся открытым. Договор, всё таки, безусловный. Он предполагает лишь "обсуждение" польского вопроса, а предъявление прав на корону Швеции - вообще за гранью фантастики. Хотя... Были примеры и позанятнее :).