17
8
Забавная мифология: Троллиада и Идиссея. Часть 8

Забавная мифология: Троллиада и Идиссея. Часть 8

Диомед крушить

Примерно же в это время на Олимпе Зевс решил исполнить сольную арию «Трололо», посвященную Гере. И начал настаивать, что он сейчас ка-ак прекратит всякую рознь, ка-ак учинит перемирие, а потом эллины ка-ак получат Елену обратно…

Гера прониклась (а ну как правда мир, а как же несправедливо задаренное Афродите яблоко?). И замотивировала Афину. Видимо, замотивировала немного чересчур, потому что богиня мудрости (с невнятным воплем о забытых дома тормозах и силе божественных пенделей) в виде звезды упала среди троянского войска. Но вместо воинственности породила недоумение, ибо «звездочка упала – загадай желание, или что там это знамение обозначает?»

Афина решила действовать более толсто и начала психозомбирование троянского лучника Пандара. Выдержав несколько гипнотических «Убей Менелая, убей уже Менелая, убей Менелая, чего тебе стоит…» — Пандар взял да и пустил стрелу в Менелая. После чего Афина внезапно выдала четкую и мудрую цепочку умозаключений: «Ой, то есть, Менелай же грек – а я вроде как за греков и против Трои – нехорошо как-то выходит» и сама же отклонила стрелу.

Забавная мифология: Троллиада и Идиссея. Часть 8 (18+)

В общем Менелай оказался раненым, а перемирие как-то само собой забылось. Настал час экшна, на Олимпе провозгласили «Йес!» — и взялись за попкорн, на поле боя смешались в кучу кони, люди, а некоторые боги взяли себе армии немножко порулить.

За греков выступала Афина, делала вид, что «так и было», а за троянцев – ожидаемо Арес и Аполлон с Афродитой на подтанцовке.

Питер Коннолли "Боги древней Греции в одежде бронзового века"

Питер Коннолли «Боги древней Греции в одежде бронзового века»

При этом Арес занимался чем-то неведомым, Афродита чесала волосы в стороне, Аполлон нервно вскрикивал из-за плеч Ареса: «Ободритесь, троянцы! Ахилл сегодня на скамейке запасных!» И только Афина, бормоча формулы и мерзко хихикая, клепала какой-то озверин в подручной пробирке.

Пандар (который лучник) тем временем еще не успокоился и второй стрелой подстрелил Диомеда. Обиженный и подраненный Диомед взмолился к Афине… а вот дальше то ли Афина вдохнула в него силы и мужество, то ли Диомед чего-то такого нужного вдохнул, но герой перешел в режим «Всех убью, один останусь» резко и без промежуточных стадий.

Троянец Эней, посмотрев, во что превращается битва, срочно побежал искать Пандара с мотивацией: «Что у тебя там было на стреле?!» Пандар, который сам не знал, что у него сегодня не так со стрелами, честно попробовал добить Диомеда копьем. Диомед столь же честно добил копьем самого Пандара. После чего сгоряча пришиб Энея огромной каменюкой, пардон, в бедро (но целился он, конечно, в сердце!). Энея кинулась было прикрывать Афродита, но и она получила копье с комментарием: «Киндер, кюхе, кирхе [1], женщина, а ну пшшшла отсед!»

Питер Коннолли "Во время сражения Диомед ранил Энея в колено. От неизбежной смерти героя спасет его мать Афродита, но заступничество богини не остановило царя Аргоса, который и ей наносит удар в руку"

Питер Коннолли «Во время сражения Диомед ранил Энея в колено. От неизбежной смерти героя спасет его мать Афродита, но заступничество богини не остановило царя Аргоса, который и ей наносит удар в руку»

Афродита одолжила у Ареса колесницу и пошла стенать на Олимп. Где, само собой, получила свою дозу арии «Трололо», но уже от Геры и Афины.

На самом деле, главным троллем во всей этой каше был таки бог войны. Потому что все это время, как выясняется, он СИДЕЛ. То есть, мыслями он гордо реял над троянцем, Зевса молнии подобный, а на деле – тихо он сидел на травке, ведь совсем не глупый пингвин!

То есть, одну минуточку, там где-то в бою Аполлон защищал Энея от Диомялка (помеси Диомеда и Халка). Бешеный Диомед, который в запале не особенно различал Аполлона и Афродиту (а что, волосы одинакового цвета) только с третьего раза догадался, что что-то не так, и пошел крушить других. Аполлон быстренько унес Энея с поля боя, а бой кипел, а Арес в это время СИДЕЛ.

И только когда Аполлон вернулся и поинтересовался: «А ты вообще-то за кого?!» — Арес встал, сказал: «Ну ладно», — и тоже чего-то такое вдохнул в троянцев в целом и в Гектора в частности. Троянцы воспрянули и наваляли грекам. Гера на Олимпе насупила бровь, предчувствуя, что придется выслушать очередную арию.

Зевс, глядя на жену, подумал и сказал, что дает разрешение на применение тяжелого оружия, сиречь Афины, «только на этот раз пусть хоть на колеснице едет, а то использовать богиню мудрости как ракету «воздух-земля» — как-то неудобно вышло».

В общем, Афина вдохнула в Диомеда вторую дозу (отваги и силы, вы не думайте), Диомед весь воспылал отвагой, а Арес получил от Диомеда копье на добрую память. Причем, бог войны очень обиделся («Ну, что за день, посидеть не дали, самого ранили, и даже колесницу у меня Афродита одолжила»), понесся на Олимп и начал там папе жаловаться на Афину. Мол, сестра поломала игрушки и сделала бо-бо, подуйте мне на вавку. Зевс дуть на вавку отказался и вообще, заметил, что ему очень хочется утилизировать сына непосредственно в Тартар.

Giovanni Caselli "Диомед с помощью Афины атакует Ареса"

Giovanni Caselli «Диомед с помощью Афины атакует Ареса»

Ареса, конечно, помыли, починили и даже красиво одели. Но тут с поля боя вернулись Афина и Гера.

И можно даже не говорить, какую арию пришлось выслушать богу войны.


Записки из подземки. Аид

Пришли какие-то троянские воины. Вроде как убиты упавшей на них Афиной. Новое развлечение – прыжки на смертных с Олимпа?

Приходили Керы. Говорили, что еще немного – и посреди троянского войска образовался бы новый вход в мой мир. Афине и правда не стоило так разгоняться.

Приходил Танат. Клялся, что в жизни больше не будет ждать битвы посреди войска. Цитируя его, «теперь еще и богини мудрости чуть ли не на голову падают!»

Приходила Геката. Интересовался – что это за отвага охватила сначала эллинов, потом троянцев? Подумала, сказала, что Афина и Арес переборщили в рецептах с мухоморами. Плюнула, добавила: «Дилетанты», ушла.

[1] дети, кухня, церковь — немецкий фразеологизм, который выражает то, чем должна, по мнению германцев, заниматься фемина.

И тут вдруг лирика!

Пока Диомед крушил, а боги дальновидно прохлаждались на Олимпе, Гектор пошел себе в Трою. Потому что ну его все, там же Диомед крушит, а дома жена и вкусняки, и вообще, хватит эпоса, настал, настал час для великой лирики.

На все вопросы от троянок типа «Ну а что там?» и «Ну а как там?» Гектор пытался мимикой изобразить свирепость и беспощадность Диомеда, отчего народ бледнел и бежал молиться Афине.

Для начала Гектор зашел к Парису. Парис сидел дома и рассматривал вооружение. Елена стойко пилила Париса. В целом, в доме царила четкая пастораль, которую Гектор тут же и нарушил.

В целом, картина получалась такая:

Парис: Ух ты, мечик… ух ты, шлемик…

Елена: Нет у тебя ни стыда ни совести, иди в бой, в бой иди, иди в бой… (звук пилы).

Гектор: Да Зевсом об Посейдона и через прялку Афины, ты вообще почему в Трое?!

Парис: Ух ты, копьецо… ух ты, щитик какой…

Елена: А я ему говорю, я ему говорю, что он трус, а я ему говорю, а он меня не слушает, а это он во всем виноват… (звук пилы приобретает чистоту и насыщенность).

Гектор: Да Диониса с Аресом напополам, ты чо, совсем?!

Иоганн Генрих Вильгельм Тишбейн (1751-1829) "Гектор укоряет Париса"

Иоганн Генрих Вильгельм Тишбейн (1751-1829) «Гектор укоряет Париса»

Парис: Отстань, я готовлюсь к битве. Хм, какой лучше панцирь взять, с солнышком или морскими узорами?

Елена (переходит на ультразвук).

Парис (нервно косясь на Елену): А… э… в общем, я уже вот почти сейчас и приду.

Гектор (уже из-за двери): Ну, ты держись там, пойду с семьёй повидаюсь.

Парис (шепотом): Не. Оставляй. Меня. С. Ней.

Но Гектор уже умчал галопом, нашел жену и стал с ней нежно прощаться в том смысле, что вот, дорогая, нам всем, возможно, скоро наступит единый танат, но пойду-ка я геройски биться.

Просветленная Андромаха тоже вещала в духе «ой-вэй, муж мой, стань ты уже пацифистом».

Младенец Астианакс на руках Андромахи добавлял драматизма истошным ревом.

Christos Giannopoulos "Гектор, Андромаха и их сын"

Christos Giannopoulos «Гектор, Андромаха и их сын»

В общем, когда лирики, слез и обнимашек хватило, Гектор таки отправился в битву.

На полпути его догнал бегущий в битву Парис. С воплем: «Я все-таки вырвался!»


Античный форум

Аполлон: А вот мне нужно для аэдов написать, что у Елены был мягкий нрав, хороший характер…

Зевс: Ага. И еще напиши, что это исключительно благодаря наследственности.

Немезида: Поддерживаю, дочурка – ходячая милота.

Гера: А есть вообще уверенность, что троянцы ее не отдадут обратно?

Афина: У меня нет даже уверенности в том, что для этого они не используют катапульту.

Маленький геройский междусобойчик

Вкусившие лирики Гектор и Парис побежали в битву, и троянцы как-то сразу воспрянули, и даже Диомед как-то присмирел (возможно, проникся завистью, увидев стильный панцирь Париса, и отправился плакать в углу). Греки начали отступать, Афина перешла в реактивный режим и рванула на помощь. Но оказалось, что на каждого Чипа найдется свой Дейл. Последним оказался Аполлон, который схоронился, в некотором роде, под дубом.

Дальше пошли мысли и диалоги.

Аполлон: Ой, нет, вот сейчас она долетит до греков, а потом опять чего-то там вдохнет в Диомеда, а потом мне неделю придется делать маникюр. Сестра! Сестра, а давай по передышке? Посидим на дубе, посмотрим на потные греческие единоборства.

Афина: Ну, ладно. А сидеть на дубе вообще обязательно?

Афина и Аполлон: Спасатели, вперед!!

Прорицатель Гелен: А-а-а, меня плющит и колбасит, боги сидят на дубе, боги сидят на дубе, боги хотят остановить битву, Гектор, олень, останови битву, Гектор – олень, Геклень, Гелен, Гелен, Гелен, Гелен…

Гектор: Ну, почему у них Диомеда плющит правильно, а у нас – вот это?! Ну ладно, ребята, можно посидеть и отдышаться.

Армия: ФУХ.

Афина и Аполлон (дают друг другу пять, сидя на столетнем дубе как две божественные крупные вороны).

Забавная мифология: Троллиада и Идиссея. Часть 8 (18+)

Гектор: Греки, выходи бороться один на один! Обещаю труп противника не осквернять, доспехов не сымать!

Аякс: А с кого – не сымать, с себя или с противника?

Нестор: А не сымать – это до или после смерти противника?

Диомед: А в каком, простите, смысле – не осквернять?

Одиссей (как самый умный): Нафиг.

Менелай: Пустите меня уже, я всех убью сам.

Агамемнон: Ша, я сказал! Сейчас я скажу вдохновляющую речь.

Девять героев сразу: Не надо речи, мы согласны!!!

Питер Коннолли "После того как Гектор бросил вызов грекам, они устроили жеребьевку за право сразиться с ним"

Питер Коннолли «После того как Гектор бросил вызов грекам, они устроили жеребьевку за право сразиться с ним»

Аякс Теламонид: Ух ты, жребий упал на меня! Ну, сейчас я этому Гектору… (идет очень пространное описание, потому что Теламонид-то ничего никому не обещал).

Забавная мифология: Троллиада и Идиссея. Часть 8 (18+)

Гектор (глядя, как на него надвигается нечто, похожее на малый античный танк): …мамочки.

Забавная мифология: Троллиада и Идиссея. Часть 8 (18+)

А дальше началось классическое «Они сошлись, вода и камень, зачет простейший и экзамен не столь различны меж собой». То есть, Гектор метает копье – Аякс метает копье (0:1, Аякс впереди, щит Гектора — отстой), Гектор метает копье – Аякс метает копьё (0:2, у Гектора еще и копье теперь гнутое, и в шее рана). Гектор метает огромную каменюку, Аякс метает еще более огромную каменюку (0:3, Гектор лишился щита и охромел, зрители дружно решают – кто накидал на поле боя огромных каменюк). На четвертом заходе герои достали мечи, но тут пришли глашатаи и сказали, что ночь уже на дворе, всем хочется кушать, и вообще, нельзя ли, как бы, уже и закончить.

Питер Коннолли "Аякс Теламонид швыряет большой камень в Гектора"

Питер Коннолли «Аякс Теламонид швыряет большой камень в Гектора»

Дальше, само собой, вновь пошли речи и мысли.

Аякс: Что, время ужина?! Да-да-да, Гектор, ты там как, согласен на сегодня закончить?

Гектор (выползая из-под камня): А… да… вот тебе меч в подарок.

Аякс: Ух ты, вот тебе пояс!

Троянцы: Могучий Гектор вышел невредимым из поединка! Ура!

Гектор (охромевший, с раной на шеей и глазами по оболу): …шоб вам такими невредимыми быть.

Греки: Аякс – молодец! Выпьем! И давайте еще предложим троянцам просто отдать нам Елену и сокровища, может, они все-таки адекватные, да?!

Парис: Сокровища берите, а Елену трогать не советую. (Рыдая) люблю я её-о-о-о!

Троянцы вслед за Парисом, злобно: NO. NO Elena. Greki, go home.

Греки: Ладно, пойдём копать валы на всякий случай. Очень медитативное занятие.


Записки из подземки. Аид

Приходил Танат, выразился как-то странно. «Афина и Аполлон сидят на дереве, греки копают». Попытался выстроить из этого картину битвы. Не смог. Приходила Геката, спрашивал у нее – не устраивала ли она каких-нибудь испытаний зелий около Трои. Геката сказала, что нет. Но перед уходом как-то странно хихикала и повторяла: «То ли еще будет!»

источник: https://pikabu.ru/story/zabavnaya_mifologiya_trolliada_i_idisseya_ch_8_5095697

Комментировать

Пожалуйста, авторизуйтесь чтобы добавить комментарий.
  Подписаться  
Уведомление о
×
Зарегистрировать новую учетную запись
Сбросить пароль
Compare items
  • Включить общее количество Поделиться (0)
Сравнить