15
8
C.W. Eckersberg (1783-1853), Odysseus' hjemkomst. Motiv fra Odysséen XIX sang, 1812

Забавная мифология: Троллиада и Идиссея. Часть 24

52. Тихо сам с женою я веду беседы…

Долгожданное свидание с Пенелопой началось у Одиссея с головни. Потому что пришла рабыня Меланто, которая явно являлась плодом скрещивания античных вахтёров с античными техничками, и произнесла пламенную речь в духе «ходють тут, ходють… нищеброды без докУментов». И начала гнать одновременно Одиссея и на Одиссея. И уверять, что кинет в него головню, если «бомжара позорный» не исчезнет отсель совсем.

Одиссей, у которого в коллекции «это в меня кинуто» значились уже только за день аж две скамейки (одна реальная и одна виртуальная), головне не обрадовался. И выдал на раз кучу страшных прогнозов: «Зевс всё видит. И Пенелопа видит. И Телемах знает. И Одиссей вернётся и узнает. И все они тебя не лю-бят!»

Тут пришла Пенелопа, чтобы расспросить Одиссея об Одиссее. Хитромудрый скиталец привычно набрал воздуха в грудь…

Бела Чикош-Сесия. "Пенелопа". 1894 год. Современная галерея, Загреб

Бела Чикош-Сесия. «Пенелопа». 1894 год. Современная галерея, Загреб

Ввергнутая в кататонический ступор Пенелопа постепенно узнавала, что Одиссея странник видел двадцать лет назад, по дороге в Трою, а одет был Одиссей вот во что (и нет, как можно забыть, за двадцать-то лет), а теперь Одиссей якобы в стране феспотов, а оттуда он уплыл посещать Додонский оракул, но это ничего, Одиссей явно скоро вернётся!

— По оракулам он поплыл, как же, — сказала Пенелопа, скупо взрыднув.

А потом начала благодарить за новости и обещать, что устроят странника по программе люкс: мягкая постель и мытье ног — всё включено. Особенно мытьё ног. Потому что вот это вот напугает любого сатира, ибо они так звонко по полам не цокают.

Одиссей, который мог косплеить хоббита, в ответ возопил: «А вот и не дам!» И продолжал, бия себя в грудь, о том, что как настоящий странник — ляжет без сна и на голом полу. И с грязными ногами, да. Потому что его в этом доме обидели злые специалистки по метанию головни. Ну, и кому он может, спрашивается, доверить ароматный цветочек своих ступней? Никто же в принципе не готов к такому зрелищу! Хотя, если только есть в доме кто-то такой умудрённый, кого не жалко, потому что он, пережил столько же, сколько несчастный странник…

Дальше под гром невидимых литавров появилась няня Эвриклея, она же античный Мойдодыр. С медным тазом. И с проникновенными речами в духе: «Ах ты, гадкий, ах ты грязный, неумытый поросёнок, ты похож на Одиссея, полюбуйся на себя!»

— Точно, — грустно подтвердила Пенелопа, — посмотри: он и возрастом, как Одиссей, и фигурой как Одиссей, и в целом как Одиссей, только лысый, вшивый и в язвах, но это точно не Одиссей, потому что ОН ТАК СКАЗАЛ.

— А-а-а, да-да, — подтвердил Одиссей, с размаху прыгая в тень очага. — Нам всегда говорили, что мы с Одиссеем очень похожи.

В наступившей тишине на Олимпе собирали ставки на «Догадаются — не догадаются». Ожидаемо победила ставка «да смертные в принципе тупые».

Эвриклея сперва умилилась: «И голос как у Одиссея, ах, как жалко, что это не он». А потом принялась за помывку одиссеевых ног, уверяя, что за свою жизнь видала она и не такое, и ничего ее там точно не удивит… а-а-а-а, ухтыжзевсмойпапа, не может быть!

Причина вопля была все-таки не в гигиеническом состоянии ног печального скитальца. А в том, что, потерев мочалкой, Эвриклея углядела знакомое шрамирование. Полученное Одиссеем в юности при охоте на прыткую и кусачую свинину.

Питер Коннолли "Охота на дикого кабана, во время которой молодой Одиссей получил шрам на ноге"

Питер Коннолли «Охота на дикого кабана, во время которой молодой Одиссей получил шрам на ноге»

Словом, Эвриклея-Мойдодыр (Мордоклея? Эвридыр?) ударила в медный таз и вскричала: «Вот так раз», и сделала вывод, который позволяет всерьез считать ее прародительницей Шерлока Холмса: «Ты выглядишь, как Одиссей, по возрасту как он, у тебя его голос и его шрам… ты что, Одиссей?!»

Питер Коннолли "встретившись с Пенелопой Одиссей прелставился критянином и рассказал будто встречал с ее мужа в Эпире, царица не поверила бродяге, но все-таки приказала оставить его на ночлег. Служанка Эвриклея во время мытья ног узнала царя по старому шраму; он приказал ей молчать"

Питер Коннолли «Встретившись с Пенелопой Одиссей прелставился критянином и рассказал будто встречал с ее мужа в Эпире, царица не поверила бродяге, но все-таки приказала оставить его на ночлег. Служанка Эвриклея во время мытья ног узнала царя по старому шраму; он приказал ей молчать»

Хитромудрый царь попытался было сгенерировать пару версий про «Нет, я его злой брат-близнец, нас поменяли в детстве», «Нет, вообще-то я Зевс. Ну, у него такая традиция, бомжом прикидываться» и «Просто шрамирование сейчас очень модно». Потом махнул рукой и огорошил няньку истиной:

— Ну да, я Одиссей. Я тут, может, маскируюсь и вообще веду разведработу, а ты мне прикрытие срываешь, о неверная! Гляди, раскроешь меня — я буду ужасен в гневе!

Но Эвриклея действительно была человеком пожившим и повидавшим всякое. Потому сходу настроилась на шпионскую волну и заявила, что не сдаст ни явок, ни паролей, а еще и составит список служанок-перебежчиков.

C.W. Eckersberg (1783-1853), Odysseus' hjemkomst. Motiv fra Odysséen XIX sang, 1812

Кристоффер Вильхельм Эккерсберг «Возвращение Одиссея», 1812 г.

Если кому-то интересно — что делала Пенелопа, пока грохотали тазы и вопили няни, и почему еще не слышен ее голос: «Я вообще-то тоже тут», — то все дело в том, что Пенелопа всей этой кутерьмы не заметила. Потому что из угла отважно прыгнула Афина, прямо на ходу осваивая новую профессию: «Отвлекатель внимания чужих жен».

Когда ноги Одиссея всё-таки были вымыты (мрачная Афина устало поплелась опять в угол), Пенелопа вдруг вспомнила, что не поведала страннику ещё о своем сне. И поведала, что во сне орел растерзал всех ее гусей, и она очень плакала. До тех пор, пока орел не донес замечательную истину: гуси — женихи, он — Одиссей, он скоро вернется. Так вот непонятно, что бы это могло значить?

— Ну… может… что Одиссей скоро вернется? — осторожно предположил царь Итаки.

— Ой, какое странное толкование, — отмахнулась от него Пенелопа. — Да не может такого быть! И вообще, устала я ждать мужа, который плавает по всяким там оракулам. А потому возьму я завтра его лук да колчан со стрелами. Вот кто лук натянет и пустит стрелу через двенадцать колец на секирах — за того замуж и пойду!

«Спасибо еще — стрелы не в болото пускать надо, — хмуро подумал Одиссей, почесывая вымытую ногу, — и без царицы-лягушки сказочка странная».

Но вслух идею Пенелопы очень даже одобрил и опять пообещал, что скоро вернется.

А потом пошел спать и всю ночь обдумывал коварные планы.


Античный форум

Арес: Интересно, а как это Афина отвлекала внимание Пенелопы?

Афина: Олимпийские сплетни. Ни одна царица не пропустит новую порцию олимпийских сплетен.

Зевс: О, профессия «Отвлекатель внимания чужих жён»? А можно…

Афина: НЕТ.

Аполлон: Что она вообще делала там в углу? Она что, всегда сидит где-то в углу на всякий случай?

Афина: Просто посмотри в угол. Я тебе машу.

Аполлон покинул форум.

источник: https://ficbook.net/readfic/3953315/19219482#part_content

1
Комментировать

Пожалуйста, авторизуйтесь чтобы добавить комментарий.
1 Цепочка комментария
0 Ответы по цепочке
0 Последователи
 
Популярнейший комментарий
Цепочка актуального комментария
1 Авторы комментариев
NF Авторы недавних комментариев
  Подписаться  
новее старее большинство голосов
Уведомление о
NF

++++++++++

×
Зарегистрировать новую учетную запись
Сбросить пароль
Compare items
  • Включить общее количество Поделиться (0)
Сравнить