17
8
Забавная мифология: Троллиада и Идиссея. Часть 22

Забавная мифология: Троллиада и Идиссея. Часть 22

48. И тут вдруг Родина!

Хто я? Дзед-барадзед
Абышоў белы свет
А цяпер у ціхі час
Завітаў да вас!
Предположительно, белорусская версия Одиссея

На следующий день порядком поникшие под грузом рассказов Одиссея феакийцы начали готовить корабль к отплытию: грузить богатые дары, пировать и прикидывать, какую скорость нужно развить, чтобы не вспоминать до конца своей жизни байки о троянской войне или острове Калипсо.

Томным вечером Одиссей взошёл на корабль и исполнил свой коронный трюк: безмятежно опочил. Здесь по всем правилам жанра корабль должен был перевернуться, наскочить на рифы, пристать не туда или выкинуть еще какой-нибудь трюк. Но феакийцы о законах жанра не знали ничего, потому попросту за одну ночь довезли Одиссея до Итаки, положили на песочек, рядом положили дары и тихо-тихо на цыпочках убежали на корабль, переговариваясь шепотом: «А вдруг он проснется и опять заговорит!» Чем породили смуту и беспорядок решительно для всех: на Олимпе вдруг осознали, что феакийцы поломали шикарный квест, за которым можно было наблюдать буквально бесконечно.

Ян Стыка "Корабль феакийцев возвращает Одиссея на Итаку", 1901 г.

Ян Стыка «Корабль феакийцев возвращает Одиссея на Итаку», 1901 г.

Больше всего гневался Посейдон, потому что «я тут их предупреждал, чтобы путников не отвозили домой, а они опять отвозят, причем самого Одиссея, а он моего сыночку обидел». Гневный яжотец отправился спрашивать совета у Зевса – на предмет «феакийцы меня обидели, как мне лучше надуть им в тапки». После продолжительных братских дискуссий («В каком смысле, к Аиду за фантазией?) Зевс подсказал владыке морскому загородить феакийскую пристань какой-нибудь здоровенной бякой. А поскольку нужной бяки в хозяйстве не нашлось, Посейдон просто превратил в скалу корабль, который отвозил на Итаку Одиссея. Поставив таким образом второй со времен аргонавтов памятник мореплаванию.

 Ян Стыка "Собрание богов", 1901 г.

Ян Стыка «Собрание богов», 1901 г.

— Ни фига себе, Церетели, — дружно сказали феакийцы, увидев монумент. – Искусство-то какое. Помолимся, чтобы его отсюда забрали!

И начали молиться и клясться, что больше незаконным морским извозом заниматься не будут. Всё это время Одиссей, разумеется, спал. Но потом все-таки проснулся, огляделся, увидел вокруг себя неопознанную землю, затянутую туманом и перешел в следующее агрегатное состояние: «Одиссей стенающий». Налицо был дерзкий заговор феакийцев с выгружением Одиссея на каком-то рандомном острове – возможно, с целью превратить его в первую версию Робинзона. Правда, рядом лежали нетронутые дары, так что стенать Одиссей скоро перестал и принялся печально бродить и выискивать кандидатов на возможного Пятницу. Очень скоро ему повезло: оказалось, что на острове водятся прекрасные юноши. Один такой вырулил прямо на Одиссея и сходу приступил к допросу: «А ты с какого района, пацанчик и что делаешь на Итаке?»

Стресс от того, что феакийцы таки довезли странника до дома, был мимолётен.

— Да сами мы неместные, — тут же ответил Одиссей, переходя в наиболее привычное состояние «борзоврущий». – Я, вообще-то, с Крита, но я оттуда убежал, потому что убил я там одного Архилоха, который сын Идоменея – это я ему так мстил, в смысле, Архилоху, но, возможно, и Идоменею тоже, и вот с Крита я бежал с финикийцами, хотел я уплыть то ли в Пилос, то ли в Элиду, а финикийцы – такие гады, вот тут меня и бросили, а еще…

На этом моменте юноша возопил: «Да хватит уже, мама моя Зевс!» — и превратился в Афину, держащуюся за голову и повторяющую: «Крит, финикийцы, какие-то архилохи, откуда у тебя это в голове вообще берется?!»

— Я это, — скромно сказал Одиссей. – Оно само. Импровизация. Потому что неизведанные территории и вообще.

— Вообще, это Итака, — соизволила просветить Одиссея Афина. – Сейчас только дымовую завесу сниму…

Ян Стыка "Одиссей целует родную землю", 1901 г.

Ян Стыка «Одиссей целует родную землю», 1901 г.

Без тумана родина резко приобрела узнаваемость, и Одиссей сразу же кинулся её целовать. Афина тем временем радела о скрытности:

— Осторожность — это хорошо. Я тут сама осваиваю навыки партизанской помощи героям, потому что дядя же. Вот как раз до курса маскировки дошла – сейчас я буду сливать тебя с местностью!

Через пару минут Одиссей постарел, приобрел резкую дистрофичность, облысел, потерял блеск в глазах…

Джузеппе Боттани "Афина превращает Одиссея", 1755 г.

Джузеппе Боттани «Афина превращает Одиссея», 1755 г.

— И струпья, — подвела итог Афина, доставая откуда-то грязные лохмотья. – На, переоденься. Вот сумка, вот посох, ух ты, тебя в таком виде родная мама не узнает!

— Потому что она умерла? – предположил Одиссей, вешая на себя страшноватые тряпочки. — И поэтому тоже, — отрезала Афина. – Всё, иди, общайся со свинопасом, а я полечу уже в Спарту твоего сына оттуда возвращать.

— Э-э-э, — сказал Одиссей, глядя в небо, где таял след сверхзвуковой Афины. – Свинопас? Мой сын в Спарте? Почему я лысый, вообще?!

Утро явно выдалось насыщенным.


Античный форум

Афина: Видали чудеса маскировки? Ну, видали? Принимаю заказы на грим. Быстро, качественно, неузнаваемо…

Зевс: Гера не узнает?

Афина: Есть вариант с нарывами – никто не узнает!

Зевс покинул форум.

Гипнос: А можно меня в брата? Ну, то есть я понимаю – коренное несходство…

Гермес: А можно и меня под его брата? Потому что если мы да на троих…

Афина: Боюсь, вас заблокирует неповторимый оригинал.

Дионис: А можно меня под алкаша?!

Афина: …

49. К свинопасам, так к свинопасам

Выяснять, что вообще творится — Одиссей решил с инструкций Афины. То есть, со свинопаса. И почти благополучно добрался до Эвмея. Почти — это потому что свинопас не удосужился повесить на свое жилище надпись «Осторожно, злая собака» (или — еще более правдиво — «Осторожно, стая некормленных и мечтающих реализоваться через кусь одноглавых подобий Цербера»). Так что странник был встречен дружным гастрономическим интересом собак, а Эвмей был встречен странным поведением странника («А-а-а-а, ты что, серьезно, столько лет странствовать и быть сожранным собаками, а-а-а-а-а!!!»). Но псов добрый свинопас тут же отогнал и пояснил, что времена-то — неспокойные, ты уж извини, мил человек, но тут сволочи-женихи расхищают стада Одиссея. Не прекращая жаловаться, добрый свинопас заколол двух поросят и приготовил из них обед. Одиссей, слушая жалобы о расхищаемых стадах, сочувствующе кивал и утешал, что мол, ты не беспокойся, скоро все прекратится, и вообще, Одиссей скоро вернется на родину с богатыми дарами.

Бонавентура Дженелли "Эвмей, Одиссей и его собака Аргус."

Бонавентура Дженелли «Эвмей, Одиссей и его собака Аргус.»

На свою беду свинопасу вздумалось поиграть в Станиславского.

— Ну, я тебя предупреждал, — сказал Одиссей, дождавшись первого «Не верю!». — Да ты хоть знаешь, кто я? Да я вообще богатый человек, только меня братья при дележе обделили, но я женился на богатой, а потом я был под Троей, а потом я поехал в Египет, нет, не на курорт, а просто так, но спутники у меня были раздолбаи и грабили город, и царь Египта их всех убил, а я как турист законопослушный остался жив, перевел туризм в эмиграцию, но тут меня один финикиец уговорил ехать в Ливию, так вот, по пути Зевс разбил нам молнией корабль, и выкинуло нас на берегу страны феспотов, а те решили продать меня в рабство, и вот я от них сбежал, когда они к вашим берегам-то пристали. А зачем я это вообще рассказываю?!

— Действительно, — сказал слегка окосевший свинопас, чья мысль не успевала за полетом высокохудожественной сериальной дичи, которую вдохновенно нес путник. — А зачем?

— Так это потому что те феспоты мне и рассказали о том, что Одиссей на родину с дарами возвращается. Или по-твоему что — неправдоподобно звучит?!

Свинопас, который чувствовал себя так, будто сейчас у него взорвется голова, и из нее родится Афина… у которой потом тоже взорвется голова… в общем, свинопас выжал из себя невнятное:

— Э-э-э.

— А раз так, то если я прав — ты подаришь мне новую одежду, — торжественно заключил Одиссей. — А если неправ, и Одиссей не вернется — сбрось меня со скалы в море.

Заключив беспроигрышное пари, Одиссей таки не угомонился: душа жаждала трындежа и профита. Потому, когда возвратились остальные пастухи и похолодало, он решил обзавестись еще и плащом на сон грядущий. И решил прибегнуть к тонкому намеку, и начал рассказывать длинную и запутанную историю о том, как лежат они, значит, под Троей в засаде с Менелаем и Одиссеем, а плаща-то и нет, но Одиссей тут же придумал, где его взять, и услал одного из воинов за подмогой с прекрасным поводом «Я видел плохой сон», а мне достался плащ, так вот… На этом моменте Эвмей сунул Одиссею свой плащ и бегом припустил куда-то… нет, не за подмогой, а к стадам, бормоча под нос: «Нет уж, во второй раз я такое слушать не собираюсь».

— Хм, — сказал Одиссей, заворачиваясь в трофейный плащ. — А я-то еще в форме… А в это время Афина исполняла еще одну роль — ночного бабайки. Потому что явилась прямо посреди ночи к ложу Телемаха и заявила:

— А ну-ка пошел домой, нагулялся по спартам. Имущество расхищается, женихи буянят, в доме непорядок. И да, там тебе готовят засаду, так что проплыви-ка мимо острова в темноте.

— Писистрат, — сказал Телемах после того, как Промахос удалилась. — Ко мне тут приходила Афина. И мне надо домой.

— Значит, подождем до утра, — согласился Писистрат, который спал неподалеку. — С такими-то приходами — и куда-то ночью ехать…

С утра Менелай и Елена облобызали гостей на прощание, задарили им даров и даже показали знамение: вон орла гусь утащил, это же явно к возвращению Одиссея!

— У Нестора задерживаться не будем, — предупредил Телемах, становясь на колесницу. — Мало ли кто там в ночи явится поговорить. И вообще, хватит мне даров и знамений.

У Нестора, правда, вместо даров пришлось прихватить провидца Феоклимена, который нечаянно кого-то убил. И без знамений тоже не обошлось: уже когда корабль приплыл в Итаку, над ним на этот раз показался сокол с голубкой в когтях.

Ян Стыка "Телемах приглашает Феоклимена на свой корабль", 1901 г.

Ян Стыка «Телемах приглашает Феоклимена на свой корабль», 1901 г.

— Это знамение, что твой род будет править Итакой вечно! — обрадовал Телемаха Феоклимен.

— Ух ты, какой я радостный, — ответил Телемах и побежал хвастаться к свинопасу Эвмею. Назревала феерическая встреча отца и сына.


Античный форум

Арес: То есть погоди… то есть, можно являться героям вот просто так ночью на поболтать, и мы этого до сих пор не знали?!

Гермес: …и я до этого до сих пор не додумался?!

Зевс: Ну… я додумался, но не к героям.

Гипнос: У меня вообще-то это по специальности.

Танат: У меня тоже по специальности, но не на поболтать.

Гермес: Зря, очень зря. Вот если бы ты явился два-три раза по ночам со словами: «Да я пока что просто поговорить…»

Все покинули форум.

Гипнос: …кажется, они представили.

источник: https://pikabu.ru/story/zabavnaya_mifologiya_trolliada_i_idisseya_ch_22_6748397

1
Комментировать

Пожалуйста, авторизуйтесь чтобы добавить комментарий.
1 Цепочка комментария
0 Ответы по цепочке
0 Последователи
 
Популярнейший комментарий
Цепочка актуального комментария
1 Авторы комментариев
NF Авторы недавних комментариев
  Подписаться  
новее старее большинство голосов
Уведомление о
NF

++++++++++

×
Зарегистрировать новую учетную запись
Сбросить пароль
Compare items
  • Включить общее количество Поделиться (0)
Сравнить