Ютландское сражение 1916 г.

1
1

Ютландское сражение стало крупнейшей морской битвой Первой мировой войны. Германское командование предприняло попытку выманить часть британского флота, навести ее на свои главные силы и разгромить в бою, однако британское командование разгадало замысел противника.

Ютландское сражение 1916 г.

В ходе последовавшего сражения германский флот нанес противнику серьезный урон, но стратегической цели ему достичь не удалось.

В 1906 году в военном кораблестроении наступила очередная смена эпох — британцы спустили на воду линкор «Дредноут», построенный по совершенно новой схеме и поделивший все линкоры на «до- и последредноутного» типа. Всем военно-морским державам мира фактически пришлось заново отстраивать свои военные флоты. Особенно активно велась гонка военно-морских вооружений Великобританией и Германией, колониальные интересы которых столкнулись, в частности, на Африканском континенте.

Однако кораблестроительная промышленность Германии не могла на равных состязаться с британской, и потому к началу войны, в 1914 году, линейный флот Кайзермарине уступал британскому — немцы смогли построить 15 новых линкоров, а также располагали четырьмя линейными крейсерами и 22 старыми линкорами, тогда как британцы имели 20 дредноутов, девять линейных крейсеров и 45 старых линкоров. Поэтому в области военно-морского строительства Германии господствовала «теория риска» адмирала Альфреда фон Тирпица, заключавшаяся в том, что если Германия построит достаточно сильный флот, то британский, а равно и любой другой, флот не сможет вступить с ним в сражение без риска серьезно подорвать свое могущество. И даже если гранд Флит вступит в решающее сражение и выиграет его, то понесет такие потери, что не сможет противостоять флотам других морских стран, таких как, например, Франция, Италия или Япония. В итоге британцы должны будут отдать предпочтение полюбовному решению возникших разногласий.

Также адмирал фон Тирпиц полагал, что, если начнется война, Лондон разделит свой флот на части, которые станут обеспечивать оборону разных участков огромной Британской Империи, и это не позволит британцам получить решающего превосходства над германским флотом. Однако Лондон разрушил планы Берлина — против Германии помимо Великобритании воевали также Франция, Россия, Япония и даже Италия, которая, несмотря на свое участие в Тройственном союзе, сначала отказала в поддержке Германии, а затем и вовсе перешла в стан ее противников. Стратегия фон Тирпица потерпела крах — британский гранд Флит остался единым целым и был готов встретиться в бою с Флотом Открытого моря.

Набеговая тактика германского флота

Ютландское сражение 1916 г.

Адмирал фон Тирпиц и командующий Флотом Открытого моря адмирал Фридрих фон Ингеноль понимали, что открытое столкновение с Гранд Флитом, мягко говоря, нежелательно, поскольку в ходе такого сражения германский флот может понести неприемлемые потери. Да и результаты первого морского боя оказали негативное влияние на немецких моряков — в ходе боестолкновения в Гельголандской бухте 28 августа 1914 года имевшие значительный перевес в силах британцы, не потеряв ни одного корабля и лишь 32 человека убитыми и 55 ранеными, смогли потопить три германских легких крейсера и эсминец. Потери немцев составили около 1000 человек убитыми, ранеными и пленными.

В итоге Флот Открытого моря берегли как «козырную карту», а досаждать противнику было решено набеговыми операциями на восточное побережье Великобритании быстроходных линейных крейсеров и действиями подводных лодок на коммуникациях близ баз противника. Такая тактика приносила плоды (в частности, 22 сентября 1914 года немецкая подлодка U-9 за полтора часа потопила три британских крейсера), но не могла обеспечить прорыв морской блокады, установленной британцами, и не устранила нависшей, словно Дамоклов меч, угрозы выхода в море Гранд Флита.

К декабрю 1914 года тактика «ударь и отходи» стала откровенно досаждать британскому командованию. 3 ноября германские крейсеры провели набеговую операцию против порта Ярмут, а 16 декабря были обстреляны Хартлпул, Скарборо и Уитби. В последнем случае немецкие адмиралы совершенно случайно получили возможность уничтожить лучшие корабли британского флота. Дело в том, что британцы узнали о готовящейся операции, но считали, что линейные силы Кайзермарине участвовать в ней не будут. Англичане решили перехватить корабли противника, отправив для этого лишь небольшую эскадру. Однако из-за неправильной оценки ситуации адмиралом Фридрихом фон Ингенолем, считавшим, что ему противостоит весь Гранд Флит, а не его незначительная часть, германский флот от сражения уклонился и ушел в базы. Вице-адмирал Дэвид Битти, в свою очередь, упустил германские линейные крейсеры.

Сражение у Доггер-банки

Ютландское сражение 1916 г.

Обстрел портов 16 декабря, сопровождавшийся гибелью мирных жителей, в том числе детей (за это немецкие линейные крейсеры до конца войны называли не иначе как «детоубийцы»), вызвал возмущение в британском обществе и критику в адрес Адмиралтейства.

Для противодействия этим набегам в конце 1914 года линейные крейсеры вице-адмирала Битти перевели в Росайт, откуда они могли быстрее перехватить противника во время следующего рейда.

Вечером 23 января в море вышло соединение германского флота под командой вице-адмирала Франца фон Хиппера. Британское Адмиралтейство о планах противника знало заранее (разведка «читала» радиограммы немцев), поэтому успело тщательно подготовить операцию по перехвату крейсерских сил неприятеля, задействовав в ней крупные части флота, включавшие почти все линейные крейсеры и множество линкоров.

Утром 24 января эскадры вступили в огневое соприкосновение. В ходе последовавшего затем боя англичанам удалось потопить броненосный крейсер «Блюхер», тяжело повредить линейный крейсер «Зейдлиц», потери Кайзермарине составили 1116 человек убитыми, еще 41 человек был ранен, а 269 взяты в плен. У англичан серьезные повреждения получил лишь линейный крейсер «Лайон». Потери немцев могли быть больше, если бы вице-адмирал Дэвид Битти в решающий момент боя не потерял управление эскадрой. Примечательно, что германское командование так и не поняло, что его радиообмен легко доступен противнику. В дальнейшем это не раз помогало британцам. Результатом же потери «Блюхера» стала отставка адмирала фон Ингеноля — на его место назначили адмирала фон Поля, при котором, впрочем, Флот Открытого моря далеко от берега не отходил.

Ситуация изменилась лишь через год — в январе 1916-го командующим Флотом Открытого моря был назначен вице-адмирал Рейнхард Шеер, придерживавшийся агрессивной тактики и

решивший дать бой британскому флоту. Свой план — выманить линейными крейсерами часть сил Гранд Флита в море, навести их на линейные силы Флота Открытого моря и затем уничтожить — он представил на утверждение, и в конечном счете кайзер его одобрил. 30 мая план Шеера вступил в действие.

Эра больших пушек

Сошедшиеся в Ютландском сражении военные флоты включали множество мощных линкоров, но обе стороны допустили ошибки.

К началу Первой мировой войны военно-морские теоретики разных стран мира не имели единой точки зрения на то, какая тактика применения в бою новых линкоров будет наиболее эффективной. С одной стороны, использование линейных кораблей предполагало применение линейной тактики, но с другой сражения русско-японской войны 1904-1905 годов показали, что такой подход к ведению боя себя исчерпал, в том числе и ввиду существенно выросшей дальности стрельбы корабельных орудий.

Управление и тактика

Адмиралы и офицеры, вступившие в Первую мировую войну, в предвоенные годы закрепляли свои знания и навыки в ходе военно-морских учений и командно-штабных игр, однако, как гласит поговорка, «генералы всегда готовятся к прошедшим войнам». Так случилось и на этот раз. Оба флота, принимавшие участие в Ютландском сражении, более года перед этим провели преимущественно в базах, а их флотоводцы не командовали в реальном бою даже эскадрой дредноутов.

Гранд Флит вступил в войну, имея централизованную структуру командования, тесно связанную с утвержденной на флоте системой связи. Однако эта служба была перегружена различными правилами и процедурами, удобными для действий в мирное время, но совершенно не подходящими для боя. Командиры кораблей действовали в четком соответствии со множеством сигналов, подаваемых с флагманского корабля, но в бою, когда скорости были высокими, а сами корабли при орудийных залпах окутывались густыми клубами дыма, часто возникали случаи, когда сигналы флагмана оставались незамеченными или неправильно интерпретировались.

Система командования в Германии в целом была схожа с британской — она имела и морское министерство, и штаб, и главные силы флота. Однако командующие морскими силами на Северном и Балтийском морях подчинялись лично кайзеру, что нивелировало всю стройность системы командования. Определенным достижением было широкое применение на кораблях германского флота радиосвязи, но в годы войны это принесло немецким адмиралам, пожалуй, больше вреда, чем пользы: британская разведка вскрыла код противника, и Адмиралтейство почти всегда заранее знало о планах неприятеля.

Британские и немецкие адмиралы считали артиллерию главным средством ведения войны, но все большее значение приобретало и другое не менее грозное оружие — торпедное. Скорость и боевая мощь торпед росли быстрее, чем средства борьбы с ними.

Все более активно во флотах разных стран мира применялись миноносцы, а затем и эскадренные миноносцы. Появились и более опасные носители торпедного оружия — подводные лодки. Угроза массированного применения в бою торпедного оружия очень беспокоила адмиралов обеих сторон.

Гранд Флит

Передав часть обязанностей по защите коммуникаций, баз и портов в других регионах флотам союзных держав, Лондон сумел сконцентрировать в базах метрополии основные линейные и крейсерские силы флота, то есть сделал то, чего так боялся адмирал фон Тирпиц. По состоянию на 1916 год британский флот имел в своем составе около 40 современных линкоров и линейных крейсеров, а также значительное количество боевых кораблей других классов — легких крейсеров, эсминцев и гидроавиатранспортов (в общей сложности — около 160 кораблей и более 60 тысяч человек личного состава).

Главные силы Гранд Флита, сформированного в 1914 году на базе Хоум Флита и Атлантического флота, базировались в Скапа-Флоу на Оркнейских островах. Линейные корабли были сведены в линейные эскадры (также иногда — эскадры линкоров), которые вместе со вспомогательными силами — эскадрами броненосных и легких крейсеров и флотилиями эсминцев — и составляли Гранд Флит. Впрочем, набеговая тактика германского флота заставила британское командование провести передислокацию ряда соединений — большинство линейных крейсеров под командованием вице-адмирала Дэвида Битти перешло на 400 км южнее, в Росайт, что обеспечивало возможность более оперативного перехвата немецких кораблей во время их набегов на английское побережье. Но у этого расположения был свой недостаток — экипажи линейных крейсеров оказались вне доступности учебной базы Скапа-Флоу.

Британские корабли были быстрее и имели более мощную артиллерию, но зато у многих из них, например, у линейных крейсеров, была уязвимая система погребов боезапаса, что впоследствии неоднократно становилось причиной детонации боезапаса и почти мгновенной гибели кораблей при удачном для противника прямом попадании в башни главного калибра.

На британском флоте существовала контрактная система — служба продолжалась 12 лет, так что значительную часть экипажей кораблей составляли опытные моряки. Плюс ко всему, на флоте существовали богатые традиции, боевой дух британских моряков был на высоте.

Флот Открытого моря

 

Ютландское сражение 1916 г.

 

Флот Открытого моря был создан в 1907 году и являлся боевым ядром кайзеровских ВМС, по численности уступавших лишь британским и американским ВМС. Германские верфи не могли угнаться за британскими в объемах постройки дредноутов, поэтому немецкие адмиралы компенсировали этот недостаток лучшей подготовкой артиллеристов и более мощной броней кораблей, которые, к тому же, были шире, обеспечивая более «комфортные» условия для стрельбы. Большую часть команд кораблей составляли призывники, служившие по три года, так что каждое лето на флот приходили молодые люди, не имевшие опыта морских походов. В общем, британцы считали, что флот, учившийся морскому делу в Гельголандской бухте, большой угрозы представлять для них не будет.

Первый контакт

Ютландское сражение началось с боя британских и германских линейных крейсеров, в ходе которого британцы потеряли сразу два линейных крейсера.

29 мая 1916 года британская разведка перехватила и дешифровала радиограмму, направленную вице-адмиралом Шером. Небезызвестная «Комната 40» сообщила 30 мая: «Противник может выйти в море». Джеллико и Битти получили приказ Адмиралтейства сосредоточить силы в районе ближе к побережью Норвегии в готовности предотвратить проход Флота Открытого моря в Северную Атлантику или закрыть ему обратный путь на восток 31 мая соединения германского флота стали покидать базы и выходить в море. Британцы же с учетом данных разведки вышли в море несколько раньше. Достоверно о наличии противника в море обе стороны узнали в третьем часу дня 31 мая — британский легкий крейсер «Галатея», направлявшийся для осмотра датского парохода, обнаружил уже отходивший от него немецкий корабль и немедленно открыл по противнику огонь, а в 14:20 радировал об этом событии. Затем стали поступать донесения и от других кораблей, поэтому в 15:00 адмирал Джеллико отдал приказ приготовиться к бою.

Вице-адмирал Битти, предполагая, что обнаружена вражеская эскадра, отдал приказ своим силам повернуть на юго-юго-восток, однако ввиду того, что на флагмане 5-й линейной эскадры этот сигнал с «Лайона» (флагмана Битти) не разобрали, линкоры отстали от линейных крейсеров, что имело самые негативные последствия во время боя.

Встреча линейных крейсеров

Около 15:00 вице-адмирал Битти получил сообщение с «Галатеи» о том, что замечены «дымы семи кораблей кроме крейсеров и эсминцев». В 15:20 Хип-пер заметил противника, после чего развернул эскадру на юго-восток в надежде вывести неприятеля прямо на линейные силы Шеера. Около получаса британские и германские линейные крейсеры шли почти на параллельных курсах, постепенно сокращая дистанцию. В 15:48 вице-адмирал Хиппер отдает приказ открыть огонь — с дистанции 15,4 км немецкие корабли стали давать четырехорудийные залпы с интервалом 20 секунд. Первые залпы оказались неточными, но затем немцы «накрыли» корабли противника — в первые минуты боя три корабля получили несколько попаданий. Англичане открыли ответный огонь.

Дистанция между эскадрами сократилась до 12 км, Битти приказал эсминцам изготовиться к торпедной атаке. В этот момент вновь проявились недостатки применявшейся британским флотом флажной системы — на набор некоторых приказов уходило порой по 10 минут. В 16:00, получив два попадания «Индефатигебл» погиб от мощного взрыва, однако и немецкие корабли получили повреждения (так, взрыв и пожар уничтожил одну из орудийных башен «Зейдлица»).

В 16:15 5-я линейная эскадра воссоединилась с остальными силами — казалось, что удача склоняется на сторону британцев. Однако вскоре взорвался «Куин Мери». Спаслись лишь 17 человек команды. Британцы остаются с четырьмя линейными крейсерами против пяти немецких. Когда вице-адмиралу Битти доложили о гибели второго крейсера, он произнес свою знаменитую фразу: «Похоже, что-то неладно с нашими проклятыми кораблями сегодня». Флагман Битти, «Лайон», также получил несколько попаданий и едва избежал участи «Индефатигебла» и «Куин Мери» — корабль от взрыва погреба боезапаса ценой своей жизни спасли артиллеристы, затопившие его.

Через некоторое время германское соединение начало выход из боя, и тогда Битти решил провести торпедную атаку своими эсминцами. Навстречу им устремились германские эсминцы. Главной жертвой торпед стал немецкий «Зейдлиц», который с полузатопленным носом с трудом добрался до базы. В 16:38 вице-адмирал Битти получил донесение о приближении линейных сил Флота Открытого моря и приказал поворачивать на север, чтобы вывести противника на боевое ядро Гранд Флита.

В дело вступают дредноуты

Однако флажный сигнал не разобрали на 5-й линейной эскадре, и она продолжала двигаться на юг — прямо навстречу своим линейным крейсерам и главным силам немцев. Когда на эскадре разобрались, в чем дело, и корабли стали поворачивать на север, в точке поворота линкоры поочередно попали под снаряды германских кораблей. Впрочем, развернувшись, британские линкоры открыли ответный огонь и добились попаданий в вырвавшиеся вперед линейные крейсеры Хиппера, а также в головные корабли Шеера. Тем временем Битти пытался отвести эскадру Хиппера на восток, чтобы противник не заметил раньше времени корабли Гранд Флита, но было уже поздно.

Действия флота

Преследуя линейные крейсеры вице-адмирала Битти, силы Флота Открытого моря неожиданно вышли прямо под дула орудий дредноутов Гранд Флита.

В течение 20 минут четыре новых линкора типа «Куин Элизабет» британской 5-й линейной эскадры Эвана-Томаса находились в зоне досягаемости орудий Флота Открытого моря. Германские артиллеристы вели огонь довольно метко, но мощные британские линкоры, даже получив несколько попаданий, не утратили своей боеспособности и, открыв ответный огонь, взяли курс на север.

Навигационные проблемы

Тем временем адмирал Джеллико все еще не был в курсе, что надвигается сражение. Радиограммы, которые он получал от Битти и Эвана-Томаса, оказывались неточными и противоречивыми, недостаточно точными были и сообщения кораблей о своих координатах. Впрочем, последняя проблема оказалась характерной для обоих флотов на протяжении всего сражения, поэтому не было удивительным то, что та или иная сторона периодически заставали друг друга врасплох. Во время «бега на север» Битти полагал, что находится в 18 км восточнее своей реальной позиции, тогда как Хиппер, если исходить из его донесений Шееру, считал, что находится на 16 км южнее, чем был на самом деле.

Лишь когда авангард Джеллико в 17:56 заметил крейсеры Битти, то есть на 20 минут раньше расчетного времени, командующий Гранд Флитом понял, насколько донесения Битти о своем местонахождении были неточными. Впрочем, к тому времени это уже не имело значения — у Джеллико почти не осталось времени приготовиться к сражению, а 3-я эскадра линейных крейсеров контр-адмирала Горация Худа, отправленная на встречу с кораблями Битти, разминулась с ним аж на 32 км.

У адмирала Джеллико осталось всего несколько минут на принятие решения о перестроении в боевой порядок. Поворот в левую фланговую колонну привел бы к некоторой отсрочке в открытии огня, но зато Гранд Флит отрезал бы Флот Открытого моря от его баз и охватил бы голову колонны германского флота. В 18:15 адмирал Джеллико приказал своим эскадрам развернуться на левую фланговую однокильватерную колонну. Перестроение заняло достаточно много времени и к началу боя с немецкими линкорами еще не было завершено полностью.

Бой крейсеров

Контр-адмирал Худ, во главе эскадры которого шли три линейных крейсера типа «Инвинсибл», прибыл на место предполагаемого нахождения кораблей Битти в 17:30. Поскольку из-за тумана видимость была ограниченной, Худ направил один из своих легких крейсеров, «Честер», на разведку. Однако вместо крейсеров Битги командир «Честера» наткнулся на эскадру легких крейсеров контр-адмирала Фридриха Бедикера. В ходе неравного боя «Честер» получил серьезные повреждения.

Эскадра Худа продолжила движение на юг и вскоре плохо пришлось уже легким крейсерам Бедикера. Точные залпы 305-мм орудий «Инвинсибла» тяжело повредили «Пиллау» и вывели из строя «Висбаден», который потерял ход и оказался удобной мишенью для британских артиллеристов, особенно для старых броненосных крейсеров контр-адмирала сэра Роберта Арбетнота. Заметив выходящую из боя с британскими линейными крейсерами и сильно потрепанную 2-ю разведывательную группу Бедикера, они тут же атаковали их. Перспектива потопить хотя бы один германский крейсер показалась им весьма заманчивой.

В 18:00 корабли 1-й эскадры крейсеров Арбетнота прошли перед линейными крейсерами Битти и устремились в атаку на германские корабли, открыв интенсивный огонь по «Висбадену». Флагманский корабль Арбетнота, «Дифенс», дал первый залп по «Висбадену» в 18:05. Увлеченный добиванием последнего и погоней за немецкими легкими крейсерами, в условиях плотного тумана Арбетнот поздно заметил приближающиеся эскадру линейных крейсеров Хиппера и эскадру линкоров Бенке, которые с близкой дистанции открыли ураганный огонь. В 18:15 один из залпов пришелся в место позади кормовой башни «Дифенса». Корабль накренился, но затем выпрямился и продолжил идти прежним курсом, однако через минуту-другую еще один залп попал ему между носовой орудийной башней и первой трубой. Крейсер буквально разметало на части, в огне взрыва погибли контр-адмирал Арбетнот и весь его экипаж, около 900 человек. Эскадру Арбетнота от полного уничтожения спасло появление линкоров 5-й линейной эскадры — в 18:20 они вступили в бой и отогнали корабли Хиппера.

Потеря «Инвинсибла»

Ютландское сражение 1916 г.

К 18:30 линкоры Гранд Флита выстроились в кильватерную колонну и пошли на восток-юго-восток. Вскоре с головных кораблей примерно в 8 км к югу заметили немецкие линейные крейсеры, двигавшиеся в восточном направлении. Следом за ними шли основные силы Флота Открытого моря. Отчетливо слышалась орудийная стрельба — корабли центра Шеера вели бой с линкорами британской 5-й линейной эскадры.

Тем временем линейные крейсеры Битти и Худа оказались втянуты в яростную схватку с кораблями Хиппера. Флагманский корабль контр-адмирала Худа, «Инвинсибл», и другие корабли в ходе обмена залпами с «Лютцовом» и «Дерфлингером» добились множественных попаданий в них, однако в 18:33 туман неожиданно рассеялся и «Инвинсибл» стал отличной мишенью для германских артиллеристов. «Дерфлингер» дал по нему несколько залпов, немецкий снаряд пробил одну из башен «Инвинсибла», и через несколько секунд ее погреб боезапаса сдетонировал. От мощного взрыва корабль разломился пополам и затонул на глубине около 30 метров, причем корма и нос остались торчать над водой (в таком положении останки крейсера оставались еще несколько лет после окончания войны). На «Инвинсибле» погибли контр-адмирал Худ и почти вся команда — из 1030 человек спаслись лишь шестеро.

Гранд Флит атакует

Наконец, линейные крейсеры Хиппера и головные линкоры германского флота оказались в видимости линкоров Гранд Флита, после чего линкоры «Ривендж» и «Ройял Оук», имевшие 381-мм орудия, флагманский корабль Джеллико «Айрон Дьюк», имевший 343-мм орудия, а также «Аджинкорт», располагавший 14 орудиями калибра 305 мм, открыли огонь, сосредоточившись сначала на линкоре «Кениг».

В сложившихся условиях труднее всего пришлось немецким артиллеристам. Шеер позднее вспоминал, что «весь горизонт от севера до востока был в огне. Вспышки орудийных залпов хорошо были различимы в дыме и тумане, однако сами корабли разглядеть не удавалось». В 18:35 вице-адмирал Шеер отдал приказ на выполнение вправо маневра «Gefechtskehrtwendung», то есть боевого разворота, когда все корабли колонны поворачивают на 180° (в российской терминологии более известен как поворот «все вдруг»). Прикрытие дымовой завесой обеспечили эсминцы, один из которых в то же время забрал Хиппера и его штаб с «Лютцова», который принял много воды и потерял часть артиллерии.

Германский флот выполнил непростой маневр безупречно, и через несколько минут Флот Открытого моря двинулся от противника на запад. В дыму и наступающих сумерках Джеллико потерял неприятеля из вида и не решился преследовать его. Вместо этого он задумал выйти ему наперерез. В 19:00 корабли Гранд Флита уже двигались на юг, так же как и линкоры Эвана-Томаса.

Сражение продолжается

В 18:55 флот Шеера изменил курс. На тот момент Флот Открытого моря находился в 11 км юго-западнее Гранд Флита и шел курсом на восток, пытаясь обойти колонну противника по корме. Однако Шеер неточно определил местонахождение Гранд Флита и в итоге вместо того, чтобы обойти его, вышел со своими кораблями прямо на колонну линкоров Джеллико. Вскоре после 19:00 голова Флота Открытого моря появилась в видимости передовых кораблей Джеллико. Британские корабли немедленно открыли огонь по линкорам и линейным крейсерам противника, который не видел их еще несколько минут. Стрельба велась с небольшой дистанции (флагман адмирала Джеллико оказался от противника всего в 9 км), вскоре тяжелые повреждения получили «Лютцов» и линкоры «Кениг», «Фридрих дер Гроссе» и «Гроссер Курфюрст».

Шеер приказал выполнить новый боевой разворот, а в 19:13 передал на линейные крейсеры: «Линейным крейсерам атаковать противника! Приложите все возможные усилия!» (в российской военно-морской литературе используется другой вариант приказа — «Всем на противника. Корабли должны атаковать, невзирая на последствия»).

Фактически, линейные крейсеры были принесены Шеером в жертву, чтобы спасти линкоры. Вскоре на «Дерфлингере» были разрушены две орудийные башни (погибли более 150 человек), а на «Фон дер Танне» возникли перебои с подачей энергии. К 19:15 немецкие линейные крейсеры оказались в 6,5 км от британских дредноутов, но вскоре получили приказ Шеера отходить на запад — одновременно немецкие эсминцы ринулись в торпедную атаку.

После этих событий Шеер вновь приказал выполнить поворот «все вдруг», однако в ходе его выполнения возникла неразбериха, корабли не могли разойтись и стали хорошей мишенью для британских артиллеристов, чем те и не преминули воспользоваться. Ситуацию спас линкор «Кениг», который вышел на ветер и поставил дымовую завесу. Германские эсминцы выполнили торпедную атаку, впрочем, неудачную, а затем поставили дымовую завесу, которая скрыла отход Флота Открытого моря от Джеллико. После противоторпедного маневра британские корабли повернули на юго-запад, а затем на запад, но немецкий флот уже скрылся в ночи — гранд Флит упустил возможность уничтожить Флот Открытого моря.

Флоты теряют друг друга

Управление немецкими линкорами на некоторое время было нарушено, они не могли координировать свой огонь, но британские адмиралы об этом не знали. Маневр противника адмирал Джеллико вовремя не заметил и сначала предположил, что неприятель просто увеличивает дистанцию для продолжения боя. Поэтому британский командующий приказал своим эскадрам следовать на юго-запад, тогда как германский флот шел на юг, расположив линейные крейсеры по левому борту. В это время на британских и немецких кораблях аварийные партии активно устраняли боевые повреждения, восстанавливали способность орудийных башен главного калибра вести огонь, а медики занимались многочисленными ранеными.

Последние залпы

Ютландское сражение 1916 г.

В 19:50 британская эскадра легких крейсеров обнаружила германские эсминцы и преследовала их, пока не увидела центр главных сил Шеера. Сделав несколько залпов, британцы повернули назад. В 20:00 произошло незначительное боестолкновение между британскими и германскими крейсерами, немецкие артиллеристы при этом видели в темноте лишь расплывчатые силуэты кораблей противника и яркие вспышки орудий. Услышав гул выстрелов, Битти в 20:18 отдал приказ следовать на перехват линейных крейсеров Хиппера, которые уже в значительной степени утратили боеспособность. Корабли имели многочисленные повреждения, на некоторых из строя оказалась выведена большая часть орудий главного калибра. Германским артиллеристам удалось добиться попаданий в два британских корабля. Причем это произошло в тот момент, когда Хиппер пытался перейти на «Мольтке», так что боем он не руководил.

В 20:30 старые немецкие линкоры «додредноутного» типа повернули на юго-запад, чтобы дать бортовой залп по противнику, но британцы смогли поразить три германских корабля, после чего те отвернули вправо. Бигги двинулся на юго-запад, не подозревая, что только что пересек курс кораблей Флота Открытого моря. По состоянию на 21:00 соединение Битти шло на юго-юго-восток, тогда как германский линейный флот шел в 16 км по корме, вне видимости с кораблей Битти.

Шедшие впереди по курсу основных сил Гранд Флита легкие крейсеры «Кэролайн» и «Роялист» случайно обнаружили немецкие линкоры из основной колонны Шеера и предприняли попытку выйти на них в торпедную атаку. Однако вице-адмирал Мартин Джеррам, возглавлявший 2-ю линейную эскадру, посчитал, что это корабли соединения Битти, и запретил атаку. Впрочем, затем крейсеры все же выпустили торпеды, правда, безрезультатно, но атаку всей эскадрой Джеррам все же не предпринял. В 21:08 немецкий флот отвернул на запад, а затем — на юг. Через несколько минут Флот Открытого моря скрылся в темноте.

В 20:59 Битти доложил Джеллико, что на дистанции 18 км обнаружил-немецкие линкоры, идущие курсом на юго-запад, но обе стороны решили не предпринимать активных действий ночью, опасаясь торпедных атак.

Ночной бой

Оторвавшись от основных сил Гранд Флита, вице-адмирал Шеер все же сумел довести германские корабли, из которых многие были сильно повреждены, в свои базы.

Оторвавшись от линейных сил Гранд Флита, вице-адмирал Шеер мог направиться либо на юг — в сторону германских баз в эстуарии реки Эмс, либо на юго-восток — в сторону Хорнс-рифа на востоке от побережья Дании и уже оттуда, миновав немецкие минные поля, в относительно безопасной обстановке выйти к своим базам.

Последний вариант был более предпочтительным, но у него имелся один серьезный недостаток — британский гранд Флит располагался как раз между Флотом Открытого моря и Хорнс-рифом. Кроме того, британское командование также понимало, что вторая возможность для противника более подходящая, и поэтому Гранд Флит постарался заранее занять удобную позицию, отрезая германский флот и предполагая уничтожить его. Шеер также сомневался, сможет ли сильно потрепанный Флот Открытого моря миновать Хорнс-риф до рассвета. Если Гранд Флит будет ждать его там, необходимо избежать нового столкновения, чтобы не подвергнуться полному уничтожению.

И, тем не менее, Шеер выбрал именно второй вариант, считая риск ночного боя приемлемым, и вскоре командиры эскадр получили приказ следовать к Хорнс-рифу. Флот выстроился в ломаную линию длиной несколько километров. Многие корабли Флота Открытого моря были повреждены, наиболее сильный ущерб был нанесен линейным крейсерам «Дерфлингеру» и «Фон дер Танну», которые потеряли всю свою артиллерию главного калибра. «Лютцов» и «Зейдлиц» приняли на борт значительное количество воды, их ход упал очень сильно. Причем «Лютцов» медленно шел в 16 км позади основных сил флота, в окружении эсминцев — на тот случай, если придется снимать экипаж с линейного крейсера.

Джеллико, конечно, знал о двух возможных путях следования кораблей Шеера, но он не мог принять правильное решение из-за того, что поступавшая к нему с разных кораблей и от разных командующих информация была противоречивой, а в ряде случаев и просто неточной. В частности, Битти, следовавший с линейными крейсерами впереди основных сил Гранд Флита, сообщал, что Флот Открытого моря находится где-то впереди по курсу и немного западнее. Основываясь на этих докладах, Джеллико предположил, что Шеер направляется в район эстуария реки Эмс, и отдал соответствующий приказ — следовать на юг. При этом в хвосте боевого порядка Джеллико сосредоточил эсминцы и легкие крейсеры — на тот случай, если ночью Флот Открытого моря попытается прорезать строй Гранд Флита по корме его линейных сил и уйти к Хорнс-рифу.

Первый ночной бой

Однако на самом деле ситуация была не такой, как предполагали Битти и Джеллико. В ночной темноте Битти пересек курс Флота Открытого моря и в итоге оказался в нескольких километрах к юго-западу от него. Как оказалось, в 22:00 британский Гранд Флит и германский Флот Открытого моря шли почти параллельными курсами, сходящимися под острым углом и на расстоянии всего лишь нескольких километров друг от друга.

Примерно в 21:50 силы двух флотов вновь вошли в соприкосновение -британские эсминцы наткнулись на отряд германских легких крейсеров, которые обстреляли головной эсминец, «Кастор», нанеся ему серьезные повреждения. В ответ часть следовавших за «Кастором» эсминцев выпустила по противнику торпеды, а остальные корабли выполнять атаку торпедами не стали — их командиры не сориентировались в обстановке и посчитали, что обмен артиллерийскими залпами идет по ошибке между своими кораблями. Но тут из темноты появились германские линейные крейсеры «Мольтке» и «Зейдлиц», открывшие интенсивный огонь, и в бой вступили крейсеры британского арьергарда. Повреждения получили два британских и немецкие крейсеры, а «Фрауэнлоб» был потоплен торпедой с «Саутгемптона».

«Мольтке» и «Зейдлиц» в результате выполнения противоторпедных маневров оторвались от своих сил и одно время даже находились в видимости британских линейных кораблей, но командиры линкоров проявили пассивность, строй не нарушали и огонь по вероятному неприятелю не открывали. Причем «Зейдлиц» даже сумел без последствий пройти через 3,2-километровую «брешь» между 2-й и 5-й линейными эскадрами Гранд Флита. Вражеский корабль был хорошо виден британским артиллеристам, и на «Малайе» даже приготовились к открытию огня, но приказа не последовало — командир все ждал распоряжений от вице-адмирала Эвана-Томаса, который, в общем-то, немецкий корабль даже и не видел. Что касается «Зейдлица», то с подтопленным носом и неисправным навигационным оборудованием, сев пару раз на мель, он все же к 04:00 «дополз» 10-узловым ходом до Хорнсрифа.

Ошибка в ночи

К 23:00 основные силы Флота Открытого моря оказались в районе британской 5-й линейной эскадры. Между ними находилась британская 4-я флотилия эсминцев, лидер которой, «Типперери», заметив подходящие с востока корабли и считая их частью соединения Битти, запросил позывные, но в ответ получил шквальный огонь с близкой дистанции и был выведен из строя. На корабле погиб почти весь экипаж, включая командира 4-й флотилии кэптена Чарльза Винтура, сам корабль позднее затонул. Остальные британские эсминцы открыли ответный огонь и выпустили торпеды. В результате неудачного маневра- крейсеры попытались укрыться от торпедной атаки за линкорами — «Эльбинг» попал под таран линкора «Позен». Чуть позже британский эсминец «Спитфайр» столкнулся с германским линкором «Нассау». Британский корабль получил тяжелые повреждения, но остался на плаву и своим ходом дошел до Тайна. Интересно, что ни один из британских командиров не сообщил о боестолкновении адмиралу Джеллико, который в итоге так и не узнал, что под покровом ночи германский Флот Открытого моря проходит буквально под кормой его линкоров, за что впоследствии ему пришлось оправдываться перед многочисленными критиками.

Около полуночи к востоку от колонны германского флота неожиданно появился крупный корабль, который на запрос дать позывные не ответил и стал удаляться, но сделать это не успел — в свете прожекторов по четырем трубам немецкие моряки точно классифицировали его как один из британских броненосных крейсеров и немедленно открыли огонь. С дистанции 900 метров германские линкоры расстреляли этот корабль, который через 15 минут взорвался и затонул. Позднее выяснилось, что это был «Блэк Принс», который потерял связь с главными силами и шел на юг для ее восстановления, но совершенно неожиданно для себя оказался перед линкорами противника.

На исходе ночи

В первые часы 1 июня с юго-юго-запада подул свежий ветер, что приблизило конец линейного крейсера «Лютцов» — экипаж покинул корабль, и тот был добит одним из немецких эсминцев. Севернее незадолго до рассвета на дно отправился другой германский корабль — легкий крейсер «Висбаден». Из экипажа последнего спасся только один человек.

Адмирал Джеллико не получил информации о ночных стычках. С главными силами он продолжал двигаться на юг, не имея достоверных сведений об истинном месте нахождения Флота Открытого моря. Позднее командиры соединений и кораблей Гранд Флита заявляли, что они не докладывали командующему о своих наблюдениях за возникавшими боестолкновения-ми из-за того, что адмирал Джеллико не желал получать «лишние» сообщения.

В итоге командующий спокойно продолжал двигаться к назначенному пункту, считая, что вспышки залпов по корме являются ожидаемыми столкновениями между британскими и германскими эсминцами. Знай Джеллико, что там находятся германские линкоры, он бы сразу понял, что они идут к Хорнс-рифу.

Причем британское Адмиралтейство, как оказалось, было в курсе действий и намерений Шеера, благодаря дешифровке перехваченных радиограмм противника. Разведка располагала четырьмя радиограммами Шеера, содержащими конкретные приказы, с учетом которых становилось совершенно ясным направление движения Флота Открытого моря. Адмиралтейство передало Джеллико данные о распоряжении Шеера, а также курс, скорость и место нахождения главных сил германского флота, но адмирал не поверил данной информации, в частности потому, что более ранние сообщения оказались ошибочными, а сам он получил от своих подчиненных другие данные, которые, как выяснилось, не были точными. В итоге Джеллико упустил свой шанс перехватить Флот Открытого моря и уничтожить германские линкоры в бою.

Последние залпы

Последний крупный бой между флотами состоялся около 02:00 — корабли британской 12-й флотилии эсминцев под командованием кэптена Э. Стирлинга вышли на колонну линкоров противника: впереди шли четыре дредноута, а за ними — группа старых линкоров (описываемых в ряде источников как эскадренные броненосцы). На этот раз уже немцы неправильно опознали появившиеся корабли, приняв их за свои эсминцы. Британские же эсминцы, опознав на фоне светлеющего небосклона корабли противника, получили возможность спокойно выйти в торпедную атаку и выпустить свои торпеды с близкой дистанции. Атаке благоприятствовал и туман, стелившийся над морем. В результате неожиданного нападения выпущенную эсминцем «Обидиент» торпеду получил в борт «Поммерн», который тут же взорвался и затонул. Никто из его команды не выжил.

В 02:30 адмирал Джеллико получил шокирующую новость — Адмиралтейство передало результаты дешифровки радиограмм Шеера, из которых следовало, что Флот Открытого моря двинулся к Хорнс-рифу еще несколько часов назад. Британцы обследовали район операции, но не нашли ничего кроме тел погибших и обломков. Джеллико был разочарован и передал Битти радиограмму: «Вражеский флот вернулся в базы». В то же время на немецких эскадрах доложили о неопознанных кораблях и подлодках, хотя это было, вероятно, ошибкой. Три британские подлодки, находившиеся в засаде, так и не встретились с Флотом Открытого моря. Сражение закончилось.

Упущенная возможность

Ютландское сражение 1916 г.

Досада адмирала Джеллико по поводу упущенной победы усугубилась ощутимыми потерями, которые понес британский флот. В общей сложности британцы лишились трех линейных крейсеров, трех броненосных крейсеров, восьми эсминцев и 6094 человек убитыми, 674 моряка были ранены, а 177 попали в плен. Потери германского флота оказались более скромными — один линкор «додредноутной» эпохи, один линейный крейсер, четыре легких крейсера, пять эсминцев и 2551 человек погиб и 507 получили ранения.

Понесенный британцами урон оказывался еще тяжелее, если принять во внимание, что были уничтожены новейшие линейные крейсеры «Куин Мери», «Индефатигебл» и «Инвинсибл», а также броненосные крейсеры «Дифенс» и «Блэк Принс». Все эти корабли являлись гордостью флота Ее Величества, и все они взорвались в результате детонации своего боезапаса. Причем из экипажей пяти кораблей, насчитывавших более 5000 человек, ввиду катастрофически быстрого погружения крейсеров в пучину океана, спастись удалось всего лишь трем десяткам моряков.

Флот Открытого моря потерял лишь два крупных корабля, «Лютцов» и «Поммерн» (впрочем, последний все же более правильно отнести к эскадренным броненосцам, а не линкорам), но многие корабли были серьезно повреждены. В частности, три из четырех линкоров типа «Кениг» на обратном пути с трудом удерживали максимальную скорость хода, тогда как линейные крейсеры, по свидетельству очевидцев, находились в еще более ужасном состоянии. Фактически полноценно боеготовым остался лишь «Мольтке», тогда как «Зейдлиц» не утонул только благодаря мастерству и мужеству своей команды — в гавань корабль вошел 4 июня, когда его носовая часть уже погрузилась в воду и волны накатывались на носовую орудийную башню. Окажись Джеллико на рассвете в районе Хорнс-рифа, результаты сражения могли быть совершенно иными. Однако этого не случилось, и все оставшиеся на плаву германские корабли вернулись в базу, а через несколько месяцев были восстановлены до боеспособного состояния.

После сражения Флот Открытого моря долго оставался в базах, но в Берлине результаты сражения трактовали в свою пользу. Кайзер Вильгельм I! заявил, что «магия Трафальгара разорвана», произвел Шеера в полные адмиралы, а Хиппера возвел в рыцарское достоинство. Историки утверждают, что рыцарство император предлагал и Шееру, но тот отказался. Впрочем, сам новоиспеченный адмирал Шеер был настроен куда более скептически и заявил кайзеру, что даже несмотря на тяжелые потери, британский флот представляет грозную силу, с которой немецкие корабли в обозримом будущем справиться не смогут. Поэтому Шеер считал, что для Германии единственной возможностью одержать победу на море является только неограниченная подводная война. Она была объявлена Германией в феврале 1917 года, и ее следствием, как принято считать, стало вступление в Первую мировую войну США.

В свою очередь, доклад адмирала Джеллико Адмиралтейству по результатам Ютландского сражения содержал попытку объяснения причин того, почему британский флот не сумел догнать сильно потрепанного противника и разделаться с Флотом Открытого моря раз и навсегда. Критиков действий Джеллико, да и других участвовавших в сражении адмиралов нашлось немало, так что позднее он вынужден был записать: «Ни один из моих критиков не понимал, насколько влияли на управление флотом отсутствие информации о противнике и плохая видимость». Кроме того, командующий Гранд Флитом стремился по возможности избежать сколько-нибудь серьезного риска для своих линейных сил, справедливо полагая, что они еще понадобятся в войне. Впрочем, сильной критике подвергся и Шеер — многие утверждали, что даже на британцев он «напал» лишь по случайности. Как бы то ни было, в 1917 году Джеллико был назначен Первым Морским лордом, а его место в должности командующего Гранд Флитом занял Дэвид Битти.

 

Источник: Ютландское сражение 1916 г.

1
Комментировать

Пожалуйста, авторизуйтесь чтобы добавить комментарий.
1 Цепочка комментария
0 Ответы по цепочке
0 Последователи
 
Популярнейший комментарий
Цепочка актуального комментария
0 Авторы комментариев
Авторы недавних комментариев
  Подписаться  
новее старее большинство голосов
Уведомление о
Анонимно
Анонимно

Эм… коллега спасибо,

Эм… коллега спасибо, конечно, но мы все это знаем…

×
Зарегистрировать новую учетную запись
Сбросить пароль
Compare items
  • Включить общее количество Поделиться (0)
Сравнить