15
8

У нас на сайте уже есть статья, посвящённая Су-203. Причём этого же автора. Однако это на много более поздняя статья и на много более полная и подробная. Так что, уверен, она многим будет интересна.

Принятие на вооружение советской самоходной установки КВ-14, более известной как СУ-152 («Зверобой»), не означало, что развитие её конструкции остановилось. Использование в качестве вооружения тяжёлой САУ 152-мм гаубицы-пушки МЛ-20 считалось в какой-то степени вынужденной мерой, поэтому предпринимались попытки установить на неё более мощные системы. В этом материале речь пойдет об альтернативных вариантах вооружения тяжёлой советской самоходки 203-мм гаубицах и мортирах. Одной из таких машин могла стать СУ-203.

Содержание:

Промежуточный тип

Причины поиска альтернативных вариантов вооружения для советской тяжёлой САУ довольно просты. При разработке «истребителя ДОТ-ов» предполагалось, что в него будет устанавливаться 152-мм пушка особой мощности БР-2. Это орудие было выбрано как наиболее мощное из систем аналогичного калибра, имевшихся на вооружении Красной армии. Наиболее важной характеристикой было то, что бетонобойный снаряд 53-Г-551 к этой пушке мог пробивать до двух метров бетона. Это означало, что укрепления вроде финских ДОТ-ов «миллионников» становились уязвимыми для САУ с таким вооружением. Стоит ли удивляться, что при любом удобном случае ГАУ КА старалось заполучить тяжёлую САУ именно с таким орудием.

Ф.Ф. Петров при проектировании САУ ЗИК-20 предусмотрел вариант установки переработанного варианта БР-2. Проект, разработанный конструкторским бюро (КБ) завода №8 в октябре 1942 года, предполагал установку ствола БР-2 на лафет МЛ-20, при этом на орудие ставился массивный двухкамерный дульный тормоз. После того, как 30 октября 1942 года постановлением ГКО №2457сс завод №8 разделили на два (завод №8 и завод №9), Петров продолжил работу уже в должности начальника КБ завода №9. Проект переделки БР-2 был реализован в виде опытной 152-мм пушки Д-4.

203-мм корпусная гаубица У-3, 1942 год

203-мм корпусная гаубица У-3, 1942 год

Существовал ещё один, альтернативный вариант переделки, который так и не был реализован. Он предполагал установку на лафет МЛ-20 ствола 203-мм корпусной гаубицы У-3. Это орудие в 1938 году разработало КБ Уральского завода тяжёлого машиностроения (УЗТМ) под руководством В.Н. Сидоренко. Оно создавалось как более лёгкая и менее мощная альтернатива гаубице особой мощности Б-4. Имея более короткий ствол (3250 мм), У-3 была значительно легче Б-4 (9,4 тонны против 17,7).

В целом У-3 выглядела лучше, чем похожая система М-40, но по итогам испытаний ей требовалась доработка. Начало Великой Отечественной войны приостановило работы, но в апреле 1942 года гаубица снова вышла на испытания. Их она не выдержала из-за проблем с лафетом и подъёмным механизмом. Так появился проект модернизации на лафете У-3. Согласно проекту, боевая масса такой системы снижалась с 9400 до 8100 кг. Минусом являлось появление массивного двухкамерного дульного тормоза и уменьшение угла возвышения с 75 до 65 градусов.

Проект установки У-3 на лафет МЛ-20, октябрь 1942 года

Проект установки У-3 на лафет МЛ-20, октябрь 1942 года

В описании этой системы был и пункт о её возможном использовании в самоходном варианте:

«Поскольку 152 мм пушка БР-2 имеет с 203 мм гаубицей Б-4 общий лафет, люльку, затвор, противооткатные устройства, то наложение БР-2 на танковую люльку МЛ-20 открывает возможность, при необходимости, постановки на эту люльку с подобными передками ствола-моноблока 203-мм гаубицы Б-4 и, конечно, ещё легче поставить в танк 203-мм гаубицу У-3».

Ствол переработанного варианта У-3

Ствол переработанного варианта У-3

Даже эскиза установки переделанной гаубицы У-3 в САУ ЗИК-20 выполнено не было. Тем не менее, история имела продолжение. Весной 1943 года КБ завода №9 прорабатывала возможность установки У-3 уже в другую машину – СУ-152. Созданный эскиз был крайне условным. Если бы такую машину построили в металле, то бронировка орудийной маски наверняка осталась такой же, как у СУ-152. Дальше этого наброска, впрочем, дело не продвинулось. Дело в том, что снаряд У-3, идентичный снаряду 203-мм гаубицы особой мощности Б-4, весил 100 килограмм. Не совсем понятно, как боезапас из таких снарядов размещался бы в весьма узкой и низкой рубке КВ-14. И совсем непонятно, как заряжающий мог бы заряжать их вручную, ведь из-за малой высоты рубки КВ-14 разместить в ней крановое оборудование, как в У-19, вряд ли бы удалось.

В 1943 году окончательно закатилась звезда 203-мм гаубицы большой мощности У-3. В серию орудие не пошло, и перспективы проекта вооружённой ею САУ становились ещё более туманными. Не была реализована и идея наложения ствола У-3 на лафет МЛ-20, хотя в феврале 1943 года появилось указание изготовить опытный образец. Модернизированная версия гаубицы У-3 со стволом, удлиненным до баллистики Б-4, получившая индекс У-3БМ, тоже не была воплощена в металле.

Эскизный проект установки У-3 в СУ-152

Эскизный проект установки У-3 в СУ-152

Основным конкурентом для У-3 являлась БЛ-39, разработанная в 1938–39 годах Отдельным техническим бюро (ОТБ) НКВД, будущим ОКБ-172. Располагалось ОТБ НКВД в знаменитых «Крестах», а буквенная часть индекса этого орудия расшифровывалась не иначе, как «Берия Лаврентий». Это была одна из печально известных «шарашек», в которых трудились осуждённые конструкторы. В 1941–42 годах ОТБ НКВД эвакуировали в г. Молотов (ныне г. Пермь), где его переименовали в ОКБ-172. Работа по БЛ-39 продолжилась, причем теперь система конкурировала с корпусной гаубицей большой мощности М-40, разработанной в 1938–39 годах КБ завода №172. В ходе совместных испытаний БЛ-39 уступила свердловской У-3, которая, впрочем, также не пошла в серию.

203-мм гаубица М-40 на испытаниях

203-мм гаубица М-40 на испытаниях

Не повезло и М-40. В 1940 году эта гаубица не смогла пройти полигонные испытания, поскольку при стрельбе ее колеса зарывались в грунт. В 1942 году М-40 уже считалась если не безнадёжной, то, по меньшей мере, отошедшей на второй план. В октябре 1942 года из Артиллерийского комитета Главного артиллерийского управления Красной армии (ГАУ КА) поступил приказ о прекращении работ по данной гаубице.

Тем не менее, именно эту систему на заводе №172 посчитали подходящей для установки в САУ. Весной 1943 года КБ завода №172 использовало М-40 в качестве вооружения самоходной установки. САУ, получившая заводской индекс М-17, являлась инициативным проектом завода, который был одобрен народным комиссаром вооружения Устиновым. Проект был представлен к рассмотрению 5 июня 1943 года, то есть уже через две недели после неудачи ОКБ-172 с СУ-203. К сожалению, по данной установке сохранилось только её словесное описание и расчеты орудийной системы. Концепция М-17, работами по которой руководил начальник артиллерийского КБ завода №172 В.А. Ильин, была близка к концепции СУ-203. При её создании изменения в конструкцию шасси КВ-1с должны были быть минимальными, а использование деталей рубки СУ-152 – максимальным. От серийной самоходной установки без изменений брались неподвижная бронировка, маска и рамка.

Расчёт системы М-17

Расчёт системы М-17

Использование гаубицы М-40 объяснялось тем, что её ствол больше всего подходил для установки в М-17. По проекту, ствол М-40 устанавливался на люльку от МЛ-20С, в конструкцию которой вносились минимальные изменения. Кроме того, ствол М-40 получал двухкамерный дульный тормоз длиной более метра. Для прямой наводки использовался телескопический прицел Т-5. Боекомплект САУ, согласно проекту, должен был составлять 16 выстрелов. Снаряды размещались в двух магазинах по левой стороне рубки – 9 в заднем и 7 в переднем. Заряды предполагалось разместить в двух железных ящиках, один из которых находился под системой, а второй – в правом углу боевого отделения. Кроме того, в боекомплект входили 25 гранат Ф-1 и 21 диск пистолета-пулемета ППШ.

Сохранялись те же, что и у СУ-152, состав экипажа, радиооборудование, люки рубки, приборы наблюдения. Для обеспечения угла склонения орудия в 3° крышу боевого отделения спроектировали с уклоном вперед на тот же угол. Кроме того, для обеспечения необходимого объема боевого отделения борта в кормовой части расширили до полной ширины машины. Основной топливный бак расширили, одновременно уменьшив размеры второго бака, который располагался вдоль левой стенки боевого отделения. Для того, чтобы снизить боевую массу М-17, толщину маски уменьшили до 65 мм, лобового листа рубки – до 60 мм, бортов и кормы рубки – до 45 мм. При этом боевая масса установки должна была составить 45,8 тонн. Также рассматривался вариант сохранения штатной толщины листов рубки СУ-152, в таком случае боевая масса должна была составить 46,8 тонн.

Полная длина дульного тормоза М-17 составляла 1140 мм

Полная длина дульного тормоза М-17 составляла 1140 мм

Проект был рассмотрен в Управлении самоходной артиллерии Главного бронетанкового управления Красной армии (УСА ГБТУ КА), где было решено изготовить опытный образец. Совсем иного мнения придерживались представители ГАУ КА. Здесь следует напомнить, что основной задачей М-17 являлось разрушение вражеских укреплений, и как раз в этом месте обнаружились нюансы. Расчеты проникновения бетонобойного снаряда гаубицы М-40 показали, что на дистанции в 2000 метров его показатели превышали характеристики бетонобойного снаряда МЛ-20 всего на 4%, на дистанции 1000 метров характеристики уравнивались, а на дальности 200 метров были уже ниже на 6%. С учетом того, что по вражеским укреплениям чаще приходилось бить прямой наводкой, смысл в создании подобной установки отсутствовал. В конце июля 1943 года работы по теме М-17 были прекращены.

вернуться к меню ↑

У-19 в миниатюре

Проекты 203-мм САУ на базе СУ-152 обладали одним существенным недостатком. Дело в том, что боевое отделение этой самоходной установки и без того считалось относительно тесным, а размещение в нём боекомплекта из выстрелов калибра 203 мм места явно не прибавляло. Кроме того, крановое оборудование, которое требовалось для перемещения по боевому отделению столь тяжёлых снарядов, оказалось некуда ставить. Одним словом, боевое отделение СУ-152 для подобных таких целей явно не годилось. Решить эту проблему можно было изменив боевое отделение. Такой проект появился в мае 1943 года.

Испытания 203-мм корпусной мортиры М-4, 1943 год

Испытания 203-мм корпусной мортиры М-4, 1943 год

Появлению этого проекта предшествовала инициативная разработка, которая стала конкурентом для У-3, БЛ-39 и М-40. В марте 1942 года конструкторское бюро завода №172 начало разработку 203-мм корпусной мортиры. Возглавил работу по системе, получившей заводской индекс М-4, С.П. Гуренко. Идея мортиры оказалась очень простой: на лафет МЛ-20 накладывался укороченный ствол по типу Б-4, от этой же гаубицы брался затвор. 14 мая 1942 года Артиллерийский комитет ГАУ КА одобрил проект М-4.

Первые испытания по теме мортиры прошли с 18 по 23 мая 1942 года, проверялся опытный лафет. Во время испытаний использовался баллистический ствол, изготовленный из трубы опытного образца 203-мм гаубицы М-40 и затвора 152 мм пушки Б-30. В августе 1942 года для мортиры был изготовлен ствол-моноблок. Затвор, с небольшими переделками, взяли от гаубицы Б-4. От нее же использовались и боеприпасы. Масса М-4 в походном положении составляла 8300 кг, а в боевом – 7500 кг, что меньше чем на полтонны превышало аналогичные данные МЛ-20.

Ствол М-4

Ствол М-4

Несмотря на ряд проблем, испытания продемонстрировали пригодность М-4 для серийного производства. Больше того, 12 июня 1943 года Сталин подписал постановление ГКО №3564сс «О подготовке производства 203-мм мортир «М-4»». На этом фоне появилась идея разработать самоходную установку с использованием М-4. Согласно документам, инициатором создания самоходной установки с мортирой М-4 выступал генерал-майор инженерно-артиллерийской служба А.А Толочков, занимавший должность начальника сектора опытных конструкций Техсовета Народного комиссариата вооружения (НКВ). С ним же ОКБ-172 согласовывало и предварительные требования, которые легли в основу проектирования.

Когда именно была запущена программа по тяжелой САУ с мортирой М-4, доподлинно неизвестно. Если судить по датам, проставленным на технической документации к проекту, работы велись в апреле 1943 года.

Общий вид самоходной установки СУ-203

Общий вид самоходной установки СУ-203

12 мая 1943 года в адрес председателя технического комитета НКВ Сателя и председателя Артиллерийского комитета ГАУ генерал-лейтенанта Хохлова были направлены эскизные проекты двух самоходных установок. Первой из них была СУ-2–122, представлявшая собой двуствольную установку 122-мм гаубиц М-30 на шасси среднего танка Т-34. Вторым проектом стала самоходная установка, получившая обозначение СУ-203. Согласно описанию, при разработке СУ-203 были учтены следующие требования:

«1. Выполнение установки по типу КВ-14;

2. Размещение максимального количества выстрелов;

3. Обеспечение удобства работы экипажа;

4. Подача и заряжание простейшего типа, но не требующее применений больших усилий и обеспечивающие скорострельность порядка 1 выстрел в 1–1,5 минуты;

5. Вес установки с боезапасом порядка 46–46 тонн;

6. Прицел телескопический как основной и, кроме того, нормализированный, устанавливаемый на гаубице М-4. Для наблюдения – танковая командирская панорама ПТК;

7. Толщина брони: лобовая – 70 мм, борта – 60 м, крыша и кормовая стена 20–25 м;

8. Дополнительное вооружение: зенитный пулемет. Кроме того, в броне должны быть предусмотрены отверстия с заглушками для ручного оружия».

Продольный разрез. Хорошо видно, что благодаря переделке рубки появилась возможность установить в ней крановое оборудование

Продольный разрез. Хорошо видно, что благодаря переделке рубки появилась возможность установить в ней крановое оборудование

Примечание «по типу КВ-14» как нельзя лучше подходит к тому, что разработал коллектив во главе с А.Ф. Смирновым. От первоначальной самоходной установки в проекте осталась только орудийная маска и неподвижная бронировка. В остальном же получилась совершенно новая самоходная установка на шасси КВ-1с. Проект не предусматривал максимального использования уже имеющейся конструкции рубки СУ-152, поэтому конструкторы ОКБ-172 имели определённую свободу действий. В результате получился самобытный проект САУ, который отличался высокой продуманностью условий работы экипажа.

Несмотря на заметный рост калибра, места в боевом отделении вполне хватало

Несмотря на заметный рост калибра, места в боевом отделении вполне хватало

Из-за того, что механизм наведения мортиры М-4 оставлял слишком мало места для механика-водителя, его место было перенесено вправо. Для улучшения условий работы механика-водителя установку вооружения предлагалось сместить немного влево. Впрочем, допускалась и возможность возвращения механика-водителя на его штатное место, в таком случае нужно было изменить привод затвора, сделав его более компактным. Проблему размещения командира, который в СУ-152 сидел как раз справа от орудия, решили просто – его сделали одновременно наводчиком. Размещение радиостанции в СУ-203 не предусматривалось, что тоже было аргументом в пользу объединения функций командира и наводчика.

Число членов экипажа от этого не уменьшилось – заряжающих теперь стало двое. При этом заряжающий, находившийся по левую сторону от орудия, получал поистине царские условия. В его распоряжении оказалась командирская башенка с пятью смотровыми приборами, взятая от танка КВ-1С. У правого заряжающего место было тоже достаточно удобным: в его распоряжении имелся люк со встроенным вертлюгом для зенитного пулемета ДТ. Замковой получил в свое распоряжение смотровой перископический прицел ПТК. У командира же имелись лишь спаренный с орудием телескопический прицел СТ-10 да панорама для стрельбы с закрытых позиций.

Крановое оборудование, которое было для такой САУ необходимым

Крановое оборудование, которое было для такой САУ необходимым

Основной боезапас в 14 выстрелов размещался у бортов, по 7 штук с каждого. Из-за этого топливные баки с правого борта пришлось убирать. Для вынимания снарядов из укладок был разработан специальный механизм, без которого такую массу вытаскивать было бы крайне затруднительно. Для стрельбы брался крайний в укладке снаряд, после чего на его место перекатывался соседний боеприпас. Заряды размещались в индивидуальных пеналах, которые были вставлены в конструкцию снарядных стеллажей. Еще по два снаряда было размещено в нишах, выступавших за габариты рубки. Кроме того, два дополнительных снаряда при необходимости можно было разместить в перегрузочных лотках. Упомянутые 6 дополнительных снарядов являлись укладкой второй очереди, их нужно было перегружать в основную укладку по мере израсходования боеприпасов из неё.

Благодаря плотной компоновке размещения боезапаса высота боевого отделения СУ-203 по сравнению с СУ-152 стала больше всего на 10 см. Увеличение высоты было необходимо для размещения кранового оборудования, без которого тягать снаряды массой центнер каждый было крайне сложно. Конструкторской группе Смирнова надо отдать должное: в отличие от поистине чудовищной по размерам и массе У-19, СУ-203 получилась максимально компактной. И при этом внутри оставалось достаточно места для комфортного размещения экипажа.

Снарядные укладки СУ-203 были хорошо продуманы

Снарядные укладки СУ-203 были хорошо продуманы

Заключение по проекту СУ-203 было утверждено 21 мая 1943 года. Претензий непосредственно к конструкции самоходной установки в нём не было, проблема лежала в совсем другой плоскости. Главной причиной неудачи проекта оказалась система М-4. Дело в том, что снаряд орудия МЛ-20 пробивал 1200 мм бетона, а М-4 – всего 800. Получалось, что для борьбы с вражескими укреплениями данная система подходила значительно хуже. С учетом того, что её скорострельность оценивалась в 1,5 выстрела в минуту, особого смысла в изготовлении и принятии на вооружение СУ-203 не было. Разумеется, осколочно-фугасное действие у снаряда М-4 было выше, но требовалось от этой системы совсем другое.

САУ на базе КВ-1с с орудием особой мощности в итоге всё-таки была построена. Но её концепция оказалась совсем другой.

Автор благодарит Сергея Агеева (г. Екатеринбург) за помощь в подготовке данного материала.

Источникhttps://warspot.ru/10368-zveroboi-bolshogo-kalibra

7
Комментировать

Пожалуйста, авторизуйтесь чтобы добавить комментарий.
7 Цепочка комментария
0 Ответы по цепочке
0 Последователи
 
Популярнейший комментарий
Цепочка актуального комментария
5 Авторы комментариев
BullVladimirSМихаил Сromm03byakin Авторы недавних комментариев
  Подписаться  
новее старее большинство голосов
Уведомление о
redstar72

++++++++++++ 

++++++++++++ yes

Ansar02

!!!

yes!!!

byakin

+++++++++++++++++++++++++++++++

romm03

Однако какой большой объем НИОКР в годы войны был проведен…..

Михаил С

+++++++++++++++++!

VladimirS
VladimirS

Именно такого драндулета и не хватало под Балатоном и Берлином)) Но чуть позже появился Пион.
Если своевременно слить немцам инфу о том, что у нас вот-вот появится 8д на колесах — какого габарита получится королевский тигр? Может сразу Мышонок в серию пойдет? Сумрачный гений Гротте и Порше нельзя недооценивать))

++
И все же кран для заряжения 8д не нужен. Два гиревика вполне справятся. Но им придется выписывать тройной паек..

Bull

++++++++

×
Зарегистрировать новую учетную запись
Сбросить пароль
Compare items
  • Включить общее количество Поделиться (0)
Сравнить