Юрий Пашолок. Железобетонная защита инженер-майора Цыганова

13
8
Юрий Пашолок. Железобетонная защита инженер-майора Цыганова

Юрий Пашолок. Железобетонная защита инженер-майора Цыганова

Экранировка танков Т-34, разработанная инженер-майором Н.Ф. Цыгановым, автором БТ-ИС и БТ-СВ

Среди тех, кто оказался репрессирован в 30-е годы, хватало и танкостроителей. Самыми тяжелыми стали 1937-38 годы, когда ряд конструкторов и военачальников, имевших отношение к танкам, оказались либо расстреляны, либо получили длительные тюремные сроки. Вместе с тем, зачастую в расстрелянных записывали тех, кого такая судьба не постигла. Касалось это и тех, кто имел прямое отношение к танковой разработке в Харькове. А.О. Фирсов, главный конструктор Т2К (КБ завода №183, занимавшееся танкостроением), умер в 1943 году, а не расстрелян, как это часто пишут. А порой случались и вовсе удивительные истории, когда в расстрелянных записывали тех, кто продолжал работать на своём старом месте. Наверное, больше всех удивился бы Николай Николаевич Козырев, главный конструктор завода №37 по танкостроению и автор разведывательного танка-амфибии Т-37/Т-37А. Его записали в расстрелянные, между тем, на самом деле Козырев никуда с завода №37 не делся. Да, в дальнейшем разработками танков руководил Н.А. Астров, но и Козырев продолжал занимать важную должность. По состоянию на 1941 год Николай Николаевич занимал должность главного инженера завода №37, осенью 1941 года эвакуировался, вместе с ним, в Свердловск, где продолжил заниматься по линии танкостроения.

БТ-ИС,хорошо видна конструкция приводов на оси. Благодаря идее Цыганова БТ-ИС имел колесную формулу 8×6, то есть привод на 3 оси

БТ-ИС,хорошо видна конструкция приводов на оси. Благодаря идее Цыганова БТ-ИС имел колесную формулу 8×6, то есть привод на 3 оси

С не меньшим удивлением узнал бы о том, что его репрессировали, и герой данного материала. Сегодня исполнилось 113 лет со дня рождения Николая Фёдоровича Цыганова, талантливого изобретателя, оставившего яркий след в отечественном танкостроении. В Красную Армию он вступил в 1930 году, а в апреле 1932 года окончил Автотракторные окружные курсы Украинского военного округа. С этого момента начинается активность Цыганова как изобретателя. Первым его известным изобретением стала автоматическая сцепка для эвакуации танков с поля боя. В дальнейшем главным направлением Цыганова стало усовершенствование танков БТ. Эти работы известный под индексом БТ-ИС. Под руководством Цыганова была создана система, благодаря которой привод осуществлялся на 6 опорных катков вместо 2 на БТ. Благодаря этому решению проходимость БТ на колесном ходу резко выросла. Сначала опыты проводились на базе БТ-2, а далее базой стал БТ-5. Прорабатывался и вопрос об организации производства БТ-ИС, но оно так и не состоялось.

Цыганов на фоне БТ-СВ-2, самого "продвинутого" из своих танков

Цыганов на фоне БТ-СВ-2, самого «продвинутого» из своих танков

Параллельно Цыганов разработал и более глубокую модернизацию БТ, получившую обозначение БТ-СВ. Данный танк имел рациональные углы наклона брони корпуса и башни, а в отделении управления находилось 2 человека. Безусловно, БТ-СВ повлиял на разработку танка БТ-20 (А-20), как и на его дальнейшее развитие — Т-34. Повлиял Цыганов и на происходившее в 1937-38 году на заводе №183. Дело в том, что летом 1937 года на заводе №183 образовался адъюнкт А.Я. Дик. Тот с ходу раскритиковал проект БТ-ИС, под Дика на заводе создавался новый отдел. Иные горячие головы и вовсе называют Дика чуть ли не автором Т-34, хотя весь его выхлоп как конструктора заключался только в наклонном расположении свечной подвески. Дик, который отличался крайне скверным характером, умудрился перейти дорогу не только заводскому КБ, но и Цыганову. Последний в октябре 1937 направил в адрес Сталина гневное письмо по поводу срыва выпуска БТ-ИС. Дика он впрямую не упоминал, ибо не знал про его деятельность, да и командировка его заочного визави закончилась 18 октября, а письмо ушло 26 октября. Но наверняка дальнейшая судьба Дика от данного письма повлияла. Так или иначе, но Адольф Яковлевич напакостить умудрился многим. Особенно пострадал от его действий Цыганов. Крупной серии БТ-ИС не состоялось, а все его наработки так и остались опытными. Впрочем, стоит повторить, БТ-ИС и БТ-СВ на историю появления Т-34 имели прямое.

В составе 102-й танковой бригады Цыганов принял самое активное участие в целом ряде сражений, включая и битву за Сталинград. За эти боевые эпизоды он получил орден Красной Звезды

В составе 102-й танковой бригады Цыганов принял самое активное участие в целом ряде сражений, включая и битву за Сталинград. За эти боевые эпизоды он получил орден Красной Звезды

Дику вся эта история вышла боком. 7 августа 1938 года он был уволен, вскоре арестован, в июле 1940 года осужден на 3 года, а освобожден только в июне 1947 года. В репрессированного многие поспешили записать и Цыганова, на что бы Николай Фёдорович сильно бы удивился. Никто его со службы не увольнял, а в 1938 году Цыганов был направлен на учебу в Академию Механизации и Моторизации РККА им. Сталина. Отчасти это можно назвать почетной ссылкой, но, согласитесь, 3 года с увольнением и выпуск в феврале 1942 года с получением звания инженер-майора — это, как говорят в Одессе, две большие разницы. У Цыганова были шансы на продолжение конструкторской деятельности, но он стремился совсем в другую сторону — на фронт. 5 марта 1942 года была сформирована 102-я танковая бригада, куда Цыганова направили как помощника командира по технической части. Бригаду включили в состав 4-го танкового корпуса.

Т-34 с железобетонными экранами, НИБТ Полигон, июнь 1944 года

Т-34 с железобетонными экранами, НИБТ Полигон, июнь 1944 года

Боевой дебют бригады состоялся в сражении за Горшечное Курской области 30 июня 1942 года. За первый день бригада отчиталась о 15 подбитых и уничтоженных танков, свои безвозвратные потери составили 4 сгоревших Т-70. На следующий день тяжелые бои продолжились, а 2 июля бригада, чья матчасть состояла, в основном, из танков Т-60 и Т-70, подверглась массированной атаке. Из окружения удалось выйти небольшой части бригады. Для нее бои только продолжались: к 10 июля бригаду пополнили, ее танки поучаствовали в сражении за Коротояк. В конце августа бригада, вместе с 4 ТК, перенаправили на Сталинградский фронт. Здесь 102-я танковая бригада приняла самое непосредственное участие в операции «Уран». К 19 ноября в ее составе находился 31 танк Т-34 и 10 Т-70. Последовательно бригада освободила Ерик, совхоз «Красный Скотовод», 23 ноября форсировала Дон, а на следующий день соединилась с частями сталинградского гарнизона. В январе 1943 года бригада участвовала в окружении Воронежской группировки противника. 8 февраля 1943 года 102-ю танковую бригаду переформировали в 22-ю гвардейскую танковую бригаду. Всё это время Цыганов занимался прямой обязанностью — организовывал ремонт танков, поврежденных в боях. В иных случаях за 3-4 дня ремонтники, под его командованием, восстанавливали до 20 танков.

Экраны состояли из большого числа секций, дабы их можно было оперативно заменить

Экраны состояли из большого числа секций, дабы их можно было оперативно заменить

Далее Цыганова отозвали в резерв БТ и МВ Центрального фронта, где он получил должность инженер-инструктора отдела эксплуатации. Связано это было с тем, что Цыганов продолжал свою изобретательскую деятельность. На сей раз направлением его деятельности было создание средств защиты от новых типов вражеских снарядов, прежде всего кумулятивных. Результатом стали работы по созданию специальных экранов, которые должны были предохранять танк по периметру. Весной 1943 года было разработано и изготовлено два типа экранов, предназначенных для дополнительной защиты Т-34. Оба варианта 6 июня 1943 года прибыли на НИБТ Полигон на испытания, вместе с ними в Кубинке оказался и Цыганов.

Несмотря на то, что общая масса экранов превысила 9 тонн, сильно на вращение башни они не повлияли

Несмотря на то, что общая масса экранов превысила 9 тонн, сильно на вращение башни они не повлияли

В основу конструкции обоих типов экранов была положена простота изготовления. Подобные экраны можно было изготовлять силами ремонтных мастерских, что упрощало процесс их внедрения. Общий принцип экранов был примерно одинаковый. На корпусе и башне сваркой крепились специальные уголки, к которым, на болтах, прикручивались отдельные звенья экранов. Подобным образом прикрывались корпус и башня, танк закрывался ими по периметру. Между экранами и корпусом танка оставалась воздушная прослойка шириной 150-550 мм.

В виду большой массы заменить подобные секции было непростым делом

В виду большой массы заменить подобные секции было непростым делом

Первый вариант экранировки предполагал использование железобетонных конструкций. Башня прикрывалась шестью отдельными звеньями толщиной 120-150 мм. Для усиления каждое звено имело с боковых сторон металлические косынки. Звенья прикручивались к фермам, а также скреплялись между собой. Похожим образом были изготовлены и узлы экранов корпуса, но их оказалось намного больше — 22 штуки (10 боковых, 6 передних и 6 задних). С точки зрения изготовления такая конструкция выглядела самой простой, но общая масса экранов, включая и крепления, составила почти 9,3 тонны.

Второй вариант экранов, с металлическими секциями, внутри которых находился песок

Второй вариант экранов, с металлическими секциями, внутри которых находился песок

Во многом похожим оказался по конструкции и второй вариант экранов. Правда, там количество звеньев башенных экранов составило 9 штук, а корпусных — 20 штук. Каждое звено представляло собой конструкцию из листового железа толщиной 3-4 мм, внутри засыпался песок, а также смолистое вещество, которое его закрепляло. Эта конструкция оказалась еще тяжелее — масса составила 12,76 тонн. Еще одним минусом оказалось то, что экраны корпуса и башни задевали друг за друга, посему круговой обстрел был невозможен.

Как показали испытания, башенные секции цеплялись за корпус, посему полного вращения башни получить не удалось

Как показали испытания, башенные секции цеплялись за корпус, посему полного вращения башни получить не удалось

На НИБТ Полигон экранировка прибыла для испытаний обстрелом, но фактически там ограничились изучением конструкции. Несмотря на сильно возросшую массу, скорость поворота башни снизилась не так сильно, как может показаться. Для обычной башни полный оборот в ручном режиме происходил за 2 минуты 20 секунд, а для железобетонной экранировки — 2 минут 42 секунды. Идея съемных сегментов была интересной, но с учетом того, что масса каждого из них варьировалась в пределах 330-700 кг, без кранового оборудования их демонтаж и замена выглядели непростыми. Впрочем, главной проблемой являлась масса. У Т-34 и так с ней имелась беда, а тут лишние 9-13 тонн.

Металлические экраны оказались еще тяжелее железобетонных

Металлические экраны оказались еще тяжелее железобетонных

Заключение по экранам оказалось, скажем так, дипломатичным. Совсем экранировку не отрицали, но только для специальных операций. Дипломатическим языком это означало «спасибо, но нет». Вскоре после этих испытаний пришли плохие новости с фронта: экранированные Т-34, которые получили конструкцию разработки завода №112, попали под огонь немецких 8.8 cm Pak 43/41. Экраны, которые рассчитывались под другие орудия, такого не выдержали, но никто разбираться не стал. Тема экранов на некоторое время затихла. Тем не менее, благодаря действиям Цыганова работы всё же возобновили. Правда, причиной стал другой эпизод. В период с 30 января по 1 марта 1944 года в селе Ветхин Речинского района происходило изучение подбитых танков, преимущественно Т-34. Одним из инициаторов данных работ был как раз Цыганов. Выявилась необходимость пересмотреть размещения орудийных укладок внутри танков, а также вновь поднялся вопрос по экранам. Также Цыганов обратил внимание на немецкие кумулятивные противотанковые гранаты Faustpatrone. Определенный выхлоп с этих работ имелся. В конце концов, те самые противокумулятивные экраны, которые применялись в Берлинской операции, появились и благодаря Цыганову.

По итогам на полигоне даже не стали испытывать экраны, ограничившись их изучением

По итогам на полигоне даже не стали испытывать экраны, ограничившись их изучением

Увы, до Победы Цыганов не дожил. 20 января 1945 года Николай Фёдорович был смертельно ранен в голову, умер он 24 января. К тому моменту он уже находился в звании инженер-подполковника. За годы войны он был неоднократно награжден, последнюю награду, Орден Отечественной войны I-й степени, получил посмертно. Цыганов оказался в числе целого ряда талантливых инженеров-конструкторов, которые предпочли работе в КБ службу на фронтах Великой Отечественной войны. Свою лепту в историю отечественного танкостроения он внёс.

Список источников:

  1. РГВА
  2. ЦАМО РФ
  3. Память Народа
  4. РГАКФД
  5. t34inform.ru

источник: https://zen.yandex.ru/media/yuripasholok/jelezobetonnaia-zascita-injenermaiora-cyganova-60141101123cc8767c4b59b8?fbclid=IwAR23i4Fpa1LMKyUEWQS_bKqcc0QNKY1fg1miilpN-0uEnI4P6QJq6qPih10

1
Комментировать

Пожалуйста, авторизуйтесь чтобы добавить комментарий.
1 Цепочка комментария
0 Ответы по цепочке
0 Последователи
 
Популярнейший комментарий
Цепочка актуального комментария
1 Авторы комментариев
NF Авторы недавних комментариев
  Подписаться  
новее старее большинство голосов
Уведомление о
NF

++++++++++

×
Зарегистрировать новую учетную запись
Сбросить пароль
Compare items
  • Включить общее количество Поделиться (0)
Сравнить